География Иркутской области: исследования Русского географического общества и его Восточно-Сибирского отдела

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Русское географическое общество, организованное в 1845 г., с первых лет своего существования развернуло большие исследовательские работы на территории России и ее окраинных владениях. Достаточно вспомнить, что им были орга­низованы и проведены знаменитые путешествия и экспедиции П. П. Семенова-Тянь-Шанского, Н. М. Пржевальского, К. И. Арсеньева, В. И. Роборовского, М. В. Певцова, Г. Н. Потанина и др. на территории Азии.

Истории Русского географического общества посвящены рабо­ты: Берга (1946), Семенова (1896). Его Восточно-Сибирскому отделу: «Очерк 25-летней деятельности Восточно-Сибирского от­дела» (1876), Васильева (1912), Зиннера (1968), Кожова (1920), Козьмина (1904), Линькова (1914), Манасеина (1927), Талиева (1947), Яснитского (1927), Бояркина (1970).

Русское географическое общество включилось в изучение Рос­сии и ее окраин настолько активно, что быстро стало признанным центром географического познания всей России. Оно обратило большое внимание на слабо изученные районы Восточной Сибири, особенно на южную часть в пределах Иркутской губернии, и внес­ло ощутимый вклад в изучение наиболее перспективных для за­селения и хозяйственного  развития  территорий.

В 1855 г. Русское географическое общество организовало Си­бирскую экспедицию, перед которой были поставлены две задачи: создать точную и по возможности подробную географическую кар­ту; дать представление о геологическом строении, рельефе и ми­неральных богатствах. Экспедиция работала с 1855 по 1858 гг., в ее состав входили Рашков, Шварц, Краморев и др. Результаты работ опубликованы в «Трудах Сибирской экспедиции» (1864).

Топограф Н. А. Рашков обратил внимание на формы рельефа, проследил изменение растительного покрова и животного мира, тщательно перечислил притоки Ангары, по которой он проехал до устья, составил описание рыб, водящихся в реках, горных по­род посещенных мест, познакомился с обычаями и условиями жизни местного населения, узнал о торговых связях с другими народами, о способах сообщения и даже о некоторых очагах бо­лезней среди населения.

Н. А. Рашков изучил и описал Балаганскую пещеру, проваль­ное озеро у деревни Усть-Оса (которое сейчас находится на дне Осинского залива Братского водохранилища). Он определил ко­ординаты многих пунктов, в том числе Балаганска, Николаевско­го завода, Братского острога и т. д.

Руководитель математического отряда Сибирской экспедиции астроном Л. Э. Шварц проводил наблюдения за образованием донного льда на р. Ангаре, причиной образования которого он считал вечную мерзлоту, лежащую на небольшой глубине, что совершенно неверно с современных позиций. Он также обратил внимание на перенос донным льдом большого количества камней.

По инициативе и при участии членов Русского географическо­го общества была проведена нивелировка Сибирского тракта от станции Звенигородской Оренбургской губернии до оз. Байкал. Весь этот огромной протяженности путь, ведущий из Европейской части в Восточную Сибирь, был разбит на несколько участков; работами одного из таких участков руководил учитель Иркутской гимназии Г. Ф. Миллер. Участок от ст. Кимильтей до оз. Байкал снимал и осуществлял нивелировку классный топограф Краморев.

В результате проведения нивелировочных работ были получе­ны точные высоты над уровнем моря всех пунктов, лежащих: вдоль Сибирского тракта, что имело большое научное и практи­ческое значение. Были получены инструментальные данные о вы­сотах рельефа, позволяющие определить превышение одних точек над другими, учесть их при составлении характеристик климата и т. д. Работы по съемке и нивелировке проводились с 1875 по 1876 г. по новейшему тогда, так называемому, швейцарскому ме­тоду. В трудах Сибирской экспедиции была опубликована новая карта южной части Восточной Сибири на 7 листах в 40-верстном масштабе, где содержатся интересные сведения по орогра­фии, геологии, гидрографии, метеорологии Восточной Си­бири.

Географическое общество создавало филиалы (отделы) на периферии России — Кавказский, Сибирский.

Большая и полезная работа была проделана Сибирскими ака­демическими экспедициями, экспедициями Русского географического общества и отдельными исследователями по географиче­скому изучению Восточной Сибири и Дальнего Востока. Однако этого было далеко не достаточно, так как были получены самые общие представления о природных условиях обширного края. Уже в ходе работ стало совершенно ясно, что невозможно провести всесторонние географические исследования обширной территории без постоянно действующего научного учреждения, без широкого участия энтузиастов и подлинных любителей природы своего края. Таким образом, история географического изучения со всей очевидностью показала необходимость организации в Сибири на­учного центра, а нужды хозяйственного развития ставили перед ним задачи всестороннего изучения природных условий и ресурсов.

