Костёл Успения Богородицы (органный зал Иркутской областной филармонии)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Костёл Успения Богородицы (Иркутск)

Проект костёла был разработан гражданским инженером Иваном Тамулевичем
Проект костёла был разработан гражданским инженером Иваном Тамулевичем
Автор: Валерий Панфилов
Источник: Иркипедия
Автор: Не известен
Источник: clubs.ya.ru
К концу 1884 строительство, в основном, было завершено
К концу 1884 строительство, в основном, было завершено
Автор: Неизвестен
Источник: shooow.me
Главный алтарь посвящен Успению Божией Матери
Главный алтарь посвящен Успению Божией Матери
Автор: Не известен
Источник: clubs.ya.ru
Автор: Не известен
Источник: lib23.irk.ru
В 1978-1990 в воссозданном здании католического храма был открыт филармонический зал
В 1978-1990 в воссозданном здании католического храма был открыт филармонический зал
Автор: Не известен
Источник: lib23.irk.ru
Автор: Не известен
Источник: lib23.irk.ru
Автор: Не известен
Источник: lib23.irk.ru
Автор: Не известен
Источник: lib23.irk.ru

Костёл Успения Богородицы — римско-католический храм в г. Иркутске. С 1978 является органным залом Иркутской областной филармонии.

История

В 1819 на должности католических священников в Иркутск и Томск прибыли члены бернардинского ордена. Бернардины не были так известны, как иезуиты, однако они оставили заметный след в истории Иркутска, так как именно бернардины добились разрешения на постройку в городе первого специального здания для католического храма.

Место для церкви куплено было у иркутского купца Зубова и мещан Сухановых. Его строительство, начатое весной 1825, а также покупка усадьбы под костёл финансировались за счет средств частных пожертвователей. Усадебное место было выбрано неподалеку от главного православного храма ИркутскаБогоявленского собора. 24 марта 1825 была совершена купчая крепость на основной участок, принадлежавший прежде статскому советнику Ивану Николаевичу Веригину, а 2 мая того же года куплен примыкающий к первому небольшой участок иркутского мещанина Григория Яковлевича Суворова. Таким образом, с 1825 Иркутский римско-католический приход владел довольно крупной усадьбой, располагавшейся между Тихвинской (совр. ул. Сухэ-Батора), Соборной (совр. ул. Польских повстанцев) и Ивановской (совр. ул. Пролетарская) улицами.

Выстроенный к концу 1825 костёл во имя Вознесения Божией Матери представлял собой одноэтажное деревянное здание, стоявшее на том же самом месте, где позже был возведен каменный костёл, который можно видеть и сегодня. Церковь с пристроенными к ней с обеих сторон флигелями для  квартир священников имела  квадратную фигуру и занимала 64 кв. саж. Фундамент под церковью и кельями был каменный, а стены деревянные, обитые досками. Портик главного фассада был выдержан в стиле классицизма.

Деревянный костёл сгорел во время печально знаменитого иркутского пожара 22-24 июня 1879.

Строительство каменного костёла Успения Богородицы

Полная гибель здания костёла в страшном пожаре вынудила руководство местной католической общины к принятию решительных мер. Впечатляющую по размаху и энергии деятельность по собиранию средств на строительство нового костёла развил ксендз Кшиштоф Швермицкий, к тому времени уже почти четверть века бессменно остававшийся настоятелем храма и духовным пастырем прихожан иркутского прихода. Михаил Коссовский пожертвовал в общей сложности на строительство храма 24 000 рублей.

Вся постройка обошлась в 63 163 руб. 16 коп. и подавляющая часть этих денег — 55 958 руб. 84 коп. — была получена от частных лиц. Эти точные до копейки цифры были названы в рапорте Комитета по постройке при Иркутской католической церкви в марте 1885. Как говорилось позже в том же рапорте, денег на строительство еще было не достаточно, но его начали "в расчете на значительные поступления" в дальнейшем.

Проект костёла был разработан гражданским инженером Юзефом (по другим документам Иваном Фомичем) Тамулевичем, который в то время являлся старшим архитектором Строительного отделения Главного управления Восточной Сибири. Он прошел основательное обучение в строительном училище Главного управления путей сообщения и уже имел за плечами солидный опыт работы по специальности в Сибири (с начала 1870-х).

25 июня 1881 Могилевский архиепископ и митрополит А. Фиалковский благословил ксендза Швермицкого “приступить к закладке фундамента нового костёла в городе Иркутске”.

Строительное отделение Главного управления Восточной Сибири (ГУВС) и иркутский генерал-губернатор Анучин утвердили проект строительства 26 августа 1881. К этому времени уже был готов фундамент, и каменщики приступили к кладке стен. К концу 1881 были выведены стены нижнего подвального этажа, где предполагались помещения для  духовенства и церковной прислуги. Однако на этом строительство костёла приостановилось. Произошло это по следующей причине:

"...вследствие чрезмерного вздорожания цен на материалы и на заработную плату, а также вследствие оскудения пожертвований".

