ГУЛАГ. Лагеря в Иркутской области в 1940-х – начале 1960-х годов

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Самыми крупными учреждениями лагерного типа были исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ), представлявшие собой своеобразные лагерные комплексы, на многочисленных лагерных пунктах которых содержались тысячи заключенных. Занимали они обширные территории региона и осуществляли разнообразную производственную деятельность.

Озерлаг 

К 28 ноября 1951 года на 56 лагерных пунктах Ангарского ИТЛ (1947-1960), располагавшихся вдоль железнодорожной магистрали ТайшетБратск – Лена (в основном на участке БратскУсть-Кут (станция Лена) протяженностью более 300 км), содержалось 29 427 заключенных, которые использовались на железнодорожном и гражданском строительстве, лесозаготовках, обслуживании предприятий местной промышленности. В послевоенный период на территории Иркутской области действовало несколько исправительно-трудовых лагерей: Ангарский ИТЛ, Бодайбинский ИТЛ, Китойский ИТЛ, Тайшетский ИТЛ, Усольский ИТЛ, Усть-Кутский ИТЛ. Кроме того, в 1940-1950-х гг. функционировали и специальные лагерные учреждения: особый лагерь «Озерный» и Илимский специальный ИТЛ.

В районе железной дороги Тайшет-Лена (участок Тайшет – Братск) располагался печально известный своей суровостью среди лагерей сталинской эпохи – особый лагерь № 7 МВД СССР «Озерный» (1948 – 1954). Также известен как "Озерлаг", "Особый лагерь № 7", "Особлаг № 7". Был самым большим лагерным комплексом в СССР. Был разбит на лагерные пункты, занимавшие территорию между Тайшетом и Братском.

Численность узников на протяжении существования Озёрного лагеря колебалась, превышая в начале 1950-х гг. 30 тысяч человек. Так на 18 апреля 1951 г. особлаг № 7 МВД СССР «Озерный» имел в своем составе 55 лагерных пунктов, из них 47 лагпунктов с особым контингентом, где содержалось 33 225 человек и 8 лагпунктов с «общелагерным контингентом» заключенных, где содержалось 3 685 человек, в том числе 1 689 человек расконвоированных. Таким образом, в Озерном особлаге содержались не только узники, осужденные за «контрреволюционные» преступления по 58-й статье Уголовного кодекса РСФСР, но и заключенные, осужденные по обычным уголовным статьям УК, так называемые «бытовики», почти половину которых составляли расконвоированные, часть из них «обслуживала» лагпункты «особого контингента», занимая различные хозяйственные и другие «привилегированные» должности в подразделениях Озерлага (заведующие столовых, кладовщики, каптерщики, шофера, электрики и т.д.).

Качественный состав заключенных «особого контингента» менялся в зависимости от политической ситуации в стране. В годы сталинского режима в Озерном особлаге содержались советские военнослужащие, побывавшие в плену; представители первой волны русской эмиграции; лица, обвиненные в сотрудничестве с фашистами в годы войны; участники националистических движений Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии, и те, кто сотрудничал с ними или сочувствовал им; деятели оппозиции прежних лет; члены партии, ставшие жертвами террора 1930-х годов; инакомыслящая молодежь и др. Кроме репрессированных соотечественников в послевоенный период в лагере содержались немцы, поляки, венгры, французы, японцы, корейцы и представители других национальностей.

Принудительная промышленность

В 1940-1950-е гг. принудительный труд применялся на строительстве и обслуживании многих промышленных объектов Иркутской области. Заключенные Китойского ИТЛ (1947–1961), численность которых достигала 58 768 человек (на 1.01.1952 г.), строили нефтехимический завод и другие предприятия г. Ангарска. На работах треста Лензолото были задействованы невольники Бодайбинского ИТЛ (1947–1954), в котором, по имеющимся данным, максимально содержалось 7 167 чел. (на 24.12.1952 г.)l. Строительство завода горного оборудования в г. Усолье-Сибирское осуществляли заключенные Усольского ИТЛ (1949 – 1953), количество которых доходило до 1 579 человек (на 1.09.1950 г.). Кроме того, на промышленных объектах г. Иркутска и некоторых районов области использовались заключенные небольших исправительно-трудовых учреждений (исправительно-трудовые колонии, отдельные лагерные пункты и лагерные отделения) областного подчинения.

