Глазковский некрополь. Каменный век в центре города

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Источник: Наследие народов Российской Федерации. 2011. № 3-4.
Источник: Наследие народов Российской Федерации. 2011. № 3-4.
Источник: Наследие народов Российской Федерации. 2011. № 3-4.

Глазковский некрополь расположен в центральной части современного Иркутска, в районе железнодорожного вокза­ла, на территории парка им. Парижской коммуны в непо­средственной близи от жилых кварталов, прилегающих к восточной части улицы Маяковского. Этот известный архе­ологический памятник включает несколько разновремен­ных могильников, сосредоточенных на небольшой терри­тории нижней части склона Кайской горы.

На основании материалов эпо­хи ранней бронзы Глазковского некрополя известный русский ар­хеолог В.А. Городцов в 1907 году выделил глазковскую культуру Прибайкалья. Не менее важное значение в изучении финального периода каменного века имеет ранненеолитический могильник «Локомотив», считающийся са­мым крупным могильником не­олитического периода на террито­рии Северной Азии и имеющий мировую известность.

Оба археологических объекта расположены на территории со­временного Иркутска. Вот уже несколько лет иркутские археоло­ги бьют тревогу из-за угрозы по­глощения этого ценного памятни­ка растущим городом и предлага­ют создать здесь музейно-консервационный комплекс по типу зару­бежных.

Удобное географическое поло­жение на мысе постоянно привле­кало сюда древнего человека. На восточном и северо-восточном склонах берега Ангары древние люди устраивали стоянки и хоро­нили умерших сородичей. В от­дельные хронологические периоды склоны Кайской горы, судя по количеству погребальных ком­плексов, возможно, превращались в сакральную территорию, на ко­торой проводились погребально- поминальные действия и соверша­лись разного рода ритуалы.

В ходе развития Иркутска тер­ритория стала интенсивно осваи­ваться. Здесь возникло Глазковское предместье, начало которому положили заимки казаков Могиле­ва и Глазкова, пришедших с отря­дом первопроходцев и основавших Иркутский острог. Произошло это, видимо, в 1675 году. Деревни Мо­гилеве и Глазково были отмечены Семёном Ремезовым в его «Чер­тежной книге Сибири» 1701 года.

В отличие от других предмес­тий Иркутска, левобережное раз­вивалось медленно. Так, во второй половине XIX века там проживало всего 111 жителей. Усадьбы пред­местья простирались от устья реки Иркут узкой полосой вдоль берега Ангары в южном направлении до распадка, именуемого Роща Звез­дочка. На планах, выполненных на рубеже XVIII и XIX века, в Глазкове схематичным контуром отмече­но четыре квартала, что говорит о непрекращающемся заселении.

Приток жителей на левый бе­рег Ангары возрос, когда проло­жили постоянное сухопутное со­общение вокруг Байкала – Кругобайкальский тракт, связанный с го­родом переправой в районе ныне действующей Троицкой церкви. Позднее ниже по течению была ус­троена паромная переправа, так называемый «самолет», которую, в свою очередь, заменил понтон­ный мост.

Ближе к концу XIX века Глаз­ково обретает престиж дачной тер­ритории – здесь начинается стро­ительство летних дач зажиточных иркутян, появляются первые ка­менные строения. Согласно плану 1881 года границы хозяйственно­го освоения глазковского предме­стья почти совпали с территорией распространения погребальных комплексов и культурного слоя, но, как ни странно, данных о на­ходках необычных предметов, че­репов или костей в период с 1675 по 1886 год у нас нет, хотя их, ко­нечно, должны были находить при проведении различного рода зем­ляных работ.

Первые археологические на­ходки Глазковского некрополя бы­ли сделаны при рытье котлована и выравнивании склона под строи­тельство каменного здания при­юта для новорожденных младен­цев, которое на свои средства осу­ществлял иркутский голова В.П. Сукачёв. Ныне это здание поли­клиники № 5, расположенной на­против пригородных касс вокзала. Весной 1887 года был приобретен земельный участок, располагав­шийся на юго-восточном склоне, опускающийся к низменности, об­разованной устьями трех логов на берегу Ангары.

Осенью в южной части участка рабочие стали выравнивать косо­гор для оформления ровной пло­щадки под возведение каменного двухэтажного здания. По всей ве­роятности, строителям понадоби­лась значительная выемка грунта. Достигнув двухметровой глуби­ны, землекопы обнаружили 9 кос­тяков, от которых удалось собрать только 7 поврежденных черепов, несколько костей конечностей и несколько предметов. Прибывший на место находки консерватор му­зея ВСОИРГО Н.И. Витковский увидел разрушенные древние захоронения. По словам рабочих, скелеты были найдены в сидячем положении, лицом на восток, дру­гие это отрицали, утверждая, что головы найденных костяков были направлены на запад. Из предме­тов погребального инвентаря ра­бочие показали два нефритовых диска белого и зеленоватого цве­та. Одно древнее погребение Н.И. Витковский раскопал сам. На лбу погребенного он отметил две под­вески из расщепленных клыков ка­бана. На одном из черепов, обна­руженных в процессе выемки грунта, Г.Ф. Дебец отметил следы окиси меди.

