Образование. Как учились иркутяне до 1917 г. // Гольдфарб С.И. «Иркутск...»

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Источник: С. И. Гольдфарб. Иркутск... Рассказы из истории старого города. – 2007
Источник: С. И. Гольдфарб. Иркутск... Рассказы из истории старого города. – 2007
Источник: Иркутск
Обложка ученической тетради
Обложка ученической тетради
Автор: Авторский коллектив
Источник: Иркутск
Автор: П.А. Милевский
Источник: собрание НБ ИГУ
Источник: С. И. Гольдфарб. Иркутск... Рассказы из истории старого города. – 2007
Автор: П.А. Милевский
Источник: Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени
Автор: Беседин Олег
Источник: irkipedia.ru
Источник: Сайт «Записки скучного человека»
Источник: Живой журнал
Автор: блоггер Friedens
Источник: Блог Friedens

Первые учебные заведения в Иркутске были открыты при церковных учреждениях. В 1725 году архимандрит Плашковский составил проект русско-монгольско-китайской школы при Вознесенском монастыре. Она была открыта. Небольшое число учеников, кроме церковных предметов, постигали восточные языки.

Через три года Святитель Иннокентий открыл славяно-русскую школу. Одним из первых гражданских учебных заведений была навигацкая школа, созданная в 1754 году. Отсюда выходили будущие подштурманы казенных и купеческих судов, землемеры и учителя.

23 марта 1780 года в Иркутске появилось первое в Сибири среднеобразовательное учреждение — духовная семинария. Многие выдающиеся деятели вышли из ее стен: Щапов и Загоскин, Калашников и др. А через год, 1 февраля, открылась и первая городская школа «для обучения детей грамоте». Как указывают летописцы, была эта школа «при хорошем подборе книг, в том числе и Энциклопедии Даламберо-Дитровской». Учениками ее стали сразу 130 детей.

В 1782 году начинает действовать училище «для детей всех сословий».

Огромное значение для просвещения и культуры Сибири имело открытие в 1789 году Главного народного училища и губернской гимназии в 1805.

В 90-х годах ХVIII века в Иркутске действуют народное училище, духовная семинария, навигацкая школа, целый ряд низших училищ, музей и публичная библиотека. Таким количеством учебных заведений не обладал в то время ни один сибирский город.

Еще в 40-х годах ХIХ века возникла мысль об учреждении в Иркутске девичьего института. Стараниями общественности дело решилось положительно. 21 апреля 1841 года в Петербурге утвердили устав высшего женского учебного заведения. В число предметов входили математика, всеобщая и российская история и география, грамматика и словесность, французский язык, «нужнейшие и последнейшие сведения» из естественной истории и физики, чистописание, рукоделие, танцы, пение и музыка.

1 июля 1842 года произвели торжественную закладку главного здания. Через три года девичий институт принял первых слушательниц.

В начале было лишь два класса: младший, в котором обучались дети от 10 до 12 лет, и средний, куда переходили сибирячки старше 12. Институт имел прекрасную библиотеку, собственную дачу для каникулярного отдыха. Число воспитанниц росло, и в 1885 году началось переустройство здания с целью организации сразу семи классов.

Последний проект института создал архитектор Разгильдеев. На первом этаже находились служебные помещения; на втором — классы, музыкальные и певческие комнаты, библиотека; на третьем — жилые помещения.

В 40-х - 50-х годах ХIХ века в городе открывается еще несколько учебных заведений. В 1852 году супруга генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева-Амурского основывает Александровский приют. В 1865 году он уже не вмещал всех учеников, и пришлось открывать дополнительное отделение. В Александровском приюте обучались девушки. Их учили различным общеобразовательным предметам, а также умению вести хозяйство, кулинарному искусству и т. п.

Известно, что в Иркутске большое внимание отводилось иностранным языкам. Ведь город вел активную внешнеполитическую деятельность. Еще в 1790 году в Иркутском главном народном училище существовали классы монгольского, китайского и маньчжурского языков, а в 1792 году открыли класс японского языка.

28 февраля 1857 года во Второе отделение Главного управления Восточной Сибири зашел человек, имени и фамилии которого история, к сожалению, не сохранила. Он по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири готовил записку «по предмету распространения американского языка между лицами, имеющими торговлю через Амур». Речь шла о русско-американской торговой компании.