К числу крупнейших строительных объектов Иркутской области, на котором широко использовался труд заключенных, относился Западный участок БАМа (Тайшет – Братск – Лена). В разные годы послевоенной пятилетки сооружение этой железной дороги осуществляли различные строительные и лагерные управления: Тайшетстрой, Ангарстрой, Западное управление строительства БАМ, лагерь японских военнопленных № 7, Тайшетлаг, Ангарлаг, Озерлаг. Возведение железнодорожной магистрали велось по облегченной схеме «скоростными» методами, с преобладанием ручного труда заключенных и военнопленных, что естественно сказывалось на качестве выполненных работ. Поэтому, несмотря на то, что к началу 1950-х гг. был уложен главный путь на основных участках трассы: Тайшет – Братск (ноябрь 1947 г.) и Братск – Усть-Кут (ноябрь 1950 г.), принятие магистрали в постоянную эксплуатацию министерством путей сообщения состоялось только в 1958 году. О практике строительства железной дороги Тайшет - Лена в тот период, существует множество воспоминаний заключенных Озерлага.

Туфта

По свидетельству известного поэта А.В. Жигулина нормы выработки грунта на человека были заведомо невыполнимые, расчитанные на истощение и гибель. Чтобы сохранить людей и выполнить производственный план бригадиры нередко использовали «туфту». Расчищали от снега участки для выемки грунта, снимая верхний слой. Внешне все выглядело нормально. Стояли тачки с глиной наготове. Но в насыпь насыпали не землю, а снег, трамбовали его, валили деревья, клали хвою из крон. Насыпь росла, засыпалась сверху землей на полметра и вновь трамбовалась. Снег, хвоя, деревья и земля смерзались в прочный монолит. Сверху клали рельсы и шпалы. «Туфта» обнаруживалась лишь через восемь - девять месяцев, когда бригада находилась уже на другом участке, в другом месте. Огрехи исправляли досыпкой грунта другие заключенные.

Стройки

Наряду со строительством и обслуживанием железнодорожной магистрали заключенные Ангарлага и Озерлага развивали инфраструктуру придорожных поселков (Вихоревка, Чуна, Анзёби и др.), где строили вокзалы, больницы, столовые, клубы, магазины, жилые дома. В 1950-х гг. труд заключенных Ангарского и Озерного лагерей широко использовался на заготовке и переработке древесины. Так в Чунском и Анзебо-Вихоревском лесных массивах находились основные лесозаготовительные лагпункты Озерлага. Здесь же располагались его лесоперерабатывающие предприятия, в первую очередь Чунский деревообделочный комбинат (ДОК), который не только обеспечивал потребности железной дороги Тайшет – Лена, но и поставлял продукцию (пиломатериалы, стандартные сборные дома) на «великие стройки социализма», в том числе на строительство Сталинградской ГЭС и Главного Туркменского канала.

Узники Озерного и Ангарского ИТЛ внесли свою лепту в строительство Братской ГЭС, где в конце 1950 – начале 1960-х гг. очищали ложе будущего водохранилища, прорубали просеки под линии электропередачи. С 1963 г. подобные работы проводились Озерлагом и в районе строительства Усть-Илимской ГЭС. Не без участия заключенных Озерлага и Ангарлага развивался Тайшетский промышленный узел. Ремонтом основного числа механизмов и техники, используемой в районе трассы Тайшет – Лена, занимались заключенные, работавшие в цехах центрального авторемонтного завода г. Тайшета. Потребности железной дороги в шпалах удовлетворял тайшетский шпалопропиточный завод, на котором также применялся принудительный труд. В конце 1950-х невольники Озерного ИТЛ использовались Юртинским специализированным управлением «Индустрой» (пос. Юрты, Тайшетский р-н), а также Иркутским СМУ треста «Гидролизпромстрой», строившим гидролизный завод в пос. Суетиха (ныне г. Бирюсинск, Тайшетский р-н). Важное значение для развития региона имел Осетровский речной порт в Усть-Куте, ставший главным опорным пунктом для завоза грузов на Север, в отдаленные районы Иркутской области и Якутии. При его сооружении в начале 1950-х гг. применялся труд невольников Ангарского ИТЛ.

