Культура и Байкал. Религия // Гольдфарб С.И. «Мир Байкала» (2010)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Источник: Мир Байкала
Собор в Баргузине 1902 г. ИОКМ 7580-19
Собор в Баргузине 1902 г. ИОКМ 7580-19
Селенгинский собор
Селенгинский собор
Источник: Мир Байкала
Луна над Хужиром
Луна над Хужиром
Посольский монастырь
Посольский монастырь
Источник: Мир Байкала
А. Н. Пономарев. Посольский монастырь. Из альбома «Живописное путешествие по Иркутской губернии», Иркутск, 2008 г.
А. Н. Пономарев. Посольский монастырь. Из альбома «Живописное путешествие по Иркутской губернии», Иркутск, 2008 г.
Волостное правление и церковь в с. Батурино. 1902 г. ИОКМ 7580-22
Волостное правление и церковь в с. Батурино. 1902 г. ИОКМ 7580-22
Источник: Мир Байкала
Посольский Спасо-Преображенский монастырь. Вид на могилы убитых в 1651 году послов ИОКМ ВС 8182-37
Посольский Спасо-Преображенский монастырь. Вид на могилы убитых в 1651 году послов ИОКМ ВС 8182-37
Хадайский перевал. о. Ольхон
Хадайский перевал. о. Ольхон
Посольский Спасо-Преображенский монастырь. Монастырские огороды, Никольский храм. 2005 г. ИОКМ ВС 8182-31
Посольский Спасо-Преображенский монастырь. Монастырские огороды, Никольский храм. 2005 г. ИОКМ ВС 8182-31
Историческое сведение о Троицком Селенгинском монастыре. 1850 г.
Историческое сведение о Троицком Селенгинском монастыре. 1850 г.
Четки из бараних позвонков
Четки из бараних позвонков
Церковь в Дагарах на В. Ангаре. 1902 г. ИОКМ ф655-5
Церковь в Дагарах на В. Ангаре. 1902 г. ИОКМ ф655-5
Общий вид Слюдянской Николаевской церкви ИОКМ ВС 5753-12
Общий вид Слюдянской Николаевской церкви ИОКМ ВС 5753-12
Портрет святителя Иннокентия. 18 в. ИОХМ
Портрет святителя Иннокентия. 18 в. ИОХМ
Источник: Мир Байкала
Никольская церковь в с. Лиственичное. Интерьер
Никольская церковь в с. Лиственичное. Интерьер
Никольская церковь в с. Лиственичное Общий вид
Никольская церковь в с. Лиственичное Общий вид
Храм в с. Байкальское
Храм в с. Байкальское
Хоругвь. 17 в. ИОКМ
Хоругвь. 17 в. ИОКМ
Ступа на Ольхоне
Ступа на Ольхоне
Храм в Аршане
Храм в Аршане
Источник: Мир Байкала
Сурхэрбан. Конец 19 в. ИОКМ ВС 4189-23
Сурхэрбан. Конец 19 в. ИОКМ ВС 4189-23
Источник: Мир Байкала
Баргузин
Баргузин
Агинский тайша Заректуев ИОКМ ф471-180
Агинский тайша Заректуев ИОКМ ф471-180
Источник: Мир Байкала
Улица в Кяхте. 19 в.
Улица в Кяхте. 19 в.
Баргузинский дацан, внутренний вид
Баргузинский дацан, внутренний вид
Источник: Мир Байкала
Вагон-церковь на Сибирской железной дороге ИОКМ ВС 3114-92
Вагон-церковь на Сибирской железной дороге ИОКМ ВС 3114-92
Освящение ледокола «Ангара»
Освящение ледокола «Ангара»
Церковь Рождества Христова в с. Читкан
Церковь Рождества Христова в с. Читкан
Источник: Мир Байкала
Колокольня в Горячинске. На фото А.М. Станиловский. 1902 г. ИОКМ 7580-26
Колокольня в Горячинске. На фото А.М. Станиловский. 1902 г. ИОКМ 7580-26
Источник: Мир Байкала

Глава из книги профессора С. И. Гольдфарба "Мир Байкала".  (К содержанию книги)

С присоединением Сибири к России перед Московской патриархией встала проблема включения огромной территории в свою орбиту. Первые культовые учреждения на территориях, прилегающих к Байкалу, стали появляться фактически сразу же после основания зимовий и острогов.

Так,  Баргузинская  острожная Спасо-Преображенская  церковь  была основана в 1648 году. Время донесло до нас имя одного из первых священников Баргузинской церкви – Иоанна Воронкина. Именем его, вероятно, была названа местность недалеко от Баргузина – Воронково. В 1681 году в Забайкалье отправилась Сибирская полная духовная миссия, которая основала Свято-Троицкий Селенгинский и Спасо-Преображенский Посольский монастыри. Первому из них отводилась особая роль: он должен был стать религиозным центром прибайкальских территорий.

Итак, 22 февраля 1681 года правительство приняло решение о строительстве монастыря на реке Селенге. Тобольский митрополит Павел отдал распоряжение игумену Феодосию начать строительство 11 мая 1681 г. на левом берегу реки Селенга, у речки Пьяная. Собор русских церквей направил в тЗабайкалье Даурскую духовную миссию из 12 человек. Руководил этой церковной экспедицией игумен Феодосий. Миссионеры, которым было поручено строительство храма, обнаружили в этих местах Никольскую церковь, которую строили в 1675 году землепроходцы. Вот здесь-то и стали обустраивать Свято-Троицкий Селенгинский монастырь во имя Живоначальныя троицы.

