Иркутская учительская семинария

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иркутская учительская семинария (основана в 1872) размещалась в собственном доме на Якутской улице в Знаменском предместье г. Иркутска. Осуществляла подготовку учителей для начальных школ. В 1920 реорганизована в педагогический техникум. Современный адрес: ул. Рабочего Штаба, 24.

Открытие и существование Иркутской учительской семинарии

Иркутская учительская семинария основана в 1872. Открыта на средства казны. Цель учительских семинарий по «Положению» (1870 г.) – «доставлять педагогическое образование молодым людям всех сословий и православного исповедания, желающим посвятить себя учительской деятельности в начальных училищах».

Заботы о приискании помещения для семинарии всецело принял на себя генерал-губернатор Н.П. Синельников, сумевший привлечь к этому делу денежных людей. На пожертвованные золотопромышленником И.И. Базановым 25 тысяч рублей им приобретен в Знаменском предместье Иркутска дом Зимина. 23 октября 1872 г. Н.П. Синельников писал министру народного просвещения:

«Каменный прочный двухэтажный дом с большим местом, флигелем и надворными строениями по домашнему условию куплен уже мною за 20 т. р., а 5 т. р. будут употреблены на перестройку и приспособление оного для училища; в нем могут быть помещены 30 семинаристов с квартирами для инспектора и даже учителей во флигелях при доме… По мере увеличения числа учащихся в семинарии могут быть делаемы весьма удобно пристройки по обширности места, дающей возможность завести для практических занятий учеников и полевое хозяйство».

Здание в улицу имело пять окон по фасаду и было более вытянуто во двор. На первом этаже планировалось расположить спальни, столовую, умывальни, кладовые, а на втором – классные комнаты, библиотеку. Дом был приспособлен для учебного заведения. Приготовлены учебные пособия, парты и прочие принадлежности на 25 человек.

Открытие семинарии, по образцу Молодечнянской и согласно «Положению» 1872, при десяти ее первых воспитанниках (так как прочие, подавшие прошения, не успели еще прибыть на место) происходило 30 декабря 1872 г. с полной торжественностью: в присутствии генерал-губернатора Восточной Сибири, губернаторов иркутского и забайкальского и начальников отдельных частей.

Учебные занятия начались с 8 января 1873. Но здание семинарии было настолько тесно, что не позволяло увеличить контингент воспитанников и до половины полного комплекта (78 человек), не говоря уже о совершенном отсутствии в нем помещений для библиотеки, кабинетов и для склада учебных пособий. Вследствие этого педагогический совет заведения в 1873 возбудил ходатайство о разрешении не производить приема воспитанников впредь до расширения помещения.

Постройка нового здания для семинарии с четырьмя при ней начальными школами для практических занятий воспитанников была разрешена в 1875 г. и исчислена по смете в 114 208 рублей. Эта сумма должна была составиться: 1) из остатков от сумм государственного казначейства, предназначенных сметой на содержание при семинарии четырех начальных школ (по 10 тысяч ежегодно), за период с 1876 по 1880 г. (год окончания постройки); 2) из специальных средств семинарии, образовывавшихся первое время исключительно из взносов сельских и городских обществ. К концу 1874 таких сумм, вместе с остатками от прежних лет, было уже около 30 тысяч. Ожидалось на будущее время пожертвований о  обществ ежегодно до пяти тысяч. С 1882. часть взносов направлялась в Красноярскую семинарию.

В 1879, перед экзаменами, семинария перешла уже в новое здание. В нем имелись отдельный зал для помещения учебно-вспомогательных коллекций, для гимнастических упражнений и учительских съездов, отделение для постоянной выставки всех новейших учебных пособий – для ознакомления с ними приезжающих в Иркутск сельских учителей, физико-химическая лаборатория, приспособления для постоянных метеорологических наблюдений, столярная мастерская и проч. К этому времени были приобретены богатые естественноисторическая и этнографическая коллекции рисунков и моделей, значительная часть физических, химических, геодезических и метеорологических приборов, музыкальные инструменты. В фундаментальной и ученической библиотеках учительской семинарии было уже несколько шкафов с книгами.

