Экономика Иркутской области, очерк истории // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Автор: Борис Слепнёв
Автор: Не известен
Автор: Б. И. Лебединский
Автор: Н.Н. Каразин
Автор: Крадин Н.П.
Автор: Б. Лебединский
Автор: Egor Kurlyuk
Автор: П. А. Милевский
Автор: Не известен
Автор: Иркипедия
Автор: Не известен
Автор: Фото Н. Бриля
Автор: М. Василенко
Автор: Н.А. Чарушин
Автор: Не известен
Автор: Борис Слепнёв
Автор: Viktor Sarafanov

Сегодняшнюю Иркутскую область мы знаем достаточно хорошо. Она расположена на востоке Сибири. Здесь создан мощный производственный и научно-технический потенциал, сосредоточены уникальные лесные и водные ресурсы, в недрах залегают ценные полезные ископаемые. Богатство природных ресурсов ставит Иркутскую область на одно из первых мест среди субъектов Российской Федерации. В общероссийском разделении труда она выступает как крупная энергопромышленная и минерально-сырьевая база.

А что известно об истории Иркутской губернии и этапах хозяйственного освоения ее территории? К сожалению, представления о прошлом востока Сибири ограничиваются у многих из нас привычными стереотипами, рисующими слаборазвитую окраину царской России, место изгнания и ссылки. Советская историография создала миф о том, что хозяйственное и культурное развитие этой территории началось только послереволюционный период. Между тем уже беглое знакомство с архивными материалами свидетельствует, что Сибирь в начале XX в. была наиболее динамично развивающимся регионом Российского государства. Темпы и масштабы ее экономического роста впечатляют даже сегодня, равно как удручают последствия происходивших после 1917 г. преобразований, надолго затормозивших поступательное движение, отбросивших экономику на десятилетия назад.

Не менее устойчив и другой миф, возникший еще в дореволюционный период, представляющий восток и север Сибири как край, оторванный от признанных центров цивилизации, не имевший самобытной хозяйства, оживший только с приходом русских. Подобное восприятие экономической истории Сибири неприемлемо.

Безусловно, на экономическое и культурное развитие Прибайкалья оказали воздействие такие ключевые события в истории страны, как русская колонизация Сибири и Октябрьский переворот 1917 г. Но не только они определяли поступательное движение. Хозяйственное освоение началось намного раньше. Оно имеет интересную историю, уходящую в глубокую древность, к эпохе палеолита. Поэтому, приступая к осмотрению экономики современной Иркутской области, необходимо хотя бы бегло взглянуть на все предшествующие периоды хозяйственного освоения данной территории.

Древние обитатели Прибайкалья

Палеолит (древний каменный век). Около 130 лет назад в Иркутске произошло событие, получившее мировую известность. При возведении Военного госпиталя строители нашли остатки поселения первобытных людей, обитавших в Прибайкалье в древнекаменном веке. Столь древний культурный слой, относящийся к верхнему палеолиту (50-10 тыс. лет до н. э.), на территории России был выявлен впервые. Обнаруженные здесь каменные орудия труда и украшения из кости мамонта стали сенсационной находкой для археологов и поразили необычно высоким для той эпохи художественным уровнем, изяществом резьбы по кости и оригинальностью орнамента.

В раскопках у Военного госпиталя участвовали известные исследователи того времени И. Д. Черский и А. Л. Чекановский. Кроме изделий человека они обнаружили остатки типичной палеолитической фауны: мамонта, быка-бизона, пещерного льва, древней лошади, благородного оленя-марала.

К сожалению, вся эта уникальная археологическая коллекция, не имевшая аналогов в России и в мире, погибла во время Иркутского пожара в 1879 г.

Не менее сенсационные результаты дали раскопки в с. Мальта, на левом берегу р. Белой. В феврале 1928 г. крестьянин этого села, копая подполье, наткнулся на громадные кости мамонта. О находке сообщили в областной центр. Проверить сведения выехал молодой сотрудник Иркутского краеведческого музея М.М. Герасимов. Под его руководством в 1928-1934 гг. в Мальте проводились археологические исследования. Они позволили выявить стоянку первобытного человека, обнаружить хорошо сохранившиеся орудия труда и предметы искусства, пополнившие сокровищницу древних культур.

В 1936 г. у с. Буреть, на правом берегу Ангары, в 7-8 км от Мальтинской стоянки, археолог А. П. Окладников открыл еще одну стоянку подобного типа. Здесь тоже были найдены хорошо сохранившиеся предметы труда и быта, свидетельствующие о высоком уровне материальной культуры древних людей, обитавших в Прибайкалье около 25 тыс. лет назад.

Все эти археологические находки в суровой Сибири, вдали от  общепризнанных центров цивилизации, стали полной неожиданностью для мировой научной общественности, традиционно исключавшей Сибирь из числа регионов, где происходило становление древней культуры.

Впоследствии древние стоянки были открыты в Приленье у д. Частинской и в районе Киренска, в пади Ушканке вблизи Иркутска, а также на правом берегу Ангары у Балаганска. К периоду позднего палеолита относят наскальные рисунки, обнаруженные в верховьях Лены, возле д. Шишкино.

Археологические находки древнекаменного века свидетельствуют, что на территории современной Иркутской области в период верхнего палеолита существовали достаточно мощные очаги хозяйства и древней культуры, не уступающие центрам палеолитической культуры Западной Европы. Достаточно сказать, что найденные в Мальте и Бурети хорошо сохранившиеся женские статуэтки (рис. 2.1) и скульптурки птиц (рис. 2.2), вырезанные из бивня мамонта, до сих пор составляют основу мирового фонда палеолитической пластики.

Древние обитатели Прибайкалья так же, как и верхнепалеолитические охотники всей приледниковой зоны Европы и Азии, имели полуоседлый бытовой уклад жизни, занимались охотой на мамонта и северного оленя, изредка рыболовством и собирательством, сооружали стационарные жилища полуземляного типа.

Образ жизни их стал меняться в период последнего оледенения. Из-за резкого похолодания исчезли леса и вымерли мамонты, первобытный человек лишился основной пищи и поделочного материала — бивней. Угасло искусство резьбы по кости. Чтобы прокормиться и выжить, первобытные люди стали совершенствовать орудия труда и расширять сферу своей деятельности. Изменился хозяйственный уклад жизни древнего человека. Наступила эпоха неолита, совпавшая с завершением оледенения и восстановлением лесов, с формированием современных ландшафтов.

Неолит (новый каменный век, 8-3 тыс. лет до н. г). Об эпохе неолита рассказывают археологические раскопки древних поселений. Наиболее известные из них находятся в районе с. Серово и у стадиона «Локомотив» в Иркутске. Они подтверждают, что 6-5 тыс. лет назад в Прибайкалье сформировалась неолитическая культура.

Стоянки этого периода обнаружены также в пещерах по берегам оз. Байкал, вдоль рек Ангары, Лены и их притоков. Наиболее крупные пещеры, общей длиной до 500 м, находятся на р. Уде, в 60 км от Нижнеудинска. В них найдены орудия труда и предметы быта человека эпохи неолита. Здесь же обнаружены наскальные рисунки, а также кости вымерших шерстистого носорога и пещерного медведя.

Хозяйственный уклад в период неолита по-прежнему оставался охотничье-собирательским и рыболовецким. Но уже появились более производительные и разноразные орудия труда, удовлетворяющие растущим хоззяйственным  потребностям. Охотники и рыболовы Прибайкалья стали использовать гарпун, сеть и лодки-берестянки. Они приручили первое домашнее животное   —   собаку. Первыми в мире стали применять сложный, усиленного типа лук и стрелы с нефритовыми наконечниками, ка­менные ножи и топоры, охотни­чьи лыжи. Научились делать гли­няную посуду. Их поселения с открытых мест и высоких тер­рас спустились в поймы рек. Воз­никли зачатки земледелия.

Люди каменного века жили небольшими первобытными об­щинами и не знали частной соб­ственности на средства производ­ства. Поздний неолит стал пери­одом формирования этнических групп и культур, отдельные эле­менты которых сохранились у эвенков и тофов вплоть до ны­нешнего века.

Энеолит и бронзовый век (4-1 тыс. лет до н. э.). В по­следующие периоды происходят дальнейшие изменения хозяй­ственного и этнического уклада. Этому не могут помешать даже суровые природные и климати­ческие условия. Племена, засе­лявшие долины крупных рек и степные районы юга Восточной Сибири, постепенно заменяют ка­менные орудия труда металли­ческими, вначале медными и бронзовыми, затем железными.

