Александринский детский приют

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Александринский детский приют для девочек

Источник: Частное собрание
Источник: Архив Иркипедии
Источник: Частное собрание
Источник: Прибайкалье
Автор: Сергей Медведев
Источник: Частное собрание
Автор: Сергей Медведев
Источник: Частное собрание
Автор: Алексей Гаращенко
Источник: Частное собрание
Автор: Алексей Гаращенко
Источник: Частное собрание

Александринский детский приют с начальной школой для детей женского пола — благотворительное сиропитательное заведение в г. Иркутске. Открыт 1 января 1852. С 1856 размещался в собственном здании на Институтской улице. В начале XX века заведение значилось по адресу: угол Шелашниковской (ныне ул. Октябрьской Революции) и Графа Кутайсова (ныне ул. Дзержинского), 18/79. Сохранилась одно из строений приюта — дом по адресу: ул. Дзержинского, 45В.

Открытие и существование приюта

Александринский детский приют был учрежден в 1852 на частные пожертвования. Это сиропитательное заведение было предназначено для самых бедных сирот низкого звания, а также для девочек, родители (или отец) которых находились под стражей.

В 1842 по распоряжению иркутского губернского управления было собрано по подписке на учреждение в городе Иркутске детского приюта 10 051 руб. 89 коп. ассигнациями, к этой сумме в 1946 поступило пожертвование от коллежского советника Ивана Асташева 5 тыс. руб.

С Высочайшего соизволения 23 мая 1847 было открыто Иркутское губернское попечительство детских приютов, которое озаботилось приобретением дома для приюта. Первоначально под его помещение был отведен специально купленный для этого лом купеческой вдовы Протасовой, который должен был «с помощью разных исправлений приведен в настоящее устройство». До окончания его устройства было решено разместить приют в здании бывшего общего правления, о чем сохранилась запись в Иркутской летописи:

«1 января (1852)… вновь открываемый приют для детей женского пола, принятый под покровительство Государыни Александры Федоровны и наименованный Александринским, назначенный для приюта дом бывшего общего управления, подле дома, занимаемого гражданским губернатором».

С первых дней существования приюта при нем было открыто ночлежное отделение на 10 кроватей для сирот.

Однако приют не был переведен, как предполагалось, в дом Протасовой. В 1854 городской голова А.П. Медведников представил попечительству пожертвованные местным купечеством 555 руб. (в том числе 200 руб., внесенные им лично) на покупку места для постройки дома для приюта. Позднее почетный гражданин Василий Рукавишников, желая процветанию приюта, пожертвовал в его пользу 5 тыс. руб.

В том же 1854, в июле, «по 2 части города, против флигеля дома военного губернатора К.К. Венцеля, начали строить на каменном фундаменте большой деревянный дом для Александринского приюта».

К концу 1955 постройка дома была окончена. По свидетельству современников, дом был устроен превосходно. Помещение поместительное и удобное, состояло из 15 комнат на 60 девочек. Одноэтажный дом был построен на каменном фундаменте, под железной крышей, с планировкой, отвечавшей функциональной направленности. При доме находился обширный сад. Стоимость дома при строительстве обошлась в 9755 руб.

1 января 1856 во вновь выстроенном здании приюта по Институтской улице, в Преображенском приходе, преосвященный Афанасий «совершал молебствие в присутствии генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьева, военного губернатора Венцеля и многих знатных особ. Тут же был приготовлен для всех присутствовавших при сем торжестве обеденный стол. С сего числа открыты в этом доме занятия в Александринском приюте». Приют был переведен в новое помещение. В 1908 адрес приюта указан, как угол Шелашниковской (ранее ул. Институтская) и Арсенальской, 18/79, в 1909 – угол Шелашниковской и Графа Кутайсовской, 18/79.

Возможность значительно увеличить число мест в приюте появилась благодаря открытию 1 января 1862 его отделения. При нем, как и при самом приюте, имелось также ночлежное отделение для сирот на 35 мест.

