Аэропорт в Иркутске. История

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Конец 20-х годов прошлого века. Иркутские летчики уже летают до Москвы (это почтовый рейс) и в Монголию. Но их главное направление — Север: Витим, Бодайбо, Якутск, Алдан. Почему туда — понятно: государству необходимы золото и пушнина. В обмен на них капиталисты охотно присылают нам станки, оборудование, материалы. Одна беда: каждый рейс на Север — огромный риск. Снабженные поплавками, самолеты вынуждены подниматься с Ангары и лететь вдоль Лены — нет по пути аэродромов, даже пригодных площадок нет. Единственная сухопутная аэростанция под Иркутском — в Боково — на зиму закрывается, самолеты и бензин вывозят, охрану снимают. Но правительство требует немедленно начать разведку новых авиалиний.

Зачем Иркутску аэродром?

Понятно, что и поплавки, и лыжи не решали стратегической задачи. И в Иркутске уже назрела насущная необходимость аэропорта — круглогодичного функционирования, с настоящей взлетно-посадочной полосой, с ангарами для самолетов, с мастерскими, складом ГСМ и всеми необходимыми службами, а главное — с пассажирским аэровокзалом.

И вот в марте 1929 года прораб Ленский набрал первых 20 человек, которые и понятия не имели о будущем объекте с непривычным названием «аэродром». Под него отведена земля на Архиерейской горе — в районе Красных казарм.

Начали строить. В архиве сохранились «амбарные книги» — приказы по стройконторе. Эта своеобразная летопись дает представление о масштабах работы: сколько грабарей (так называли копателей с лопатами) и телег с возчиками и лошадьми ежедневно нужно на котловане. Люди недоедают, мерзнут в бараках, бегут со стройки, а по деревням рыщут вербовщики живой силы.

Декабрьский съезд ударников выдвигает лозунг «Пятилетку — в четыре года!». При этом И.В.Сталин говорит: «Задержать темпы — это значит отстать. А отсталых бьют. Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут!»

В эти годы по Сибири и Алтаю полыхают крестьянские восстания, которые жестоко подавляются регулярными войсками. Голод захлестывает Украину, Кубань и Поволжье. С сельских улиц исчезают собаки, не летают птицы. Люди едят древесную кору, кожаные ремни, обувь. Официально зафиксировано более 2000 случаев людоедства. В 1932—1933 годах от голода умерло около 7 миллионов человек...

История в приказах

Из приказа по конторе от 7 марта:

«Лошадь конного обоза под кличкой Пост, бирка ь 59, имеющая, по заключению ветврача, перелом ноги, исключается из конского обоза с 2 марта как убитая на мясо. Основание — акт ветврача Кузнецова».

Жаль лошадь Пост. Сколько она вывезла на себе грунта, можно только догадываться. И съели ее не от хорошей жизни.

Из приказа по конторе от 29 мая:

«Уборщице т. Диденовой для поездки за обедами был дан плащ, каковой должен был храниться в кухне или конторе. А т. Диденова указанный плащ оставила в столовой аэрофлота, откуда он в период с 23 по 25 мая был кем-то похищен, а поэтому за утерю плаща бухгалтерии удержать с т. Диденовой стоимость такового в тройном размере».

И через день:

«Уборщица т. Диденова увольняется с работы с 2 июня сего года с передачей дела товарищескому суду — за хищение ею обедов, возимых для работников конторы. Основание — протокол митинга рабочих и служащих конторы от 29 мая».

Можно представить себе митинг, на котором рабочие и служащие конторы гневно осудили поведение уборщицы Диденовой. Но никто не знает, какова была семья этой несчастной женщины. Может быть, она из последних сил хотела накормить своих детей. Напомню: в то время неплохо жили те работники (в том числе и стройконторы), чей труд приравнивался к военнослужащим. У них паек был богаче.

18 августа 1933 года в стране впервые празднуется День Воздушного Флота СССР. Из приказа по конторе:

«Личному составу «Граждавиастроя» и иркутской стройки для участия в параде явиться в 8 часов утра к зданию ВСУ ВЛ — угол 2-й Красноармейской и Коммунаров. Все имеющие суконное форменное обмундирование должны явиться одетыми по форме: китель, брюки, фуражка. Не имеющие форменного обмундирования от явки на парад не освобождаются.

В ознаменование всесоюзного праздника «День авиации» за подлинно большевистскую ударную работу на производстве, за достижение лучших количественных и качественных показателей, за образцовую дисциплинированность и преданность делу премирую:

каменщика т. Штырева — кожаными сапогами,

счетовода т. Харташкина — форменным костюмом,

землекопа т. Андронова — парой белья и отрезом сукна на костюм,

конюха т. Отмахова — парой катанок и суконными брюками,

шофера т. Кондратьева — хромовыми ботинками,

бухгалтера т. Шерстова — полумесячным окладом содержания».

На секретной трассе

В 1934 году заработала грунтовая взлетно-посадочная полоса направлением север — юг (приблизительно от Красных казарм в сторону нынешней стоянки ледокола «Ангара»). А в 36-м ввели в строй 3-этажное здание аэровокзала с типовой диспетчерской вышкой (с некоторыми переделками здание функционирует и поныне).