17 ноября 1851 г. в Иркутске было открыто первое в Сибири ученое общество — Сибирское отделение Русского императорского географического общества. Вначале в него входило 10 членов, проживавших в Иркутске. Первым председателем отдела был Ир­кутский губернатор К. К. Венцель. Но уже к концу этого года чис­ленность членов возросла до 19, 80 членов-сотрудников и 3 чле­нов-соревнователей.

В задачу отдела входило географическое изучение обширного края Сибири и Дальнего Востока, сведения о котором были край­не недостаточными и не удовлетворяли запросы Русского государ­ства, уверенно наращивавшего свой экономический потен­циал.

Вновь созданный отдел Русского географического общества активно включился в работу, объединив все прогрессивные силы того времени, находившиеся в Иркутске. С 1854 г. началось из­дание «Заметок» членов отдела, а с 1870 г. издание «Известий» отдела.

Открытие Сибирского отдела географического общества сыгра­ло большую роль в расширении географических исследований Си­бири и Дальнего Востока, формировании местных ученых и орга­низаторов, способных заняться решением сложных проблем, счи­тавшихся прежде привилегией столицы и иностранных ученых. Оно стало организующим, направляющим и руководящим цент­ром исследований на огромной территории Сибири.

За короткое время деятельности отдел показал свою зрелость и способность вести географические исследования, отвечающие насущным вопросам народного хозяйства. Успешной работе отде­ла в первые годы его существования в значительной мере способ­ствовал генерал-губернатор Восточной Сибири Н. И. Муравьев, живо интересовавшийся географическим изучением, в руках кото­рого находилось управление Восточной Сибири, а также значи­тельные .пожертвования частных лиц, обеспечивших возможность проводить дорогостоящие экспедиции.

В 1878 г. Сибирскому отделу Русского географического об­щества (СОРГО) были присвоены все права Центрального гео­графического общества России, с теми же четырьмя отделами: географии физической, географии математической, статистики и этнографии. Это говорит о признании его заслуг по изучению про­сторов Сибири и Дальнего Востока и о твердой уверенности в его дальнейшей плодотворной работе.

Основная задача Сибирского отдела — всестороннее изучение природы, ресурсов, и населения Сибири и Дальнего Востока — вы­полнялась успешно. Успеху работы отдела способствовал не толь­ко энтузиазм и настойчивость его "членов, но и участие в его ра­боте и руководстве опытного географа Г. Н. Потанина, являвше­гося в то время правителем отдела, и В. А. Обручева, руководив­шего работой секции физической географии.

Первоначально, как было сказано выше, деятельность отдела распространялась на всю Сибирь и Дальний Восток. Но в связи с организацией в 1877 г. Западно-Сибирского отдела Сибирский отдел был переименован в Восточно-Сибирский. В 1894 г. открыл­ся Читинский отдел, а в 1901 г. — Красноярский подотдел. Грани­цы деятельности Восточно-Сибирского отдела Русского географи­ческого общества (ВСОРГО) были сужены до Восточной Сибири. Это был новый этап в деятельности отдела.

В начале деятельности отдела (1853 г.) была организована и проведена экспедиция Н. И. Бакшевича в Тункинскую котловину для изучения ее природы. Итогом работы экспедиции было описа­ние р. Иркута от Тунки до устья и характеристика Тункинского и Хамар-Дабанского хребтов. Еще тогда было обращено внима­ние на большую расчлененность и резкие очертания Тункинских Альп и, наоборот, плавные очертания Хамар-Дабана. Также был исследован сернистый минеральный источник в Тункинской кот­ловине, позднее использованный в бальнеологических целях ку­рортом Аршан, совершена экспедиция на о. Ольхон и собраны сведения географического и этнографического характера. Это бы­ло первое, после И. Георги, подробное исследование о. Ольхон.

В 1853 г. Пермикин совершил экспедицию в Тункинский край, открыл месторождение ляпис-лазури, составил карту водоразде­лов рек Иркута, Оки, Китоя и Белой, в 1856 г. исследовал бере­га Амура.

Ряд экспедиций отдела возглавил и провел член отдела, ди­ректор народных училищ Иркутской губернии, известный натура­лист того времени Р. К. Маак. В 1853—1854 гг. под его руководст­вом была проведена Вилюйская экспедиция — первая крупная экспедиция ВСОРГО. В задачу экспедиции входило: исследовать малоизученный Вилюйский край в естественно-историческом, ме­теорологическом, этнографическом,   статистическом отношениях. Эта экспедиция прошла с приключениями, потребовавшими мно­го сил и энергии ее руководителя.

Во время работы экспедиции был собран обширный материал по физической географии малоисследованного края, особенно по растительности, ее составу и распределению, составлена карта, проведены фенологические и метеорологические наблюдения. Ре­зультаты исследований опубликованы в трудах Р. Маака: «Извес­тия о Вплюйской экспедиции, снаряженной РГО» (1854), «Вилюйский округ Якутской области» (1883).