До 1869 отделение не имело собственного помещения. До середины 1860-х оно бесплатно находилось в городском общественном доме, а позднее арендовало квартиры в Ремесленно-сиропитательной школе. В 1867, в ознаменование дня бракосочетания Государя Наследника Цесаревича, потомственный почетный гражданин И.С. Хаминов пожертвовал отделению Александринского детского приюта двухэтажный каменный дом со всеми постройками и землей. Одновременно он выделил 3000 руб. под приспособление здания к потребностям приюта.

В сентябре 1869 отделение Александринского детского приюта расположилось доме, пожертвованном коммерции советником Хаминовым. Это здание 24 июня 1879 было уничтожено пожаром вместе с находившимся в нем имуществом.

Перевод всех воспитанниц в основное здание повлек за собой чрезмерную стесненность в жилье. В феврале 1882 для отделения приюта была найдена квартира на углу 5-й Солдатской и Арсенальской улиц в доме Юргалевич. За это помещение хозяин запросил годовую плату в 1 тыс. руб.

Обгорелое здание было решено продать и на вырученную сумму с присоединением страховой премии расширить основное здание приюта.

В 1887 почетный попечитель приюта купец Иван Флегонтович Голдобин произвел за свой счет постройку каменного здания между главным корпусом приюта и столовой с капитальным ремонтом последней, употребив на это 8411 руб. Благодаря сделанному расширению приютского здания появилась возможность увеличить комплект постоянно живущих в приюте детей до 60 человек. Дом вместе с надворными постройками в 1902 был оценен в 45 тыс. руб.

Прошли годы. К началу XX века Александринский детский приют ведомства учреждений императрицы Марии был благотворительным заведением, пользовавшимся хорошей репутацией. 10 ноября 1902 состоялось празднование 50-летия его существования. Совершены торжественное молебствие и акт, вечером – концерт и бал для воспитанников. В том же году заведение посетил японский принц Акихита Коматсу.

8 ноября 1918 детский приют посетила английская группа Красного Креста.

После восстановления в 1920 в Иркутске Советской власти в здании приюта помещался детский дом «Детский мирок» № 1. Позднее дом был приспособлен под детский сад. В 1960-е здесь был многоквартирный жилой дом, часть помещения занимали мастерские домоуправления № 7 Куйбышевского РЖУ и магазин.

Финансовое обеспечение приюта

Средствами для содержания приюта являлись: проценты с капиталов, принадлежащих заведению, продажа рукоделий воспитанниц и исполнение заказов, вознаграждение за пение в церквах, прибыль от лотерей и гуляний, устраивавшихся в пользу приюта, и пособие от городского общественного управления. Так, в 1900 городской управой было выдано 1500 руб.

Содержание детей в приюте было платным, причем плата могла поступать как от родителей девочек, так и от благотворительных организаций, либо частных лиц. Первоначальная ежегодная плата составила 60 руб. Но 15 сентября 1881 попечительство детских приютов приняло решение об увеличении с января 1882 платы за содержание пансионерок в Александринском приюте до 100 руб. Однако и этих денег не хватало в полном объеме. В октябре 1905 на очередном заседании Иркутского губернского попечительства детских приютов было принято решение ходатайствовать об устройстве в приюте образцовой паровой прачечной в целях экономии средств.

На содержание приюта в 1891 было израсходовано около 11 тыс. руб., в 1900 – 15 803 руб. 10 коп. Капитал приюта к 1 января 1900 состоял из процентных бумаг на 108 050 руб., из которых 19 300 руб. принадлежали стипендиальному фонду.

