Иркутский институт императора Николая I

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Девичий институт Восточной Сибири

Автор: Не известен
Источник: cbs.irkutsk.ru
Автор: Не известен
Источник: pressa.irk.ru
imena_i_daty._150_let_institut_blagorodnyh_devic_260711.mp3
Автор: Римма Михеева
Источник: Городской радиоканал

Иркутский институт императора Николая I (до 1896 — Девичий институт Восточной Сибири, также Институт благородных девиц; 1845–1920) — первое в истории Сибири учебное заведение для девушек. Здание института находилось в Иркутске на Шелашниковской улице (ныне Октябрьской революции), позднее институт размещался в здании на Набережной Ангары (ныне здание Института математики, экономики и информатики ИГУ, по адресу бульвар Гагарина, 20).

Девичий институт Восточной Сибири: энциклопедическая справка

Девичий институт Восточной Сибири, получивший в 1896 официальное название – Иркутский институт императора Николая I, открыт в 1845, и первоначально размещался в двухэтажном деревянном доме на берегу Ушаковки (недалеко от нынешнего автовокзала). Постройка нового каменного трехэтажного корпуса на берегу Ангары (1856–1861 (архитектор А.Е. Разгильдеев); ныне в этом здании физический и математический факультеты ИГУ, бульвар Гагарина, 20), а затем удлинение двух его боковых крыльев (1892 и 1913) создали солидную материальную базу для развития института. Средства для его строительства и расширения были пожертвованы местными купцами.

Основная масса воспитанниц обучалась за счет родителей, некоторые (дочери бедных чиновников, погибших или умерших офицеров) – за счет государства. Условия воспитания в закрытом мирке способствовали приобретению довольно широкого круга знаний, соответствовавших среднему образованию. Основное внимание уделялось гуманитарным дисциплинам, особенно тем, которые нужны были в светском обществе (французский и немецкий языки, музыка, танцы). Однако воспитанницы изучали также большинство обычных гимназических дисциплин, занимались домоведением, гимнастикой. В отличие от других учебных заведений, в Девичьем институте никогда не применяли телесных наказаний.

Число воспитанниц, вначале составлявшее 40 человек, к 1919 выросло до 266. Всего же курс института к моменту закрытия его (1920) закончило более тысячи человек. Сотни из них стали педагогами, некоторые – директрисами женских гимназий. Преподавателей в 1915 было 27. Срок обучения первоначально составлял 6 лет, а с 1892 – 7. Так как родители многих воспитанниц (дочерей офицеров, чиновников, купцов, священников) жили очень далеко от Иркутска – на Камчатке, в Якутске, в Западной Сибири, то примерно треть из них оставалась в институте и во время летних каникул. Поэтому на окраине города была построена прекрасно оборудованная дача, где два летних месяца воспитанницы проводили на воздухе. Около здания самого института был разбит большой сад.

Возглавляла институт директриса, окончившая, как правило, Смольный институт. Функции надзора выполнял совет, возглавлявшийся генерал-губернатором или губернатором. Для решения текущих дел раз в месяц собиралась конференция преподавателей. Кадры педагогов подбирались весьма тщательно. В 1915 половина из них имела высшее образование. Особенно высоким был уровень преподавания музыки (фортепиано, хоровое пение). В 1917 из семи учителей музыки трое окончили консерваторию, одна перешла на последний курс консерватории. До возникновения в Сибири специальных музыкальных училищ именно в институте воспитанницы получали наивысшую в регионе музыкальную подготовку.

Иркутск. Историко-краеведческий словарь. — Иркутск : Сиб. книга, 2011. — 594 с.