В «Описании Иркутского наместничества за 1792 г.» сказано: «Построен по указу блаженныя и вечнодостойныя памяти великаго государя царя и великаго князя Феодора Алексеевича, всея Великия и Белыя и Малыя России самодержца, и по благословению великаго господина святейшаго Иоакима, московскаго и всех северных стран патриарха, при Павле – митрополите Сибирском и Тобольском, коего две грамоты с прописанием повелений патриарших и царских в сем  монастыре оригинально хранятся. Начать строить 7189 года посланными из Тобольска от помянутаго Павла-митрополита игуменом Феодосией да черным попом Макарием с казною и церковною утварью, и ведено им было при Селенге-реке или иных местах Даурских, либо где Инде приискав достойное место, построить монастырь. Итак, построен ими на левой стороне Селенги при протоке. Отстоит от Посольскаго монастыря вверх по Селенге за 86 верст, ниже Верхнеудинска за 58 верст, а от Иркутска за 168 верст, около его ограда деревянна с четырью воротами и по углам ограды бойницы или башни, довольно возвышенный. Ныне находится в сем монастыре две церкви: 1) Живоначальныя Троицы – теплая, в 1756-м году возобновленная бывшим архимандритом Илиею Веприцким на зборные от доброхотных дателей деньги и при той церкве над папертью колокольна, а в шатре ея часы боевые на русском бою; 2) Всех святых – над святыми воротами – холодная» 160 .

В Синоде 1685 года даны имена строителей монастыря: игумен Феодосий, черный поп Макарий, черный диакон Михаил, старцы Иона, Тихон и Филарет.  Миссионерам были даны инструкции, приехав в Даурье, Селенгинск и другие поселения и остроги, приглашать всяких иноверцев к истинной христианской вере православной.

В 1687 году игумен Феодосий на Байкале, на землях, которые были отведены Свято-Троицкому монастырю, построил первоначально заимку для монахов на Посольском мысу. Место было выбрано не случайно. Здесь была часовня над могилами московского посла Ерофея Заблоцкого, его сына и членов посольства (посланники были убиты 7 октября 1650 года бурятами). Так появился вначале деревянная часовня во имя святителя Николая. Затем к часовне прирубили алтарь и в 1700 году на Байкале освятили первую церковь – Посольскую. Назвали ее во имя Пресвятыя Богородицы честного Ея Знамения.

Вокруг монастыря, получившего имя «Никольской обители (или скита)» возвели первую деревянную ограду. Из документов 1707 года видно, как тяжело жили первостроители: «Государя казны на строение им не дано, а питана тем монахам нечем же».

Посольский монастырь был хорошо виден всем, кто совершал переезд через Байкал. Он был своеобразным береговым ориентиром. Впоследствии здесь открыли почтовую станцию, и каждый путешественник, купец, государев чиновник делал здесь остановку на отдых, для смены лошадей…

Первые сооружения монастырского комплекса были деревянными. Чтобы обороняться от нападений, монастырский комплекс окружили стенами с оборонительными башнями. Здесь имелся также запас оружия и боеприпасов. Пушек было немного – всего четыре, но и они в то время представляли грозное оружие.

Следует отметить, что все монастыри, расположенные на прибайкальских землях имели оборонительные сооружения, защитные стены и т.п. Оборонительная стена, которая опоясывала, например, Селенгинский монастырь, была самой большой не только среди монастырских, но и острожных стен и составляла 852 метра. Здесь имелись бойницы для отражения нападений с помощью огневого оружия

Тот же Посольский монастырь неоднократно подвергался нападениям бурят и беглых ссыльных. Так, 17 июня 1777 года на него напала шайка из 30 вооруженных беглых из Нерчинского завода. Монастырь они взяли без особого труда, «связали игумена, казначея и братию, «спину стегали и жгли огнем и говорили великие угрозы лишить жизни». Нападавшие обыскали весь монастырь, включая алтарь, вынесли все имевшиеся деньги и ценные вещи, сняли серебряное облачение с икон и удалились» 161 .

Посольский монастырь, расположенный на пути в Китай, выполнял самые различные миссии. Здесь останавливались российские посольства, у стен его разгружались суда, «которые опаздывают идти вверх по Селенге» 162 . В Посольском монастыре побывали практически все известные путешественники, посольские, духовные миссии, которые следовали в Монголию и Китай. Несколько дней здесь жил Н. Г. Спафарий (1675 г.), отдыхала перед дорогой дипломатическая миссия во главе с Ф.Г. Головиным (1687 г.), останавливался посол И.Э. Идес (1693 г.). Были здесь послы Л.В. Измайлов (1720 г.) и С.Л. Владиславич-Рагузинский (1727 г.). В делегации Измайлова, между прочим, следовал и будущий святитель Иннокентий Кульчицкий. А Савва Рагузинский доставил в Посольский монастырь грамоту царя Петра 1 на право владения наделами и рыбными угодьями в устье Селенги.

Монастырь посещал даже прадед Пушкина Абрам Петров Ганнибал. В конце июня 1891 года здесь побывал цесаревич Николай, будущий император Николай II, он возвращался из путешествия по Востоку.

Посольский монастырь принимал и академиков Д.Г. Мессершмидта (1723-1724 гг.), Г.Ф. Миллера и И.Г. Гмелина (1735-1736гг.), П.С. Палласа (1771- 1772 гг.), И.Г. Георги (1772-1774 гг.) Э.Г. Лаксмана (1767 г.).