Весь 1882 и половину 1883 на строительной площадке нового костёла стояла тишина. Попытки получить денежную помощь от духовной консистории результатов не принесли. На ходатайство об этом митрополита римско-католических церквей России управляющий МВД сенатор Духов ответил  отказом, который он мотивировал тем, что в виду неблагоприятного состояния денежных дел в духовной консистории необходима строжайшая экономия в расходовании средств и потому оказать помощь иркутским католиками не представляется возможным. Он посоветовал также строить костёл меньших размеров — в соответствии с имеющимися в распоряжении наличными средствами.

Тем не менее, иркутский Комитет по постройке нового костёла не отказался от первоначального  проекта и, дождавшись новых пожертвований, в 1883   продолжил строительство. Исполнять технический надзор за ним был приглашен управляющий Строительным отделением ГУВС архитектор барон Г. Розен.

К концу 1884 строительство, в основном, было завершено. Оставались отдельные работы по внутренней и внешней отделке, которые продолжались в последующие годы. Однако в целом здание костёла было готово, и с 8 декабря 1884, когда храм был освещен во имя Успения Матери Божией Марии, в нем началось богослужение. Обустройство храма происходило довольно медленно и, в основном, было завершено только к концу 1890-х гг.

Иркутск с той поры обогатился уникальным как для самого города, так и всего обширного региона запоминающимся сооружением, обладающим художественными достоинствами и представляющим собой яркий образец культовой архитектуры в позднеготическом, или ложноготическом, стиле.

Внутреннее убранство костёла

Заходящий в храм прежде всего обращал внимание на главный алтарь "прекрасной ажурной работы из дерева", выполненный по рисункам Войцеха Коперского в 1888. Он состоял из престола, над которым возвышались

"...до сводов три ажурные арки, опирающиеся на четыре такие же колонны. В средней арке, в ажурной раме Образ Матери Божией, а над ним крест. Все это выкрашено масляной под дуб краской".

Главный алтарь посвящен Успению Божией Матери. По обеим сторонам от главного располагались боковые алтари, построенные в 1892; правый — с изображением Св. Иосифа, левый — с распятием Иисуса Христа. Кафедра для проповедей (амвон) была установлена в 1895 г. Для молящихся в зале стояли скамейки — "10 желтых, лакированных, с опором для плечей и 4 скамейки простые". Органа, звуки которого обычно сопровождают католическое богослужение, в иркутском костёле не было. Вместо него на хорах стояла фисгармония, выписанная в 1896 из Варшавы, работы американской фирмы "Сторн и Кларк".

Костёл во время господства советской власти

С окончательным установлением советской власти в Иркутске для костёла и римско-католической общины наступили далеко не лучшие времена. Основываясь на законе об отделении церкви от государства, местные власти в 1921 национализировали имущество католического прихода, включая культовые здания и всю находящуюся в них утварь. Иркутские католики во главе с ксендзом попытались отстоять свои права. Они чувствовали, что в силах это сделать, так как, по сравнению с другими религиозными объединениями, католики находились в особой ситуации. Большинство из них были поляками по происхождению, выходцами из бывшего Царства Польского, которое, получив после Октябрьской революции независимость, входило теперь в состав самостоятельного польского государства. Бывшие подданные Российской империи, теперь они оказались в двойственном положении — живя в Сибири, закрепившись здесь, они в то же время могли претендовать на особое к себе отношение как к представителям другого государства. А после неудачных для России военных действий с Польшей и заключения в сентябре 1921. Русско-Польского соглашения поляки-католики имели на руках конкретное положение этого соглашения и ст.7, п.З Русско-Польского мирного договора, которые гласили:

"Религиозные общества, к которым принадлежат лица польской национальности, в России имеют право в пределах внутреннего законодательства пользоваться и приобретать движимые и недвижимые имущества, необходимые для выполнения религиозных обрядов, а также содержания духовенства и церковных учреждений".

Однако, эта оговорка — "в пределах внутреннего законодательства" — не позволила им добиться успеха. Вопрос долго рассматривался в самых разных инстанциях, от горкоммунотдела до Президиума ВЦИК. В конце концов на требование общины вернуть им в собственность здания костёла и прикостельного дома было отвечено отказом, и католическая община окончательно перешла на положение арендатора своего бывшего имущества. При этом ей вменялось в обязанность его полное содержание, ремонт и страхование.

Одновременно с муниципализацией собственности прихода городские власти пытались закрыть костёл вообще, расторгнув договор с общиной. Для этого они искали всевозможные поводы, которые в основном сводились к плохому содержанию здания костёла. Серьезная угроза закрытия нависла над общиной в 1930. Комиссии, проводившие проверки, нашли много недостатков и предъявили общине обвинения в нарушении договора об аренде. Вероятно, какие-то пункты обвинения и имели под собой почву. Содержание костёла требовало больших затрат, а иркутская католическая община была уже не столь многочисленна и не имела таких состоятельных членов, как раньше. Некоторые пункты акта осмотра были настолько мелочны, что их нельзя назвать иначе, как придирками и натяжками для создания видимости полнейшего беспорядка в делах общины.

Президиум Горсовета 19 октября 1930 г. постановил:

"Ликвидировать Иркутскую Римско-Католическую Общину на основании доклада начальника Городского Административного Отдела ввиду ряда нарушений со стороны общины".