В 1896 году пришло известие о строительстве Сибирской желез­нодорожной магистрали. По пла­ну работ Иркутск должен был стать конечным пунктом Сибир­ской и начальным пунктом Забай­кальской железной дороги. Далее предполагалось провести дорогу вокруг озера Байкал, поэтому ее линия прошла, минуя город, ле­вым берегом Ангары через Глазковское предместье. Первый же­лезнодорожный путь предполага­лось проложить через устьевой участок реки Иркут, по берегу Ан­гары. Таким образом, в полосу от­чуждения попадали северо-восточный участок дачи «Луна» и усадьбы на Набережной улице.

Работы, начатые весной 1897 года, проходили быстрыми темпа­ми. Грандиозное перемещение грунта, связанное со строительст­вом железной дороги, практичес­ки полностью уничтожило бога­тейший культурный слой стоянок и многочисленные древние погре­бения. Свидетелем разрушения ископаемых остатков древней культуры стал иркутский краевед М.П. Овчинников. В статье «Ма­териалы для изучения памятников древностей в окрестностях г. Ир­кутска» он рассказал, как ходил по железнодорожной насыпи и собирал черепа и вещи, уговаривая ра­бочих не уничтожать находки. Тем не менее «немало каменных топо­ров было вывезено в насыпь и раз­бито в мелкие дребезги, сожжено не менее 100 черепов». Из всех предметов, которые находили при костяках, рабочие брали только диски и кольца из белого нефрита, все остальное просто сваливали в насыпь. Железнодорожное на­чальство способствовало гибели многочисленных археологических объектов, не принимая никаких мер к их спасению. Овчинников справедливо полагал, что еще да­леко не все местонахождения древних захоронений в Глазково обнаружены. Он отмечал, что, «несомненно, там, где стоит цер­ковь Глазковского предместья, можно встретить еще несколько могильников древнего человека, а вообще они тянулись на СВ от церковной ограды на протяжении 100 саженей, затем по склону горы, где стоит приют г. Сукачёва, бывших усадебных местах Миха­лёва, Карнауховой и далее на СЗ до конца дачи «Луна», то есть от 25 железнодорожного пикета до 11-го». Протяженность полосы разрушения погребальных ком­плексов составила 1,5 км.

Земляными работами, связан­ными со строительством железно­дорожного полотна, вокзала, депо, подъездных путей, виадука, кото­рые продолжались практически до 1907 года, были уничтожены мо­гильник ранней бронзы у приюта Сукачёва, могильник ранней брон­зы у Глазковской церкви, часть по­гребений ранней бронзы и раннего неолита, находившиеся в зоне пер­вых усадеб на улице Понтонной (ныне Маяковского) и в северо-во­сточной части склона, относящей­ся к территории дачи «Луна» (со­временные улице Джамбула, Фурманова и Тургенева). По самым скромным подсчетам разрушению подверглось не менее 300 древних захоронений и 60 000 м2 культур­ного слоя.

Первые профессиональные ар­хеологические раскопки на терри­тории некрополя были проведены известным отечественным антро­пологом и археологом, разрабо­тавшим метод пластической ре­конструкции лица по черепу, М.М. Герасимовым под руковод­ством профессора Иркутского университета Б.Э. Петри. Летом или осенью 1927 года рабочий Парняков рыл ямы под качели на площадке в конце центральной ал­лее парка им. Парижской комму­ны (во время раскопок парк носил название «Сад для велосипедных прогулок «Циклодром» и был со­здан в 1893 году), перед стадио­ном. На глубине 0,5–1 м грунт оказался окрашенным в красный цвет, и по мере углубления начали появляться человеческие кости. В результате раскопок, проведенных М.М. Герасимовым, было вскрыто 5 могил, из них – три парные за­хоронения и две содержали оди­ночные погребения. В парных мо­гилах погребенные располагались по правилу антитезы – головами в разные стороны. В одиночных могилах зафиксирован в одном случае скелет мальчика 15 лет, в другом — скелет пожилой женщи­ны не менее 55 лет. Все погребе­ния имели засыпку охрой.