Остатки поселений и захо­ронений периода энеолита и бронзового века обнаружены в районе Глазковской горы в Ир­кутске. Эти находки знаменуют целую эпоху в древней культуре народов Сибири, получившую из­вестность как «глазковский период». Каменные орудия этого периода уже не столь разнооб­разны, что связано с распростра­нением первых металлических изделий. Из меди и бронзы древние люди научились делать ножи, наконечники для стрел, рыболовецкие крючки, иглы для шитья, предметы быта и украшения.

Глазковская культура сохранила глубокую связь с прибайкальской неолитической культурой. Глазковские племена, как и их далекие предки, занимались охотой, рыболовством и собирательством. Вместе с медными и бронзовыми они изготовляли изделия из камня и кости, причем изделия эти стали более разнообразными в сравнении  с периодом неолита. Например, костяные ложки, найденные в глазковских захоронениях, являются самыми древними из обнаруженных в Азии. Это свидетельствует о довольно высоком уровне хозяйственного уклада древних жителей Прибайкалья.

В глазковский период развивалась меновая торговля. Формировался скотоводческо-земледельческий хозяйственный комплекс. Усиливалась миграция. Образ жизни кочевых племен в эпоху бронзы способствовал расширению связей с населением других районов, как на западе, так и на востоке. Завязывались торговые отношения с племенами бассейна Енисея, Минусинской котловины и Оби, с народами Дальнего Востока, куда из Прибайкалья доставляли нефрит, а взамен с берегов Тихого океана везли морские раковины, из которых изготавливали кольца, диски и бусины.

Совершенствование орудий труда и быта и более высокий хозяйственный уклад изменили культуру прибайкальских племен. Об этом свидетельствуют раскопки глазковских захоронений, где встречаются более разнообразные изделия искусства. Их доля в сравнении с орудиями труда значительно возросла. В качестве украшений пользовались не только костяные и нефритовые, но и бронзовые изделия, перламутровые, керамические. В глазковский период в Прибайкалье зародился шаманизм.

Железный век. Период, сменивший бронзовый век к началу тысячелетия до н.э., характеризуется распространением железных орудий труда, более быстрым хозяйственным и общественным развитием. Начинаются процессы разложения родовых отношений, растет имущественное неравенство, возникает частная собственность на средства производства. На территории Центральной Азии образуются первые полуфеодальные государства кочевников, в которых получают развитие новые более прогрессивные формы хозяйствования.

Самым древним государством, которое оказало экономическое  влияние на Прибайкалье, было объединение степных кочевых племен гуннов, возникшее в конце III в. до н. э. Главным занятием кочевников являлось скотоводство. Охоте и рыболовству в хозяйстве гуннов отводилась вспомогательная роль. Имелись зачатки земледелия. Было развито гончарное дело, совершенствовались навыки обработки бронзы и железа.

Под властью этого государства находились степные районы Центральной Азии, от Алтая до Желтой реки в Китае. Влияние гуннов распространялось и на южные территории Прибайкалья и Забайкалья. Оно не только сопровождалось угоном скота, захватом имущества, уводом в плен и рабство, но и оказало прогрессивное воздействие на экономическое развитие региона. Власть гуннов продолжалась в этой части Азии почти до нашей эры.

Затем господство в Центральной Азии перешло к другому народу - сяньби, правители которого в 80-90-х гг. н. э. вытеснили гуннов из Центральной Азии и покорили многие сибирские племена. Основу хозяйственного уклада сяньбийцев составляло кочевое скотоводство. Их набеги также оказали влияние на хозяйственное развитие Южного Прибайкалья.

Прибайкалье в период средневековья

В V-VI вв. южные районы Прибайкалья перешли под влияние племен тюкю, объединенных в тюркский каганат. Центром восточных тюкю стал бассейн р. Селенги. Их племена занимались скотоводством и торговлей, изготовляли железные изделия. Конница и хорошее вооружение делали тюкю грозной военной силой, используемой каганатом для обложения данью соседних народностей, в том числе и прибайкальских.

В VIII в. государство тюкю распалось, а Забайкалье стало центром другого  государства — Уйгурского. К середине IX в. уйгуры были разбиты хакасами, имевшими самостоятельное государство в бассейне верхнего Енисея. После поражения уйгуров хакасы основали свою столицу в степном Забайкалье, на р. Орхон. Самостоятельность Хакасского государства сохранялась до конца XII в., когда оно было подчинено монгольскому хану Тимучину (Чингисхану), создавшему громадную империю, экономическое влияние которой проявлялось и в Прибайкалье.

Однако для новой быстро расширяющейся Монгольской империи Прибайкалье и Забайкалье представлялись далекой и бедной се­верной окраиной, особенно в сравнении с южными, блиставшими роскошью, китайскими и среднеазиатскими землями. «Лесные народности» интересовали Чингисхана лишь в плане поставок пушнины и возможности контроля торговых путей к Енисею, где в то время сеяли много хлеба, вывозимого мусульманскими и уйгурскими купцами в Монголию.

Курыканы. В VI – X вв. самой многочисленной этнической группой в Прибайкалье были курыканы — далекие предки якутов, народности тюркского происхождения. Они расселились по берегам Байкала, в верхнем течении Ангары, в верховьях Лены, вблизи улуса Шохтой по р. Мурин, по рр. Осе, Куде, Анге, Иде, Илге, на о. Ольхон и в других  местах Прибайкалья.

Археологические раскопки свидетельствуют, что основным занятием курыкан являлось скотоводство. Они разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец и даже верблюдов. Для повышения продуктивности своих пастбищ, курыканы первыми в Восточной Сибири применили искусственное орошение сенокосных угодий. В Кудинской степи, вблизи улуса Харазаргай, сохранились остатки оросительной системы того периода.

Хозяйственная жизнь курыкан не ограничивалась скотоводством. Занимались они звероловством и собирательством. На сохранившихся средневековых наскальных рисунках можно увидеть сцены охоты на кабана, лося, оленя. Для заготовки корней съедобных растений применялись железные лопатки с деревянными рукоятками.

Курыканы стали первыми земледельцами в Прибайкалье. Возле их поселений археологи встречают следы древней пашни, где выращивали просо, пшеницу, рожь, коноплю. Земледельческая культура курыкан была связана со среднеазиатской. Об этом свидетельствуют находки земледельческих орудий на Унгинском поселении вблизи Балаганска, где обнаружены металлические серпы, каменные жернова, чугунный сошник, свидетельствующий о применении плуга.

Курыканы вели полуоседлый образ жизни. Они владели секретами металлургии и кузнечного дела. Возле их поселений обнаружено множество плавильных ям и глинобитных горнов, в которых выплавлялось железо. Курыканы знали письменность. Их искусство представлено многочисленными украшениями и предметами быта, найденными при раскопках. О высоком уровне культуры свидетельствуют наскальные рисунки, обнаруженные в верховьях р. Лены у д. Шишкино, на о. Ольхон, на р. Унге вблизи улуса Нукуты, в долине р. Куды на горах Хашкай и Манхай.

Курыканы выступали на стороне уйгурских племен против власти тюркского каганата, но в Х-ХI вв. курыканы были вытесьнены монголами и ушли далеко на север, в район средней Лены, составив основу якутского народа. На их место пришли монголоязычные племена. На скалах у д. Шишкино встречаются резные изображения того периода, которые хронологически следуют за курыканскими рисунками, воспроизводя быт монгольских и бурятских кочевников.

Хозяйство и культура курыкан выделялись высоким уровнем развития и самобытностью. Вместе с тем они носили отпечатки тюркской,  кыргызской и уйгурской культур, включали в себя элементы хозяйственных навыков и культуры народностей Алтая, Енисея и Забайкалья, что свидетельствует о широких контактах курыканских племен Прибайкалья с другими народностями Азии.

После ухода курыкан на север основными этническими группами в Прибайкалье стали монгольская, тюркская и эвенкийская, которые впоследствии влились в состав бурят-монгольского и эвенкийского народов.

Буряты. Формирование бурятского населения в регионе началось после падения государства уйгуров и продолжалось в период империи Чингисхана, когда происходило наиболее активное освоение степных и лесостепных территорий вокруг Байкала отдельными монголоязычными племенами.

К началу русского освоения хозяйственные и культурные связи между различными племенами укрепились, и бурятское население стало этнически более однородным. При этом выделилось несколько основных ветвей: булагаты, эхириты, хонгодоры и хоринцы. Селились они следующим образом: булагаты — вдоль Ангары и ее притоков Оки, Унги, Осы, Иды и Куды; эхириты — в верховьях Куды, Лены и ее притоков Манзурки и Анги; хонгодоры — в южных районах Прибайкалья по долинам Иркута, Китоя и Белой; хоринцы — на западном берегу Байкала в районе р. Бугульдейки и в Приольхонье, большая часть хоринцев проживала в Забайкалье.