«Описание Иркутского наместничества» повествует следующее: «2) Третьяго класса монастырь Посольской Преображенской. Состоит на полуденном берегу Байкала, расстоянием от Верхнеудинска за 144, от устья Селенги-реки за 30 верст. Построен по указу блаженный и вечнодостойный памяти государя царя и великаго князя Феодоpa Алексеевича, всея Великий и Малыя и Белыя России самодержца; и по грамоте из Сибирскаго приказа послан был в 1681-м году в Сибирь, на Селенгу-реку, из Темникова Стретенскаго монастыря игумен Феодосии с братиею, которым ведено, где они приищут порожее место, тут построить монастырь. А на церковное монастырское строение дано им из казны его императорскаго величества из енисейских доходов денег 200 рублей; а как оной игумен Феодосии, приехав в Сибирь, и жительство имел в Селенгинском Троицком монастыре, и по житию тамо, усмотря у Байкала-моря удобное к построению монастыря место, называемое Посольской мыс, зачал на том мысу заводить и строить монастырь в 760 году, первая церковь во имя Преображения господня по благословению преосвященнаго Филофея, митрополита Тобольского и Сибирскаго, а достроен оный монастырь купчиною Григорьем Осколковым на собственной его кошт. И видя он, Осколков, оный монастырь одержим крайнею скудостию, просил его императорскаго величества государя Петра Великаго в Москве и в Сибири и в 707-м году подал челобитную, дабы к воззаведенному могастырю состоящий в самой близости менее полуверсты рыбныя ловли и другия урочища во владение отдать, которы и отданы. О произшествии наименования «посольским». Тамошния старожилы, согласно с ежемесячными сочинениями 1757 года, вероятно доказывают, что некто Бекетов-сотник и отправленный со 100 человеками прибыл к урочищу Усть-Прорвы; из числа сих тобольской сын боярской Ерофей Заболоцкой был отправлен в Мунгалию посланником и на сем месте, где монастырь, убит бурятами или брацкими, почему от убиения посла и названо то место, а после и монастырь «Посольским». По достроению во оном монастыре был первый игумен Макарий, которой с 1709 году находился. Ныне в монастыре находится 3 церкви: первая – каменна, о двух престолах, из коих одна вверху – Во имя Преображения господня, а другая внизу – Знамения Богородицы; 3-я – деревянна Никольска; строение все деревянное, жилых келей девять, начальство игуменское монастырствующих: один игумен, двое иеромонахов и один иеродиакон. У сего монастыря пристают и разгружаются те суда, которые опаздывают идти вверх по Селенге, да и зимняя дорога лежит чрез сей монастырь. Напротив же того, которые суда приходят пока еще Селенга не замерзает, – те могут путь свой продолжать по сей реке» 163 .

К монастырю было приписано более 200 крестьян. Все окрестные церкви и часовни находились под его патронажем.

В Посольском монастыре хранились две очень почитаемые в Забайкалье иконы. Одна из них – Святителя и Чудотворца Николая. Крестными ходами ее обносили по различным провинциям края. Другая чудотворная икона – образ Знамения Богородицы.

Монастырь в 1724-1727 гг. потерял самостоятельность: он был приписан к Иркутскому Вознесенскому монастырю. Все имущество и служители были отправлены в Иркутск.

Основу экономической жизни монастыря составляли рыбные ловли и земельные наделы, полученные от государства (царские жалования), добровольные вклады, и самовольные захваты. В начале XVIII в. монастырь владел большими земельными наделами и рыбными участками. Достаточно сказать, что в монастырской собственности находилось несколько рыбных станов – Каргинский сор на Байкале, по рекам Толбузихе и Абрамихе, «Байкальские котцы». Монастырские рыбные «угодья» были лучшими на Байкале. Все рыбные ловли сдавались в аренду и приносили большой доход. По некоторым данным, ежегодный доход с рыбных ловель в середине 90-х гг. XIX в. составлял до 6 000 рублей.

На монастырских землях возникли поселения Посольское, Куяда, Кудара, Голоустное. Монастырский выселок – Мысовск – со строительством Кругобайкальского тракта постепенно превратился в большое притрактовое поселение. По сведением О. Наумовой, сельским хозяйством накануне секуляризации занималось 233 крестьянина 164 . Как и в других прибайкальских землях, здесь сеяли рожь и ячмень, овес и коноплю. Урожай перерабатывался на собственных мельницах. Имелся и скот, который шел главным образом на внутреннее потребление.

Отличительной чертой этого и других монастырей района, по мнению О. Наумовой, было то, что «в XVIII в. в монастырских хозяйствах Байкальского региона был достаточно распространен наемный труд. Его использовали на промыслах, в строительстве, скотоводстве и даже в земледелии. Привлекая монастырских крестьян на условиях денежной или натуральной платы, практически все местные монастыри содержали наемных рабочих. Не являлся исключением и Посольский монастырь» 165 .

Определенное место в экономике монастыря играла система вкладов. Вклады традиционно вносились в монастырскую кассу за право погребения в монастыре и внесения имени погребенного в поминальную книгу. В качестве вкладов принимались деньги, натуральные продукты, в счет вкладов велось строительство, отработка личным трудом.

Купцы и промышленники делали дарственные, чем приумножали богатство и устойчивость церковного братства. «В 1714 г. монастырь получил владетельный указ на озеро Котокель со всеми впадающими в него реками и сенокосными угодьями. В 1745 и 1750 годах за подписью Лоренца Ланге, вице-губернатора иркутской провинции, монастырю были отведены рыбные места от устья Селенги и вверх по Байкалу. Еще раньше, в апреле 1683 года, игумен Феодосий получил отводные грамоты на пашенные земли и сенные покосы, а также рыбные угодья вниз по Селенге. В заливе Прорва и на Посольском мысу» 166 .