Об этом общине было объявлено 23 ноября 1930 г. В ответ на это иркутские католики стали активно отстаивать свое право на существование, протестуя против решения администрации. Они подали жалобу в Оргбюро ВЦИК Восточно-Сибирского края с полными объяснениями к каждому пункту обвинения. Это дало свои результаты. Расторжение договора было отложено.

Однако закрытие иркутского костёла было отодвинуто на очень короткий срок. В феврале 1938 г. очередная комиссия госсовета, обследовав костёл, признала его содержание неудовлетворительным и опять потребовала расторжения договора об аренде. Это обследование позволяет составить некоторое представление о тогдашнем реальном техническом состоянии сооружения, где, наряду со многими мелкими дефектами, были зафиксированы серьезные конструктивные его повреждения. К ним, в частности, относились многочисленные трещины, идущие от цокольной части и по всему периметру здания, возникновение которых началось, очевидно, уже в первое десятилетие после возведения храма за счет часто происходивших землетрясений. В конце 1930-х гг. община осталась без руководства: ксендз и половина членов исполнительного органа были арестованы как враги народа по 58-й статье. Ослабленная и не имеющая достаточных средств, община была не в состоянии заняться капитальным ремонтом здания, а также постоять за себя, как в 1930 г. 7 апреля 1938 г. Президиум Иркутского Облисполкома принял постановление, где говорилось:

"...учитывая бесхозяйственное отношение римско-католической религиозной общины верующих к арендуемому у Горсовета зданию специального назначения (костёл) и на основании постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. Президиум Облисполкома постановляет: утвердить постановление Иркутского Горсовета о расторжении договора с указанной общиной верующих".

Таким образом, община была распущена, богослужение окончательно прекратилось. А в здании костёла разместилась Восточно-Сибирская студия кинохроники. Здание не подверглось внешним разрушениям (хотя изнутри было перестроено до неузнаваемости) и тем более не было "отдано под склад".

Восстановление религиозного сооружения

В 1974-1978 по проекту архитектора Г.А. Вязуновой были проведены работы по реставрации храма. Их задачей было возвращение зданию первоначального облика с устранением позднейших перестроек. В помещении костёла намечалось открыть Музей истории поляков в Сибири, и с этой целью осуществлялась большая общественно-организационная и научная подготовка. Однако позднее возобладал замысел властей разместить в этом здании органный зал Иркутской областной филармонии.

В 1978-1990 в воссозданном здании католического храма был открыт филармонический зал с последующей его интенсивной концертной и гастрольной практикой. В объеме апсиды прежнего костёла был устанавливлен специально спроектированный концертный орган немецкой фирмы (в ту пору ГДР) "Александр Шуке".

С 1991 происходит возрождение в Иркутске, третьем по счету из российских городов, римско-католического прихода Успения Богородицы. Приход был учрежден в сентябре 1991 декретом тогдашнего главы Апостольской администрации для католиков латинского обряда азиатской части России епископа Иосифа Верта. Его возглавил прибывший несколько ранее в Иркутск из Польши ксендз-настоятель отец Игнаций Павлюс. С того времени на основе временного договора между Иркутской областной филармонией и новым католическим приходом осуществляется совместное использование помещения католического храма для религиозных и культурных целей. На первом этаже двухэтажного здания костёла размещается постоянно действующая часовня для совершения ежедневной литургии.

С весны 1998 в Иркутске была создана резиденция вспомогательного епископа для католиков Апостольской администрации азиатской части России. Уже вскоре она преобразуется в центр отдельной римско-католической Апостольской администрации Восточной Сибири во главе с епископом Ежи Мазуром. При решении вопроса о передаче здания костёла в единоличную собственность католического прихода представители столкнулись со следующими проблемами: трудность совмещения некоторых повседневных функций музыкально-концертного учреждения и храма, так же, как и несоответствие некоторых аспектов статуса здания храма, отнесенного к категории исторических памятников, довольно малая вместимость здания иркутского костёла в сравнении с современными потребностями и задачами местной католической среды. В связи с этим с обоюдного согласия городских властей Иркутска и римско-католической администрации было принято решение о сооружении большого кафедрального римско-католического собора Непорочного Сердца Божией Матери (Богородицы) в Глазково, на ул. Грибоедова.

Контакты

Адрес: г. Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 1.

Телефоны:

Римско-католический Приход Успения Богородицы: (3952) 33-63-65;

Иркутская областная филармония: Елена Андреевна Гражевская, заместитель директора по работе органного зала: 8 (3952) 33-60-00 (приёмная).

Электронная почта: prihoduspenie@mail.ru

Ссылки

  1. Шостакович Б.С. Здание римско-католического костёла в Иркутске: история сооружения и последующих перестроек // Земля Иркутская : журнал.  2005. — N 2. С. 28-37. сайт иркутского римско-католического прихода Успения Богородицы.
  2. Наталья Галеткина Иркутский костёл // Земля Иркутская : журнал. — 1995. — № 4. — С. 47-52. — сайт иркутского римско-католического прихода Успения Богородицы.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 сентября 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.