Племена селились родами, объединенными в улусы. Объединение прибайкальских племен, в которых главную роль играли эхириты и булагаты, называлось «бурат», что означало «лесные племена» или «лесные люди». Так монголы называли население лесостепных территорий по обе стороны Байкала. Об этом свидетельствуют записки русских исследователей и материалы бурятского фольклора XVII-XVIII вв.

Первые русские землепроходцы, встретившись в Прибайкалье с добродушным и гостеприимным народом и услышав новое и незнакомое им слово «бурат», вложили в него свое понятие «брат», «братский». Именно так стали называться все монголоязычные племена, включая племена ойротов и монголов, расселившихся отдельными группами в Тункинской и Аларской степях. Даже первый русский острог на Ангаре был назван Братским.

Основой хозяйства у прибайкальских бурят к приходу русских было скотоводство полуоседлого типа. Как и курыканы, они разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, верблюдов. Прибайкальские буряты переняли у курыкан мастерство кузнечного дела и навыки земледелия. Они выплавляли железо, делали из него оружие и хозяйственный инвентарь. Бурятские металлические украшения для одежды и сбруи пользовались спросом у соседних племен, а впоследствии, на первых  этапах русского освоения Прибайкалья, охотно приобретались служилыми и торговыми людьми и первыми переселенцами.

Почти все необходимое для своего хозяйства местные племена изготовляли сами. Скотоводство и земледелие доставляли пищу, одеяжду, материал для устройства жилищ. Сеяли просо, гречиху, ячмень. Излишки продукции служили у бурят предметом меновой торговли с эвенками и тувинцами, которые поставляли им пушнину. Существовали торговые связи со Средней Азией и Монголией.

Большую роль в хозяйстве бурят играла охота, в которой наравне с мужчинами принимали участие женщины. Для охоты использовались сложный монгольский лук и стрелы с железными наконечниками. Особое значение для меновой торговли имела пушнина. В рукописных памятниках по истории монголов XIII в. название «булагат» или «булагачин» трактуется как «соболевщик».

Эвенки (старое название «тунгусы»). Эвенкийским племенам принадлежало в Прибайкалье второе место по численности после бурятских. Они вели кочевой образ жизни, селились в чумах отдельными семьями или группами семей. Их поселения располагались по берегам Байкала, вдоль Ангары, Лены, Верхней Тунгуски. Мужчины занимались охотой, рыбной ловлей, оленеводством.

Излишки продукции оленеводы и охотники использовали для обмена и для выплаты дани бурятам. На охоте они применяли лук и рогатину, петли и самострелы. Женщины выделывали шкуры и шили из них одежду, ухаживали за детьми.

По мнению ряда исследователей (А.П. Окладникова, Г.М. Левина и др.), этнографический комплекс, характерный для прибайкальских эвенков, и свойственный им антропологический тип существовали уже у племен, обитавших на Ангаре и Лене в глазковский период, около 3-4 тыс. лет назад. В то время эти племена селились на довольно обширной территории.

К моменту прихода русских местные эвенкийские племена на­ходились на стадии перехода от родового строя к феодализму. У эвенков-оленеводов появилась частная собственность на скот. Охот­ничьи угодья распределялись между семьями, а добыча доставалась отдельной семье, а не всему роду, как это было при первобытнообщин­ном строе. Однако основную роль в управлении родами продолжали играть родовые собрания и шаманы.

Тофы. К приходу русских эта древняя народность занимала третье место в общей численности населения Прибайкалья. Тофы за­селяли склоны Восточного Саяна в пределах территории современно­го Нижнеудинского административного района. По происхождению и языку они близки к тувинцам. Основу хозяйства тофов составляли охота и таежное кочевое оленеводство. К началу XVII в. родовой строй у тофов распался, хотя сохранялись еще многие его пережитки. Появились богатые и бедные.

Прибайкалье до прихода русских

К моменту прихода русских Прибайкалье представляло собой пеструю в этническом и хозяйственном отношении территорию, где обитали племена бурят, тофов, эвенков и якутов, ведущих кочевой образ жизни.

Буряты кочевали в южных лесостепных районах, эвенки и якуты заселяли северные таежные районы, тофы — западные горные райо­ны Восточного Саяна.

В таежных районах племена занимались охотой и рыбной лов­лей, в степных — скотоводством. Имелись некоторые зачатки земле­делия. Велась примитивная добыча соли и железа. Возникали товар­но-денежные отношения и ремесла. Однако по уровню хозяйственно­го развития и культуры восточные регионы Сибири существенно от­ставали от районов Европейской России. Здесь еще происходили процессы разложения родового строя и перехода к феодализму. Не утихала междоусобная борьба.

Интересы проживающих в Восточной Сибири племен и необхо­димость приобщения их к более высоким формам цивилизации обус­ловили быстрое объединение региона с Русским государством. При этом ускорилось проникновение русских в Прибайкалье, освоение которого происходило на протяжении XVII в., после включения Сред­ней и Восточной Сибири в состав России.

Начало русского освоения Прибайкалья

Началось освоение Прибайкалья с Енисея, куда русские промышленные и торговые люди приходили морем (через Югорский Шар, Карское море и п-ов Ямал) или «черезкаменным» путем (через Урал).

В бассейне Енисея поморские промышленники занимались пушным промыслом, сбором ясака, меновой торговлей. Здесь возникли первые русские поселения. Быстро рос город Новая Мангазея (ныне Туруханск), ставший первой русской столицей Средней Сибири. Отсюда казаки и промышленные люди осваивали новые восточные районы. Так, на Енисее, недалеко от впадения в него Ангары, возник Енисейск (1618), ставший самым большим торговым и административным центром Средней Сибири, а на Красных Кручах в районе р. Качи был основан Красноярск (1628).

Закрепившись на Енисее, русские первопроходцы начали осваивать восточные районы по его правым притокам. Казачьи отряды продвигались из Енисейска по Ангаре и Илиму в верховья Лены, а из Туруханска по Нижней Тунгуске и Вилюю — в среднее течение Лены.

Первые сведения о походе в пределы Иркутской области большого казачьего отряда во главе с Пантелеем Пяндой относят к началу 20-х гг. XVII в. Этот отряд прошел в устье Нижней Тунгуски и поднялся в ее верховья. Здесь у тунгусов казаки узнали о существовании нескольких троп, по которым можно было выйти к другой великой реке — Лене (одна из этих троп, в районе современного Киренска, впоследствии использовалась для перевалки судов и получило название «Чечуйский волок»). По Лене отряд спустился до Якутских земель. Мощная река несла свои холодные воды к океану, но казаки повернули обратно. Где-то в районе современного Верхоленска они встретили «брацких людей» — бурят-скотоводов, которые провели их через Усть-Ордынскую степь к еще одной великой реке — Ангаре. По ней казаки вернулись к Енисею, повстречав на пути р. Илим, в устье которой с удивлением обнаружили ясачные зимовья и русских людей, уже несколько лет занимавшихся здесь землепашеством.

Таким образом, Пантелей Пянда положил начало русскому освоению территории современной Иркутской области. Он изучил Чечуйский волок, по которому в последующем землепроходцы сравнительно легко попадали с Нижней Тунгуски на Лену. Доказал, что Верхняя Тунгуска и Ангара — одна и та же река. Принес весть о богатых пашенных землях по Илиму.

Следующий казачий отряд, во главе с Василием Алексеевым, «привел под государеву высокую руку» тунгусов Нижнего и Среднего Приангарья (1625), пройдя от Енисейска до Шаманского порога на Ангаре.

Затем в Среднем Приангарье побывал отряд Василия Бугра (1627-1630). Этот отряд продвинулся до устья Илима и, поднявшись по нему, вышел к Лене, открыв так называемый Ленский волок, по которому впоследствии шло заселение Приленья и Дальнего Востока. В районе Ленского волока казаки основали Илимский острог (1630), который стал первым крупным русским поселением восточнее Ени­сейска.

В это же время отряд из 30 казаков атамана Ивана Галкина поднялся по Илиму до устья Игирмы (1630). А через год он отправил­ся на Лену, где в районе впадения р. Куды был заложен Усть-Кутский острог (1631).

Одновременно Ангару изучал атаман Максим Перфильев (1626-1627, 1631). Его отряды из Енисейска дважды поднимались по Ангаре. Преодолев Падунский порог, они добрались до бурятских улусов, где собрали ясак с бурятских князцов соболями. В этом районе был осно­ван Братский острог (1631) первое поселение русских на бурятской земле. Не жалея красок атаман описывал увиденное: «Братская земля богата, людей в ней много и соболей... а коней и коров и овец и верблю­дов бесчисленно...».