В начале 1883 г. освящен устроенный в здании семинарии на средства попечителя И.С. Хаминова домовой храм во имя святых Равноапостольных Кирилла и Мефодия. Размещение церкви в одной из комнат верхнего этажа заставило учебное заведение несколько потесниться и отступить от первоначальной распланировки комнат и их назначения. В этом же направлении повлияло увеличение числа учащихся в начальных при семинарии школах до полного комплекта (первое время, по своей малочисленности, школьники занимали всего три комнаты нижнего этажа), потребовавшее дополнительные комнаты для их размещения. В 1897 школы занимали весь первый этаж учительской семинарии. С расширением коллекций кабинетов и количества книг в библиотеке так же обострилась проблема с помещениями.

При здании семинарии имелся большой двор. С 1889 учебное заведение владело обширной березовой рощей, где с ранней весны и до поздней осени воспитанники отдыхали в свободное от занятий время. В роще был выделен небольшой участок огородной земли – для практических занятий огородничеством.

30 декабря 1897 Иркутской учительской семинарии исполнилось 25 лет. К своему юбилею она приобрела рояль, две фисгармонии, сорок шесть скрипок, три виолончели, контрабас и две флейты.

В 1904 семинария была преобразована в четырехклассную.

В августе 1912 «строительный комитет Министерства народного просвещения уведомил директора Иркутской учительской семинарии, что представленный проект постройки нового здания вверенного ему учебного заведения и перестройки старого признан приемлемым. Предложено представить чистый проект и техническую смету». В 1914–1915 по проекту архитектора Н.И. Дудицкого реконструировано старое здание семинарии и к нему на средства, отпущенные Министерством народного просвещения, было пристроено новое.

4 ноября 1915 «военное ведомство, с согласия иркутского генерал-губернатора, заняло нижний этаж, зал и всю надворную часть еще неотстроенного главного корпуса Иркутской учительской семинарии под постой 2-го стрелкового запасного батальона».

В 1920 Иркутская учительская семинария была реорганизована в педагогический техникум и переведена в здание бывшего духовного училища.

Образцовые школы при семинарии

«…по уставу этой семинарии предполагалось иметь при ней, для практической подготовки ее учеников, четыре начальных школы, а именно: для детей русских, для крещеных бурят Иркутской губернии, для крещеных бурят Забайкальской области и для крещеных якутов. При этом в уставе говорилось, что “так как и для других инородческих племен, как-то: гиляков, корейцев, гильдов и проч. также полезно было бы при­готовить народных учителей”, то предоставляется впоследствии, смотря по средствам, открывать при семинарии школы и для других инородцев».

В 1881 при учительской семинарии были открыты три начальных школы: для русских, для бурят Иркутской губернии и для бурят Забайкальских. 1 января 1883 г. в трех начальных школах при учительской семинарии обучались 57 мальчиков. В 1885 открыта 4-я школа – для якутов.

В 1888 две школы были закрыты, поскольку забайкальские буряты избегали поступать в предназначенную для них школу по ее отдаленности, а на якутах пребывание в закрытой школе отзывалось не­обычайною между ними смертностью. Остались работать две школы – для русских и бурят Иркутской губернии, а с 1898 – одна, на базе второй был открыт приготовительный класс.

Финансовое обеспечение семинарии

На содержание семинарии и начальных школ при ней ежегодно (с 1872 по 1895) поступало по 34 тысячи рублей, а из специальных средств – минимум по 4 тысячи рублей. Средняя стоимость подготовки семинарией одного учителя составляла 3400 рублей. В эту цифру входило и содержание при семинарии (круглым счетом по 10 тысяч рублей ежегодно). За исключением расходов по содержанию школ затраты на подготовку одного специалиста выражались в сумме 2450 рублей (в том числе из государственного казначейства 2000 рублей).

В Иркутской учительской семинарии полагалось 60 казенных воспитанников. Следует отметить, что по «Положению Иркутской учительской семинарии» (1872 г.) данное количество казенных стипендий распределялось поровну между представителями русской национальности и «крещеными инородцами» (представителями местных национальностей). Средний размер стипендии на весь курс подготовки составлял 550 рублей.

Многие из семинаристов были приезжими (семинария должна была готовить учителей для начальных училищ всей губернии), поэтому сразу же открыли общежитие. Обучение было бесплатным, а за интернат вносилась сумма в 200 рублей.

В 1891 содержание семинарии обходилось около 41 тысяча рублей, из коих «38 тысяч поступают из сумм государственного казначейства, около 2 тыс. р. – за учение и остальные из разных источников».

