Чехословаки. Захоронения в Иркутске в 1918–1919 годы

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Убитые в боях, умершие от ран и болезней, погибшие в несчастных случаях в 1918–1919 гг. солдаты и офицеры Чехословацкого корпуса в Иркутске хоронились в братских могилах на двух кладбищах: Глазковском (ныне березовая роща у остановки «Грибоедова» трамвая № 1), бывшего приходским для Николо-Иннокентьевской церкви и Военном (ныне застроено, ул. Новогодняя, 25) в Знаменском предместье. Всего в Иркутске было похоронено 115 легионеров.

Памятники чехословацким легионерам в Иркутске

По хронологии они распределяются следующим образом: на Глазковском кладбище 31 мая 1918 г. были погребены 15 легионеров, убитых 26–27 мая в стычке с красногвардейцами на станции Иркутск; по одному умершему от ран похоронили 14 июня, 19 июля, 24 июля, 9 августа рядом с первой братской могилой, и были захоронены 4 чехословака, убитые 6 августа в бою под станцией Мурино. Позднее к ним добавились еще 3 легионера, в том числе 1 убитый 24 мая 1919 г. на разъезде Байроновка под Тайшетом. Таким образом, всего на Глазковском кладбище было захоронено 25 чехословаков. Над братской могилой были установлены три каменные пирамиды (обелиска) с надписями, средняя содержала изображение льва и венчалась скульптурой орла, на левой была высечена венки и чаша и т.д. Обелиски и ограда разрушены после Гражданской войны.

На Военном кладбище преимущественно в 1919 г. было погребено 90 чехословаков, в том числе умерших от болезней и 6 убитых 8 мая в бою с красными партизанами на станции Тайшет, торжественные похороны которых состоялись 12 мая 1919 г. 24 мая 1919 г. был открыт памятник – плита серого камня высотой до 3 м с фигурой женщины, держащей в левой руке щит с изображением льва, а в правой – лавровый венок. Над скульптурой надпись по-русски: «Сыновья матери Чехии». За фигурой слева надпись по-чешски, справа по-русски: «Памяти героев и мучеников, положивших свою жизнь за свободу чехословацкого народа». После Гражданской войны памятник также был разрушен.

Информация о воинских захоронениях периода Гражданской войны на Старо-Глазковском (Глазковском) кладбище

В настоящее время центр  кладбища совпадал с территорией современной березовой рощи, расположенной между улицами К. Цеткин, Шмидта, Грибоедова и 4-й Железнодорожной. Братская могила чехословаков располагалась в северной части кладбища, ныне эта часть рощи перед налоговой инспекцией Свердловского округа, обустройство могилы в виде 3-х обелисков и ограды было разрушено после Гражданской войны.

Данные о погребениях 1918 г. были выявлены в архиве ЗАГС г. Иркутска и опубликованы в 2000 г.[1] Дата погребения и дата смерти даются по старому стилю.

В братской могиле 18 мая 1918 г. захоронены: «убитые в междоусобии на станции Иркутск» чехословаки Яков Кашпар (27 лет), Антоний Юзефович Фолта (29 лет), Юзеф Иосиф Петрович Швачек (30 лет), Иван Владимирович Пекло (31 год), Виктор Шафран (27 лет), Алексий Матьяско (25 лет), Иван Ироуш (23 года), Иосиф Врабский (28 лет), Алексий Антонович Горак (24 года), Франциск Павлович Ирку (23 года), Антон Иванович Элуш (24 года), Вячеслав Петрович Вицек (27 лет), Павел Юсифович Лацко (28 лет), Иосиф Иванович Папшол (30 лет), Франциск Петрович Сидек (28 лет).

1 июня 1918 г. – чехословак Иосиф Отара (21 год), умер от «заражения крови вследствие огнестрельного ранения» 29 мая 1918 г.

В той же братской могиле 6 июля 1918 г. – чехословак Иосиф Кратохвиль Спронтишек (--- лет), от огнестрельной раны полученной в бою на станции Култук 2 июля;

11 июля  1918 г. – чехословак Игнатий Хмелик (28 лет), от огнестрельной раны в живот;

27 июля 1918 г. – чехословаки 7-го Татранского полка Змеек, Цоплак, Люпиненг, Гоштялек, убиты 24 июля под Мурино;

в октябре 1918 г. похоронен стрелок 7-го Татранского полка Антонин Зайчек (30 лет), умерший от тифа; 

в мае 1919 г. – подпоручик 12-й роты 1-го стрелкового полка Ян Слеписка (23 года), убитый в бою с красными партизанами в Тайшете

в январе 1920 г. – 10-го стрелкового полка Иозеф Вилис (36 лет).