Проект Девичьего института Восточной Сибири

Роль институтов благородных девиц в судьбе воспитанниц

«Институты благородных девиц, ведущие начало от Смольного, с 1764 года, проходившие «по ведомству императрицы», собирали, с одной стороны, дочерей из дворянских семей, а с другой – девочек из так называемых разночинных фамилий, отличившихся в учёбе в обычных гимназиях или обнаруживших при экзамене - собеседовании наилучшее развитие… Элитарность девичьих институтов, безусловно, ставила их в особый ряд образовательных заведений. Институты благородных девиц были гарантией довольно благополучного устройства судьбы воспитанниц и в личном, и в общественном смысле: выпускницы становились фрейлинами при дворе Его императорского Величества; институтское образование подчас играло роль нематериального, конечно, но выгодного приданого невесты; наконец, учительская стезя (кстати, почтенная и уважаемая в России), широко открытая для выпускниц институтов благородных девиц, обеспечивала им и средства к жизни, и положение в обществе»[2]

Идея создания института принадлежит генерал-губернатору Восточной Сибири Вильгельму Руперту. В 1840 году он, уезжая в Петербург по служебным делам, захватил с собой устав будущего учебного заведения и представил его для рассмотрения в Собственную Императорского Величества Канцелярию. К Уставу прилагалась записка, в которой указывалось, что «несмотря на существование в Москве и Петербурге учебных заведений для воспитания благородных девиц, иркутяне не могли отправить туда дочерей, в силу ли ограниченности состояния или же нежелания расставаться на столь длительный срок со своими детьми». Для рассмотрения данного вопроса понадобилось два года. Устав был одобрен с небольшими изменениями в августе 1842 года.[1]

Главным вдохновителем, инициатором открытия института стал генерал-губернатор В.Я.Руперт. В 1840 году он представил правительству проект устава Девичьего института, доказывая его необходимость: «...чтобы дочерям благородных чиновников дать по возможности сообразное с их званием и состоянием образование».

Его усилия и хлопоты нашли поддержку у золотопромышленников Е.А. Кузнецова, П.В. Голубкова, Н.Ф. Мясникова, А.Я. Немчинова и других, изъявивших желание поддержать институт [3].

Первые ученицы Института императора Николая I

Институт поистине стал детищем всего Иркутска. На постройку деревянного здания по ул. Шелашниковской (Октябрьской революции), около реки Ушаковки (сейчас в том месте находится супермаркет "Багиира"), поступило пожертвований на сумму 83 135 рублей. Деньги пожертвовали золотопромышленники Асташев, Машаров, Герасимов, Горохов, Малявинский, купец Власевский. 1 июля 1845 года институт благородных девиц распахнул свои двери для первых его воспитанниц.

Поначалу учебное заведение называлось Девичьим институтом Восточной Сибири, а с 1896 года официально стало именоваться Иркутским институтом имени императора Николая I. Назван он так по ходатайству иркутян в честь столетия со дня рождения императора.

Всего в институт было приято 70 воспитанниц. Ряд учениц содержались за счет различных стипендий. Первыми его воспитанницами были Екатерина и Ольга Галкины, дочери надворного советника из Красноярска.

Институт находился в ведении императрицы. Деятельностью института руководил Совет, председателем которого до 1866 г. являлся генерал-губернатор.

Институт являлся закрытым учебным заведением по типу привилегированных дворянских учебных заведений, хотя наряду с дворянками, дочерьми высших чиновников, в Девичий институт Восточной Сибири стали принимать девочек из семей священников, местной буржуазии - купечества, промышленников.

Всех воспитанниц распределили на два класса. В первый младший принимали девочек в возрасте от 10 до 12 лет, во второй - девочек старше 12 лет. Они обучались в Институте на протяжении года, домой уезжали лишь на каникулах.

Первоначальный годовой расход на содержание института исчислялся суммой 14 700 рублей. Плата за обучение составляла 100 рублей в год, впоследствии плата увеличилась до 360 рублей в год. Уроки музыки оплачивались отдельно.

Первой начальницей Института была назначена вдова чиновника Каролина Карловна Козьмина, известная как наставница детей декабристов. Среди воспитанниц института были дочери декабристов: С.П. Трубецкого – Елизавета и Зинаида, внучки Н.А. Бестужева – Екатерина и Наталья Гомбоевы, дочь В.Ф. Раевского – Софья.