В 1893 в память посещения наследником-цесаревичем Забайкальской области была утверждена первая стипендия для бурят-буддистов – 8 тысяч рублей, пожертвованная бурятами Агинского ведомства.

В 1908–1909 ежегодно на содержание личного состава преподавателей казна отпускала 11 950 рублей, на стипендии – 15 120 рублей, на первоначальное обзаведение окончившим курс – по 25 рублей на человека, на библиотеку и кабинеты – 400 рублей, канцелярию и хозяйственные расходы – около 5000 рублей. При училище имелись 80 казенных стипендий. 22 марта 1912 получено одобрение об утверждении в Иркутской учительской семинарии должности учителя монголо-бурятского языка, об отпуске средств на учебники и учебные пособия и об учреждении 10 стипендий для воспитанников-бурят. «Пользующиеся стипендиями и окончившие курс обязаны прослужить в начальной школе шесть лет (за существенное жалование)».

Образовательный процесс

Порядок приема учащихся в учительские семинарии Восточной Сибири строго регламентировался «Положениями об учительских семинариях» и «Инструкцией» 1875 года. При приеме необходимо было представить следующие документы: метрическая выпись, свидетельство об успехах и поведении от училища, в котором он ранее обучался, свидетельство о прививке оспы. Последний документ был обязательным, так как здоровью учащихся удалялось повышенное внимание: все поступающие подвергались обязательному медицинскому осмотру. Имевшие недостатки – близорукость, косноязычность, эпилепсию, сыпи на коже – не допускались к вступительным экзаменам. Для поступающих в учительские семинарии также устанавливался возрастной ценз – не менее 16 лет. Вследствие этого обычный возраст воспитанников первого класса составлял 16–17 лет.

При открытии семинарии предполагалось, что основной контингент ее воспитанников, в связи с отсутствием в то время двухклассных школ в Сибири, будут составлять лица, окончившие курс в уездных училищах. До преобразования уездных училищ в городские почти третью часть поступавших давали уездные училища. Однако более трети зачисленных в семинарию получали первоначальное образование в начальных одноклассных школах. Число поступивших из этих заведений было особенно превалирующим в первые три пятилетия.

Зачастую на вступительные испытания приходили лица, совершенно не подготовленные. И, чтобы не остаться без воспитанников, заведению приходилось принимать таких молодых людей, которые едва умели читать, «писать с ошибками не только против орфографии, но против произношения» и решать, иногда со значительным  затруднениями, несложные задачи с целыми числами. Инородцы в этом отношении были еще слабее русских. Не лучшими оказывались окончившие курс в уездных училищах. В отчете о состоянии семинарии за 1875 г. говорилось: «…приходские и уездные училища Восточной Сибири, имея неподготовленных к своим обязанностям учителей, вынуждают при приеме молодых людей в младший класс семинарии считать тех из них вполне достойными, которые в письменных ответах не пропускают букв в словах и не ставят лишних».

В отчете за 1876 г. констатировалось, что приготовление к поступлению в семинарию молодых людей при начальных училищах не давало желаемых результатов, так как большинство учителей сельских и даже городских училищ Восточной Сибири не имеют надлежащей подготовки к своей деятельности.

Курс обучения был рассчитан на три года. Образовательная программа учреждения включала Закон Божий, русский и церковнославянский языки, арифметику, геометрию, историю, географию, физику, естественную историю, чистописание, черчение и рисование, основы педагогики, гигиену, гимнастику, ручной труд, пение и музыку.

Вместе со скудными знаниями большая часть поступавших не обладала также и необходимыми нравственными качествами. Поэтому начальники заведения и педагогический совет семинарии с момента ее основания, прибегая в должных случаях к установленным общим карательным и исправительным мерам, в то же время были озабочены поиском различных положительных мер, которые вели бы к облагораживанию учащихся и повышению уровня их умственного развития.