Не остался в долгу и император Петр I: 7 ноября 1713 года он подписал «Указ иркутскому воеводе о ежегодной даче Селенгинскому Троицкому монастырю в пособие из казны денежного жалованья и церковных припасов». Указ был ответом на просьбу архимандрита монастыря и братии монастырской: «В прошлом де 189 году по указу великого государя на Селенге построили они монастырь во имя святые Троицы, а ныне де тот монастырь стал во оскуднении: воску, ладану, вина церковного нет; також и мельничных оброков платить им нечем; рыбы промышлять негде. А им, архимандриту с братиею, денежного жалованья не учинено; а за монастырских де крестьян всякие подати правят на них по вся годы.  И они де, испродавши свой скот, тем крестьян окупали, к тому де их крестьяне подводную гонбу гоняют, и от того де многие разбежали…»167

Петр I распорядился снабдить дальнюю сибирскую обитель всем необходимым для жизни и работы монастыря. И еще распорядился мельничных оброков, других податей и с рыбного промысла на озере Котокель оброка не брать. А крестьян от подводной гоньбы освободить.

За монастырской оградой стояли хлебные амбары, на реке Пьяной поставили мельницу. Крестьяне, приписанные к монастырю, основали село – Троицк, которое входило в Ильинскую волость. «Жители сих мест занимаются хлебопашеством и рыболовством в реке Селенге, Байкал-море и заливах оного. Некоторые из них осенью производят в хребтах звериные промыслы. Многие же занимаются перевозкой в разные время и места» 168 .

Выдающуюся роль в истории этого монастыря сыграл купец Григорий Афанасьевич Осколков, комиссар торгового каравана в Китай: он подал прощение царю об отделении Посольского Монастыря от Троицко-Селегинского и предоставлении первому собственных угодий – земельных и рыбных. «Увидев бедственное положение храма и его братии, Осколков обратился к церковным властям Сибири разрешить построить за свой счет церковь Преображения Господня. По получении разрешения он намеревался построить первый в крае каменный храм и заготовил для этой цели 300 тысяч штук кирпичей и известь.

Заказал резной иконостас, приобрел золото для золочения крестов и иконостаса, выписал из России потребное количество книг и колоколов. Для настоятеля и братии выстроил кельи. Кроме этого, отдал монастырю во владение скотный двор, построенный им выше монастыря в 20 верстах, которое потом называлось Монастырским дворцом, а ныне селением Степной Дворец, 35 лошадей со всей упряжью» 169 .

Григорий Осколков скончался 10 декабря 1814 года, возвращаясь из очередного путешествия в Китай, и был похоронен в специально сооруженном склепе у стен монастырского сада…

Заметную роль в укреплении монастыря сыграл и выходец из Великого Устюга Дорофей Шергин. Именно при нем было начато строительство каменного Спасо-Преображенского собора, который стал первым каменным храмом Забайкалья.

С Посольским монастырем связана часть жизни тогда начальника Забайкальской духовной миссии епископа Селенгинского Вениамина, который был здесь настоятелем, а впоследствии архиепископом Иркутским и Нерчинским. Здесь служил настоятелем архимандрит Мелетий, впоследствии епископ Селенгинский и глава забайкальской духовной миссии, а еще позднее епископ в Якутске и Рязане.

«Накануне секуляризации Посольской монастырь представлял собой достаточно крепкую хозяйственную единицу, являвшуюся серьезной опорой Иркутской епархии. Посольский монастырь играл существенную роль в жизни епархии и укрепления православия в Байкальском регионе. По распоряжению епископов он поддерживал Иркутскую духовную школу и приходское училище» 170 .

В 1727 г. епископ Иннокентий Кульчицкий обязал Посольский монастырь содержать семь учеников этой школы. Согласно распоряжению архиерея, монастырь должен был ежемесячно отпускать на каждого из них: денег по 10 алтын (30 копеек), ржаной муки по 2 пуда, круп по 5 фунтов. Соли по 2 фунта. Эти продукты и деньги выдавались монастырем в течение 20 лет до временного закрытия школы.

Посольский монастырь обязан был также содержать церкви в Троицкосавской крепости и торговой слободе Кяхта. Так, кяхтинской церкви ежегодно с 1728 по 1736 гг. поставлялось: 20 фунтов воска, полведра церковного вина, 3 фунта святилен, 5 пудов пшеничной муки на просфоры. Притч (служители) этой церкви ежегодно получали от Посольского монастыря: 100 пудов ржаной муки, 3 пуда ячменной крупы, 4 пуда толокна, 2,5 пуда гороха, 2 бочки омулей, 3 пуда юколы сиговой (вяленого сига), 0,25 пуда мяса коровьего, по 12 пудов жира говяжьего и омулевого. Кроме того, священнику от монастыря полагались шуба и суконная ряса, дьячку и старосте – по шубе и зипуну, каждому служителю – по 24 аршина холста на рубахи, по 2 шапки, по паре суконные чулок и по паре рукавиц» 171 .

Во второй половине XVIII века Посольский монастырь стал испытывать экономические трудности. Связано это было и с процессом секуляризации земель, и с малонаселенностью здешних мест, но, вероятно, главной причиной стало смещение религиозного центра в города Верхнеудинск и Читу: в 1880 году в Читу переехал викарий из Посольского монастыря. Монастырская братия тоже была малочисленной. В конце XVIII века она состояла из настоятеля, двух иеромонахов, священника, дьякона и восьми послушников. Нужно сказать, что и в последующие годы численность монастырской братии мало увеличивалась: в начале ХХ века в монастыре насчитывалось всего 36 человек, большинство из которых были крестьянского сословия.