О чем же писал автор?

«С развитием торговли по Амуру торговые сношения наши преимущественно должны быть с Америкой. При этих отношениях необходимы, конечно, знания прежде всего языка американцев, тем более, что они не только весьма мало знакомы с русским языком, но и общеупотребительный французский язык не многие из них знают».

Одной из главных забот в торговых отношениях с Америкой через Амур, утверждал автор, должно быть «приискание или приготовление людей, знающих американский язык, и даже распространение здесь этого языка...»

Иркутские купцы, по его мнению, должны «отправлять в Америку одного или двух грамотных мальчиков не старше 14 - 15 лет». В течение трех-четырех лет они будут изучать язык, после чего возвратятся в Россию. Однако подобные мероприятия показались прижимистым купцам накладными да и не решали проблемы. Генерал-губернатор Восточной Сибири обратился в Министерство народного просвещения с просьбой о введении в Иркутской гимназии преподавания английского языка вместо немецкого. Было получено разрешение, и далекая Сибирь в середине ХIX века стала одним из центров изучения столь распространенного в мире языка.

В 1845 году в Иркутске возникло новое учебное заведение — Институт благородных девиц. Это было первое высшее учебное заведение в Сибири. Институт был фактически прообразом Смольного института в Петербурге. Учебные заведения подобного типа были под патронажем царской фамилии. В столичный институт принимали, как правило, детей дворян. В Иркутском учились девочки из семей купцов и офицеров, духовенства.

Обучение первоначально длилось шесть лет, с 1892 года — семь. Занятия шли с сентября по май.

В 1855 году было заложено специальное здание для института. Благодаря иркутскому купцу Е. А. Кузнецову, в фонд строительства было пожертвовано 100 тысяч рублей. А. Е. Разгильдеев построил рядом с набережной Ангары чудесный огромный трехэтажный особняк. 14 июля 1861 года воспитанницы института переехали в новый учебный корпус.

В Иркутске существовало несколько медицинских учебных заведений. В 1861 году на имя генерал-губернатора из Министерства внутренних дел пришла бумага следующего содержания:

«На отношение Вашего Превосходительства касательно определения повивальных бабок в города Восточной Сибири... я имел честь уведомить Вас, Милостивый государь, что вполне разделяю мнение Ваше о затруднениях снабжения отдаленного сибирского края повивальными бабками из С.-Петербурга, а посему признаю со своей стороны необходимым озаботиться принятием мер к отвращению тех затруднений. Я считаю долгом обратить Ваше внимание на способ устранения всех неудобств учреждением в Сибири Института для образования повивальных бабок».

Сибиряки живо откликнулись на это предложение. Решено было открыть институт «при больнице приказа в Иркутске с предоставлением достаточного числа кроватей для рожениц, необходимых для практического образования бабок и для преподавания им курса родовспомогательного искусства». При гражданской больнице, здание которой намечалось построить в городе в эти годы, предполагали создать особое отделение во главе с местным акушером врачебной управы. Намечалось также «отделить в больничном здании особую поместительную комнату для приходящих рожениц», назначить специальную опытную повивальную бабку с жалованьем, которая должна иметь в больнице свою квартиру и обязана «руководить ученицами по повивальному искусству».

По иркутскому проекту преподавание важнейших дисциплин предоставлялось местным врачам. Ученицы и «вольноприходящие» все издержки за обучение и содержание несли сами. После обучения выпускницы брали обязательства отработать по месту назначения не менее трех лет. Главным же условием для поступления в новый институт было умение хорошо читать и писать по-русски.

Однако новая больница существовала лишь в чертежах и проектах. Тогда решили нанять под институт дом княгини Трубецкой, который находился за Ушаковкой. В документе значится:

«Дом этот весьма поместителен, сообщение с центром города весьма легкое по устройству второго моста через Ушаковку, местность здоровая, вода под рукой, дом снабжен всеми хозяйственными постройками...»

Дом княгини Трубецкой был внимательно осмотрен иркутским архитектором Разгильдеевым и смотрителем иркутской больницы Кузнецовым, которые признали предложение удачным. Все 14 комнат были удобны и светлы. В них решили расположить женское и детское отделения. Владелица дома пошла навстречу устроителям института. Плата — 400 рублей в год — признавалась выгодной и небольшой для Иркутска.