Амнистия

Изменения, происходившие в стране после смерти И.В. Сталина, затронули и ГУЛАГ. Большое оживление среди заключенных вызвал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии». По данной амнистии из мест заключения освободились, главным образом, лица, отбывавшие срок за должностные, хозяйственные, бытовые, военные и другие уголовные правонарушения, и лишь незначительная часть заключенных осужденных за «контрреволюционные» преступления (со сроком наказания до 5 лет), что практически не повлияло на численность узников особых лагерей, в том числе и Озерлага. За вторую половину 1953 года из лагеря было освобождено 839 заключенных, при этом среднегодовая численность узников составляла 31 тысячу человек.

В то время существенное сокращение числа заключенных наблюдалось в обычных исправительно-трудовых лагерях. Так если накануне амнистии в Бодайбинском ИТЛ содержалось 6 978 узников (на 25.03.1953 г.), в том числе 503 осужденных за «контрреволюционные» преступления, то уже к 1 июля 1953 года в подразделениях лагеря числилось 3063 заключенных, из них 479 «контрреволюционеров».

Среди тех, кто вышел в то время на свободу, было много уголовников, что привело к ухудшению криминогенной обстановки в регионе, особенно в районах дислокации лагерных учреждений. Например, согласно официальной лагерной документации осложнение ситуации наблюдалось в пределах железной дороги Тайшет – Лена. В протоколе закрытого собрания парторганизации управления Ангарского ИТЛ от 25.09.1953 г. сообщалось, что в поселке Заярск имелись факты насилия «бандитских элементов» над гражданским населением, которые нередко сопровождались тяжелыми увечьями и даже убийствами. Похожая ситуация была и в других населенных пунктах, а также на железнодорожном транспорте. При этом, как указывалось в документе, местные силовые структуры не принимали активных действий по пресечению подобных преступлений.

Бунты

Разочарование мартовской амнистией, распаленное последующим расстрелом Берии Л.П., которого многие заключенные по праву считали одним из главных виновников их злоключений, и отсутствием каких-либо послаблений в режиме особого содержания, повлекло за собой стихийные волнения невольников в особлагах в 1953–1954 гг. Массовые выступления заключенных в особых лагерях показали, что сталинская лагерная система изжила себя и требовала скорейшего реформирования. В начале апреля 1954 года вышел приказ МВД СССР № 00190, по которому в особлагах, в том числе и Озерном, устанавливался режим содержания, предусмотренный для исправительно-трудовых лагерей.

В соответствии с данным распоряжением в Озерлаге были ликвидированы некоторые отличительные черты особого режима (сняли номера с одежды, перестали запирать на ночь бараки, убрали с окон решетки, ввели оплату труда, разрешили свободную переписку с родственниками и т.д.). В связи с отдельными уступками заключенным, облегчением условий содержания и режима особые лагеря потеряли свою специфику и впоследствии были преобразованы в исправительно-трудовые лагеря. В апреле 1954 года особлаг № 7 МВД СССР «Озерный» был переименован в Озерный ИТЛ.

Лагеря ГУЛАГ на территории Иркутской области. Читайте в Иркипедии:

  1. Ангарлаг (Ангарский лагерный комплекс)
  2. Братский ИТЛ
  3. Бодайбинлаг
  4. Западный железнодорожный ИТЛ
  5. Тайшетлаг – исторические сведения
  6. Общая судьба, общая память, общая боль

Ссылки

  1. Кузнецов С.И. Лагеря ГУЛАГа и ГУПВИ на территории Иркутской области // Сибирская ссылка : сборник научных статей. – Иркутск: Оттиск, 2007.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Кузнецов С.И. | Источник(и): Сибирская ссылка: сборник научных статей. – Иркутск: Оттиск, 2007 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2007 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иные организации | Организации ушедшие в историю | Советский период | Организации
Загрузка...