Через десять лет казачий пятидесятник Мартын Васильев вышел к бассейну Лены и в живописной пойме этой реки, в четырех верстах от устья р. Куленги, заложил Верхоленский острог (1641), ставший опорным пунктом присоединения к Российскому государству верхоленских и кудинских бурят.

К берегам Байкала первым пришел казачий отряд пятидесятни­ка Курбата Иванова (1643). Казаки этого отряда поднялись в верхо­вья Лены, вышли к западному берегу озера в районе о. Ольхон, соста­вили первый чертеж западного побережья Байкала. Вскоре другой отряд, казачьего атамана Василия Колесникова, прошел к Байкалу через исток Ангары (1645) и переправился на южный берег озера. Через год, продвигаясь вдоль северо-западного побережья, он дошел до устья Верхней Ангары и основал Верхнеангарский острог (1647). В это же время на юге Байкала русские казаки во главе с Иваном Похабовым заложили Култукский острог (1647).

Затем были основаны Нижнеудинск (1648), Балаганск (1653) и военный форпост Бельск (1654). Через несколько лет на правом бере­гу Ангары, против устья Иркута, по приказу из Енисейска отряд каза­ков во главе с Яковом Похабовым построил Иркутский острог (1661), названный по имени реки, долина которой должна была находиться под надзором острога. Острог быстро рос и вскоре стал центром во­еводства (1682), а затем получил статус города (1686).

Дальнейшее заселение территории шло достаточно быстро. К концу XVII в. русские освоили Приангарье и районы верхней Лены, а в течение следующего столетия заселили полосу плодородных зе­мель вдоль Предсаянской равнины от р. Иркута до Канска. К началу XIX в. на территории современной Иркутской области насчитывалось три города (Иркутск, Илимск и Балаганск), пять острогов (Киренский, Тункинский, Бельский, Верхоленский и Братский), более 500 других населенных пунктов — с общей численностью населения около 100 тыс. чел.

Первые административно-хозяйственные районы

Осваивая новые земли, земле­проходцы шли неизведанными пу­тями, преодолевали порожистые реки, труднопроходимые водораз­делы, таежные дебри, постепенно продвигаясь на юго-восток терри­тории. В наиболее значимых мес­тах они возводили остроги и осно­вывали поселения. Остроги, как правило, состояли из расположен­ных по углам четырехугольника башен, соединенных массивными бревенчатыми стенами. Внутри рас­полагались основные администра­тивные здания, склады, амбары, была церковь. Вокруг крепостных стен группировался посад. В острогах хранились оружие, боевые припа­сы, продовольствие, ясак, товары для торговли. Все строения были дере­вянными, добротными. Дома имели печи, деревянный пол, слюдяные окна. Основанные как боевые фор­посты в слабообжитых районах, ос­троги быстро становились админи­стративно-хозяйственными центрами новых территорий.

К концу XVII в. сформировалось два основных администра­тивно-хозяйственных района: на севере — Илимское воеводство, на юге — Иркутское. Оба воеводства на равных вошли в состав Сибирской губернии.

На первых этапах освоения более экономически развитым было Илимское воеводство, центром которого являлся Илимский острог. По территории Илимского воеводства в тот период проходили ос­новные пути на Дальний Восток. Расположенные здесь Ленский и Чечуйский волоки соединяли бассейны двух великих сибирских рек — Лены и Енисея. Кроме того, в долинах Илима и Ангары про­стиралась щедрая илимская пашня. Все это способствовало быстро­му заселению и экономическому развитию района. Вскоре Илимский острог получил статус «града Илимска». Он стал снабжать хлебом всю Среднюю и Восточную Сибирь, а позже и районы Русской Аме­рики. Здесь развивались ремесла, солеварение, железоплавильное дело, винокурение. Велась бойкая торговля мехами. На Илимской ярмарке ежегодно продавалось по нескольку десятков тысяч собо­линых шкурок, которые затем направлялись в Европу.

Более 100 лет гремела слава «града Илимска». Однако дальней­шее экономическое развитие этого района, как и Сибири в целом, сдер­живалось отсутствием надежных сухопутных путей сообщения. Сезон­ный длинный и неудобный водный путь, проходивший по северным тер­риториям, уступил место сухопутному тракту, который в 1760 г. из Крас­ноярска был доведен до Иркутска. Этот тракт получил название Мос­ковского. Его проложили южнее Илимска, и славный северный город утратил былое значение.

Хозяйственная и торговая жизнь переместилась к югу. Вдоль тракта быстро росли новые поселения. Некоторые из них впоследствии стали городами (Усолье, Черемхово, Зима, Тулун). Значительную роль в эконо­мике притрактовой зоны начала играть торговля между Европейской Рос­сией и районами Дальнего Востока. Ежегодный грузооборот тракта исчислялся миллионами пудов различных грузов. Набирал силу торговый капитал. Хозяйственная активность перешла к Иркутскому воеводству.

Вскоре Иркутск стал центром обширной провинции (1719), а затем -  центром  Иркутской губернии (1764). С первой половины XIX в. город являлся резиденцией генерал-губернатора, сначала всей Сибири 1803), а затем только Восточной Сибири (1822).

Таким образом, к середине XVIII в. Иркутск превратился в административно-хозяйственный и торговый центр всей Восточной Сибири. Этсюда осуществлялось управление обширной территорией от Енисея до Тихого океана. Здесь размещалась резиденция Русско-американской торговой компании, основанной Г. И. Шелиховым. Эта компания до 60-х гг. XIX в. владела частью Северной Америки. Из Иркутска снаряжались многочисленные промысловые экспедиции, в том числе к берегам Аляски. С Дальнего Востока через Иркутск транзитом в Европу шли шкуры каланов и морских котиков, продукция китобойного промысла. На ярмарку в Иркутск стекалась пушнина со всей Восточной Сибири.

История административно-территориального деления

Итак, до появления на карте России названия «Иркутская» существовало Илимское воеводство, выделившееся из Енисейского и несколько раз менявшее свою подчиненность, переходя под верховенство сначала Енисейска, затем Якутска и Иркутска.

Только в 1682 г. было образовано самостоятельное Иркутское воеводство, которое в 1719 г., при разделении единой Сибирской губернии на пять провинций, преобразовали в Иркутскую провинцию, в состав которой в 1727 г. был включен Илимск.

Вскоре Иркутская провинция стала самостоятельной (1736). Она охватывала огромную территорию на востоке России. Управление ею поручалось особому вице-губернатору, подчиненному непосредственно Сибирскому приказу. Таким образом, было положено начало делению Сибири на Восточную и Западную.

В 1764 г. Иркутскую провинцию преобразовали в Иркутскую губернию. В состав новой губернии вошли провинции: Иркутская (Иркутский, Киренский и Балаганский уезды), Верхнеудинская (Удинский, Селенгинский, Баргузинский и Нерчинский уезды), Якутская (Якутский, Илимский, Алданский и Олекминский уезды). Таким образом, Иркутская губерния занимала громадную территорию, от бассейна Енисея до Тихого океана.

В 1783 г. в Сибири были образованы три наместничества (Тобольское, Колыванское и Иркутское), находившиеся под управлением наместников. Наместничества делились на области. Однако такую структуру вскоре упразднили и в 1803 г. вновь вернулись к губернскому. Было создано две губернии: Тобольская и Иркутская. При этом Иркутск стал центром Сибирского генерал-губернаторства.

В 1822 г. по инициативе генерал-губернатора Сибири М. М. Сперанского провели очередную реформу управления. Теперь Сибирь разделили на два генерал-губернаторства (Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское). Восточно-Сибирское генерал-губернаторство, с центром в Иркутске, охватывало не только восточные районы России — Якутию, Камчатку и Чукотку, но и Русскую Америку, вплоть до Калифорнии.

В состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства вошла Иркутская губерния, из которой в 1851 г. выделены в качестве самостоятельных Забайкальская и Якутская области. В результате губерния приобрела очертания, примерно соответствующие границам современной  Иркутской области, без учета северной и северо-восточной ее окраин и юго-западной части современной Республики Бурятии.

В 1887 г. провели очередное административно-территориальное преобразование. Вместо Восточно-Сибирского учредили Иркутское генерал-губернаторство, в состав которого вошли Енисейская и Иркутская губернии, Якутская и Забайкальская области. В 1896 г. Иркутской губернии передали Лено-Витимский золоторудный район, находившийся с 1853 г. в составе Якутской области. В 1913 г. были изменены северо-восточные и южные границы губернии, и ее площадь стала почти равной площади современной Иркутской области (табл. 2.1).