И. С. Поляков в 1865 г. исследует побережье оз. Байкал от Листвянки до р. Бугульдейки, по которой он прошел на Байкаль­ский хребет. По долине р. Голоустной и Куртуна поднялся вверх, перевалил Байкальский хребет, спустился в долину р. Ушаковки, по которой вернулся в Иркутск. Итогом исследований было физи­ко-географическое описание посещенной территории, опубликован­ное в Иркутских губернских ведомостях в 1865, 1866 гг.

Отделом был организован и проведен ряд экспедиций: Г. Майделя на северо-восток Якутской и север Приморской областей (1868), К. Неймана в Охотское и Камчатское моря (1875), Н. Гребницкого в Южно-Уссурийский край  (1876).

Следует остановиться на первой экспедиции Н. М. Прже­вальского, совершенной в Уссурийский край для сбора ес­тественно-исторических коллекций. Эта экспедиция была проведе­на в 1867 г. по поручению генерал-губернатора Восточной Сибири и Сибирского отдела. Результаты географического исследования опубликованы им в работе «Путешествие в Уссурийский край в 1867—1869 гг." (1870). Эта экспедиция была первой школой для начинающего исследования, осуществлением юношеской мечты о путешествиях. Именно в этой экспедиции раскрылся талант Н. М. Пржевальского как географа, путешественника, ставшего гор­достью русской географии. Его карьера начиналась в Иркутске, в Восточно-Сибирском отделе географического общества.

С 1870 по 1873 гг. совершает поездки по Ангаре и Лене П.С.Равинский с целью изучения географии и этнографии междуречья двух великих рек. Одновременно с П. С. Равинским историко-географическне и этнографические исследования вел А. П. Щапов.

С 60-х гг. XIX в. ВСОРГО перешел на организацию и прове­дение углубленных специальных исследований, особенно большое внимание уделяет изучению недр Восточной Сибири. С этого вре­мени начинается творческая деятельность молодого П. А. Кропот­кина, который после окончания в 1862 г. Пажеского корпуса, воп­реки желанию отца, поехал работать в Сибирь.

Кропоткин П. А. — ученый и знаменитый путешественник; он привлек внимание исследователей к огромным пространствам Восточной Сибири, Дальнего Востока и Манчжурии, выдвинул в нау­ке теорию о ледниковом периоде, сделал теоретические обобщения материалов по   Северо-Восточной части Азиатского материка.

В 1865 г. будучи чиновником особых поручений при Иркут­ском генерал-губернаторе, Кропоткин П. А отправился в экспе­дицию в малоисследованную часть Иркутской губернии — в Тункинскую котловину и на Восточно-Саянское нагорье. За полтора месяца он прошел путь по маршруту Иркутск—Тунка—Нилова Пустынь—Окинский Караул—Зима—Иркутск (рис. 3). На всем пути он вел картографическую съемку местности, определял на­правление горных хребтов, собирал коллекцию горных пород, рас­тений, животных, измерял высоты, тщательно обследовал ледни­ковые формы. Результатом поездки были многочисленные новые факты, которые послужили ему основой для построения схемы орографии Сибири (1875) и теории о ледниковом периоде (1876), столетие со дня опубликования которой исполнилось в 1976 г. В верховьях р. Оки им была открыта вулканическая об­ласть, подтверждавшая его новые взгляды на проявление вулка­низма.

Самое большое и самое важное путешествие П. А. Кропот­кина— Олекмо-Витимская экспедиция 1866 г. в совершенно неис­следованный край к востоку от оз. Байкал, между Читой и золо­тыми приисками на Лене. Главная цель, которую ставил перед со­бой исследователь, сводилась к двум моментам: проверить уже сложившиеся у него взгляды на орографию Восточной Сибири и найти подтверждение своей гипотезе о ледниковом периоде; изы­скать пути между Ленскими приисками и г. Читой. Олекмо-Ви­тимская экспедиция была организована на средства золотопро­мышленников Восточно-Сибирским отделом Русского географиче­ского общества.

В отличие от его предшественников, делавших попытку откры­тия нового пути из Читы на север к золотым приискам, П. А. Кро­поткин решил идти не от Читы к Ленским приискам, не с юга на север, а обратно, с севера на юг. Он полагал, что наиболее трудную и наиболее утомительную часть экспедиции нужно сде­лать со свежими силами.

Кроме главных задач, о которых сказано выше, П. А. Кро­поткин поставил перед собой задачу — исследование р. Лены, по которой он должен плыть до селения Крестовского. Путь Олекмо-Витимской экспедиции проходил через пункты: Иркутск—Качуг по Лене до пункта Крестовское—Тихоно-Задонский прииск, через Делюн-Уранский, Северо-Муйский и Южно-Муйский хребты, Витимское плоскогорье, Яблоневый хребет, Читу.