Экономические трудности привели к тому, что 3 апреля 1900 года Синод запросил у епископа Забайкальского и Нерчинского Мефодия документы о состоянии Посольского Спасо-Преображенского монастыря и Читинского Богородицкого женского монастыря. Епископ такие материалы подготовил и ходатайствовал о преобразовании Посольского мужского монастыря в женский, что и произошло 17 октября 1900 года. Послушницы в новый женский монастырь собирались со всей Сибири, в итоге их оказалось 21 человек.

В начале ХХ века при монастыре был открыт свечной заводик. Дело пошло хорошо – свечами снабжались вся епархия.

Важно отметить, что Посольский монастырь являлся центральным миссионерским станом. В нем долгое время находился центр духовной миссии. Благодаря этому в 60-х гг. XIX в. при монастыре открыли духовное училище, которое готовило мальчиков из бурят для последующей миссионерской работы.  Здесь преподавали известные в Забайкалье просветители – Роман Цыренпилов, Алексей Норбоев. В 1879 году здесь открыли отделение для девочек.

Закрыли монастырь в 1923 году. Однако 30 августа 1995 года был вновь зарегистрирован православный приход, а 9 марта 2000 года монастырь открылся.

Но монастыри были не единственными религиозными учреждениями. К примеру, в Дагарском устье, где шел сезонный лов рыбы, у самого берега рыбопромышленники построили церковь. Приезжавшие сюда писатели отмечали ее стройную архитектуру, которая никак не вязалась с окружающими постройками: «К моменту создания Иркутского и Нерчинского викариатства при Сибирской и Тобольской митрополии (1707 г.) на территории Бурятии насчитывалось 14 церквей и 2 монастыря. Это церкви: Баргузинская Спасо-Преображенская, Верхнеудинская Богородице-Владимирская, Верхнеудинская, Спасская, Старо-Селенгинская Покровская и Старо-Селенгинская Спасская, Ильинкинская Богоявленская, Кабанская Христорождественская, Итанцинская Спасская, Хилокская Богородице-Владимирская,  Колесниковская  Богородице-Казанская, Тресковская Михаила-Архангельская, Кударинская Благовещенская, Чикойская Петропавловская, Тункинская Покровская и монастыри – Селенгинский Свято-Троицкий и Посольский Спасо-Преображенский. Все церкви и монастыри были деревянные» 172 .

В 1727 году была создана самостоятельная Иркутская и Нерчинская епархия, которую возглавил Святитель Иннокентий.

Культовым местом в Лиственничном была и остается церковь Святителя Николая Чудотворца. Первоначально она стояла на берегу Байкала, спустя годы, в связи со строительством Иркутской ГЭС, ее перенесли вглубь поселка, в падь Крестовку.

История этой церкви начиналась с часовни напротив истока Ангары. Ее поставил известный иркутский купец К. Сибиряков, чудом спасшийся от кораблекрушения и давший обет построить настоящий храм. Строительством занималась уже его супруга. Храм стали возводить в районе Никольской пристани, а руководил работами коммерции советник и кавалер И.Л. Медведников. По разным причинам, в том числе и сугубо строительного характера, вместо каменного здания стали строить церковь деревянную. 30 июля 1844 г. иркутский архиепископ Нил освятил ее.

Церковь Святителя Николая Чудотворца была вторым байкальским храмом. Первый, тоже посвященный Николаю Чудотворцу, уже действовал в Никольском. Архиепископ предложил перенести новую церковь в Лиственничное. Средства на это дал другой купец – И. Колесов. В книге «Православные храмы Иркутской епархии» читаем: «Освятили церковь на новом месте 20 (28) июля 1849. Здание было возведено на каменном фундаменте с деревянной колокольней. Длина церкви с алтарем и папертью была 28 аршин (по другим сведениям – 40), ширина – 16 ½ аршина, высота от фундамента до фронтона – 9 аршин. Престол один во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Двухъярусный иконостас был выполнен иркутским мастером А.П. Сергеевым. В приход в 1910-е годы входило 1163 человека; к церкви была приписана деревянная часовня на стеклоделательном заводе Сибирякова в с. Большие Коты, уцелевшая до нашего времени.

Предполагается, что в основу строительства церкви был положен проект, составленный иркутским архитектором А.В. Васильевым.

…Здание было построено в стиле строгого классицизма, с имитацией форм каменной архитектуры. Четвериковый храм имел аттиковые ярусы и был увенчан восьмилотковым куполом. С запада возвышалась изящная двухъярусная четвериковая колокольня. Перед входом был четырехколонный портик с фронтоном, на остальных фасадах (включая восточный) – пилястровые портики» 173 .

Эта церковь действовала вплоть до 1927 г. Именно ей отдали имущество Ольгинской вагон-церкви Сибирской железной дороги. Церковь закрыли в 1938 г. и здание использовали то под клуб, то под рыбный склад. Только в 1945 г. в него вернули церковь и разрешили богослужение в ней.

Рядом с Листвянкой есть еще одно место, которое испокон веков почиталось коренными жителями бурятами, – Шаманский камень. Он находится в истоке Ангары, и мы видим только крохотную шапку некогда могучего Приморского хребта. По легенде полюбила Ангара, единственная дочь Байкала, красавца Енисея. А когда отец Байкал хотел помешать их счастью, то в ярости бросил вослед убегающей Ангаре камень-утес.