Таблица 2.1. Характеристика административных территорий, входивших в состав Иркутского генерал-губернаторства в дореволюционный период

Территория

Площадь, тыс. км2

Население, тыс. чел.

Иркутская губерния

Енисейская губерния

Якутская область

Забайкальская область

838

2450

3554

575

150

125

12

118

Всего

7417

405

Границы Иркутской области в настоящее вре­мя в основном совпадают с границами бывшей Ир­кутской губернии (за ис­ключением Тункинского и Окинского районов, вошед­ших ныне в состав Респуб­лики Бурятии).

После революции, в 1920 г., из Иркутской гу­бернии выделили и пере­дали в соседний (Канский) уезд Енисейской губернии две волости с населением более 18 тыс. чел. Затем по заданию Госплана СССР Иркутская губернская плановая комиссия обосновала создание так называемой Лено-Байкальской (или Средне-Сибирской) области. В состав должны были войти Иркутская губерния, Якутская и Забайкальская области с образовавшейся к тому времени Бурят-Монгольской АССР. По первоначальному проекту Госплана новая область должна занимать территорию в 1,5 млн км2. На юге она граничила бы с Монголией, на западе — с бывшей Енисейской губернией, на востоке — с Амурской губернией, на севере — с Туруханским краем. Однако эти предложения были отклонены, а в осно­ву районирования лег проект, предло­женный Сибревкомом.

Согласно этому проекту был создан так называ­емый Сибирский край, в состав кото­рого временно включили Иркутс­кую губернию. Как административно-территориальная единица она просуществовала до 1926 г., претерпев административно-территориальные изменения, связанные с образованием Бурят-Монголь­ской АССР, в которую была включена часть территории Прибайкалья. Затем в 1930-х гг. на базе губернии образовали отдельный Восточно-Сибирский край, с центром в г. Иркутске, из которого вскоре выдели­лись Восточно-Сибирская область и Бурят-Монгольская АССР.

Таблица 2.2. Административно-территориальное деление Иркутской области (губернии) в границах соответствующих лет

Административно-территориальные единицы

1914

1923

1937

1958

1998

Уезды

Волости

Округа

Районы

Города областного (губернского подчинения)

9*

145

-

-

1

11**

76

-

-

1

-

-

1

27

1

-

-

1

36

5

-

-

1

33

14

*Включены два бурят-монгольских аймака (уезда)

**Включены четыре бурят-монгольских аймака (уезда)

При всех преобразованиях практически неизменными оставались уезды — Иркутский, Тулунский и Киренский, что свидетельствовало о прочности сложившихся экономических связей, отражающих хозяй­ственную целостность данной территории. С учетом этих связей в сентябре 1937 г. из ранее входивших в состав Восточно-Сибирской обла­сти районов была образована Иркутская область, в пределах которой был создан Усть-Ордынский Бурят-Монгольский национальный округ.

Определенные в 1937 г. границы Иркутской области, с незначительными изменениями на северо-востоке, сохранились до нашего времени, хотя внутреннее деление административных районов за этот период менялось неоднократно.

На момент образования Иркутской области в нее входили 27 районов. На современной карте Иркутской области их 33 (табл. 2.2). Внут­риобластные административно-территориальные преобразования происходили в основном в период широкомасштабной индустриализации и касались, прежде всего, территорий активного хозяйственного освоения. Так, в северо-западной части области возникли Усть-Илимский и Чунский районы. Изменили границы Тайшетский, Братский, Нижнеилимский, Устъ-Удинский и Тулунский районы. Некогда существовавший Кировский район стал частью Усольского, Балаганский вошел в состав Усть-Удинского. Тангуйский район поделили между Братским и Тулунским, а Шиткинский — между Тайшетским и Чунским. Тофаларский слился с южной частью современного Нижнеудинского района.

Хозяйственное развитие в XVIII - начале XX века

В XVII - XVIII вв. в Прибайкалье появились первые промышленные предприятия: Усть-Кутский (1639) и Усольский солеваренные заводы, Ланинский железоделательный завод (1730), Тельминская суконная мануфактура (1731), Тальцынский стекольный завод (1784). В северных районах и в Восточном Саяне добывали слюду-мусковит. Возникли свечное, мыловаренное и табачное производства. Появились винокуренные и мукомольные предприятия.

С середины XIX в. активно развивалась золотопромышленность. Одновременно на базе местных железных и марганцевых руд были созданы Николаевский и Лучихинский железоделательные заводы. В Хайте открылась фарфоровая фабрика (1869), изделия которой приобрели известность далеко за пределами региона. На Ангаре и Лене получило развитие паровое судоходство.

К началу XX в. в Иркутскую губернию пришла железная дорога. Усиливалось переселенческое движение, возникали новые города, росли старые. Появилась новая отрасль промышленности — каменноугольная. Увеличился спрос на продукты питания, и стало быстро развиваться сельское хозяйство.

Перед революцией губерния была известна своей мощной и высокоразвитой золотопромышленностью, запасами железных руд, каменного угля, поваренной и глауберовой солей, мрамора, слюды. Таежные леса покрывали большую часть ее территории, однако встречались участки, пригодные для земледелия (илимская и приангарская пашни). Рожь, овес и яровая пшеница, выращиваемые здесь, почти полностью обеспечивали потребность местного населения в хлебе. Широкое распространение получили охота и рыболовство. Развивались железоделательные, солеваренные и винокуренные заводы. Процветала торговля. Открывались кредитные учреждения.

Губерния делилась на пять уездов (Балаганский, Верхоленский, Иркутский, Киренский, Нижнеудинский) и два округа (Олекминский и Витимский).

До революции почти все предприятия губернии находились в акционерной или частной собственности, ориентировались на удовлетворение потребностей рынка и получение максимальной прибыли.

Послереволюционный период

После октября 1917 г. большевики сломали годами складываю­щуюся систему самоорганизации производства, национализировали акционерные и частные промышленные предприятия и даже неболь­шие кустарные мастерские. Вся продукция объявлялась собственнос­тью государства и подлежала централизованному распределению. Исчезли экономические стимулы, нарушились производственные свя­зи. Рыночная экономика была заменена административно-командной системой.

В итоге к 1920 г. производство промышленной продукции сни­зилось в 7-8 раз по сравнению с 1913 г. Многие предприятия закры­лись. Большой спад наблюдался в золотодобывающей (в 10-12 раз) и каменноугольной (в 2-4 раза) промышленности. Вдвое сократилось производство соли. Перестали работать Усольская спичечная и Хайтинская фарфоро-фаянсовая фабрики, Тальцынский стекольный за­вод, Тельминская суконная фабрика, Камышетский цементный завод. Разразился острый топливный и продовольственный кризис, не хвата­ло сырья для промышленности. Прекратилась деятельность Никола­евского и Лучихинского металлургических заводов. Оборудование промышленных предприятий требовало капитального ремонта. При­остановилось движение на Транссибирской железной дороге. Умень­шилось количество рабочих мест, а сами рабочие разошлись по дерев­ням.

В те годы управление сибирской промышленностью было возло­жено на губернские советы народного хозяйства (ГСНХ) и все про­мышленные предприятия перешли под их контроль. Эти советы, в свою очередь, находились под контролем Сибирского промышленного бюро ВСНХ (Сибпромбюро). В 1921 г. были дополнительно органи­зованы отраслевые органы управления, так называемые главки с фили­алами на местах.

Подобные органы создали и в Иркутской губернии. В их веде­ние перешло руководство экономикой. Этот период характеризо­вался установлением жесткой централизации, мелочной опеки, низ­ким профессионализмом, крайне непоследовательной экономичес­кой политикой и невиданным ростом числа управленческих струк­тур. Так, совнархоз в Иркутске был построен по образцу совнархо­зов Европейской России и состоял из 16 отделов, делившихся на четыре группы: производственные, непроизводственные, смешанные и общие. Однако вскоре из его подчинения вышли Ленские золо­тые прииски, Черемховские копи, Николаевский металлургический завод и предприятия геологоразведки.

Чтобы преодолеть хозяйственную разруху, большевики устано­вили всеобщую трудовую повинность. Губернский комитет труда провел регистрацию всего трудоспособного населения в возрасте от 16 до 50 лет. Без ведома этого органа запрещались переводы, увольне­ния и поступления рабочих и служащих на работу. Были изданы постановления о всеобщей мобилизации граждан для выполнения трудовой повинности по восстановлению разрушенных революцией железнодорожного и водного транспорта, предприятий угольной, лес­ной и золотодобывающей промышленности.