Географическое значение экспедиции П. А. Кропоткина: прой­ден огромный путь в 1200 км за 3 месяца путешествия по труднодоступной и неисследованной территории, собран необыкновен­но ценный и обильный материал, на основе которого П. А. Кропоткин сделал свои главные географические открытия и обобщения.

Им было исследовано и описано в географической литературе Патомское нагорье, которое представляло собой высокогорную страну, размытую в разных направлениях реками.

В горных системах были обнаружены признаки оледенения в виде валунов на больших высотах, глубоких борозд, проделан­ный на склонах падей. Было установлено, что грандиозный и мощный ледник покрывал всю область Патомского нагорья.

На примере Патомского нагорья, Делюн-Уранского, Северо-Муйского, Южно-Муйского и других хребтов стало ясно, что Си­бирь — не низменная равнина, как ее тогда представляли, а что восточная часть ее состоит из большого количества горных хреб­тов.

Во время путешествия были собраны ботанические, зоологи­ческие  коллекции, проведены метеорологические наблюдения.

Составлено географическое описание р. Лены, ее берегов, сло­женных песчаниками и известняками, отвесных утесов, поднимаю­щихся на  150 м над уровнем реки.

За организацию, проведение и результаты Олекмо-Витимской экспедиции Русское географическое общество присудило П. А. Кро­поткину Золотую медаль.

В знак признания больших заслуг П. А. Кропоткина в геогра­фическом познании Восточной Сибири его именем названы горные хребты в Патомском нагорье, Восточном Саяне и вершина между истоками рек Олекмы и Нерчи, бывший прииск Тихоно-Задонский.

Большую работу по изучению нашей области провели по линии ВСОРГО поляки, сосланные в Сибирь за участие в восстании 1863 г. Их исследования составили целую эпоху, а результаты ра­бот обогатили географическую науку новыми данными, которые не потеряли своей научной ценности и в настоящее время. Од­ним из них был А. Л. Чекановский. Исследовательскую деятель­ность он начал в 1866 г. в с. Падун* на р. Ангаре, куда был определен на поселение (см. рис. на с. 40). Несмотря на трудные условия ссыл­ки, А. Л. Чекановский в течение двух лет собрал большие коллекции растений, насекомых, мелких млекопитающих, горных породиока-менелостей и представил их в Академию наук вместе с геологическим и орографическим очерками района, специальным очерком о грибах и интересным исследованием движения воздуха в высо­ких слоях атмосферы. Это было поистине началом комплексного изучения Братского района, которое в полную силу осуществля­ется только в настоящее время.

С 1869 по 1872 гг. А. Л. Чекановский занимался изучением геологии и географии Прибайкалья. Им были обследованы берега Ангары, Белой, Оки, Онотская возвышенность, Приморский хре­бет, участок берега оз. Байкал от Лиственничного до Голоустного. А. Л. Чекановский совершил экскурсию на Хамар-Дабан, побы­вал в Тункинской долине, в Восточном Саяне. Им была обнару­жена на берегу р. Ангары в Усть-Балее богатая юрская фауна и флора. Это уникальное захоронение юрской фауны и флоры сейчас должно быть объявлено заповедным местом. Эти находки позволили А. Л. Чекановскому определить юрский возраст пород в Приангарье. Он впервые установил, что каменные угли Иркут­ского угленосного бассейна относятся к юрской системе, а не к каменноугольной, как полагали раньше, отметил подземные пожа­ры на берегах рек Зимы, Малой Ирети и объяснил самовозгора­ние углей следствием большого содержания фосфора.

В 1873 г. А. Л. Чекановский возглавил экспедицию по исследо­ванию Нижней Тунгуски. Несмотря на примитивность транспортных средств и ограниченность выделенных средств, экспедиция проделала большую работу. Им была составлена карта бассейнов северных рек, собраны ботанические, геологические, палеонтологи­ческие коллекции, дан блестящий анализ геологического строе­ния, описан рельеф территории. Преждевременная смерть помеша­ла А. Л. Чекановскому обработать коллекции и записи путешест­вия. Только через 20 лет после его смерти материалы были изда­ны Географическим обществом в обработке Ф. Шмидта и Д. Черского. Обобщения, сделанные А. Л. Чекановским, явля­ются большим вкладом в изучение Иркутской области. По словам Б. А. Обручева, работы А. Л. Чекановского положили начало систематическому изучению юга Прибайкалья.

А. Л. Чекановский предвосхитил почти на 70 лет рождение новой отрасли в геологии — неотектоники. Он не употреблял и не знал этого термина, но в его исследованиях есть тщательно обо­снованные примеры неотектонических подвижек земной коры. Он много лет тому назад дал близкую к истине теорию происхожде­ния Байкала, теорию о том, что Байкал — это не итог одновре­менного провала, а результат постепенного движения земной ко­ры, не прекращающегося и по настоящее время. Открытие таких данных В. Б. Ламакиным в работах А. Л. Чекановского было на­учной сенсацией. Ведь неотектоника по праву является основой важнейших открытий в геологии  Восточной  Сибири.