Практика именных стипендий была широко распространена. Так, в 1878 городской голова Дмитрий Дмитриевич Демидов обратился в Петербург за Высочайшим позволением учредить в иркутском Александринском приюте стипендию имени баронессы Фридерикс с предоставлением ей права самой определить стипендиатку. С этой целью он пожертвовал пятипроцентный билет госбанка в 1 тыс. руб. и наличные деньги. После последовавшего согласия баронессы на стипендию ее имени была помещена в приют дочь мещанина Софья Федорова. Известно, что в 1889 в Александринском приюте воспитывались стипендиатки имени Александра Константиновича Трапезникова, который пожертвовал 30 тыс. руб. на образование и воспитание детей, без различия пола, преимущественно из бедных жителей г. Иркутска. При этом при распределении стипендиаток предпочтение отдавалось лицам, подавшим прошение о помещении в означенный приют детей, и детям законнорожденным перед незаконнорожденными. Взносы за стипендиаток производились по полугодиям вперед. В 1891 стипендии города имели 10 воспитанников. В 1893 Варвара Петровна Кельх, урожденная Базанова, пожертвовала 16 тыс. руб. на учреждение в иркутских Мариинском и Александринском приютах шести стипендий имени П.А. Сиверса. А в декабре 1899 в приюте были учреждены три стипендии на деньги, пожертвованные иркутским купцом Иваном Егоровичем Семеновым.

К концу XIX века только незначительная часть воспитанниц (в 1899 – 16 из 75) проживала за счет платы родителей или опеки. Остальные содержались за счет следующих средств: на стипендии – 10, за счет приютского капитала – 29, Иркутского городского общественного управления – 7, благотворителей – 13. Для сравнения: в 1861 лишь 20 из 78 пансионерок содержались в приюте за казенный счет.

Одним из жертвователей на нужды приюта был Иван Логгинович Медведников, иркутский купец первой гильдии, золотопромышленник, потомственный почетный гражданин города Иркутска. Постоянные взносы на нужды Александринского приюта делались иркутскими купцами М.Д. Бутиным, П.Д. Трапезниковым, И.И. Базановым, Майером.

Особую статью дохода заведения составляло проведение Иркутским губернским попечительством детских приютов беспроигрышных лотерей в пользу Александринского приюта. Чистая прибыль от лотереи-аллегри в сентябре 1881 составила 1417 руб. 71 коп., в декабре того же года – 6131 руб., в 1887 – 2455 руб. 10 коп., в 1893 – 1541 руб. 90 коп.

30 января 1906 в помещении Общественного собрания в пользу Александринского приюта поставлена оперетта К. Миллекера «Нищий студент».

Летопись также сообщает, что 18 февраля 1913 силами Александринского и Мариинского приютов была организована продажа флажков по городу и в общественных местах. Сбор – около 4 тыс. руб.

Попечительницы

Выборы попечителей приюта были не случайными: попечительницей избиралась дама, чей супруг занимал одну из высших должностей в губернском правлении, и первой попечительницей Александринского детского приюта стала жена генерал-губернатора Н.Н. Муравьева-Амурского Екатерина Николаевна (в девичестве Катрин де Ришемон). Она приняла самое деятельное участие в открытии нового здания и существовании приюта.

Показателен перечень попечительниц, исполнявших эту обязанность в 1861, после увольнения от должности Е.Н. Муравьевой: «По причине увольнения от обязанности попечительницы приюта графини Екатерины Николаевны Муравьевой-Амурской должность эту исправляли: по 17 июня 1861 – супруга гражданского губернатора Авдотья Григорьевна Извольская, с 17 июня по 20 ноября – супруга г-на бригадного командира Иркутских и Енисейских казачьих конных Варвара Прохоровна Шелашникова, с 20 ноября – супруга исполняющего делами начальника Штаба морских и сухопутных войск, в Восточной Сибири расположенных, Екатерина Васильевна Кукель».

В 1873–1877 попечительницей Александринского приюта и его отделения была Парасковья Андреевна Савинская, супруга действительного статского советника. В 1891 эту должность занимала супруга Иркутского генерал-губернатора Елена Дмитриевна Горемыкина. Ее помощницами были супруга губернатора Мария Ивановна Светлицкая, супруга председателя губернского правления Александра Петровна Давыдова.