Введение обязательного обучения музыке и пению, несомненно, оказывало благотворное влияние на смягчение нравов воспитанников (обязательные занятия музыкой были прекращены с 1888 и вновь введены с 1895–1866 учебного года). В том же направлении должно было повлиять и разрешенное генерал-губернатором с 1876 обучение танцам (прекращено с 1878–1879), представлявшее молодым людям «возможность, по вступлении их в учительские должности, принимать участие в увеселениях среднего класса общества, не прибегая к картежной игре, выпивке и т.п.». Воспитанников обучали игре на музыкальных инструментах. Имелись струнный оркестр, хор учащихся, устраивались литературно-музыкальные вечера, любительские спектакли. Так, 30 декабря 1882 воспитанники иркутской учительской семинарии дали спектакль по пьесе А.Н. Островского «Бедность не порок». А 14 ноября 1888 состоялся музыкально-литературный вечер, устроенный выпускниками. На вечере присутствовали главный инспектор училищ Восточной Сибири И.П. Татлин, директор училищ В.К. Златковский и инспектор народных училищ П.Н. Троцкий-Сенютович. Семинаристы участвовали в благотворительных концертах.

С переходом семинарии в новое помещение, иногда в воскресные дни и большие праздники к вечернему чаю воспитанников приглашались все служащие в семинарии с их семействами и знакомыми. С разрешения директора и воспитанники могли приглашать на подобные вечера своих родных и знакомых. После чая они занимали гостей пением, музыкой, спектаклями.

С целью восполнения пробелов в подготовке воспитанников было увеличено число уроков русского языка в младших классах. В 1874 г. последовало согласие генерал-губернатора содержать в школах при семинарии нескольких мальчиков, не достигших 16-летнего возраста, для подготовки в 1 класс.

С 1875 сверх классных упражнений в русском языке, в целях усовершенствования как письменной, так и устной речи воспитанников, были введены еженедельные литературные беседы. На каждой беседе очередной воспитанник в присутствии наставников прочитывал свое сочинение, а остальные дети «делали автору замечания и возражения».

С начала 1881–1882 учебного года педагогический совет пришел к заключению о необходимости установления в старшем классе двухгодичного курса. Но эта мера была направлена преимущественно на улучшение практической подготовки воспитанников, и лишь в небольшой степени она могла повлиять на улучшение их научных познаний. Однако время показало практическое неудобство этого новшества: учителям, работавшим в старшем классе, состоявшем из двух отделений, при одновременном преподавании в обоих отделениях приходилось либо нарушать последовательность прохождения куров некоторых учебных предметов, или располагать только получасовыми уроками. Вследствие этого с 1890 найдено было удобным возвратиться к прежнему порядку, упразднив отделения в старшем классе.

В 1893 педагогический совет разрешил воспитанникам под руководством классных наставников пользоваться книгами для чтения из фундаментальной библиотеки, а в 1896 г. был составлен каталог книг ученической библиотеки для систематического последовательного чтения, чтобы воспитанникам было легче ориентироваться в выборе книг для чтения. В 1913 фундаментальная библиотека насчитывала 4943 тома, а ученическая – 1621 том. Выписывались журналы – как педагогического (методического), так и общего характера.

В 1907 в  Иркутской учительской семинарии выходил рукописный журнал на бурятском языке «Утренние сумерки» (выпущено два номера).

Для приобретения учащимися практических навыков проводились занятия в начальной школе (аналог нынешней педагогической практики студентов). Они начинались во втором классе со второй половины учебного года (слушание уроков в школах и составление отчетов об этих уроках), а в третьем классе со второй четверти учебного года давались пробные уроки.

В 1904 вследствие реорганизации учебного процесса обучение в Иркутской учительской семинарии стало четырехлетним. Введены курсы методики географии и методики естественной истории. С 1 января 1917 г. при Иркутской учительской семинарии учреждается должность учителя монголо-бурятского языка с окладом 1500 руб. в год, с правами, присвоенными наставникам семинарии.

Имеющиеся данные о контингенте учащихся говорят о том, что 1 января 1883 в учительской семинарии обучалось 47 человека. В 1889 на учебу в Иркутскую учительскую семинарию поступили первые два корейских мальчика. Один из них – Ким – окончил полный курс в 1893, второй выбыл по болезни. На 1 января 1891 в семинарии состояло 68 воспитанников, в числе коих было детей дворян и чиновников 8, духовного звания – 2, купеческого – 4, мещан – 17, крестьян и казаков – 22, инород­цев – 7, прочих – 8. В 1917 обучалось 108 человек.

Одной из проблем было выбытие воспитанников из учреждения вследствие малоуспешности и другим причинам. Так, из общего числа 529 поступивших с 1872 по 1896 включительно выбыло 223 воспитанника, окончили курс 260 человек, из которых девять не получили свидетельств на звание учителя. Иначе говоря, 42 % учащихся были «уволены до окончания курса». Наибольший процент отчисленных из семинарии дали дети чиновников и дворян и инородцы.