За труды по геологии Иркутской губернии А. Л. Чекановскому была присуждена малая Золотая медаль РГО. Геологическая кар­та Иркутской области, составленная им, получила первую премию* на международном геологическом конгрессе в Париже. Именем А. Л. Чекановского назван поселок в Братском районе Иркутской области, гора на Байкале, кряж на Северо-Востоке Азии, многие ископаемые, современные животные и растения. Его именем сле­дует назвать одну из улиц г. Иркутска, где он работал более 10 лет.

Другим знаменитым польским ученым в области геологии и географии Сибири был И. Д. (Ян Доминик) Черский, впоследст­вии ставший крупнейшим геологом и географом-исследователем Сибири. В Иркутске И. Д. Черский появился в конце 1872 г., ку­да он приехал из Омска и сразу принял активное участие в ра­боте Восточно-Сибирского отдела РГО. В 1875 г. он посетил Тункинские и Китайские Альпы, изучил участок долины р. Иркута от Торской котловины до впадения его в Ангару, обследовал Нижне-Удинскую пещеру (рис. 3), собрал богатейшую коллекцию позво­ночных и т. д. С 1877 г. И. Д. Черский изучал геологическое строение береговой линии оз. Байкал. За четыре года работы им была составлена геологическая карта береговой полосы Байкала в масштабе 1:420 000 на двух листах. В. А. Обручев по поводу этой карты заметил, что «это огромная работа, не обновленная в целом, несмотря на обильные исследования». Во время изуче­ния береговой полосы Байкала И. Д. Черский сделал на отвесных берегах засечки (отметки) уреза воды, которые помогают сейчас судить о колебании уровня воды. И. Д. Черский высказал свою точку зрения на происхождение впадины Байкала как на гео­синклиналь, постепенно опускающуюся при сжатии.

Он раньше западных ученых установил понятие о геоморфоло­гии как учении о происхождении форм земной поверхности. Отсут­ствие четвертичного оледенения в Восточной Сибири И. Д. Черский объяснил высокой степенью континентальности климата.

На основании анализа палеонтологических находок в Балаганской пещере он впервые высказал мысль о первичности лесов Во­сточной  Сибири и вторичности степей.

Благодаря исследованиям И. Д. Черского, г. Иркутск вошел в историю науки археологическими раскопками. На окраине Ир­кутска, около бывшего военного госпиталя, им была открыта пер­вая палеолитическая стоянка на азиатской части Русского госу­дарства.

Во время пребывания на севере Иркутской области в с. Преображенка И. Д. Черский производил метеорологические наблю­дения по программе 1-го международного полярного года, прово­дившегося в 1882 г., изучал современную и ископаемую фауну. Огромная работа И. Д. Черским была проведена при геологиче­ском изучении Сибирского почтового тракта от восточных скло­нов Урала до берегов оз. Байкал, результаты которой опублико­ваны в работе «Геологические исследования Сибирского почтового тракта от озера Байкал до восточного склона Урала» (1888). Ряд работ И. Д. Черским опубликован в «Известиях» отдела, в них да­ны результаты исследования течения Иркута от Торской котлови­ны до впадения в Ангару (1876). Работы И. Д. Черского не поте­ряли научной ценности и в настоящее время.

Знаток жизни и деятельности И. Д. Черского, член-корреспон­дент АН СССР С. В. Обручев считал, что И. Д. Черский прино­сил жертву науке каждодневно в течение всей жизни.

В последней своей экспедиции на север Азии, испытывая мате­риальные трудности и будучи больным, И. Д. Черский продолжал руководить работами экспедиций. Перед смертью он говорил: «Я могу только радоваться, что умираю в ваших палестинах, через много-много лет какой-нибудь геолог найдет, может быть, мой труп и отправит его с какой-либо целью в музеум и таким образом увековечит меня» (Шаргородский,  1956, с. 345).

Память выдающегося геолога и географа увековечена в назва­нии горной системы в северной Азии, хребта в Забайкалье, горы в Байкальском хребте, улицы в Иркутске, поселка на севере Яку­тии, по Байкалу ходит научный катер, названный именем Черского, установлен памятник на Колыме. Не менее за­мечательным памятником, созданным учеными энтузиастами Иркутска под руководством члена-корреспондента АН СССР В. Обручева, является сборник «И. Д. Черский» (1956), в ко­тором читатель найдет много интересного о жизни и деятельности ученого.