Новое здание Института Благородных девиц в Иркутске

Время показало, что место для здания института выбрано неудачно: далеко от центра города, в сырой болотистой местности. Вблизи находились кузницы, также по соседству располагалось место, предназначенное для вывоза нечистот.

Сам корпус института оказался недостаточно теплым. Со временем здание осело и штукатурка потолков начала обваливаться. Деревянное здание института представляло немалую опасность в пожарном отношении. В феврале 1850 года, как бы в подтверждение этого факта, в институте произошел пожар, в результате которого сгорел флигель, в котором помещались больница, кухня и квартира эконома[1].

Встал вопрос о постройке нового каменного здания. Пока же учебное заведение могло рассчитывать только на ремонт имеющегося помещения. Но институту повезло на людей, которые всячески помогали созданному с большой любовью детищу Иркутска. Во время капитального ремонта институт переехал на дачу купца Е. А. Кузнецова. Известный иркутский меценат предоставил ее для воспитанниц безвозмездно. Через месяц после пожара, 17 марта 1850, Е.А. Кузнецов вручил начальнику совета института генерал-губернатору Н.Н. Муравьеву-Амурскому билет государственного коммерческого банка на 110 299 рублей серебром. Выделенные деньги предназначались для приобретения земельного участка и возведения на нем каменного здания института.

Местом для нового здания была избрана расположенная на берегу Ангары и принадлежавшая городу часть территории бывшего комендантского дома — ныне здание Института математики, экономики и информатики ИГУ (бульвар Гагарина, 20).

Город уступил институту бесплатно не только землю, но и находившееся на ней здание. Кроме того, были скуплены смежные места и постройки. 28 августа 1855 года был ознаменован закладкой фундамента нового здания института[1].

Автором проекта здания института был иркутский архитектор А.Е.Разгильдеев. Теперь оно значительно напоминало петербургский Смольный институт, что подчеркивало особое предназначение этого учебного заведения в развитии общей культуры населения Сибири.

Строительство продолжалась пять лет. 14 июля 1861 года институт переехал в новое каменное помещение. 27 июля, в день рождения императрицы Марии Александровны, прошло освещение институтской церкви. Иконостас и утварь были перенесены из прежнего храма. Княжны Трубецкие пожертвовали необходимые для храма вещи. Прежнее здание позже перешло во владение кадетской школы, открытой в 1888 году.

Проект института архитектор продумал тщательно, разделив каждый из этажей здания особым коридором. На нижнем этаже размещались комнаты классных дам, учительская, столовая, кухня, баня и прачечная. Второй этаж предназначался для рекреационного зала, учебных классов, музыкальных комнат и библиотеки. На третьем располагались церковь, комната для горничных, дортуары. «Кроме главного здания, на этой территории размещались и служебные помещения – лазарет, погреб, людская, кухня, квартиры священника и эконома. На Троицкую улицу [ныне улица Пятой Армии] выходили огород, дровяник и ряд служб. При институте был большой, ухоженный парк, засаженный елями, в котором было три длинные аллеи, газоны с васильками, площадки для игры в крокет и волейбол… В парке находилась искусственная горка, на которой цвели летом цветы, зимой горку заливали льдом и устраивали катания…» [4][1]

Распорядок Девичьего института

Институт являлся закрытым учебным заведением по типу привилегированных дворянских учебных заведений. Со временем в его штат влились профессора из Москвы. В число предметов преподавания входили: закон божий, арифметика, история, география, всеобщая российская грамматика, словесность, французский язык, естественная история, физика, чистописание, рисование, рукоделие, пение, музыка. Срок обучения составлял 6 лет, хотя считался трехклассным, т. к. в то время каждый класс был двухгодичным. Оценки ставились по 12-бальной системе. Один раз в неделю были уроки танцев и гимнастики

В Институте строго выполнялся распорядок дня. Девочки вставали в шесть утра, после утренней молитвы был легкий завтрак. Ученицы повторяли уроки, с десяти часов начинались классные занятия, в двенадцать обедали, затем играли, отдыхали. После обеда, с двух до пяти, опять занимались в классах, затем полагался час на чаепитие, отдых. В шесть часов приступали к подготовке уроков, в восемь ужинали, далее шли на вечернюю молитву, а затем ложились спать.

