Дом И.М. Файнберга

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Дом И.М. Файнберга — памятник архитектуры г. Иркутска. Время строительства 1900-1902. Находится по адресу: ул. Халтурина, 1.

Дом И.М. Файнберга: история создания

2 мая 1900 И.М. Файнберг обратился за разрешением на строительство в своей усадьбе. В его собственном заявлении не конкретизируется, на что именно он просил разрешение, отсутствует и план. В нижней части листа с заявлением синим карандашом написано: «План вырезан. взят в тех.-строит. отдел». О том, что же хотел построить купец, мы узнаем из доклада Технического стола Иркутской городской управы: «В городскую управу поступило заявление первой гильдии купца Исая Матвеевича Файнберга о разрешении постройки каменных магазинов, каменных двухэтажных служб и деревянной двухэтажной пристройки к дому на принадлежащем ему месте земли по 2-й части на углу Медведниковской и Толкучей улиц.

На проекте городским архитектором сделана следующая уточняющая надпись:

Препятствий к постройке каменного двухэтажного дома № 1-й, лавок № 2-й и 3-й, служб № 4-й и к пристройке деревянной части № 7-й к дому № 6-й – не встречается[1].

Обращаем внимание на самые важные места цитируемого документа.

Во-первых, Файнберг планировал строить магазины, что вполне логично, так как усадьба находилась на «бойком» месте, рядом с мелочным базаром, но эти магазины должны были быть связаны с жилыми покоями, учитывая, что речь шла и о доме. Вероятно, в ходе работ хозяин решил поменять назначение объекта. Это было связано с тем, что в это время полным ходом шло строительство Великого транссибирского железнодорожного пути, в частности, Кругобайкальского участка дороги. Для размещения Управления строительством нужны были помещения, и в этом отношении дом Файнберга был подходящим объектом. 30 июля 1902 Файнберг дал подписку начальнику Управления строительством Симбергу на сдачу дома. В подписке отмечалось, что Файнберг сдает в аренду дом, «…находящийся на углу Толкучей и Медведниковской улиц и состоящий из 4 квартир с кухнями и ледниками при каждой, кроме того, помещения для каменного угля во дворе, один сарай и весь задний двор с помещениями для склада дров и конюшнями. § 2. Арендная плата 6 тыс. руб. в год».

Далее в документе отмечалось, что хозяин обещается сданный в аренду «дом окончательно отделать не позже как к 1 октября 1902»[2].

Получается, что дом уже теряет функцию торгово-жилую (магазин + квартиры) и приобретает другую – полностью жилую. Отметим, что понятие «квартира» в то время имело значение именно жилого помещения в несколько комнат, кухня считалась отдельно. Так же под жилым помещением подразумевалось любое не торговое помещение, в котором могли располагаться как квартиры, так и конторы, и учреждения.

Во-вторых, в цитируемом документе есть фраза: «На проекте городским архитектором сделана следующая надпись…». Городским архитектором в это время был А.И. Кузнецов. По законодательству того времени, если автором проекта был городской архитектор, то рассматривать и утверждать его должен был городской инженер. В документе же указывается, что архитектор сам утверждал проект, значит, разрабатывал его кто-то другой, а не А.И. Кузнецов.

Кем бы ни был автор проекта, ему пришлось решать трудную задачу проектирования, которая заключалась в том, что масштабное здание требовалось «вписать» на достаточно стесненной территории участка, имеющего острый «парадный» угол и ограничение справа двухэтажным деревянным домом. Сторона здания по ул. Медведниковской составила всего около 19 м. Фасад по ул. Толкучей имеет длину около 55,7 м, далее до границы усадьбы сформировать ворота на каменных столбах (5 м), встроенные в глухую стену хозяйственной постройки (8 м). Вдоль северной межи была сооружена брандмауэрная стена. Ее ломаная линия переходит в глухую заднюю стену двухэтажных каменных служб (высота 7 м, длина около 33 м). По левой меже усадьбы по ул. Медведниковской, 3 располагались небольшие хозяйственные постройки (нужник и сарай), далее – глухая стена одноэтажного каменного дома, построенного Файнбергом в 1883–1884 гг. Между ним и деревянным домом – въездные ворота[3]

В-третьих, обращаем внимание на текст городского архитектора о том, что планировалось возведение «каменного двухэтажного дома № 1-й, лавок № 2-й и 3-й, служб № 4-й и… пристройки деревянной части № 7-й к дому № 6-й…». Фраза четко раскладывает назначение построек № 1, 2 и 3, хотя, глядя на фасад, строение можно считать единым целым. Судя по плану здания, можно предположить, что жилой была левая от центрального входа по ул. Гусарова часть, более широкая относительно остального объема. Вероятно, и названный вход должен был использоваться именно для этой части. Соответственно, под лавки планировалось использовать оставшуюся часть со входами с угла и двумя по ул. Халтурина.