И.И. Терновая указывает, что попечительницей приюта в 1890-е была Христина Яковлевна Колыгина (урожденная Немчинова) – жена иркутского купца Василия Федотовича Колыгина. Возглавляла Александро-Мариинскую общину сестер милосердия в г. Иркутске.

В 1902–1903 почетную обязанность попечительницы исполняла Александра Владимировна Пантелеева, в 1905 – графиня Ольга Васильевна Кутайсова, в 1908–1909 – Александра Георгиевна Селиванова, в 1912–1916 – супруга Иркутского генерал-губернатора Мария Николаевна Князева.

В 1901–1905 помощницей попечительницы являлась супруга иркутского губернатора Анастасия Петровна Моллериус, в 1908 – В.А. Романенко, в 1912–1914 – Лидия Гавриловна Римская-Корсакова, в 1916 – Мария Георгиевна Измайлова.

Почетные старшины

Почетным старшиной, согласно установленным правилам, избирался один из наиболее усердных благотворителей, представлявший, как правило, купеческое сословие.

Многое сделал для упрочения материального положения приюта в первые годы его существования потомственный почетный гражданин С.Ф. Соловьев. Он постоянно охотно приносил в дар Иркутскому губернскому попечительству детских приютов многие пожертвования. В конце 1854 изъявил желание поступить на вакантную должность почетного старшины Александринского детского приюта, чтобы этим получить еще большую возможность трудами своими содействовать устройству заведения. Пожертвования его на приют продолжались до его кончины в 1867 и составили около 20 тыс. руб.

После С.Ф. Соловьева должность почетного старшины в разное время исполняли М.П. Медведников, В.Н. Рукавишников, В.Н. Середкин. В 1860-е делопроизводителем Иркутского попечительства детских приютов состоял почетный член попечительства, член совета ГУВС, коллежский асессор П.А. Сиверс.

Почетным старшиной 1870–1887 значился иркутский (верхнеудинский, киренский) купец 1-й гильдии, золотопромышленник Иван Флегонтович Голдобин, в 1891–1906 – иркутский 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин Семен Семенович Кальмеер (ум. в 1912), учредитель торгового дома «С.С. Кальмеер и Сыновья».

В 1908 впервые упоминается должность председателя приюта, в этом качестве значится Иван Петрович Моллериус. В следующем году эту должность уже исполнял иркутский губернатор статский советник Петр Карлович Гран. Он был в должности председателя и в 1911.

Штат приюта

Директором приюта обычно назначался человек, имевший медицинское образование, поскольку одновременно он должен был исполнять должность приютского врача. Так, первым директором приюта стал доктор медицины Юлий Иванович Штубендорф, а сменивший его на этом посту в 1855 надворный советник (позднее статский советник) Отто Степанович Гржибовский являлся штаб-лекарем. В приюте он проработал более 20 лет (до своего отъезда из Иркутска в 1877), проявляя «постоянное усердие… по устройству и сокращению хозяйственных издержек и неутомимое ходатайство по делам неимущих сирот».

Должность директора приюта до 1886 занимал – доктор медицины А.С. Рубец (скончался в Санкт-Петербурге в декабре 1906), в 1887–1914 – коллежский, позднее статский, действительный статский советник Федор Александрович Заборовский, в 1915–1916 – Владимир Никонович Середкин. Затем до 1917 должность директора исполнял Б.И. Кауфман, которого сменил на этом посту военный врач Казанцев, служивший ординатором в Кузнецовской больнице.

Первой смотрительницей приюта стала дочь дворянина девица Анна Зенкович, в 1847 приехавшая из Петербурга.

Ночлежным отделением на 10 кроватей для сирот, открытым при приюте с первых дней его существования, заведовала на протяжении 14 лет помощница смотрительницы Таптыкова.

В 1853 А. Зенкович сменила Ф. Выкрестюк, прослужившая здесь 7 лет, после чего на ее место была определена  вдова надворного советника Мария (по другим источникам – Марфа) Ивановна Мордвинова. Она занимала должность до 1876.