На Глазковском кладбище также похоронены и граждане России:

31 июля 1918 г. гражданин доброволец 2-го Новониколаевского полка Емельян Иванович Дворнин (29 лет), огнестрельная рана 29 июля;

10 августа – гражданин доброволец Сибирской армии 1-го Барнаульского полка 4-й роты из Томска Савелий Федорович Еродеков (19 лет), огнестрельная рана 8 августа;

10 августа – гражданин Алтайской губернии г. Барнаула Сергей Сергеевич Пищальников (27 лет), огнестрельная рана;

10 августа – гражданин Иркутской губернии Нижнеудинского уезда Большемамырской волости Николай Алексеевич Ведерников (25 лет) огнестрельная рана[2];

7 августа 1918 г. – капитан 1-го Иркутского полка Иоанн Григорьевич Карабанов (42 года), убит 4 августа;

9 августа – подпоручик Иван Васильевич Жигалев (26 лет), от огнестрельной раны 9 августа[3]

В ограде Николо-Иннокентьевской церкви 8 апреля 1919 г. похоронили командира 6-го Мариинского Сибирского стрелкового полка полковника Стефана Владимирова Пирожкова (27 лет), умер от брюшного тифа.

В конце 1919 г. на Глазковском кладбище снова хоронили военных, умерших от сыпного тифа:

23 октября – гражданин Вятской губернии Сарапульского уезда Ижевского завода Василий Стефанович Смолин (27 лет);

18 ноября – гражданин солдат 8-го Бийского полка Косма Яковлев Бузанов (23 года); 

18 ноября – гражданин младший писарь Управления дивизионного интендантства 15-й стрелковой Воткинской дивизии Георгий Николаев Глазырин (20 лет);

22 ноября – солдат 11-го Нижнеудинского полка Калинник Беляринов (22 года);

22 ноября – солдат 5-го Оренбургского полка Василий Яковлев Корчагин (23 года);

24 ноября – солдат 47-го Тагильского полка Андрей Иосифов Шинкарев (18 лет);

24 ноября – солдат головного артиллерийского парка 3-го Уральского парка горных стрелков Иван Игнатович Бешнов (46 лет);

27 ноября – солдат 1-й Сибирской штурмовой бригады Ерофей Берешнов (23 года);

27 ноября – 1-го Сибирского Гренадерского отдельного батальона Федор Павлов Потапов (19 лет);

29 ноября – старший унтер-офицер Конского запаса № 1 при штабе 3-й армии Василий Степанович Ярушин (26 лет);

29 ноября – Гренадерского батальона Иван Миронов Белоногов (20 лет);  

29 ноября – солдат 13-го Казанского кадрового полка Давид Андреев Никервал (лютеранского вероисповедания, 22 года);

16 декабря – солдат 11-го Нижнеудинского полка Александр Кусшин (сведений о возрасте не дано), туберкулез легких;

16 декабря – солдат 14-го Иркутского полка Петр Александров, заражение крови;

20 декабря – гражданин Могилевской губернии Сенежского уезда Бобровской волости Андрей Яковлев Комар (30 лет), от огнестрельной раны, убит в бою с семеновцами;

22 декабря – гражданин Томской губернии и уезда Новокусковской волости Косьма Иосифовича Дорохова сын Владимир (17 лет), от огнестрельной раны, убит в бою с семеновцами;

22 декабря – гражданин Пермской губернии и уезда Култаевской волости Стефан Иванов Гладких (32 года), убит в бою с семеновцами;

23 декабря – портупей-юнкер Иркутской Учебно-Инструкторской школы Федор Николаевич Александров (19 лет), убит в бою с семеновцами;

28 декабря – гражданин Пензенской губернии Нижнее-Ломовского уезда Ершинской волости Стефан Петрович Озеров, от огнестрельной раны[4].

Таким образом в 1918–1919 гг. на Старо-Глазковском кладбище похоронено 25 русских и 25 чехословацких военнослужащих и добровольцев.

Всего же в  Иркутске в 1918–1919 гг. было похоронено 115 чехословацких легионеров, погибших в боях в Иркутске 26 мая 1918 г., 15 июля у д. Култук, 6 августа у станции Мурино, 8 мая 1919 г. – в бою с партизанами в Тайшете. На братских могилах было установлено два памятника: один на Старо-Глазковском кладбище, другой на военном кладбище в Знаменском предместье (памятник в виде плиты серого камня с фигурой женщины, символизирующую Чехию, открыт 24 мая 1919 г.). Оба памятника разрушили после Гражданской войны победившие красные, но прах представителей самых разных народов остался в сибирской земле.