Много сил и энергии раскрытию сибирских секретов природы, особенно Байкала, отдали два польских исследователя-зоолога Б. И. Дыбовский и В. А. Годлевский. Их творческая деятельность началась в 1865 г. исследованием окрестностей Нерчинских заво­дов, долины р. Ингоды и ее притока Гуры. В 1896 г. при содейст­вии Восточно-Сибирского отдела они начали биогеографйческое изучение оз. Байкал в районе с. Култук. Они провели промеры глубин Байкала, составили батиметрическую карту юго-западной части Байкала, осуществили первые измерения температуры во­ды, организовали наблюдения за процессом образования, роста к таяния льда в различных районах Байкала.

Ими было дано первое научное объяснение колебания уровня воды в Байкале, связанного как с метеорологическими условиями, так и с геологическими преобразованиями.

Изучив фауну и флору оз. Байкал, они опровергли мнение прежних исследователей (П. Палласа, И. Георги) относительно бедности животного мира Байкала и доказали, что фауна Бай­кала богата видами, но бедна семействами. Они также доказали, что Байкал является не только собирателем, но и очагом форми­рования новых видов, отметили специфичность байкальской фау­ны и ее отличие от фауны европейских озер. Они пришли к вы­воду, что большая часть животных Байкала эндемична.

Если до исследования Байкала Б. И. Дыбовским в науке было известно шесть видов ракообразных, то после его работ их число возросло до 191 вида. Известный байкаловед М. М. Кожов счи­тал, что «Байкал в фаунистическом отношении был открыт Б. И. Дыбовским».

Б. И. Дыбовский и В. А. Годлевский на фаунистическом ма­териале доказали, что Байкал богат низшими организмам, ина­че невозможно существование большого количества видов рыб.

Характерно, что изучение Байкала они проводили по физико-географическим районам, что очень важно и ценно с современ­ной точки зрения.

Б. И. Дыбовский ставил вопрос об открытии на Байкале Био­логической станции. Его идеи осуществились. В настоящее время на Байкале открыты Лимнологический институт СО АН СССР, Биологическая станция Иркутского государственного университе­та в Больших Котах, научные сотрудники которых ведут всесторонние исследования, разрабатывают мероприятия по охране Байкала и его бассейна.

Б. И. Дыбовский и В. А. Годлевский совершили экскурсии в Прибайкальские горы, верховье Иркута, на оз. Косогол, которые позволили им прийти к выводу о постоянстве состава живот­ного мира Прибайкалья. За работы, имеющие научную и практи­ческую ценность, они были награждены малыми Золотыми меда­лями Русского географического общества. Результаты исследова­ний публиковались в «Известиях» Восточно-Сибирского отдела РГО. Деятельность Б. И.Дыбовского освещена в работе С. Н. Лап­тева (1939).

Неоценимый вклад в изучение Сибири и Иркутской области в частности, внес член Восточно-Сибирского отдела РГО В.А. Об­ручев — знаменитый геолог, географ, путешественник, гордость русского и советского народа. В Сибири он начал ис­следовательскую работу в 1889 г. после путешествия в Среднюю Азию. В. А. Обручев был единственным в то время первым штат­ным геологом в Восточной Сибири. В первый же год пребывания в Иркутске он тщательно изучил имеющуюся литературу в Гор­ном управлении Сибири по геологии и географии и отправился вес­ной 1889 г. вниз по Ангаре, на берегах которой осмотрел юрские отложения, являющиеся угленосными, посетил Усольский соле­варенный завод, затем побывал на станции Зима, на р. Оке и осмотрел выходы угленосной свиты. В этом же году В. А. Обру­чев пересек Приморский хребет, побывал на о. Ольхон, затем по­сетил Тункинскую котловину, осмотрел горячие источники Ниловой Пустыни.

Байкал произвел на молодого исследователя неизгладимое впечатление и оказал влияние на развитие его представлений о геологии, тектонике Восточной Сибири. Любуясь видом оз. Бай­кал, он записал в своем полевом дневнике:

«...Стоя на высоком нагорье, на краю величественной впадины Байкала, нельзя согла­ситься с мнением Черского, что эта впадина — результат сочета­ния продолжительного размыва и медленных складкообразных движений земной коры. Слишком она глубока, слишком обширна и слишком круты и обрывисты ее склоны. Такая впадина могла быть создана только дизъюнктивными движениями земной коры и создана сравнительно недавно, иначе ее крутые склоны были бы уже сглажены размывом, а озеро заполнено его продуктами». (Обручев, 1903, с. 24).

В 1890—1892 гг. В. А. Обручев исследовал Лено-Витимский золотоносный район. После некоторого перерыва, связанного с участием В. А. Обручева в центрально-азиатских экспедициях, он снова приступил к исследованию Сибири в 1895 г., возглавил гор­ную  партию, в задачу  которой входило провести геологическое изучение вдоль трассы Сибирской железнодорожной магистрали, в течение двух лет он изучил Селенгинскую Даурию.

Он обогатил геологическую и географическую науки рядом плодотворных идей, уделил большое внимание многолетней мерз­лоте н много сделал для развития мерзлотоведения. В 1930 г. по сю инициативе была организована Комиссия по изучению вечной мерзлоты, которая проделала большую работу и дала хо­рошие результаты как в научном, так и в практическом отноше­ниях.