Начальницей (смотрительницей) приюта в 1877–1887 была вдова коллежского регистратора Пелагея Павловна Карпинская, в 1891 – вдова капитана Надежда Николаевна Белая (исполняющая должность), в 1897 – Мария Борисовна Шнейдевейн, в 1901–1916 – Татьяна Спиридоновна Севастьянова. Далее должность смотрительницы занимали Мария Григорьевна Мукосеева, которую после увольнения в 1917 сменила ее бывшая помощница Агния Михайловна Попова. Последней смотрительницей в истории Александринского приюта стала Мария Дионисьевна Фуговская.

Заведующей отделением приюта (на правах смотрительницы) в 1865 являлась Александра Андреяновна Рыманова, в 1873 – вдова Александра Ильинична Щукина, в 1877 – девица Агния Степановна Бякова, в 1879 – Ю. Шапошникова.

В 1891 в приюте работали две помощницы смотрительницы приюта: старшая – дочь чиновника Татьяна Спиридоновна Севастьянова, младшая – дочь мещанина Евдокия Афанасьевна Смагина. В 1897 эти должности, соответственно, занимали Т.С. Севастьянова и Елизавета Гавриловна Захарова. В 1901–1909 Е.Г. Захарова была уже старшей помощницей смотрительницы. Ей помогали младшие помощницы в 1901 – Анастасия Никандровна Толмачева и Елизавета Васильевна Попова, в 1902 к ним добавились Надежда Алексеевна Боровская и Таисья Афанасьевна Обрезкова. В 1903 младшими помощницами трудились Людмила Флегонтовна Сизова, Агриппина Ивановна Шангина, Анна Петровна Киселева, Мария Ивановна Глебова и Таисья Афанасьевна Обрезкова. В 1908 в штате приюта, наряду с помощницами смотрительницы Т.А. Обрезковой, Агнией Михайловной Поповой (в 1912 – старшая помощница), А.П. Киселевой, указаны надзирательницы: Ольга Ионовна Авдеева, Мария Григорьевна Мукосеева.

В 1897–1905 за состоянием здоровья воспитанниц следил врач Борис Акимович Ельяшевич, в 1908–1909 – врач Василий Павлович Никитенко, в 1911–1915 – Сергей Николаевич Черных.

Обучение в приюте проходило по программе, утвержденной для двухклассных народных школ. Поэтому в штат воспитателей, помимо смотрительницы, помощниц и обслуживающего персонала, вводился и менявшийся со временем учительский состав, прежде всего – законоучитель, учителя арифметики и чистописания.

Законоучителем в 1897–1902 был священник Иннокентий Александрович Виноградов, в 1903–1914 – священник Михаил Степанович Владыкин, в 1915 – священник Семион Телятьев.

Певческим хором в 1897 заведовала Мария Алексеевна Корсунская. В 1901–1905 учителем пения был коллежский асессор Сергей Петрович Грессеров, в 1908–1909 – Иннокентий Сергеевич Каблуков, в 1911 – Семен Николаевич Куклин, в 1914 – Алексей Алексеевич Михайлов, в 1915 – Степан Иванович Богатников.

Воспитанницы приюта

Александринский приют был открыт для девочек, однако первоначально сюда принимали и мальчиков. В первый год сюда поступило 25 человек: 19 девочек и 6 мальчиков. К 1860 это количество увеличилось в 2,5 раза. В этом году из 69 воспитанников было только 3 мальчика.

До 1860 возраст принимаемых на попечение детей ограничивался 10 годами, а после сбора средств, полученных от проведения специальной лотереи, в приюте было открыто отделение для взрослых детей. В нем девочки имели возможность находиться до 15 лет.

По составу призреваемых приют был всесословным. Так, в 1860 здесь воспитывались 10 детей дворян и чиновников, 25 – военных нижних чинов, 17 – мещан и мастеровых, 9 – крестьянских детей и 8 – переселенцев. К 1876 общее число воспитанниц – и постоянно живущих, и приходящих – в Александринском приюте и в его отделе увеличилось до 161.