Однако, несмотря на принудительные меры, экономический кризис продолжался.  Ощущался острый дефицит ресурсов.  Не хватало квалифицированных инженеров и управленцев. С перебоями работала железная дорога. До минимума был сокращен хлебный паек рабочим в городах. Большевики принимали жесткие меры для стабилизации эко­номики. При Совете труда и обороны, под личным руководством Ленина, постоянно работали топливная и хлебная комиссии. Но никакие административные и чрезвычайные меры радикально не меняли эконо­мического положения в стране.

Новая экономическая политика (НЭП)

Стремление сохранить политическую власть вынудило боль­шевиков возвратиться к экономическим методам хозяйствования. В 1921 г. на селе продразверстку заменили стабильным продналогом, после уплаты которого крестьяне могли свободно распоряжаться излишками своей продукции. Вновь допускались частная собствен­ность и свобода торговли. В промышленности ввели хозрасчет, а предприятиям разрешили самостоятельно распоряжаться прибылью. Отменили декреты о национализации мелкой и кустарной промыш­ленности и о всеобщей трудовой повинности. С принятием нового закона о концессии был открыт доступ в советскую Россию ино­странному капиталу. Таким образом, большевики восстановили то, против чего еще год назад так ожесточенно боролись.

При переходе к нэпу главки упразднили, но вместо них создали тресты и синдикаты. В Иркутской губернии в те годы было организова­но пять трестов — Лензолото, Черембасстрест, Ангарометалл, Ирлестрест и Винтрест. Эти тресты взяли под контроль почти все пред­приятия, перешедшие к новым методам хозяйствования. В свою оче­редь тресты тоже находились под жестким контролем губернских совнархозов, проводивших политику ВСНХ.

Но даже в таких условиях новая экономическая политика благо­творно воздействовала на экономику, оздоровляя ее, что позволило довольно быстро преодолеть послереволюционную разруху. Работая на рынок, хозяйствующие субъекты имели возможность получать от него необходимые для развития ресурсы.

Промышленность и сельское хозяйство в тот период были сняты с дотаций из госбюджета. Между городом и деревней возобновился товарооборот. Добыча золота за четыре года нэпа увеличилась почти в 10 раз, соли — в 2, 5 раза. В Иркутске восстановили и оснастили новой техникой кожевенный завод «Сибирмонгол», сгоревший в пе­риод революционной смуты 1919 г. На Хайтинской фабрике построи­ли новые цехи. Проложили 5,5-километровую железнодорожную ветку, соединяющую Усольский завод с Транссибирской магистралью.

Новая экономическая политика позволила довольно быстро ста­билизировать экономическую ситуацию и приступить к восстановлению разрушенного революцией хозяйства. Большевики удержали полити­ческую власть и уже могли переходить к более масштабным социальным преобразованиям. Важнейшими элементами этих преобразований были индустриализация промышленности и коллективизация сельского хо­зяйства.

Концепция индустриализации

Идея широкомасштабного индустриального освоения Иркутс­кой губернии высказывалась еще в период проектирования и строи­тельства Транссибирской железнодорожной магистрали. Уже тогда специалисты отмечали уникальное сочетание высокоэффективных топливно-энергетических, минеральных, лесных, нерудных и других ресурсов, сосредоточенных в регионе.

После революции идея индустриализации получила развитие в работах Ангарского бюро, созданного в составе Госплана СССР для оценки перспектив использования ресурсов Приангарья. Бюро воз­главляли такие крупные ученые-практики дореволюционной школы, как И. Г. Александров, Н. Н. Колосовский, В. М. Малышев и др.

В 1931 г. прошел первый Восточно-Сибирский краевой научно-исследовательский съезд, наметивший основные направления разви­тия производительных сил региона. Предполагалось с целью даль­нейшего освоения Приангарья создать здесь мощный топливно-энер­гетический комплекс на базе гидроэнергии Ангары и углей Иркутского бассейна, сформировать на его основе крупные энергоемкие производ­ства, прежде всего черной и цветной металлургии, деревообработки и химической промышленности.

Весной 1932 г. состоялась первая Всесоюзная конференция по развитию производительных сил СССР, на которой отдельно рассмат­ривались перспективы использования ресурсов Приангарья. О больших возможностях промышленной эксплуатации этого района говорили ака­демики И. Г. Александров, В. А. Обручев, А. Е. Ферсман и другие вид­ные ученые. Они поддержали идею организовать на базе дешевой энергии и имеющихся в Приангарье природных ресурсов группы энер­гоемких производств, которые не могли быть развернуты в других районах страны.

Концепция индустриального освоения Приангарья получила раз­витие на Конференции по изучению производительных сил Иркутской области в 1947 г. и на последующих конференциях — в 1958, 1980 и 1985 гг.

Годы первых довоенных пятилеток (1928-1941)

Благодаря нэпу к 1928 г. состояние экономики Иркутской гу­бернии приблизилось к дореволюционному уровню. Появилась воз­можность для ее дальнейшего подъема и возобновления индустри­ального развития, прерванного революцией и гражданской войной. Так, в 1930-х гг. почти в 10 раз возросло производство электричес­кой энергии, увеличилась мощность Иркутской ЦЭС. В районных центрах и на крупных железнодорожных станциях были сооружены небольшие электростанции. За годы первых довоенных пятилеток построили и модернизировали около 40 крупных и средних про­мышленных предприятий, шахт, приисков. Среди них следует особо выделить завод тяжелого машиностроения, мясокомбинат, слюдяную и чаепрессовочную фабрики в Иркутске, Усольский солеваренный завод и Усольский завод этиловой жидкости, Черемховский машино­строительный завод.

К 1941 г. были освоены такие новые для региона виды производ­ства, как прокат металла, машиностроение, механическая обработка ко­жаной и валяной обуви, прессовка чая, механическое хлебопечение и др. Заметно увеличилось производство машин и оборудования, возросли объемы заготовки леса, добычи угля, золота, слюды. Развернулись широ­комасштабные геологоразведочные работы. Началась прокладка желез­нодорожной магистрали от Тайшета до Лены, проект строительства которой получил одобрение еще до революции.

К началу Великой Отечественной войны структура промышлен­ного производства Иркутской области существенно изменилась в срав­нении с послереволюционным периодом. На первое место вышло ма­шиностроение (в 1940 г. на его долю приходилось 30% всей промыш­ленной продукции). Всего в период с 1913 по 1940 гг. объем промыш­ленной продукции увеличился в 11,4 раза.

Принципиальные изменения произошли и в сибирской деревне. Здесь завершилась коллективизация. Крепкие крестьянские хозяй­ства, основа товарного производства дореволюционной Сибири, были повсеместно заменены колхозами. Это в корне изменило хозяй­ственный уклад деревни и быт крестьян, отразилось на структуре сельскохозяйственного производства.

Военный период (1941-1945)

В годы Великой Отечественной войны экономика оказалась еще больше централизована и подчинена нуждам обороны. Промышленные предприятия перешли на выпуск военной продукции. Из западных районов в Иркутскую область эвакуировали 22 крупных предприятия машиностроения и легкой промышленности, 10 трестов и свыше 25 тыс. рабочих и специалистов.

Эвакуированные предприятия были быстро развернуты на базе действующих производств и в самые короткие сроки дали фронту необходимую продукцию. Так, на Иркутском заводе им. Куйбышева установили оборудование с машиностроительного завода из Краматорска, а в Черемхове разместили машиностроительное предприятие из Луганской области. Кроме того, в Иркутск прибыло оборудование с Днепропетровской обувной фабрики, а в Усолье-Сибирском, Тельме и Черемхове наладили производство эвакуированные из Одессы и Днепропетровска швейные фабрики.

Война потребовала величайшего напряжения сил. На предприятиях организовывались фронтовые бригады, перевыполнявшие дневные планы. Получил распространеный девиз: «Не выполнив задания — не уходи с работы». Сверхурочный труд детей и женщин стал нормой. Население области собирало теплые вещи для фронта. Все работающие отчисляли из своего заработка деньги в фонд победы, подписывались на военные займы.

Рис. 2.10. Темпы роста объема продукции в 1913-1950 гг. (1913 г. = 1)

Всего за годы войны промышленность области освоила выпуск 50 наименований вооружения, боеприпасов, снаряжения и продуктов питания для фронта. Повысилась роль Иркутского угольного бассейна как важнейшего топливно-энергетического района на востоке страны. Появились новые отрасли промышленности. Расширилась производственная база существующих предприятий станкостроения и тяжелого машиностроения, пищевой и легкой промышленности.

Всего за период с 1940 по 1945 гг. объем продукции промышленности увеличился на 21% и в 1945 г. превысил уровень 1913 г. в 13,8 раза (рис. 2.10).