С «бросанием» камней связано немало легенд и преданий. Собственно, и само слово Ангара буряты переводят как провал. В книге известного ученого-фольклориста Л.Е. Элиасова «Байкальские легенды и предания» опубликован рассказ «Как появилась Ангара». Вот отрывок из него: «Ожил Байкал, веселее ему стало, в погоду гребни заулыбались, вздохнуло море полной грудью. Жить бы ему так да жить, но, видно, не привык он к спокойствию. Разбушуется ни с чего, разойдется, как богатырь, и всем тошно приходится. Скалы подмоет – они в воду рушатся, деревья с корнем выворачивает – к себе берет, берега смывает – и себе мягкое дно стелет. Хотели его маленькие речки и ручейки уговорить, чтобы он вреда никому не чинил, но не слушался грозный седой старик. Не унимался. Тогда речки и ручейки принатужились, собрали по капле всю воду с гор и всей силой навалились на старика, чтобы не держал он их воду в плену и дал ей выход к другим морям и океанам.

Сила в тех ручьях и речках была большая, чем в самом Байкале. Сколько он ни держал их у себя в берегах, которые он обнес скалами и высокой стеной леса, но удержать не мог. От тяжести воды, которая пришла от ручьев и речек, дно Байкала около Саян начало опускаться. Вода просочилась глубоко под дно, до самых белых камней. Камни эти, как известка, закипели и прорвали берег. Разломали скалы, и повалила вода вниз по долине, сделала себе широкую дорогу.

Увидел старик Байкал, что богатство его уходит, рассердился и бросил в провал большой камень. Провал тот камень проглотил. Старик больше прежнего бросил камень. И тот ушел под воду. Тогда он бросил последний камень, который теперь видно, но обессилел и затих. Подумал старик, что ничего ему теперь не сделать, и смирился. А вода тем временем шла и шла по провалу и прорвалась до самого океана.

Видят речки и ручьи, что старик запечалился, сказали ему: «Не горюй, наш отец, пока мы живы и ты будешь сильным».С тех пор прошло много лет. На берегу Байкала поселились буряты. Они идут от людей, при которых случился провал. Провал буряты называют ангара, потому и реку, которая идет от провала они и до теперешнего времени зовут Ангара» 174 .

По другой легенде, на месте камня-утеса, брошенного Байкалом, некогда жил бурятский шаман Гуртэ-Зари, который был хранителем окрестных мест. А еще говорили, что этот камень закрывал вход в подводное царство злого духа Эрлен-хана и охранялся могучей змеей Юдбой. Потому в стародавние времена к Шаман-камню подвозили преступников и оставляли их там на какое-то время, чтобы добиться признания.

Есть и еще одна легенда. Согласно ей, Шаманский камень закрывает вход в загробное царство. Сюда уходят души шаманов во время их священнодействия, чтобы выручить из плена душу захворавшего бурята. Но если шаман отвалит камень от входа в подземное царство, то воды океана выступят и затопят весь мир… Отсюда распространенное среди иркутян поверье, что Байкал затопит Иркутск, когда Ангара размоет шаманский камень… 175

Шаман-камень упоминается и в «Описании Иркутского наместничества за 1792 г.»: «От присяги их знатен один порог на Ангаре, называемой Шаманской, также камень в самом жерле Ангары, из Байкала изпадшей, и много других уважаемых. Преданий они никаких не имеют» 176 .

Известность получило и монастырское зимовье на озере Катокель, главным образом – благодаря иконе святителя Николая, Мирликийского чудотворца. Старое предание относит эту историю к 1780  году, когда два баргузинских купца Новиковский и Чернов переезжали Байкал зимней ночью. Началась непогода, завьюжило, и купцы вначале сбились с дороги, а потом неожиданно оказались на берегу озера Катокель, которое находится в нескольких километрах от Байкала. Так они вышли к монастырскому зимовью. Блуждая в непогоду, они заметили, что где-то на утесе мерцает огонек. Отправившись на поиски, купцы обрели икону святого Николая Чудотворца. После разных приключений икона снова оказалась на Катокеле. Вспомним одно из чудес, связанных с этой иконой: «Около 1810 г. разбойники напали на монастырское зимовье и убили живших там четырех человек (с тех пор это место называют «убиенным мысом»); после этого по распоряжению архимандрита Селенгинского Свято-Троицкого монастыря монастырское имущество было отправлено в обитель. Взят был и упомянутый образ святителя и чудотворца Николая. Такое опустение продолжалось от святой Четыредесятницы до праздника Пятидесятницы, после чего тот же архимандрит неизвестно по какому случаю, но, конечно, по внушению Божию, с церковной церемонией препроводил образ святого Николая обратно. В то время на реке Кике было столь сильное половодье, что она выступила из берегов. А потому и бывшие при церемонии, препровождавшие образ остались на берегу. Несший же икону святителя Николая Иван Кафтанчиков перешел через быстрый водный поток, через который и на конях проехать было невозможно, без всякого препятствия. Это явное чудо поразило необычайностью общество богомольцев, сопровождавших процессию. И позже многократно, по одной молитве народа к угоднику Николаю внезапно посылался дождь на жаждущую землю и люди спасались от бедствий неурожая. Сколько подобных чудес, неизвестных большинству людей, но ведомых получивших милость от Бога свершалось по ходатайству и заступлению великого чудотворца!» 177