Результаты исследований молодых вертикальных движений земной коры в Прибайкалье и Забайкалье привели В. А. Обруче­ва к мысли о необходимости создания новой отрасли геологии — неотектоники, которая, по его скромному выражению, есть «новая глава в геологии». Итоги своих исследований по геоморфологии юго-восточной части Сибири В. А. Обручев обобщил в схеме гео­морфологического районирования Сибири. В. А. Обручевым опуб­ликовано большое количество работ по геологии и географии.

Его именем названы вулканы в Забайкалье, гора в Хамар-Дабане, хребет в Тувинской автономной республике, степь на юго-востоке Кара-Кумов, ледник в Монгольском Алтае, ледник на По­лярном Урале, вершина в хребте Сайлюгем на Алтае, подводная возвышенность в Тихом океане у берегов Камчатки.

Восточно-Сибирский отдел РГО был инициатором почвенно-ботанических исследований Иркутской губернии, вернее, округов, которые в то время были основной административной единицей.

Член отдела и редактор «Известий» Н. Н. Агапитов в 1876 — 1877 гг. проводил изучение почв и растительности в Иркутском и Балаганском районах как наиболее перспективных для сельско­хозяйственного освоения и заселения. Перед экспедицией Н. Н. Агапитова ставилась задача: составить карту распространения чер­нозема и древесных пород, собрать образцы лекарственных и тех­нических трав. Задача была блестяще выполнена им, был собран ценный фактический материал о неизученной в этом отношении территории, дана рекомендация и хозяйственная оценка почв, соб­ран богатый гербарий и составлен список растений, включающий 17 видов дикорастущих растений, которые применяются местным населением как лекарства и пищевые продукты.

Интересно отметить, что исследование Н. Н. Агапитова (1878) об Иркутских черноземах, которые он подразделял на пыхуны и собственно черноземы, появилось одновременно с работами В. Докучаева по исследованию черноземов в Европейской части России. В. В. Докучаев высоко оценил фактический материал Н. Н. Агапитова и подверг критике его теоретические соображе­ния, главным образом, неправильное мнение о связи чернозема с лесом.

Представления Н. Н. Агапитова о свойствах и распростране­нии черноземов в Иркутской области прочно и надолго укрепи­лись в почвоведении и нашли отражение во многих сводных ра­ботах о почвах Сибири. Только исследования последнего времени выяснили, что к черноземам Н. Н. Агапитов относил и лугово-черноземы, поэтому площадь, занятая черноземами, оказалась значительно меньше. Кроме черноземов, в Балаганском округе Н. Н. Агапитов отмечал «солонцы». Как указывает Б. В. Надеждин, он к ним относил, по-видимому, солончаки, которые здесь имеются и в настоящее время.

Почвенно-ботанические исследования продолжил по поруче­нию отдела и написал ряд работ (1890) Я. П. Прейн. Он исследо­вал окрестности Иркутска, Мальты, Балаганский округ, побывал на о. Ольхон. Я. П. Прейн, ознакомившись с почвами Балаганского района, усомнился в возможности причисления их к чернозе­мам, так как они сходны с типичными черноземами по содержа­нию гумуса, и отнес их к лесо-степным суглинкам. Обосновал он это тем, что степи здесь не имеют сплошного распространения, а представляют небольшие участки, вклинивающиеся в лесные пространства. Поэтому он считал, что степная флора здесь моло­же лесной. Я. П. Прейн впоследствии отказался от этой мысли.

Я. П. Прейн оставил значительный след в изучении флоры Ир­кутской и Енисейской губерний. В списке растений, найденных им в изученных районах, у него значится 1236 видов, многие из ко­торых  не были указаны  Н. С. Турчаниновым.

Я. П. Прейн был учителем ботаники, не имел ученой степени и звания и вырос в стенах ВСОРГО до ученого сибирского мас­штаба. Не случайно, когда по вопросам систематики растений или сибирской флоры обращались к академику С. И. Коржинскому, авторитетному ученому, он отсылал к Я. П. Прейну, как более компетентному. Из этого следует, насколько высоко ценил академик эрудицию сибирского самородка в области бо­таники.

С 1896 по 1901 гг. С. П. Перетолчин изучал физико-географи­ческие условия оз. Косогол и ледники Мунку-Сардыка в Восточ­ном Саяне. Им совершен подъем на Мунку-Сардык, произведена съемка ледника, измерена температура воздуха, проведено кар­тирование. Результаты опубликованы в работах «Восхождение на Мунку-Сардык летом 1896 г.» (1897) и «Ледники хребта Мунку-Сардык» (1908). При подъеме на Мунку-Сардык С. П. Перетол­чин провел наблюдение не только над ледником, но обратил внимание на верхнюю границу леса, собрал гербарий высокогорные растений. На оз. Косогол он  сделал промеры глубин, уточнил карту. Итогом исследований явилась работа «Физико-географический очерк оз. Косогол» (1903).