Послевоенный период (1946-1950)

В первую послевоенную пятилетку промышленность переводилась на мирные рельсы. Иркутский завод тяжелого машиностроения освоил выпуск новых видов машин для металлургической, нефтяной и золотодобывающей промышленности. В Черемхове приступили к созданию Новогришинского угольного разреза с обогатительной фабрикой, второй и третьей очереди Храмцовского разреза и Храмцовской обогатительной фабрики, а также шахты № 6. В Усолье-Сибирском началось строительство машиностроительного завода по производству горного оборудования и нового крупнейшего в стране солеваренного завода. Строились Бирюсинский и Тулунский гидролизные заводы. Возобновилась прокладка железной дороги Тайшет—Лена, что открыло возможность для освоения природных богатств средней Ангары.

Весной 1945 г. на берегу Ангары, недалеко от Иркутска, между ст. Суховская и Китой, развернулась подготовка к строительству крупнейшего в стране химического комбината и города, названного Ангарском. Этим было положено начало созданию новой для Восточной Сибири и Дальнего Востока отрасли промышленности — нефтехимической.

Конференция по изучению производительных сил Иркутской области 1947 года

Большую роль в экономическом развитии региона сыграла Конференция по изучению производительных сил Иркутской области. Она состоялась в августе 1947 г. по инициативе Академии наук СССР, Иркутского обкома КПСС и облисполкома. Возглавил ее проведение вице-президент АН СССР академик И. П. Бардин. Конференция подтвердила стратегию индустриального освоения области и отметила, что Приангарье является наиболее перспективным и первоочередным районом гидроэнергетического строительства Восточной Сибири. Здесь предполагалось разместить крупные производства цветной и черной металлургии, химической и горнодобывающей промышленности.

На конференции было заслушано 150 докладов по важнейшим направлениям экономического развития. Среди докладчиков можно назвать таких известных ученых, как И. П. Бардин, С. Г. Струмилин, И. Н. Образцов, А. В. Винтер, В. С. Немчинов, Л. Д. Шивяков. Все они обосновывали целесообразность создания в Приангарье мощного энергопромышленного района на базе гидроэнергии Ангары, черемховских углей, ангаро-илимских железных руд, солей и известняков, богатейших лесных ресурсов. В материалах конференции отмечалось, что новый энергопромышленный район Приангарья должен стать ядром будущей крупной угольно-металлургической и химической базы Восточной Сибири и СССР в целом.

Решения конференции ускорили начало работ по возведению гидроэлектростанций Ангарского каскада, способствовали развитию машиностроения, цветной металлургии, химической, лесной и горнодобывающей промышленности, транспортного строительства, расширению геологоразведочных работ. Рекомендации конференции были учтены при разработке пятилетних планов социально-экономического развития Иркутской области на 1951-1960 гг.

Конференция открыла принципиально новый этап индустриального освоения региона. Территория Иркутской области в 1950-х гг. превратилась в гигантскую строительную площадку. В народнохозяйственный оборот вовлекались громадные топливно-энергетические и сырьевые ресурсы, на базе которых создавалась крупная промышленность и формировались мощные территориально-производственные комплексы. Экономический рост происходил вследствие ввода новых мощностей, использования новой техники и современных технологий, резко повышающих производительность труда. В экономике стало преобладать индустриальное направление, а промышленность начала доминировать в хозяйственном развитии. Иркутская область оказалась одним из крупнейших индустриальных районов Восточной Сибири.

Широкомасштабная индустриализация

1951-1955 гг. В этот период начал формироваться современный индустриальный облик региона. Строился первенец Ангарского каскада — Иркутская ГЭС. На Ангаре, в Падунском створе, развернулись подготовительные работы по сооружению Братской ГЭС. В ангаро-илимском районе возобновились поиски железных руд. На Лене началось строительство крупнейшего порта Осетрово. Продолжалось сооружение промышленных предприятий в Ангарске, где в строй действующих вводились отдельные цехи первого в Восточной Сибири нефтехимического комбината. В окрестностях Иркутска в 1951 г. приступили к строительству алюминиевого завода и г. Шелехова.

1956-1960 гг. Сдана в промышленную эксплуатацию Иркутская ГЭС. Проложена ЛЭП-220 от Иркутска до Братска. Развернуты строительные работы по сооружению Братской ГЭС. Начато строительство Мамаканской ГЭС. Введены в строй действующих Ангарский цементно-горный комбинат и карьер «Перевал» в Слюдянке, Тулунский гидролизный завод, Усольский завод горного оборудования. В 1959 г. приступили к строительству Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и г. Байкальска. Выпущена первая партия белоснежной соли «Экстра». Начал действовать Осетровский речной порт. В декабре 1960 г. дал первый металл Иркутский алюминиевый завод. Быстро рос город металлургов Шелехов. Открыто движение поездов на горном участке Иркутск-Слюдянка. Электрифицированы участок Транссибирской магистрали от Черемхова до Иркутска и 700-километровая железная дорога Тайшет-Лена, сданная в эксплуатацию в 1958 г. Прокладывалась железная дорога Абакан-Тайшет. На Илиме возводился Коршуновский горно-обогатительный комбинат и строился г. Железногорск. В Иркутске сооружались телецентр, хладокомбинат, студенческий и академический городки.

С июня 1957 г. в СССР управление промышленностью и строительством перешло к совнархозам. Иркутский совнархоз объединил около 250 предприятий и 25 отраслей промышленности, производивших 75% общего объема продукции области.

В августе 1958 г. в Иркутске прошла представительная конференция по развитию производительных сил Восточной Сибири, на которой обсуждались экономические проблемы области. В ее работе приняли участие 600 организаций, в том числе более 100 институтов АН СССР и вузов.  Материалы конференции взяты за основу при разработке новых проектов индустриализации.

1961-1965 гг.   Дала первый промышленный ток крупнейшая в мире Братская ГЭС. Возводилась Усть-Илимская ГЭС. Сдана в эксплуатацию Мамаканская ГЭС.  Строились крупные ТЭЦ в Ангарске, Усолье-Сибирском, Зиме, Шелехове. Вступили в строй действующих крупнейшие в мире Братский алюминиевый завод и Братский лесопромышленный комплекс. С пуском в 1965 г. Коршуновского ГОКа возрождена железорудная промышленность, прекратившая свое существование в послереволюционный период. В марте 1964 г. по нефтепроводу Туймазы-Иркутск, длиной 3,6 тыс. км, из Башкирии на Ангарский нефтеперерабатывающий завод начала поступать сырая нефть (нефтепровод заменил сотни железнодорожных составов). Введен в эксплуатацию крупнейший в стране Ангарско-Усольский нефтехимический комплекс, в том числе нефтеперерабатывающий, азотно-туковый, карбидный и другие заводы. Начали действовать Сафроновский разрез и Сафроновская обогатительная фабрика,  Свирский ремонтный завод. Дал продукцию третий по счету в области Зиминский гидролизный завод, одновременно введены новые мощности на Бирюсинском и Тулунском гидролизных заводах. Электрифицированы участки железной дороги Абакан—Тайшет, Тайшет—Коршуниха и Иркутск-Сюдянка. Проложено свыше 4 тыс. км линий электропередач.

1966-1970 гг. Введено в строй около 300 промышленных объектов. Сдана в постоянную эксплуатацию Братская ГЭС. Продолжалось сооружение Усть-Илимской ГЭС. Дал первую целлюлозу Байкальский ЦБК. Сооружалась железная дорога Хребтовая-Усть-Илимск. Начала эксплуатироваться крупнейшая в мире мараканская драга с вместимостью черпака 600 л и глубиной черпания 50 м (драга заменила труд около 10 тыс. рабочих-землекопов). Азейский угольный разрез ежегодно давал более 20 млн. т угля, что стало возможным благодаря мощным установкам ЭР-1250 и экскаваторам с объемом ковша 35 м3 и длиной стрелы 65 м. Начали работать Иркутский кабельный завод, Усольский химико-фармацевтический комбинат, Черемховская чулочно-носочная фабрика и другие предприятия. В Иркутске на левом берегу Ангары вырос Академгородок, в котором построено восемь научно-исследовательских институтов Сибирского отделения АН СССР.

В марте 1969г. состоялась очередная научно-практическая конференция по развитию производительных сил Иркутской области и всей Восточной Сибири.

1971-1975 гг. Построены и дали первую продукцию более 30 новых предприятий. Введены в действие семь агрегатов Усть-Илимской ГЭС. Развернуты работы по сооружению Усть-Илимского лесопромышленного комплекса. Приступили к эксплуатации крупных производственных мощностей на Братском алюминиевом заводе и Братском лесопромышленном комплексе, на Ангарском нефтехимическом и Усольском химическом комбинатах, Восточно-Сибирском заводе огнеупоров. В 1973 г. сдана в постоянную эксплуатацию железная дорога Хребтовая-Усть-Илимск протяженностью 214 км. В 1974 г. приступили к строительству Западного участка БАМа (прокладка этой жезнодорожной магистрали, севернее Байкала, с выходом к Тихому океану в районе Императорской гавани, планировалась еще в дореволюционный период). К концу пятилетки на БАМе сооружено 13 мостов, в том числе два крупных — через Лену и Таюру. На участке Тайшет-Лена прокладывался второй путь.