Количество содержавшихся в приюте пансионерок в разные годы было неодинаковым. В 1882 воспитывалось 145 детей, в 1883 – 117. В 1891 в приюте насчитывалось 100 воспитанниц, в 1897 – 82 живущих в заведении и 30 приходящих.

В 1899 в заведении содержалось 75 девочек на полном пансионе. Всего одна являлась дочерью дворянина, было 10 дочерей чиновников, одна – лиц духовного звания, 32 – мещан, 11 – крестьянских дочерей, нижних воинских чинов – 6, ссыльных – 13. Постоянно находилась в приюте одна питомица.

К 1 января 1901 в приюте воспитывалось 88 человек, которые по сословиям распределялись следующим образом: детей дворян и чиновников – 13, духовного звания – 2, городских сословий – 36, сельских сословий – 25, инородцев – 2, солдат и казачьих детей – 9 и других – 1.

Во время Первой мировой войны были предприняты дополнительные меры к определению в приюты детей, оказавшихся без кормильцев. Был образован Романовский комитет, на средства которого содержались такие дети. В 1916 в Александринском приюте было 27 детей-сирот или полусирот сельского состояния, а также детей призванных на действительную службу запасных и ополченцев.

Образовательный процесс

Организация учебно-воспитательного процесса повторяла в общих чертах деятельность многих благотворительных заведений.

Преподавание общеобразовательных предметов велось по программам народных училищ Министерства народного просвещения. Воспитанницы разделялись на четыре класса, из которых последний предназначался главным образом для занятий и «усовершенствования девиц в рукоделии, домашнем хозяйстве и некоторых профессиональных отделах приютского образования».

Учебный курс продолжался в 1 классе – до двух лет, применительно к возрасту и общему развитию детей, во 2 и 3 классах – по два года, в последнем – один год.

Совершенно малолетние дети, поступавшие в заведение неграмотными или малограмотными, под руководством воспитанниц старшего возраста и наблюдением прямого начальства приучались к строю приютской жизни и обучались первоначально грамоте и рукоделию особыми группами, а затем зачислялись в первый класс.

Обучение рукоделию продолжалось во все время пребываний воспитанниц в приюте. В программу обучения рукоделию входили: шитье, вязание, плетение кружев, вышивание гладью и другими швами, кройка и, как пособие к ней, начала черчения и рисования.

Обязательным для всех воспитанниц было обучение церковному и светскому пению. Из числа девочек, обладавших лучшими голосами, был сформирован хор, который за установленную плату приглашал причт Градо-Иркутской Тихвинской церкви для пения на клиросе в праздничных богослужениях.

В приюте велось также обучение письму на пишущей машинке. Заработок от выполненных заказов составлял около 160 руб. в год.

Большим событием в череде обыденной жизни были торжественные выходы по праздникам в театр, где благотворители «выкупали» губернаторскую ложу, и сироты смотрели спектакль с лучших мест.

Быт

Старшие девочки были «прикреплены» к младшим, следили за их чистотой, аккуратностью в одежде, учили правилам личной гигиены. Вырастая из платья и обуви, старшие обязаны были в хорошем состоянии передать вещи младшим. Форма состояла из синего платья и черного кашемирового фартука.

В спальне размещалось по 3–4 девочки.

Вся швейная работа, а также кройка предметов одеяния воспитанниц производились ими самими. Воспитанницы усердно вышивали и вязали крючком различные салфетки и скатерти. Изготавливались ими также и комплекты большого свадебного приданого.

Домашнему хозяйству девочки обучались практически, исполняя посильные работы на кухне, содержа в чистоте приют. Воспитанницы обучались также кулинарному искусству, для чего на пожертвованные потомственным почетным гражданином С.С. Кальмеером деньги в 1900 была устроена особая кухня, снабженная всеми принадлежностями.