Не отказалось помочь и само Министерство внутренних дел. 20 ноября 1863 года, получив необходимые распоряжения, местное начальство приступило к практическим работам по организации одного из первых врачебных заведений Иркутска.

Другим врачебным заведением стала открытая в 1892 году «Центральная для Восточной Сибири школа фельдшериц».

Врачей в те годы не хватало, особенно в сельской местности, и перед новым учебным заведением ставилась цель подготовить «сведущих и опытных фельдшериц для сельско-врачебной службы». Школа находилась при Иркутской Кузнецовской гражданской больнице приказа общественного призрения. В школу принимались девушки преимущественно сельского сословия, причем, как требовал устав, «замужние принимаются не иначе как с разрешения мужей».

Полный курс обучения составлял 3 года. Кроме изучения специальных дисциплин, на учениц возлагался уход за больными в палатах, дежурство, осмотр поступающих, «приблизительное определение болезней с назначением первоначального пособия», приготовление лекарств, аптечное счетоводство и бухгалтерия. В школу принималось 45 учениц в возрасте от 16 до 30 лет. В мае, по окончании учебного года, производились испытания по всем пройденным предметам. Лучшие «по успехам и поведению» получали, кроме свидетельств на звание фельдшериц, и похвальные аттестаты.

Во второй половине 60-х годов в Иркутске учреждаются женская и мужская прогимназии и ... детский сад.

Детский сад — учебное заведение? Абсолютно точно. Принимались в него дети от 5 до 9 лет. К январю 1884 года в нем состояло 127 ребят — 69 мальчиков и 58 девочек. Склонные к статистике иркутяне оставили любопытные цифры, из которых следует, что в то время в садике числилось детей чиновников и офицеров — 53, мещан — 30, почетных граждан и купцов — 33, лиц духовного звания — 2, казачьих — 2, крестьянских — 2, солдатских — 2.

Следует отметить, что при детском саде действовала школа. С ребятами младшего возраста, от 5 до 7 лет, занятия ограничивались преимущественно беседами об окружающей природе. Воспитатели старались прежде всего развить у детей внимательность и наблюдательность и более сблизить их с наставниками, которые бы своим дружеским отношением к детям «могли иметь влияние на них». В этом возрасте с помощью различных игр ребята знакомились с цветом, формой и величиной видимых предметов.

Программа для детей 7 - 9 лет мало чем отличалась и носила лишь более серьезный характер. Как следует из отчета Иркутского детского сада, старшие воспитанники по русскому языку приучались к «толковому чтению, верной передаче прочитанного устно и письменно, изучали стихотворения и басни известных авторов». По арифметике они умели оперировать в пределах ста четырьмя основными действиями. Чертили различные геометрические тела, которые, кстати сказать, изготовляли сами. По географии знакомились с глобусом и картой, с частями света, с земными стихиями и главными физическими явлениями природы.

Ну а как вели себя дети в те далекие времена? Начальница детского сада сообщала, что поведение ее подопечных «не заслуживало особого порицания». Свойственные детскому возрасту шалости и капризы сглаживались под влиянием надзора воспитательниц и самих детей.

Долгое время попечителем сада была Е. К. Трапезникова, потом П. А. Сиверс. После знаменитого иркутского пожара 1879 года Сиверс на свои средства построил новое здание сада и погасил все его долги. Общественность Иркутска признавала это заведение весьма ценным и полезным. Отмечая в 1884 году 15-летний юбилей детского сада, воспитатели высказывали надежду, что «их ревностное желание поддержать и улучшить школу найдет сочувствие в обществе развитых людей, которые не отказывали в помощи со дня открытия».

В 1884 году учащихся в Иркутске было 1 184 человека. А взгляните на разнообразие учебных заведений: мужская гимназия, Институт благородных девиц, учительская семинария, Медведниковский сиропитательный дом, духовная семинария, духовное женское училище, Трапезниковское ремесленно-воспитательное учебное заведение, ремесленная школа, Александровский приют, Мариинский приют, Арестантский приют, военное училище, военно-фельдшерская школа и другие.