Директора и преподаватели семинарии

Подготовка народного учителя в семинарии должна была соответствовать ряду требований: знания, получаемые в семинариях, должны отличаться глубиной, энциклопедичностью, обстоятельностью и ясностью; учитель должен получить основательную психолого-педагогическую подготовку, а также хорошую методическую подготовку по разным предметам и пройти педагогическую практику в специально организованной при семинарии образцовой школе; воспитанники должны быть готовы не только к работе в народной школе, но и к жизни среди народа, чтобы быть ему нравственным примером и оказывать необходимую в его жизни помощь полезными знаниями. Поэтому образовательный уровень преподавательского состава Иркутской учительской семинарии был достаточно высок.

В 1873–1877 директором учебного заведения был кандидат математических наук Павел Кириллович Соколов, законоучителем – священник Илья Андреевич Лабин. Историю и географию преподавал кандидат естественных наук Сергей Александрович Сухов.

В 1881 должность руководителя учебного заведения числилась вакантной. С мая этого года по март 1885 учителем рисования работал живописец, график, иконописец Максим Иванович Зязин (10.08.1846, с. Сайгатка Пермской губернии – 02.05.1900, г. Иркутск).

В 1887 г. директор учительской семинарии – коллежский советник Николай Николаевич Агапитов, законоучитель – священник Михаил Викторович Сизой. Русский язык преподавал надворный советник А.А. Доброхотов, Историю и географию – Александр Николаевич Державин, арифметику и геометрию – надворный советник Николай Валерианович Подвысоцкий, черчение и рисование временно вел художник Семен Тимофеевич Власенко, музыку – титулярный советник Парфен Дмитриевич Беляев.

В 1891директором заведения и начальной школы при нем значится статский советник Павел Васильевич Любимов, законоучителем – священник Марк Иринархович Вознесенский. В числе наставников: коллежский советник Александр Александрович Доброхотов (русский язык), Александр Александрович Петров (математика и физика), надворный советник Михаил Гаврилович Брагин (история, география и естествоведение), Василий Александрович Александров (черчение, рисование). В начальной школе преподавали Александр Иванович Долгоруков, Иван Дмитриевич Попов и Иннокентий Иванович Шастин.

Вышеупомянутый Василий Александрович Александров (художник-педагог) служил учителем в Иркутской учительской семинарии в конце 1880-х – 1890-х гг., он окончил Строгановское училище технического рисования в Москве.

В 1892–1893 учебном году в семинарии преподавал Алексей Сергеевич Еленев, окончивший физико-математический факультет Петербургского университета (1878 г.). Археолог и педагог. С 1897 г. директор Читинской мужской гимназии. Член Читинского отделения ИРГО (с 1894 г.).

В 1908–1909 директор семинарии – статский советник И.И. Чтецов (вступил в должность в октябре 1906 г.), законоучитель – о. Н. Шастин, наставники – В.С. Бибиков, В.П. Старостин, М.И. Лихнер, Г.В. Яхонтов, В.И. Камкин, А.Ф. Шевцов. Врач – А.В. Абалаков.

1913 г. 14 октября директором Иркутской учительской семинарии назначен инспектор народных училищ Енисейской губернии Д.П. Побединский.

В 1914–1915 учебном году занял штатную должность в Иркутской учительской семинарии А.П. Петров, окончивший Петроградский Императорский университет по физико-математическому факультету, разряду естественных наук.

В 1916 г. возглавлял деятельность учебного заведения статский советник Михаил Дим. Побединский. Наставниками в семинарии работали: протоиерей Михаил Викторович Сизой, коллежский советник Михаил Иванович Лихнер, надворный советник Василий Петрович Старостин, статский советник Александр Петрович Петров, Николай Иванович Скуратов, учителя графического искусства – Алексей Кирианович Рудаев и музыки – Ананий Данилович Шевцов. Врачом значился Н. Шепский. Учителями в образцовой начальной школе были губернский секретарь Алексей Иванович Долгоруков и губернский секретарь Георгий Григорьевич Шергин.