Как известно, все религии мира тщательно соблюдают строгие правила обращения с умершими. По международным соглашениям Российская Федерация обязана поддерживать в порядке чешские воинские захоронения, как и Чешская республика – российские. Никто не отменял и Статью 244 Уголовного кодекса – «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

Поэтому в начале XXI века началось обустройство мемориалов: восстановлен памятник во Владивостоке (11 мая 2006 г.), установлен памятный знак на гранитном постаменте у Посольского Спасо-Преображенского монастыря (17 августа 2008 г.), открыты мраморный памятники на Михайловском кладбище в Екатеринбурге (17 ноября 2008 г.) и в Нижнем Тагиле (24 ноября 2009 г.). На памятнике в Екатеринбурге две надписи: «Чехословацким легионерам, павшим на пути к свободной Родине. 1918–1919» и «В 53 братских могилах также были захоронены 30 неизвестных чехословацких легионеров, 270 воинов русской армии (160 известны поименно), 5 бывших австро-венгерских военнопленных…»[5]

В настоящее время готовится восстановление памятников в Челябинске, Кургане, Иркутске. В Иркутске с мая 2005 г. этим занимаются Г.Р. Красовский, А.С. Новиков и Томаш Нетопил, председатель общества «Памяти чехословацких легионеров», шесть раз посещавший Иркутск во главе групп чешских граждан. Между этим обществом и Иркутским региональным отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), при участии областной администрации, представительства министерства  иностранных дел РФ, подписано соглашение и план дальнейших работ. В сентябре 2010 г. запросила информацию и ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы» (Москва). Планируемые к восстановлению в Иркутске памятники являются яркими символами совместного ратного труда и совпадения национальных интересов России, Чехии и Словакии в 1914–1918 гг.[6]

Примечания

[1] Новиков П.А. Части Чехословацкого корпуса в Восточной Сибири (май – август 1918 г.) // Белая армия. Белое дело. — Екатеринбург, 2000. — № 7. — С. 5–17; № 8. — С. 5–20; Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 326–327.

[2] Архив управления ЗАГС. г. Иркутск. Метрическая книга Глазковской Николо-Иннокентьевской церкви за 1918 г. ИНН 139; газета «Свободный край» (Иркутск). — 1918. — 13 авг. (31 июля). — № 40. — С. 3.

[3] Архив управления ЗАГС. г. Иркутск. Метрическая книга Крестовоздвиженской церкви за 1918 г. ИНН 140А. Лист 173.

[4] Метрическая книга Глазковской Николо-Иннокентьевской церкви за 1919 г. ИНН 148.

[5] Дмитриев Н.И. Во имя и вопреки: открытие памятника чехословацким легионерам в Екатеринбурге // Белая армия. Белое дело. — Екатеринбург, 2009. — № 17. — С. 122–136.

[6] Подр. см: Новиков П.А. Каратели или освободители? За что можно поставить памятник белочехам // Иркутские кулуары. — 2009. — № 4 (13). — С. 46–48.

Читайте в Иркипедии:

  1. Чехословацкие легионеры в Иркутске

Список иркутских кладбищ и захоронений в оградах церквей

  1. Александровское
  2. Амурское (Лисихинское)
  3. Военное
  4. Глазковское
  5. Греко-Российское
  6. Знаменское
  7. Иерусалимское
  8. Немецкое (Лютеранское)
  9. Ново-Ленинское
  10. Радищевское
  11. Ремесленно-Слободское
  12. Свердловское
  13. Татарское (Мусульманское)
  14. Тюремное (Острожное)
  15. Японское
  16. Мемориальное кладбище жертв репрессий 1930-х
  17. Князе-Владимирская церковь
  18. Вознесенский монастырь
  19. Знаменская церковь
  20. Покровская церковь
  21. Спасо-Преображенская церковь
  22. Спасская церковь
  23. Тихвинская церковь
  24. Троицкая церковь
  25. Харлампиевская церковь
  26. Чудотворская церковь

Ссылки

  1. Фотографии братских могил и памятников погибшим чешским легионерам на старом Глазковском кладбище в Иркутске, списки захороненных легионеров в каждой из братских могил (чешск.)

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Новиков Павел Александрович | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Иркутск | Библиотека по теме "История"