Коссовский, Михаил (Михал) Адамович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Михаил (Михал) Адамович Коссовский — адвокат, кандидат прав, коллежский секретарь в 1885, польский ссыльный. Пожертвовал большую сумму на строительство каменного здания иркутского костела.

М.А. Коссовский: биографическая справка

Коссовский, польский дворянин, юрист по профессии, служил чиновником Санкт-Петербургского губернского правления, являлся политическим ссыльным, приговоренным к поселению в Сибири за причастность к польскому освободительному движению начала 1860-х. Вместе с группой пребывавших в России известных поляков, сопричастных к подготовке Польского (Январского) восстания 1863, и россиян – деятелей организации «Земля и воля», находившихся в контактах с ними (Ю. Огрызко, А. Рудомино, Л.Ф. Пантелеев и др.), он был привлечен по делу о так называемой «Санкт-Петербургской революционной организации с целью возбуждения и поддержания польского мятежа», а затем и осужден на ссылку в Сибирь. По прошествии лет М. Коссовский поселился в Иркутске, получил возможность заняться адвокатской практикой, благодаря которой составил хороший капитал.

В 1885 был приглашен городской думой для ведения иска о наследстве Трапезникова.

«Предложенное мне дело против “Компании промышленности” более чем знакомо, оно, смело могу сказать, есть мое произведение и в основе своей опирается более на анализе, чем на разных отрывочных документах, могущих иметь разве косвенное значение. Но возьмусь ли я или нет вести это де­ло – сказать пока не смею. Всякий из господ членов управы, несомнен­но, понимает и, может быть, по опыту хорошо знает, как не вдруг находится и устраивается защита какого-либо гражданского дела. А что же сказать о предлагаемом мне иске, в котором такое множество все­возможных усложнений, даже в самом составе спорящих сторон.

Прежде чем составить свое решение и дать управе окончательный ответ, мне необходимо: во-первых, убедиться, насколько я сойдусь во взглядах на самое существо дела и на способ его ведения с г. Вагиным, который, как видно из повестки управы, тоже и первым, избран Думою в поверенные; во-вторых, объясниться непосредственно с Думой, в ко­торую, хотя она выступает здесь в роли клиента, я готов буду из ува­жения к представительству города, явиться, если получу для этого при­глашение. Если же такого приглашения не последует, то само собой бу­дет понятно, что Дума раздумала искать для себя моих услуг, в чем, конечно, по заботливости только об успехах общественного дела, она должна нисколько не стесняться, тем более, что своей кандидатуры я ни через кого не предлагал и даже совершенно не знал о могущей быть баллотировке моей фамилии».

В. Вагин отказался вести дело вместе с Коссовским. В октябре 1885 г. Коссовский приступил к составлению иска.

Живя в Иркутске, Коссовский принял активное участие в финансировании строительства каменного здания костела.

Как отмечал ксендз Швермицкий:

«…г-н Михал Коссовский, кандидат прав и член комитета иркутского костела, руководимый чувством веры, проникнутый сознанием важности расширения славы Божией среди бедных моих прихожан, вызвался восполнить своей собственностью слишком значительное отсутствие капитала, то есть составляющее свыше 20 тыс. р. Этот поступок г-на Коссовского, высокообразованного человека, не нуждается в наших похвалах, ибо сам по себе весьма красноречив. С помощью его щедрости в Иркутске встанет великолепный храм чисто готического стиля».

Документально засвидетельствовано внесение М. Коссовским в несколько этапов значительных личных сумм на строительство нового костела: первый взнос в 3 000 р., затем в 1884 3 марта – 3 000 р. серебром; 3 мая – 2 500 р.; 23 июня – 4 500 р.; 2 ноября – 1 000 р.; 5 декабря – 1 000 р. и 18 декабря – 1 200 р.; в 1885 7 января – 3 600 р.

Есть также и некоторые документальные указания на то, что именно Коссовский согласовывал вопрос о доведении до конца строительства католического храма под техническим надзором известного тогда в Иркутске инженера-строителя и архитектора барона Г.В. Розена, возглавлявшего в тот период Строительное отделение Главного управления Восточной Сибири. Таким образом, совершенно очевиден крупный материально-организационный вклад этого благочестивого прихожанина иркутской католической «парафьи», ссыльного участника польского национально-освободительного движения и общественного деятеля Иркутска 1880-х в то замечательное храмовое сооружение, которое действительно давно уже сделалось достойным памятником в столице Восточной Сибири.

20 января 1887 он стал действительным членом Общества для по­собия нуждающимся сибирякам и сибирячкам, учащимся в учебных заведениях г. Москвы.

8 сентября 1888 участвовал в праздновании 50-летия Иркутского римско-католического прихода.

В годы первого промышленного подъема в России 90-х XIX наблюдается мощный приток иностранного капитала в металлургию Юга Сибири. Именно в эти годы проявился интерес иностранных предпринимателей и к Сибири, в частности к Кузнецкому бассейну. В 1888 французский горный инженер Эдгар Буланже, совершив путешествие в Сибирь, издал во Франции книгу «Заметки о путешествии по Сибири» (Boulangier E. Notes de voyage et Sibirie. Paris, 1891) и «возбудил ею внимание к Сибири в промышленно-финансовом мире Парижа». 5 марта 1893 Э. Буланже и «кандидат прав дворянин Михаил Адамович Коссовский» подали в Министерство государственных имуществ ходатайство о дозволении основать «Сибирское металлургическое и горное акционерное общество». Министерство сочувственно отнеслось к этому проекту, сознавая низкий уровень развития сибирской горнозаводской промышленности, и 8 июля 1893 проект устава «Сибирского металлургического и горного общества» был утвержден. Устав общества предполагал разработку всякого рода металлов и других полезных ископаемых, добывание из них продуктов и устройство с этой целью заводов и фабрик, но главной целью учредители считали создание железоделательной промышленности в Сибири, чтобы удовлетворять на месте все возраставшие потребности края в металлических изделиях, особенно для еще строящихся и уже функционирующих железных дорог (рельсы, скрепления, мостовые части) и золотопромышленности, которая при существовании на месте соответствующих машиностроительных заводов могла получить более широкое развитие. Кроме того, общество предполагало заняться разработкой каменного угля, как для удовлетворения потребности собственных заводов, так и для железных дорог. Но проект вскоре потерпел неудачу.

Источники

  1. Административно-судебная система Восточной Сибири конца XIX – начала XX веков в лицах и документах: Материалы к энциклопедии. Иркутск, 2004. С. 197-198.
  2. Шестакович Б.С. Здание римско-католического костела в Иркутске: история сооружения и последующих перестроек
  3. Баев О.В. Иностранный капитал в промышленности Кузнецкого бассейна (конец XIX – начало ХХ в.)

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015