Выпускники

Окончившие учебный курс получали звание учителя начальных училищ. Первый выпуск из семинарии народных учителей состоялся в 1875 г. Количество выпускников было незначительно: в 1872–1897 гг. в среднем из стен учреждения выходило 11 человек в год, позднее от 12 до 24 ежегодно. Выпускники семинарии были распределены, помимо Иркутской губернии, в Якутскую область, Забайкалье, Амурскую и Приморскую области и даже в Енисейскую губернию. При распределении принимались во внимание успеваемость, семейные обстоятельства, близость к родине и, в некоторой мере, желания каждого из молодых людей. Первые выпуски большей частью назначались в городские начальные школы или в школы больших селений.

Иркутская учительская семинария дала дорогу в жизнь многим учителям, которые внесли существенный вклад в развитие народного просвещения, стали известными общественными деятелями.

В 1896 г. семинарию окончил К.И. Иванов, народный учитель, впоследствии депутат II Государственной думы от крестьян Иркутской губернии.

Выпускник 1901 – Цывен Жамсаранов (Цыбен Жамцарано, 1881–1942), в будущем ученый-исследователь, востоковед, этнограф, фольклорист, публицист, общественный деятель, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР. С 1902 г. вольнослушатель Санкт-Петербургского университета, где в 1907–1908 вел курс монгольского языка. До 1917 путешествовал по Монголии, в 1918–1920 преподавал в Иркутском госуниверситете.

В 1908 выпускником семинарии был сын крестьянина Верхне-Рютинского селения Мартемиан Никитич Рютин (в будущем политический деятель и журналист), направлен учителем в село Шивера Балаганского уезда.

В 1913 г. для организации первых светских школ в Монголии (русско-монгольской при консульстве и монгольской национальной) приглашены выпускники Иркутской учительской семинарии Н.Т. Данчинов, Д.А. Абашеев, И.И. Тунуханов и другие.

Список знаменитых выпускников можно продолжать долго.

Литература

  1. Адрес-календарь Иркутской губернии. — Иркутск, 1916.
  2. ГАИО. Ф. 24. Оп. Оц. Д. 29. Л. 14.
  3. Жалсанова Б.Ц. «…Юному побудит быть честным и верным слугою своего дорогого Отечества»: Документы Национального архива Республики Бурятия о посещении цесаревичем Николаем Агинского ведомства Забайкальской области и учреждении стипендии его имени.
  4. Иркипедия: энциклопедия-хрестоматия.
  5. Иркутск. Его место и значение в истории и культурном развитии Восточной Сибири: Очерк, редактированный и изданный городским головой В.П. Сукачевым. — М., 1891.
  6. Иркутск: Историко-краеведческий словарь. — Иркутск, 2011. — С. 507.
  7. Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. — Иркутск, 2003.
  8. Медведев С. Иркутск на почтовых открытках. — М.: Галарт, 1996. — С. 476.
  9. Некоторые данные об Иркутской учительской семинарии за 25 лет ее существования (1872–1897 гг.). — Иркутск, 1897.
  10. Отчет о состоянии учебно-воспитательной части в Иркутском коммерческом училище за 1914–1915 учебный год (7-й год существования училища). — Иркутск, 1916.
  11. Памятная книжка Иркутской губернии на 1873 г.: Адрес-календарь. — Иркутск, 1873.
  12. Памятная книжка Иркутской губернии на 1877 г. — Иркутск, 1877.
  13. Памятная книжка Иркутской губернии на 1881 г. — Иркутск, 1881.
  14. Памятная книжка Иркутской губернии на 1887 г. — Иркутск, 1887.
  15. Памятная книжка Иркутской губернии на 1891 г. — Иркутск, 1891.
  16. Полное собрание законов. — 1875. — С. 734.
  17. Полное собрание законов. — 1876. — С. 548.
  18. Рабецкая З. Большая перемена: Иркутская учительская семинария в начале XX столетия // Слово. — 2008. — № 1. — С. 16.
  19. Рабецкая З.И. Истоки просвещения в Восточной Сибири: Иркутская учительская семинария // Мои года. — 2008. — № 23. — С. 18.
  20. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. / сост., предисл. и примеч. Н.В. Каликаускене. — Иркутск, 1994.
  21. Свод законов. — 1893. — С.  354.
  22. Терновая И.И., Терновой И.В. Как учились иркутяне. — Иркутск, 2011.
  23. Чирков Н.С. Иркутск в кармане: Справочник 1908–1909 г. — Иркутск, б/г.
  24. Энциклопедия Забайкалья.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Любовь Витальевна | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015