Девицам же старшего возраста поручался уход за имевшимися в приюте коровами, объяснялись элементарные приемы молочного хозяйства.

Таким образом, заведение считало своей основной задачей подготовку своих воспитанниц к самостоятельной жизни, привитие им необходимых практических навыков и умений.

В сентябре 1900 Александринский приют получил почетный диплом за экспонаты на Парижской всемирной выставке, где ведомство детских приютов «устроило обширный отдел как показатель полной и наглядной картины организации и внутреннего устройства русских заведений для призрения, воспитания, школьного и ремесленного обучения сирот и детей неимущих родителей и подготовления их к самостоятельной трудовой жизни».

Источники и литература

  1. Адрес-календарь Иркутской губернии. – Иркутск, 1916.
  2. Адрес-календарь личного состава служащих в правительственных, общественных и частных учреждениях города Иркутска на 1897–98 год. – Иркутск, 1897.
  3. Весь Иркутск с отделами Забайкальской и Якутской областей на 1909 г. – Иркутск, 1909.
  4. Весь Иркутск с отделами Забайкальской области: адресно-справочная и торгово-промышленная книга на 1908 год. – Иркутск, 1908.
  5. ГАИО. Ф. 33. Оп. 1. Д. 3, 4, 13, 27, 168.
  6. Иркутск. Его место и значение в истории и культурном развитии Восточной Сибири: Очерк, редактированный и изданный городским головой В.П. Сукачевым. – М., 1891.
  7. Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова). С предисловием, добавлениями и примечанием И.И. Серебренникова. – Иркутск, 1911.
  8. Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. – Иркутск, 2003.
  9. Известия Иркутской городской думы. – 1889. – Т. III, № 23. – Декабрь.
  10. Календарь-справочник по Восточной Сибири на 1911 год. – Иркутск, 1911.
  11. Календарь-справочник по г. Иркутску и Иркутской губернии на 1914 г. – Иркутск, 1914.
  12. Пономарева Н.С. О Катюше Дробышевой, воспитаннице Александринского приюта (из рассказа ее дочери Валентины Владимировны Титовой) // Прибайкалье.
  13. Памятная книжка Иркутской губернии на 1865 г. – Иркутск, 1865.
  14. Памятная книжка Иркутской губернии на 1873 г.: Адрес-календарь. – Иркутск, 1873. Памятная книжка Иркутской губернии на 1877 г. – Иркутск, 1877.
  15. Памятная книжка Иркутской губернии на 1887 г. – Иркутск, 1887.
  16. Памятная книжка Иркутской губернии на 1891 г. – Иркутск, 1891.
  17. Памятная книжка Иркутской губернии на 1902 г. – Иркутск, 1902.
  18. Памятная книжка Иркутской губернии на 1906 г. – Иркутск, 1906.
  19. Памятная книжка Иркутской губернии. – Иркутск, 1912.
  20. Памятная книжка Иркутской губернии. – Иркутск, 1911.
  21. Памятная книжка по Иркутской губернии на 1901 год. – Иркутск, б/г.
  22. Памятная книжка по Иркутской губернии на 1903 год. – Иркутск, б/г.
  23. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. / сост., предисл. и примеч. Н.В. Куликаускене. – Иркутск, 1994.
  24. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–1901 гг. / изд. подг. Н.В. Каликаускене. – Иркутск, 1993.
  25. Справочник по городу Иркутску и Иркутской губернии на 1915 г. – Иркутск, 1915. Терновая И.И., Терновой И.В. Как учились иркутяне. – Иркутск, 2011.
  26. Терновая И.И., Терновой И.В. Как учились иркутяне. – Иркутск, 2011.
  27. ЦГИА. Ф. 763. Оп. 2. Д. 405.
  28. Чирков Н.С. Иркутск в кармане: Справочник 1908–1909 г. – Иркутск, б/г.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Любовь Витальевна | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 16 ноября 2015