При ВСОРГО была образована фенологическая комиссия. В 1903 г. Т. Юринский приступил к организации и проведению фенологических наблюдений на территории Иркутской, Енисей­ской губерний, Амурской, Якутской и Забайкальской областей. При помощи и содействии Б. В. Шостаковича им были разрабо­таны и разосланы по станциям обсерватории инструкции для ве­дения фенологических наблюдений. Поступившие сведения ана­лизировались, обобщались и публиковались на страницах «Из­вестий».

Фенологическая комиссия работала с большими перерывами и, к великому сожалению, не работает и сейчас.

Археологические исследования в 1880—1881 гг. проводил член отдела Н. П. Витковский, который был выслан в Сибирь в 1864 г. и жил в Балаганском округе. Первые раскопки он произвел на левом берегу р. Ангары, ниже устья р. Китой. Палеонтологиче­ские останки, найденные им при раскопках, послужили основани­ем для выделения «Ангарской культуры». Н. И. Витковский вы­сказал предположение, что по Ангаре в древности могли распро­страняться культуры с Енисея и, вообще, в бассейн р. Лены и обратно.

Вышеприведенные итоги проделанной работы ВСОРГО по физической географии в дореволюционное время дают основание сделать вывод, что это единственное в то время научное учреж­дение не только успешно справилось с поставленной перед ним задачей по общегеографическому изучению территории Сибири и Дальнего Востока, но и обогатило русскую географическую нау­ку новыми сведениями и данными о природных условиях, ресур­сах, населении и хозяйстве обширного и слабо изученного края русского гоударства.

ВСОРГО объединил местные прогрессивные силы дореволю­ционного времени, организовал их и направил на исследование природных ресурсов и выполнение задач, связанных с народнохозяйственными проблемами русского государства.

Уже тогда было выявлено, что Сибирь и Дальний Восток рас­полагают колоссальными природными богатствами. Это подтверж­дало пророческие слова М. В. Ломоносова о том, что могущество русского государства прирастать будет Сибирью.

Членами секции физической географии был сделан ряд откры­тий: минеральные источники Тунки (Бакшевич), ляпис-лазурь (Пермикин), следы древнего оледенения в горах Восточной Сиби­ри, проявление вулканической деятельности (Кропоткин), Усть-Балейское захоронение юрской фауны и флоры (Чекановский), проявление неотектонических движений (Чекановский, Обручев), установлено богатство видового состава животного мира Байкала и его эндемичность (Дыбовский, Годлевский), ледники Мунку-Сардыка (Перетолчин), открыта первая палеолитическая стоянка на азиатской части русского государства (Черский) и др.

На богатом фактическом материале исследователями была сформулирована теория о ледниковом периоде (Кропоткин), объяснено отсутствие оледенения на большей части Восточной Сибири резкой континентальностью климата (Черский), высказа­но предположение о первичности тайги и вторичности степей (Черский), разработано учение о неотектонических движениях земной коры (Чекановский, Обручев), опровергнуто мнение об от­носительной бедности животного мира оз. Байкал и доказана эн­демичность большинства его видов (Дыбовский, Годлевский) и др.

В стенах отдела начинали вести научные исследования и вы­росли до крупных ученых П. А. Кропоткин, Н. М. Пржевальский, А. Л. Чекановский, И. Д. Черский, Б. И. Дыбовский, В. А. Год­левский, В. А. Обручев, и др., имена которых наряду с Мессершмидтом, Берингом, Гмелиным, Палласом, Георги, Миддендорфом занесены на фронтон Иркутского областного краеведческого музея.

Из местных естествоиспытателей, проявивших свои незауряд­ные способности исследователей и много сделавших в области физической географии, нужно отметить Р. Маака, Н. Н. Агапитова, Я. Прейна.

Примечание

* Территория, на которой находилось с. Падун, сейчас залита водами Братского водохранилища.

Читайте в Иркипедии:

  1. История географии Приангарья: сведения землепроходцев и послов
  2. История географии Приангарья: исследования Переселенческого управления
  3. История географии Приангарья: начало исследования научными экспедициями
  4. История географии Приангарья: участие местных жителей в географиеском узучении области
  5. География Приангарья: исследования Русского географического общества
  6. География Приангарья: исследования советского периода
  7. История географии Приангарья: сведения в работах
  8. Изучение ледяного покрова Байкала (1939)
  9. Исследователи Иркутской области
  10. Географическая карта Иркутской области
  11. Географические характеристики Иркутской области

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Бояркин Василий Михайлович | Источник(и): История физико-географического изучения территории Иркутской области. — Иркутск: Изд- во Иркут. ун-та, 1984 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 1985 | Дата последней редакции в Иркипедии: 26 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...