Выходило, что почти каждый сороковой житель города учился. Ученики местных школ и училищ достигали известных успехов. Газета «Восточное обозрение» в одном из номеров за 1894 год писала:

«В Петербургских газетах помещены награды, которые присуждены экспонатам прошлогодней Всероссийской гигиенической выставки. В числе удостоенных наград мы нашли Иркутский сиропитательный дом и Иркутское техническое училище. Первый получил золотую медаль, а второе — малую серебряную».

Интересно, что техническое училище командировало в село Черемхово одного из лучших своих воспитанников для практических занятий при постройке полотна железной дороги.

Конечно, совсем небезынтересно узнать правила приема в учебные заведения Иркутска. Возьмем, к примеру, то же техническое училище.

Обычно объявление о приеме печаталось в одной из местных газет.

Приемные испытания производились с 16 по 22 августа, с 9 утра до часа дня. В училище принимались «дети всех сословий и вероисповеданий. Возраст для желающих поступить был ограничен: в приготовительный класс с 10 до 12, в первый класс до 13 лет».

При поступлении бралось «от родителей обязательство в содействии учебному начальству, в точном исполнении всех распоряжений начальства, касающихся учеников технического училища». Не имеющие в Иркутске родителей могли квартировать только у лиц, пользующихся доверием учебного начальства.

Программа приемного испытания включала в себя проверку умения выполнять различные требования.

«По русскому языку: свободное и толковое чтение, пересказ прочитанной статейки и письмо под диктовку, без грубых орфографических ошибок.

По арифметике четыре действия над небольшими простыми числами и умение решать устные и письменные задачи».

В конце ХIХ века городской голова В. П. Сукачев устраивает в школе своей супруги бесплатные чтения для казаков местной сотни. Чтения стали собирать большую аудиторию, и вскоре были открыты общедоступные народные чтения — своеобразные курсы грамотности. Популярность их стала так велика, что пришлось устраивать специальную народную аудиторию в Ремесленно-слободском начальном училище. За несколько лет перед иркутянами выступили более сорока чтецов. В 1894 году в одной из Пономаревских школ открылась вторая аудитория.

Довольно рано в Иркутске возникла и сеть воскресных школ. Когда в 1859 году кружок студентов Киевского университета выступил с инициативой организации такой формы просвещения, их тут же поддержала прогрессивная учащаяся молодежь Иркутска. В 1860 году создается «капитал воскресных школ» и открываются два заведения.

Именно иркутское учительство стало инициатором проведения в 1867 году первого педагогического съезда Восточной Сибири. Из самых отдаленных уездов края съехались педагоги, чтобы обсудить свои наболевшие проблемы.

Еще в 1864 году в местной печати появился целый ряд статей, которые ратовали за объединение всех педагогических сил в губерниях с целью распространения первоначальной грамоты. В специальном воззвании говорилось следующее:

«Потребность распространения в Иркутской губернии, да и вообще в Восточной Сибири, первоначальных народных элементарных школ представляется столь насущной и существенной, а участие в этом деле общества и частных лиц столь необходимым, что некоторые лица возымели мысль об устройстве здесь для этой цели особого частного общества».

Таких обществ было создано сразу несколько. И среди них «Общество попечения о начальном образовании», «Общество вспомоществования сибирякам, обучающимся в Москве, Петербурге» и т. п.

Можно сказать без преувеличения: каждый год в Иркутске открывалось несколько новых учебных заведений. 15 августа 1884 года открылись сразу три начальных училища: Знаменское для девочек,Троицкое отделение для девочек и мальчиков школы А. М. Кладишевой, Нагорное училище с двумя отделениями для девочек и мальчиков, основанное в память 300-летия присоединения Сибири к России.

1 октября этого же года открылось второе 4-классное Иркутское городское училище, а 28 октября было торжественно освящено новое здание Иркутского технического училища, построенное на пожертвования Н. Трапезникова.

В ноябре в Ремесленной слободе священник Иннокентий Попов открыл для детей рабочих школу.

Все эти учебные заведения появились в городе только за один год!

Интересное событие произошло в Иркутске в самом начале ХХ века. В Знаменском предместье в училище имени П. Пономарева состоялось открытие учительских курсов для учителей народных школ. Подробности сообщила вездесущая пресса:

«Все собрались в комнату, где на отдельных столах размещены всевозможные коллекции и другие учебные пособия, даже по курсу физики, необходимые для наглядного обучения в школе. Эта комната предназначена для курсистов. В их распоряжении библиотека и педагогические журналы...