Действительно, на озере Катокель, в северо-восточной его половине, находится остров Монастырский. До 1930 года здесь находился монашеский скит Троицко-Селенгинского монастыря с церковью во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. «Оный образ Святителя и Чудотворца Николая … кем вырезан и откуда принесен никакого извести нет, а известно только от стариков, что назад тому лет 60 или более на о. Катокильском находилась часовня, при которой определены были при зимовье от Троицкого Селенгинского монастыря рабочих 6 челов., из коих два человека назначены были для рыбопромышленности, а четыре человека находились безотлучно на том острове при часовне (при зимовье), и в одно лето, напав на то зимовье (там находился монастырский скит, окашивались заливы, пазухи и побережья Катокиля и речек, следовательно, корму было достаточно (притом зимовье служило заезжим стоялым двором, в зимнее время до 6 мес.), разбойники убили живущих четырех человек (почему ныне и место то называется «убиенным мысом»), после этого по распоряжению Троицкого архимандрита монастырское имущество отправлено было в монастырь. С оным взят был упомянутый образ Святителя и Чудотворца Николая. Чрез то им остров Катокильский оказался опустевшим».

А вот еще одна история, связанная со святителем Николаем. Каждый год по Забайкалью носили чудотворную икону святителя Николая из села Голоустненского. В 1867 году в одном из номеров газета «Иркутские епархиальные ведомости» писала: «Селение Голоустное находится на берегу моря… насупротив Посольского монастыря, в 55 1/2 верстах от него… Заключенное в неприступных скалах, оно в летнее время лишено сухопутного сообщения. В этом-то селении с давних пор существовала часовня, в которой находился явленный образ Николая Чудотворца. Предание гласит, что икона эта найдена в пустынном месте в трех верстах от Голоустного (на месте этом ныне стоит крест) еще до постройки часовни, которая по этому случаю перенесена сюда из Посольского монастыря, имевшего здесь некогда свои земли. Икона сия составляет предмет особенного чествования здешних бурят, ибо, по преданию их, она и явилась Буряту (насельниками этой местности всегда были буряты). До вступления преосвященного Вениамина в управление миссией святыня эта была почти забыта всеми. По трудности сообщения оставалась как бы под спудом. Владыке суждено  было поставить этот святильник на свешнице. И вот с этих пор явленная икона святителя Николая каждого дню носима была в летнее время по Забайкальскому краю, так сказать, в самом гнезде языческого царства. В зимнее же время с подобающею торжественностью приносима была по первому зимнему пути в Голоустное и по последнему зимнему пути уносима обратно в Посольск. Самим видом своим икона сия как бы предназначена к поражению поборников царства тьмы. Она резная. Величиною с годового младенца, лик ее серьезно строгий, в правой руке меч, а в левой церковь. Еще более трогает и умиляет вид ее православных присущею святыне благодатию Божию».

Чудотворные иконы, как и следовало, ожидать творили чудеса. Не исключением были иконы Посольского Спасо-Преображенского монастыря. Вот что рассказывает А.Д. Жалсараев: «В 1871 году об иконах монастыря писали: «Чудотворная икона святителя Христова Николая Голоустненского с Посольскою иконою Знамения Пресвятыя Богородицы прибыли в Нерчинский завод в сопровождении иеромонаха Герасима с братию… К несчастью, с 21 мая в нашем крае настала засуха, не было ни капли дождя… Благочестивые прихожане с теплою верою обратились к иеромонаху Герасиму с просьбою – поднять из собора Св. Иконы Знамения Божией матери и святителя Николая с крестным ходом… для молебствия о ниспослании дождя… Лишь только крестные ходы при колокольном звоне вышли из церкви, стал накрапывать мелкий дождик, потом с 5-ти часов вечера пошел тучевой крупный и обильный дождь… и затем настало настоящее ненастье, продолжавшееся 13 и 14 июня; после трехнедельной засухи обильно увлажил жаждущую землю… Кто бы что ни говорил, как бы там ни объяснял, но мы, несомненно, веруем и благодарно исповедуем, что Заступница усердная, Преблагословенная Матерь Христа Бога нашего и Великий Угодний Божий Святитель Христов Николай Чудотворец изящный, правдивый и милостивый, не остался у нас в долгу за пребывание в нашем Богоявленском соборе» 178 .

В селе Турунтаево по указу Иркутской духовной консистории в 1791 году была заложена Спасская церковь. Она имела два престола, иконостасы ручной столярной работы с резными деталями и позолотой. Специалисты называли Спасскую церковь выдающимся достижением народных мастеров.

В селе Батурино в феврале 1811 года приняли решение строить каменную церковь: прежняя деревянная сильно обветшала. И в 1813 году была заложена Сретенская церковь. В 1829 г. освятили ее нижний предел ,а через четыре года – верхний.

Великолепной архитектурой славилась и церковь в Читкане. Она была построена на средства местного купца Алексея Николаевича Кожевина. О Кожевине говорили, что, когда первая корова его стада подходила к сельскому кладбищу, последняя только выходила из загона. В хозяйстве его работало около 40 наемных рабочих. По преданию, Кожевин перед началом строительства произнес речь и объявил, что построит церковь там, докуда хватит разложить имеющиеся у него наличные деньги.

Церковь строили, что называется, всем миром: кто за долги, кто за свои убеждения, кто за деньги. Главными строителями были выходцы с Украины. Один из них, Соколкин, при раскраске самого большого купола сорвался вниз и разбился.

Здешняя церковь внешне соответствовала статусу, который имел Читкан в экономической жизни района: каменное здание венчали три купола, спереди было большое центральное крыльцо с двумя деревянными лестницами. По некоторым сведениям, церковь без крестов имела высоту 25 метров.