Учащиеся носили строгую форму – платье с рукавами по локоть, белые нарукавники, перелины и фартуки. Учительницы и воспитательницы носили строгие, тёмного цвета платья или «английские» костюмы синего цвета, прислуга – платья в тёмную и светлую полоску. Институтки не только учились. Они посещали Иркутский городской театр, участвовали в художественной самодеятельности. Полученные за концерты самодеятельности и литературно-музыкальные вечера денежные сборы шли на поддержку малообеспеченных воспитанниц.

Устав института требовал, чтобы воспитанницы за период пребывания в заведении никуда не отпускались, за исключением болезни или смерти родителей. Свидания с родными разрешались по воскресеньям и праздникам в определённые часы и в присутствие классной дамы.

«Закрытость института приводила к тому, что в общественном сознании складывался образ выпускницы, как некоего эфирного создания, меж тем, как сложившаяся система образования не только давала знания, но и закаляла характер, давала развитие внутренней самостоятельности, чувство собственного достоинства. Неслучайно поэтому в газете «Сибирь» в 1875 г. был дан своеобразный портрет иркутской институтки: «На долю иркутской институтки выпала в сибирском обществе также миссия, какую когда-то вообще выполняла институтка в русском обществе. Не в избранном кругу, не в блеске местного светского общества проявилось истинное предназначенье институтки: в большинстве она попадала в квартиру мелкого чиновника или в дом разбогатевшего купца… Она вносила в эту среду новые понятия, потребность умственной жизни, гуманность отношений и доходящее до самоотвержения чувство долга. Она становилась лицом к лицу с жизнью старого сибирского общества и вступала в борьбу с нею… Её понятия, её взгляды на жизнь переходили от неё к детям. Не было своих детей, она сообщала эти понятия чужим. Институтка проникла во все, самые тёмные и дальние закоулки сибирского общества. От устьев Амура до глубины киргизских степей, везде вы найдёте иркутскую институтку. И везде она одна и та же, везде скромно, незаметно даже для самой себя, служит великому делу развития общества»[5]

Система образования Девичьего инстиута

С системой образования в Девичьем институте можно познакомиться по подлинным документам – например, по аттестату выпускницы Анны Мусухрановой, выданному в 1896 году. Оценки несколько отличались от нынешних: в то время была принята такая система оценок: "отлично", "хорошо", "очень хорошо", "весьма хорошо", "посредственно". Выпускница была аттестована по Закону Божию, русскому языку и словесности, французскому и немецкому языкам, математике, естествоведению, истории, географии, педагогике, а также по рисованию, чистописанию и рукоделию. "Сверх того обучалась: танцам, гимнастике, пению, музыке", - сказано в документе. Аттестат был большого размера и соответствовал примерно нынешнему формату А3.

Система оценок в 1917 году была двенадцатибалльной. Ольга, дочь священника института Николая Пономарева, за семь лет изучила Закон Божий, русский язык, словесность, французский и немецкий языки, математику, историю, географию, физику, космографию, педагогику, естествознание, рисование, чистописание, рукоделие, хоровое пение, гимнастику, танцы, а также окончила отделение музыки. Особо отмечалось, что по сему аттестату имеет право получить, не подвергаясь особому испытанию, свидетельство на звание домашней наставницы тех предметов, по которым она показала хорошие успехи. А также выпускнице могли присвоить звание учительницы - в зависимости от обучения. В приложении объяснялось, что при устройстве на работу гувернанткой в частный дом для воспитания детей свидетельство домашней наставницы немедленно должно быть предъявлено директору народных училищ и уездному предводителю дворянства тех мест, где определяющаяся будет находиться на жительстве. Эти строгие правила устанавливались не только для того, чтобы детей воспитывали исключительно высокообразованные и надежные личности, но и для профессиональной защиты домашних наставниц. Им полагались различные пособия, пенсия, субсидии за выслугу лет. Правда, требовалось неукоснительно соблюдать все правила, в срок представлять отчеты и свидетельства о своих занятиях, своевременно сообщать о переходе в другой дом.