Как удалось установить в про­цессе дальнейших исследований, ранненеолитические погребения западной части некрополя прости­раются по левому борту лога, беру­щего начало в парке им. Парижской коммуны и завершающегося в районе железнодорожного вокзала. С 1927 по 1997 год несколькими поколениями иркутских археоло­гов в парке им. Парижской комму­ны и на остановке автобусов «Рай­совет» раскопаны 84 древние моги­лы. Раскопки велись по необходи­мости из-за постоянных нарушений древних захоронений при проведе­нии различных земляных работ. После тотального разрушения мо­гил при строительстве железной дороги в восточной части некропо­ля погребальные комплексы стали встречаться крайне редко.

В 1958 году П.П. Хороших раскопал ранненеолитическую могилу на месте, где в настоящее время установлена стела «Сверд­ловский район». При строитель­стве полотна дороги по улице Джамбула, на участке от улицы Маяковского до автобусной оста­новки в 1966 году, по свидетель­ству В.В. Свинина, было разру­шено не менее шести ранненеолитических могил. В процессе об­следования трассы кабельной ли­нии в 1996 году было обнаружено два погребения эпохи ранней бронзы, благодаря которым уда­лось установить абсолютный воз­раст могил, находящихся в Глазковском предместье. И наконец, в 2009 году автором этих строк в откосе дороги улице Джамбула раскопано ранненеолитическое парное захоронение мужчины и женщины.

Анализ имеющихся материалов Глазковского некрополя позволяет определить погребальные тради­ции и возраст разрушенных и вскрытых археологами в процессе спасательных раскопок могил. У приюта Сукачёва находились захо­ронения преимущественно в сидя­чем и скорченном положении. В сопроводительном инвентаре, на­ряду с разнообразными изделиями из кости и рога, присутствуют кольца и диски из белого и зелено­го нефрита и нефритовые топоры. На человеческих костях довольно часто отмечается налет окиси ме­ди. Бронзовые предметы в могилах данного типа встречаются доволь­но редко. Абсолютный возраст мо­гил – 4500–4000 лет назад.

У Глазковской Николо-Иннокентьевской церкви располагались могилы с вытянутым на спине по­ложением погребенных. Внутрен­нее пространство ям в одних моги­лах было заполнено плитами из песчаника, в других – ноги покой­ников были перекрыты кучами камней. Головами умершие были ориентированы вниз по течению Ангары. В сопроводительном ин­вентаре отмечены бронзовые лис­товидные ножи, составные рыболовные крючки глазковского типа. Абсолютный возраст погребаль­ных комплексов – 3600–3300 лет назад. В зоне первых усадеб улицы Понтонной и на территории дачи «Луна» находились погребения всех отмеченных выше типов.

Могильник «Локомотив», со­ставная часть Глазковского некро­поля, расположен на двух участ­ках – на территории дачи «Лу­на», в зоне первых усадеб улицы Понтонной, и на западной экспо­зиции левого борта лога в парке им. Парижской коммуны. Погре­бальные комплексы не сопровож­даются надмогильными и внутри-могильными сооружениями. По­гребенные находятся в вытянутом положении на спине и головами ориентированы на северо-восток. Во многих могилах отмечены пар­ные и групповые захоронения. У половины погребенных отсутству­ют черепа. Данные могилы пред­ставляют собой своеобразные кла­ды древних вещей. В отдельных захоронениях фиксируется до 600 предметов из камня и кости. Дно могильных ям, костные человечес­кие останки и предметы сопрово­дительного инвентаря окрашены охрой. Абсолютный возраст могил – 7000–6000 лет назад. Могиль­ник содержал не менее 300 захо­ронений.

В настоящее время на террито­рии парка им. Парижской комму­ны в естественном состоянии в ус­ловиях реликтового рельефа со­хранилось около 50 ранненеолитических могил.

Глазковский некрополь надо считать одним из древнейших и са­мых обширных по занимаемой пло­щади могильников на территории Северной Азии. Состоит из погре­бений двух культур – китойской и глазковской. По обряду погребе­ний, количеству и качеству сопро­водительного инвентаря, сохранно­сти остеологического материала, позволяющего на основании со­временных естественнонаучных методов исследования всесторон­не изучать человека каменного и раннебронзового века, Глазковский некрополь представляет значитель­ный интерес для науки и в то же время при надлежащем устройстве может быть интересен и для турис­тического осмотра. С этой целью прорабатывается идея создания на Глазковском некрополе музейно-консервационного комплекса, что позволит сохранить хотя бы не­большую часть этого памятника древности для будущих поколений.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Базалийский Владимир Иванович | Источник(и): Наследие народов Российской Федерации, журнал | 2011, № 3-4, с. 23-27 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 апреля 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркутск | Библиотека по теме "История"