При курсах организована особая народная школа из учеников соседних школ, а также из новичков, совершенно неграмотных.

Занятия каждого дня можно разделить на 2 части. Утром практические, пение, вечером - теоретические, конференция, как вести урок».

По числу учащихся начальных училищ на душу населения Иркутск, к примеру, в 1886 году обошел многие города России. В Петербурге один учащийся приходился на 80 человек, в Москве на 75, в Казани на 38, в Иркутске на 24!

В 1889 году Иркутск тратил на начальное образование больше, чем Петербург, Рига, Москва. Популярный «Очерк Сибири для народного чтения», изданный в 1897 году, отмечал, что грамотность в Иркутске значительна, на 100 человек «простого класса» приходилось 60 умеющих читать и писать.

Дело образования было объявлено сибирским обществом «самым светлым явлением» жизни, «где выразилось ясно самосознание общества, его самодеятельность и известный рост гражданского развития».

И здесь нельзя не сказать, что все самое лучшее в деле образования и просвещения в Иркутске сделано благодаря поддержке местного купечества.

Пономаревские училища, Кузнецовские больница и школа, Трапезниковские и Медведниковские учебные заведения, Сибиряковские школы...

В старом Иркутске говаривали: «Я ведь не Хаминов, чтобы везде жертвовать»... Он действительно много средств и сил отдавал меценатству — Иван Степанович Хаминов, потомственный почетный гражданин и тайный советник, неоднократно избиравшийся городским головой Иркутска. Именно на его пожертвования содержались 1-я и 2-я женские гимназии, Мариинский и Александринский приюты для девочек, 4-х классное училище имени Александра для мальчиков, приют для слепых детей, несколько воскресных школ. Стипендий его имени только в Иркутске насчитывалось 7. Все учебные заведения, связанные с именем Хаминова, получали типовые двухэтажные каменные здания. Они и по сей день используются по назначению. На улице Сухэ-Батора один из корпусов Иркутского педагогического университетаздание бывшей 2-й гимназии имени Хаминова, в бывшем Мариинском приюте находится облздравотдел...

Его деятельность по развитию образования в Иркутске никогда не носила формальный характер. Его капиталы специально выделялись не только на открытие, но и на поддержку обучения иркутян. В 1890 году Александринский и Мариинский приюты получили Почетные дипломы Парижской выставки «за организацию и внутреннее устройство русских заведений для призрения, воспитания, школьного и ремесленного обучения сирот и детей неимущих родителей и подготовления их к самостоятельной трудовой жизни».

Известным радетелем народного образования был иркутский почетный гражданин, купец 1-й гильдии Иван Иванович Базанов. 80 тысяч рублей пожертвовал он для устройства Иркутского военного училища. Он мечтал, что в старинном сибирском городе появится Базановское юнкерское училище. Дело об организации такового на 40 человек всерьез рассматривалось в Главном управлении Восточной Сибири в ноябре 1871 года. Но после тщательных экономических расчетов оказалось, что данной суммы на создание именно юнкерского училища не хватит. Тогда Базанов согласился на открытие учительской семинарии «для приготовления учителей в начальные станичные школы».

В 1873 году коммерции советник Иван Базанов пожертвовал на нужды образования 60 тысяч рублей. Были приобретены новые дома для воспитательного дома, технического училища и детского сада.

Подобных радетелей иркутские школяры и гимназисты имели в большом количестве. И, может быть, потому иркутские мальчики и девочки так тянулись к образованию и, может быть, потому из Иркутска вышло столь много знаменитых на всю Россию писателей и поэтов, ученых, преподавателей...

Выходцы из Сибири всегда остро чувствовали перемену местожительства. По разным причинам иркутяне, красноярцы, читинцы и омичи покидали свои родовые гнезда. Кто-то уезжал на новое место работы, кто-то перебирался в центральную Россию на учебу, кого-то ждало повышение по службе, а возможно и наоборот — снятие с должности. Но все выходцы из Сибири тяготели объединиться в землячество, и такие землячества существовали в Петербурге и Москве, активно помогая своим землякам.

Довольно распространенными и известными в столичных кругах были так называемые сибирские вечера, сибирские, амурские обеды.