Последним ее настоятелем был Георгий Кузнецов. По воспоминаниям старожилов, его очень уважали и любили в Читкане, после революции 1917 года он переселился в маленький домик и продолжал крестить и отпевать сельчан. Закрыли церковь в 1935 году.

В Прибайкалье практически все годы мирно уживались разные религии. Инцидентов на этой почве практически не было. Большинство населения исповедовало православие. И в новых населенных пунктах мы видим тому подтверждение. К примеру, судя по статистическим данным за 1903 год, подавляющая часть населения в Слюдянке была представлена православной конфессией. По сведениям губернской власти, в начале ХХ века в Слюдянке проживало 4589 православных, 30 лютеран, 79 католиков, 20 армян-грегорианцев, 72 иудея, 70 магометан.

Религиозная терпимость допускала строительство конфессиональных культовых сооружений. В декабре 1912 года жители той же Слюдянки римско-католического вероисповедания подали прошение в Управление Государственными имуществами Иркутской губернии, в котором писали, что «испытывают крайнюю нужду в устройстве церкви-часовни и школы, где бы можно было, при посещении пастырем Слюдянского поселка, совершать таинства и церковное Богослужение» 179 . В этой связи слюдянские католики просили уступить безвозмездно римско-католическому обществу два с половиной усадебных участка и место, где уже стоял общественный дом, предназначенный для церкви-часовни. В прошении указывалось, что приверженцев римско-католической церкви около ста человек.

23 августа 1911 года Анна Антоновна Завадская, мещанка города Житомира Волынской губернии, приобрела в Слюдянке жилой деревянный дом и подарили его Иркутскому римско-католическому костелу, с тем чтобы он использовался для нужд местных католиков.

2 ноября 1908 года был заключен договор между жителем поселка Слюдянка мещанином города Могилевска Могилевской губернии и женой крестьянина, выходца из той же Могилевской губернии, на продажу дома, который также был подарен местной римско-католической общине.

В 1912 году было отправлено ходатайство о строительстве молитвенного дома в Слюдянке Магометанским обществом.

Русские монархи не препятствовали и присутствию ламаизма в Сибири. По Буринскому договору от 14 июня 1728 года, заключенному с Китаем, разрешалась миссионерская деятельность монгольских и тибетских лам. При Елизавете Петровне деятельность лам, которым была дарованы серьезные льготы и привилегии, стала заметным явлением. А императрица Екатерина II даже включила в Совет по составлению Нового положения о различных вероисповеданиях хамбо-ламу Заягина. Кстати говоря, ламаисты добились от правительства распоряжений по преследованию последователей шаманских обрядов.

Специальными манифестами свободное вероисповедание было декларировано императорами Павлом I и Александром I. «Во времена императора Николая Павловича был специально послан в Восточную Сибирь с целью составления положения о буддистах действительный статский советник и кавалер разных орденов барон Шиллинг Фон-Канштадт. Его превосходительство прибыл и проехал по всем здешним буддийским дацанам и по каждой местности произвел ревизию. За буддийской религией было признано право ее распространения. Фон-Канштадт составил относительно этого новое положение из 281 статьи, где, в частности, отмечалось, что буддийскому населению Восточной Сибири полагается иметь многочисленное ламство» 180 .


160 Описание Иркутского наместничества 1792 года. – Новосибирск, 1988. – С. 86.

161 Дулов В.А., Санников А.П. Православная церковь в Восточной Сибири в XVII - начале XX веков. – Иркутск, 2006. – Ч. 1. – С. 124.

162 Дулов А.В., Санников А.П. Православная церковь в Восточной Сибири в XVII – начале XX веков. – Иркутск, 2006. – Ч. 1. – С. 124.

163 Описание Иркутского наместничества 1792 года. – Новосибирск, 1988. – С. 86-87.

164 http://www.kcmb.ru/

165 Там же.

166 Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь.– Улан-Удэ, 1962. – С.19.

167 Памятники сибирской истории 18 века. – СПб., 1885. – С. 22.

168 Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь. – С.16.

169 Дорохова Н. Спасо-Преображенский Посольский монастырь путь в 350 лет // http://www.kcmb.ru/

170 Памятники сибирской истории XVIII века. – СПб., 1885. – С. 23.

171 Наумова О. Вклад Посольского Спасо-Преображенского монастыря в освоение Байкальского региона в XVIII веке // http://www.kcmb.ru/

172 Жалсараев А.Д. Православная церковь в Бурятии // Исторический вестник. – 2001. – № 1. – С. 5.

173 Православные храмы Иркутской епархии. – Иркутск, 2000. – С. 313.

174 Байкальские легенды и предания. – Улан-Удэ, 1984. – С. 38-39.

175 Дягилев В.Ф. Прибайкалье. – Иркутск, 1929. – С. 77.

176 Описание Иркутского наместничества 1792 года. – Новосибирск, 1988. – С. 79.

177 http://www.kcmb.ru/

178 Жалсараев А.Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII – XX столетий. –  Улан-Удэ, 2001. – С. 325-326.

179 ГАИО. – Ф. 176. – Оп. 1, д. 1708. – Л. 2.

180 Исторический вестник. – 2001. – № 1. – С. 9.

Библиографические данные

  1. Гольдфарб С.И. Мир Байкала / С.И. Гольдфарб ; цв. фот. С. Григорьева. — Иркутск : Репроцентр A1, 2010. — 630 с. ; 27 см. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91344 — 195-9 (в пер.).
СОВЕТ: нажмите двойную стрелку и выберите режим презентации!: 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Гольдфарб Станислав Иосифович | Оригинальное название материала: Религия | Источник(и): Мир Байкала. Мультимедийная электронная энциклопедия. - Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...