Едва выпрямились и зажили сытно — грянула война.

Сталин с Рузвельтом договорились: Америка поставляет нам самолеты, но гнать их с Аляски должны советские летчики. Однако для этого нужно быстро-быстро построить цепочку аэродромов: от Красноярска — Киренск, Сеймчан, Уэлькаль, и запасные — Канск, Нижнеилимск, Олекминск, Хандыга, Оймякон, Берелех, Омолон, Марково, Анадырь. Строительный опыт таких объектов есть только у иркутян — они и разъехались по точкам.

Зимой 1943 года в Нижнеилимск приехали военные и объявили: к лету надо построить аэродром. Место приглядели быстро — просторная луговина, земля колхозов «Советы» и «Красный Октябрь». Оперативный штаб возглавил секретарь райкома партии Янович. За мобилизацию рабочей силы отвечала председатель райисполкома Романова, а за организацию соцсоревнования — редактор газеты «Илимский партизан» Норкин.

Снабжение горючим (а его для дозаправки самолетов требовалось много) возложили на начальника участка Якуттранса Юмашева. Из иркутской стройконторы прибыл инженер Подашев — он стал руководить строительством и позже был назначен начальником аэропорта.

Железногорцу Илье Григорьевичу Ступину тогда было 14. Говорит, что в его жизни не было ничего важнее того аэродрома. Мальчишки тогда подсчитали: от деревни до кромки аэродрома 780 шагов. У въезда на стройку стоял большой щит. Нарисованы: черепаха, пешеход, лошадь, мотоцикл, машина, поезд и самолет. Утром на щите отмечали, какой колхоз на чем едет. Председатель чешет затылок:

— Ребятки, вы чего на «лошадку»-то пересели? Что, на «самолет» не хотите? Давайте-ка нажмем, чтобы к вечеру картина поменялась.

Они нажимали, «меняли картину». Ближе к полуночи возвращались в село, в дом, где их определили на постой. Что люди, если даже лошади уставали так, что тащились еле-еле, а корм жевали будто через силу. В шесть утра подъем — и к 8 часам снова на стройку.

— Почему-то хорошо помнится, что всегда хотелось есть, — подхватывает Владимир Борисович Лыков. — На работу выезжали к семи утра, из дома с собой и брать-то нечего. Ну, кто хлеба ломоть, кто пару огурцов. На всю бригаду колхоз давал ведро муки. Бывало, овсюга даст, а там больше половины — мякина, остатки колосьев да стеблей. А иногда и пшеничную давали. В обед соберемся, женщины напекут лепешек — вкуснота! На окраине Нижнеилимска за околицей ворота закрывались, чтобы скот в поле не ходил. Вот вечером уже, когда свою норму выполнишь, едешь потихоньку до этих ворот. И все боишься — вдруг Подашев, начальник наш, окликнет и назад завернет. такое бывало...

Эти пацаны построили аэродром досрочно — на 40 дней.

Стратегический объект

Многослойный бутерброд — так называют современную взлетно-посадочную полосу. В Иркутске после грунтовки она была кирпичной, а с 1952 года начали проектировать совершенно новую. С вводом этого уникального армобетонного объекта (длина 2500 метров, ширина 80 метров, плюс рулежные дорожки и места самолетных стоянок) началась новая эпоха — и для Иркутска, и для государства в целом: пассажиры пересели на реактивные самолеты Ту-104.

После полоса не раз реконструировалась. Все эти работы выполняло одно предприятие. Сначала это была просто строительная контора, с приказами которой читатель уже имел возможность ознакомиться выше. А потом она стала называться СМУ-11. Лет 20 назад это было мощнейшее строительно-монтажное управления в структуре Министерства гражданской авиации СССР. Сейчас это предприятие называется «Сибавиастрой». Оно знакомо большинству иркутян уже по жилищному строительству, и немногие помнят, что его история начиналась в далеких 20-х годах, с возведением первого в Иркутске аэропорта.

Авиация в Иркутской области. Читайте в Иркипедии:

  1. Авиационный транспорт в Сибири
  2. Зарождение гражданской авиации в Иркутской области
  3. Гражданская авиация в Иркутской области: история
  4. Иркутское отделение всероссийского аэроклуба
  5. Первый иркутский аэродром
  6. Иркутский гидропорт
  7. Первый полет над Усть-Ордой
  8. Кальвиц, Отто Артурович — пионер авиации Приангарья
  9. С камерой в историю. Аэродром // Берестенёв Р.Г. Фотообразы времени
  10. Баранов, Юрий Иванович — автор гимна дальней авиации
  11. Иркутский военный авиационный инженерный институт
  12. Авиаремонтный завод 403 гражданской авиации
  13. Аэропорт Иркутск: главные сведения
  14. Иркутск-Восточный (аэродром)
  15. Иркутск-Новый (аэропорт)

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Денискин Михаил | Оригинальное название материала: Стройка на Архиерейской горе | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 14 июня 2016