25 февраля 1884 года в Санкт-Петербурге прошел амурский обед. Даже иркутский летописец Н. С. Романов уделил этому событию место в иркутской хронике, потому что и эта и другие подобные встречи сибиряков и дальневосточников не проходили без участия иркутян. Да и само присоединение Амурского края начиналось, как мы уже знаем, в Иркутске. Итак, летопись Иркутска сообщает:

«Присутствовало 16 человек, между прочим, адмирал Завойко, бывший губернатор Камчатки, в 40-х годах энергично распространявший там земледелие и блистательно отразивший англо-французов в Петропавловске; Б. Струве, совершивший в 1849 г. экспедицию на Сахалин. М. Н. Галкин-Врасский высказал мнение о значении Забайкалья для Приамурского края и о причинах избрания Благовещенска центром Амурского генерал-губернаторства. Струве сообщил, что деньги на памятник Муравьеву-Амурскому собраны в требуемой сумме, и местом для памятника предполагается Благовещенск. А Филиппиус, один из старейших деятелей края, поделился несколькими любопытными воспоминаниями, относящимися к камчатской жизни и к первому, так сказать, эпическому периоду амурской истории. Затем по обычаю была сделана подписка в пользу мореходных классов в Приамурском крае».

Вот, к примеру, Санкт-Петербург 28 февраля 1888 года. Здесь прошел литературно-музыкальный вечер, устроенный распорядительным комитетом общества содействия учащимся сибирякам в Санкт-Петербурге. На такой вечер обычно собиралось до 900 человек. Репортер, побывавший на вечере, констатировал:

«Зало было полно, и сбор, благодаря некоторым крупным пожертвованиям, превзошел все ожидания, так как дал возможность комитету внести более тысячи рублей в кассу общества».

На таких вечерах, конечно, были и танцы.

«Молодежь веселилась от души, и этот «сибирский» праздник в Петербурге закончился так же весело, как и начался, уже в четвертом часу утра. На вечере, между прочим, присутствовал бывший председатель общества В. О. Кононович, только что произведенный в генерал-майоры и получивший назначение начальника острова Сахалина... Затем некоторые другие из сибирских администраторов посетили вечер, который был, как всегда, искренним и дорогим сибирским праздником».

И, между прочим, Общество содействия учащимся в Санкт-Петербурге сибирякам было достаточно солидной организацией. Скажем только, что к началу 1888 года в кассе его числилось более 12 тысяч рублей.

В 1888 году были проведены выборы новых членов общества. Таковым стал известный предприниматель, исследователь и меценат А. М. Сибиряков. Кстати говоря, в числе членов общества содействия учащимся мы видим Базанова и Баснину, Гинцбурга и барона Корфа, Базилевского и князя Демидова... Точно такое же общество действовало и в Москве. И занималось оно той же деятельностью — помогало сибирякам получать образование в московских учебных заведениях.

В том же 1888 году такое собрание прошло в зале «Славянского базара», известного московского ресторана, где особенно любили собираться деятели культуры, писатели, поэты, артисты, музыканты...

«По выслушивании и утверждении годового отчета, общее собрание постановило: признать Ю. И. Базанову, ввиду ее особых услуг обществу, почетным членом и В. И. Дрейера постоянным членом-соревнователем этого общества. В членах комитета московского общества пособия учащимся сибирякам в Москве мы видим такие известные фамилии, как Сабашникова, Трапезниковы, Михеевы, Павлиновы и другие. А 26 октября 1888 года в русской палате «Славянского базара» состоялся традиционный «Сибирский обед».

Более 50 сибиряков собралось здесь, чтобы оказать помощь учащейся молодежи. Открывал обед Н. В. Баснин. После обеда были танцы, и здесь собралось уже более 200 человек. В конце года проходило заключительное — годичное собрание. А была еще одна крайне интересная организация — «Общество для оказания пособий учащимся Восточной Сибири в Иркутске». Занималась эта общественная организация тем же самым — помогала молодым сибирякам получать образование. Откройте любую газету дореволюционной Сибири, и вы можете найти десятки и сотни подобных сообщений:

«Общество для оказания пособий учащимся Восточной Сибири в Иркутске на днях в заседании комитета выдало пособие следующим окончившим курс воспитанникам, едущим в университет: Пежемскому 150 р., Прищепко 150 р., Куртукову 150 р.; эти люди едут в разные факультеты в университеты Европейской России. Пахомов, едущий в сибирский университет на медицинский факультет, получил 100 р. Ввиду открытия сибирского университета мы желали бы, чтобы иркутское общество для оказания пособий учащимся обнаружило поощрение большему количеству учащихся сибиряков, стремящихся в Томский университет».