Особо в положении отмечалось, что в ежегодном отчете гувернантки не должны упоминать ничего относящегося «к семейным обстоятельствам домов, в коих они находятся». Девушки, прослужившие не менее 15 лет в учрежденных правительством учебных заведениях классными дамами, надзирательницами, учительницами или домашними наставницами, имели право на получение Мариинского знака отличия, а также особого благородного звания, что в жизненной иерархии тогдашней России было немаловажным.

Программа обучения, уделявшая много внимания светским навыкам, отличалась от обычных учебных заведений уже по своей сути. Например, углубленное изучение иностранных языков методом погружения. Девочки день говорили на немецком языке, день - на французском. Много значило и музыкальное образование, оно велось на самом высоком уровне, в том числе и самыми лучшими музыкальными деятелями Иркутска. Большим событием были частые посещения театральных спектаклей, нередко устраивались литературно-музыкальные вечера и в самом институте.

Историю института благородных девиц завершила революция. В 1917 году он пострадал от уличных боев. В мае 1918 года институт был закрыт, оставшихся воспитанниц перевели в сиропитательный дом (ныне учебный корпус ИСХА) и другие учебные заведения. В период колчаковского Временного правительства институт открылся вновь, планировали преобразовать его в восьмиклассную женскую гимназию. В 1920 году Девичий институт закрыли окончательно, как и сиропитательный дом Медведниковой, и другие благотворительные учебные заведения, показавшиеся лишними. Здание передали университету.

Читайте в Иркипедии:

Примечания

  1. Вера Кузнецова, Елена Кустова Где учились благородные девицы Иркутска?
  2. Колесникова Г. Белые лебеди : из записок воспитанниц института благородных девиц // Москва : журнал. — 1993. — № 3. — C.149
  3. Антонина Шинкарева Институт благородных девиц // Копейка : газета.
  4. Терновая И.И. «Иркутянка …» — Иркутск, 2007. С. 53.
  5. Терновая И.И. «Иркутянка…». — С.58-59

Литература

  1. Дулов А.В. Здание бывшего девичьего института как памятник истории // Земля Иркутская : альманах. — 2005. — № 2. — С. 20-27.
  2. Дулов А. В. Девичий институт // Сибирь. — 1999. — № 6.
  3. Козлов И. Улица жён декабристов // Аргументы и факты: газета. — 2010. — № 34. — С. 15.
  4. Колесникова Г. Белые лебеди : из записок воспитанниц института благородных девиц // Москва : журнал. – 1993. - № 3. – С. 149-172.
  5. Кузнецова В. Где учились благородные девицы / В. Кузнецова, Л. Устюжанина // Иркутск. — 2004. — 12 сент. — С. 6.
  6. Медведев С. Иркутск на почтовых открытках: альбом-каталог. — М., 1997. — С.259-265.
  7. Шинкарева А. Дорога в будущее: путеводитель по школам Иркутска прошлого и настоящего, от века XVIII к веку XXI. — Иркутск. 2002. — С.24-27.
  8. Терновая И.И. Иркутянка: портрет на рубеже веков (конец XIX – начало XX вв.). – Иркутск, 2007. – С.46-61 : ил.
  9. Терновая И.И. Образовательные заведения города Иркутска во второй половине XIX - начале XX веков / И. И. Терновая, И. В. Терновой. — Иркутск, 2009. — С.112-127,156.

Ссылки

  1. Институт благородных девиц // Baikal.ru : сайт.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 ноября 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Имперский период (1721-1917) | Иркутск