Таблица 2.3. Изменение объема производства некоторых видов продукции в Иркутской области

Продукция

1940

1950

1960

1970

1980

1990

1995

Электроэнергия

Уголь

Сталь

Древесина (вывозка)

Целлюлоза

Цемент

1,0

1,0

1,0

1,0

 

-

-

2,5

1,7

3,6

1,6

 

-

-

39,0

3,3

10,9

3,6

 

-

1,0

193,0

4,3

13,2

4,1

 

1,0

1,3

300,0

5,1

19,2

5,8

 

1,8

1,7

355,5

4,8

10,0

6,6

 

2,8

1,9

308,5

2,8

3,2

1,9

 

1,8

0,8

1976-1980 гг. В основных параметрах завершено формирование Усть-Илимского энергопромышленного района. Сдана в постоянную эксплуатацию Усть-Илимская ГЭС.  Строился Усть-Илимский лесопромышленный комплекс, где в декабре 1980 г. введена в строй первая очередь целлюлозно-бумажного завода мощностью 250 тыс. т беленой целлюлозы в год (в сооружении этого гиганта принимали участие страны СЭВ).  Расширился ассортимент выпускаемой продукции на Зиминском химическом заводе. Завершилось строительство Восточно-Сибирского завода огнеупоров, Ангарского завода белково-витаминных концентратов, Тыретского рудника по добыче соли, второй очереди Ангарского электромеханического завода. Закончилась реконструкция Осетровского речного порта. Начато движение по Иркутскому участку БАМа между ст. Лена и Кунерма.

1981-1985 гг. Темпы промышленного строительства заметно снизились. Из крупных промышленных предприятий в этой пятилетке сдан в эксплуатацию только Усть-Илимский лесопромышленный комплекс. Основное внимание сосредоточено на реконструкции и расширении мощностей действующих предприятий. В частности, увеличены производственные мощности Ангарско-Усольско-Зиминского химического комплекса. Намечено строительство крупных угольных разрезов: Мугунского, Вознесенского, а затем Ишидейского и Жеронско-Зелендинского.

Рис. 2.12. Изменение объема производства продукции в 1940-1995 гг. (1940 г. = 1)

1986-1990 гг. (необходимость перестройки экономики). За годы индустриализации Иркутская область стала крупнейшим центром энергетики и энергоемких производств. Здесь получили развитие цветная металлургия, нефтехимическая и целлюлозно-бумажная промышленность, деревообработка, машиностроение, добыча ценных полезных ископаемых. Область превратилась в важнейшего поставщика алюминия, нефтепродуктов, леса и целлюлозы, продуктов органического синтеза, каменного угля. По уровню промышленного роста, степени освоения природных ресурсов, специализации и концентрации промышленного производства она опередила многие другие области, края и республики Сибири и Дальнего Востока.

Однако индустриальное развитие территории было ориентировано исключительно на удовлетворение сырьевых потребностей страны. Обслуживающие и перерабатывающие отрасли развивались слабо. Расширение промышленного производства происходило в основном за счет экстенсивных факторов. При этом социальная инфраструктура формировалась по остаточному принципу.

Уже к середине 1980-х гг. в экономике области обозначились серьезные проблемы и структурные диспропорции. Промышленный рост резко замедлился. Накопилось глубокое отставание в социальной сфере, существенно большее, чем в среднем по стране. Проявилась повышенная зависимость региона от межрегиональных хозяйственных связей, особенно от ввоза продуктов жизнеобеспечения. Выросла затратность экономики. Снизилась эффективность использования созданного промышленного потенциала и увеличилась фондоемкость производства. Особую актуальность приобрела проблема технологической модернизации базовых отраслей промышленности. Все это происходило на фоне замедления темпов экономического роста страны в целом, сокращения инвестиционных ресурсов, усиления демографического кризиса. Стало очевидно, что резервы дальнейшего экстенсивного развития исчерпаны. Возникла необходимость и существенной корректировке экономической стратегии.

1991-1998 гг. (переходный период). Данный период характеризовался радикальными переменами в социально-экономической жизни страны. Происходил болезненный переход от системы централизонанного планирования и распределения ресурсов к рыночному хозяйству. В экономике наблюдалось противоречивое сочетание старых и новых производственных отношений, развитие негативных процессов при одновременном возникновении элементов их преодоления.

Либерализация цен, инфляция, смена собственников, разрыв традиционных производственных связей при распаде СССР, а также отсутствие опыта работы в условиях рынка привели к масштабному спаду производства (в 1998 г. - 54% от дореформенного уровня). Это, в свою очередь, увеличило безработицу и имущественное неравенство, обострило социальную напряженность. К 1998 г. экономический кризис начала 90-х гг. сменился депрессией.

Следует отметить и положительные тенденции переходного периода, заключающиеся в оптимизации производственной структуры хозяйственного комплекса региона, формировании конкурентной экономической среды и закладке основ для дальнейшего промышленного развития на принципиально иной экономической основе.

Перспективы развития

Переход к новым условиям хозяйствования поставил перед Иркутской областью сложные проблемы дальнейшего развития. Состояние ее экономики пока не соответствует имеющемуся ресурсному и промышленному потенциалу. Располагающиеся на ее территории уникальные лесные, водные, топливно-энергетические и другие природные ресурсы, а также уже сформированная мощная инфраструктура создают условия для устойчивого экономического роста.

Перспективы развития будут связаны с межрегиональным разделением труда. Область будет по-прежнему специализироваться на производстве электроэнергии, вырабатываемой на крупных гидро- и тепловых электростанциях, использующих высокоэффективные гидроресурсы и сравнительно дешевые местные угли Иркутского бассейна. Сохранится и промышленная специализация, при которой основными отраслями останутся энергоемкие производства, опирающиеся на запасы полезных ископаемых, обновленные производственные фонды и высококвалифицированный кадровый потенциал. Среди отраслей специализации наиболее эффективными, как и раньше, будут энергетика, алюминиевая, нефтехимическая, лесная и целлюлозно-бумажная промышленность, машиностроение.

В среднесрочной и отдаленной перспективе ожидается развитие производств, связанных с освоением новых ископаемых ресурсов — рудного золота, нефти и газа, редких металлов, калийных солей, возможно, алмазов.

Важными направлениями в экономике могут стать те, которые активно используют уникальные природные возможности региона. Прежде всего, это производство экологически чистых видов продукции, в том числе разлив байкальской глубинной питьевой воды и изготовление из нее напитков с целебными фитодобавками, а также развитие туризма.

Однако основой долгосрочного экономического развития будут оставаться топливно-энергетический, лесной и горнодобывающий комплексы, а также связанные с ними отрасли промышленности. Для этого в области имеются все необходимые предпосылки: гидроресурсы крупных, средних и малых рек; значительные резервы энергетических углей, способные обеспечить добычу до 50 млн. т в год; возможность получения дешевых углей и электроэнергии из соседних районов Красноярского края (восточное крыло КАТЭКа); благоприятные условия для выявления значительных запасов нефти и горючего газа; огромные запасы древесины и уникальных ископаемых ресурсов.

Немаловажное значение для дальнейшего развития экономики имеют перспективы вхождения области в единую мировую систему хозяйства и благоприятная геополитическая ситуация, складывающаяся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда Иркутская область может выполнять роль своеобразного индустриального форпоста России на ее южносибирских рубежах.

Кроме того, область будет оставаться плацдармом для освоения ближнего севера Восточной Сибири, а ее минерально-сырьевая база послужит источником для удовлетворения внутренних и внешних потребностей в ряде стратегически важных ресурсов (топливно-энергетических, редких и цветных металлов, воды и др.).

Экономика области — неотъемлемая часть народнохозяйственного комплекса страны. Разумно вовлекая в хозяйственный оборот то, что дала природа, и гармонично развивая уже созданный трудом предшествующих поколений промышленный потенциал, мы будем способствовать дальнейшему увеличению экономической мощи региона и России в целом.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Винокуров М. А. Суходолов А. П. | Источник(и): Экономика Иркутской области: В 4 т. — Иркутск: Изд-во: БГУЭП, 1999 | Том 1 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 1998 | Дата последней редакции в Иркипедии: 05 августа 2015
Загрузка...