Удивительно, как трепетно относились сибиряки к делу образования. В 1887 году в общество для оказания пособий учащимся вступило 195 человек. На 1 января в обществе насчитывалось почти полторы тысячи действительных членов. Иркутяне — Сукачев, Демидов, Патушинский и Голдобина внесли средства на стипендию в Харьковском университете, Сукачев внес средства на стипендию имени отца П. П. Сукачева...

Типография газеты «Сибирь» все полиграфические работы по заказу общества выполняла бесплатно. Даже игроки в карты, которые собирались в Иркутском коммерческом собрании, приняли решение отчислять по 25 копеек особого сбора в пользу общества. В начале ХХ века в Санкт-Петербурге депутат государственной думы от Сибири В. И. Дзюбинский создал «Сибирский клуб» и справочное бюро при нем. Чем занимался клуб, догадаться нетрудно. По субботам устраивались лекции, танцы, концерты, собирались средства для помощи опять-таки учащимся. Справочное бюро, по замыслу его организаторов, должно было помогать сибирякам буквально во всем — от найма квартиры до приобретения билетов.

Правда, оба детища Дзюбинского подвергались критике за то, что слишком много танцуют на вечерах и читают мало лекций, но для нас с вами важен сейчас именно факт существования в далекой северной столице уголка, куда мог прийти и обратиться каждый сибиряк — будь он из Якутска или Ишима, Иркутска или Омска.

Читайте в Иркипедии:

Училища Иркутска и Иркутской губернии

  1. Иркутское городское коммерческое училище
  2. Иркутское второе коммерческое училище
  3. Главное народное училище в Иркутске
  4. Иркутское уездное училище
  5. Глазковское городское начальное училище
  6. Александро-Мариинское пятиклассное городское училище
  7. Иркутское горное училище
  8. Иркутское железнодорожное начальное училище
  9. Иркутское ремесленное училище
  10. Ремесленно-слободское училище — историческое здание в Иркутске
  11. Иркутское начальное училище имени А.М. Кладищевой
  12. Иркутское еврейское начальное училище
  13. Бодайбинское реальное училище
  14. Витимское приходское училище
  15. Карапчанское (Воробьевское) приходское училище Киренского округа
  16. Киренское уездное училище
  17. Марковское приходское училище Киренского округа
  18. Нижнеилимское приходское училище
  19. Омолоевское приходское училище Киренского округа
  20. Орлингское приходское училище Верхоленского округа
  21. Преображенское приходское училище Киренского округа
  22. Чечуйское приходское училище Киренского округа

Иркутское купечество

  1. Белоголовые династия крупных иркутских купцов
  2. Брянцевы – иркутские купцы
  3. Верховцевы иркутские купцы XVIII века
  4. Винтовкины иркутские купцы XVIII – начала XIX века
  5. Власовы, Григорий и Федор, иркутские купцы середины XVIII века
  6. Ворошиловы – богатейшие иркутские купцы ХVIII века
  7. Вязмины — династия иркутских купцов XVIII – начала XIX века
  8. Герасимовы – иркутские купцы
  9. Гордеевы иркутские купцы середины XVIII века
  10. Гребеншиков (Гребенщиков), Петр Андреевич
  11. Давыдовы иркутские купцы XVIII – начала ХIX века
  12. Данилогородских, Николай и Иннокентий Афанасьевичи
  13. Дементьевы, Данило и Яков Антиповичи иркутские купцы
  14. Дружинины иркутские купцы XVIII века
  15. Жигаревы – иркутские купцы
  16. Забелинские – иркутские купцы
  17. Затопляевы — иркутские купцы
  18. Защихины – иркутские купцы
  19. Медведниковы купеческая династия
  20. Мыльниковы купеческая династия
  21. Мясников, Никита Федорович 1-й гильдии купец
  22. Сибиряковы купцы, меценаты, исследователи
  23. Трапезниковы  – купеческая династия

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Гольдфарб Станислав Иосифович | Источник(и): Иркутск... Рассказы из истории старого города. - Иркутск: Комсомольская правда - Байкал | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.