В-четвертых, исходя из даты документа – 1900, можно с уверенностью утверждать, что это время начала постройки, а окончание – октябрь 1902, хотя дом был готов вчерне ранее, вероятно, уже в 1901, но по строительному законодательству того времени требовался еще год, после чего проводились отделочные работы.

В-пятых, во время строительства были снесены все деревянные постройки, за исключением двухэтажного дома по ул. Халтурина. Их слом был необходим, согласно требованиям строительного устава того времени. Вместо них были возведены каменные двухэтажные службы. Время их строительства можно определить, так же, как и двухэтажного каменного дома, – 1900–1902.

Некоторые особенности здания по ул. Халтурина, 1 

По выявленным архивным источникам можно отметить некоторые особенности каменного двухэтажного дома на углу улиц Толкучей и Медведниковской.

Характеризуя здание по ул. Халтурина, 1, нужно отметить следующее – это был доходный дом, который изначально планировался как торгово-жилой, но в процессе строительства функция использования части помещений под торговлю была отброшена, и здание достраивалось полностью как жилое, хотя в планировке первоначальное проектное решение вполне прослеживается. Архитектор достаточно удачно «вместил» новое сооружение в уже достаточно плотно застроенную усадьбу. Вероятно, хозяин не захотел, или не смог по финансовым возможностям, пожертвовать деревянным двухэтажным домом, что дало бы архитектору вероятность спланировать два симметричных по протяженности фасада по улицам Толкучей и Медведниковской, что, на наш взгляд, придало бы зданию большую завершенность, и оба фасада были бы равнозначны. Выстроенный же дом ориентировался на Толкучую улицу как на главную. Хотя, если оценивать значение Толкучей улицы в то время, улицы, ведущей к большой торговой площади, которая находилась на месте современного здания цирка и площади Труда, можно говорить о ее большей значимости перед Медведниковской, и в этом плане главенствующий фасад по этой улице был оправдан.

Проект предусматривал из строительных материалов комбинированный вариант: песчаники и строительный кирпич. Цоколь дома выполнен из «серовичного кирпича, стены со двора выложены блоками песчаников и строительного кирпича». Силуэт здания усложнен наличием трех башенок различной конфигурации. Их декором служат звезды Маген Давид («Щит Давида») – гексаграмма, составленная из двух равносторонних треугольников. Как «Щит Давида» ее применяли многие народы, например индусы. Часто этот символ использовался как украшение. «Щит Давида» служит предохранительной защитной силой от всех невзгод, является эмблемой иудаизма[4].

Крыша над основным объемом – односкатная, над северной частью – вальмовая. Скаты направлены на улицу, что препятствует попаданию дождевой и талой воды во двор, что весьма важно для плотно застроенной усадьбы. Чердачные слуховые окна расположены на дворовых фасадах под крышей рядами и производят впечатление дополнительного этажа.

При разработке планировки здания учитывалось предстоящее функционирование в нем крупного учреждения или даже нескольких разных учреждений одновременно.

Прежде всего, это несколько парадных входов в здание (с улицы Толкучей, с угла здания, с Медведниковской улицы) – над ними эффектно располагаются нарядно декорированные балконы. В центре малого фасада имелся вход – его скромное оформление не акцентировало на себе внимание и производило впечатление, что он растесан из оконного проема по какой-то внутренней необходимости (фото 1904 и 1909–1911 гг.)[5].

Еще одна входная группа располагалась в пристрое со двора – по лестнице можно было пройти в помещения на первый и второй этаж. Это – так называемая «черная» лестница для обслуживающего персонала. В этой части здания существовали также входы в каменные службы, располагавшиеся во дворе усадьбы.

Анализируя сохранившиеся на 1934[6] дверные проемы и перегородки, можно сказать, что кабинеты, залы, приемные и служебные комнаты создавали автономные блоки, а коридоры и частичное анфиладное расположение помещений при необходимости обеспечивали непересекающиеся потоки служащих и посетителей.

Упомянутые выше ворота по ул. Толкучей вели на обширный задний двор, который был перекрыт крышей. Здесь имелась каменная служебная постройка, назначение ее не совсем ясно, может быть, это была конюшня, так как выше мы приводили выдержку из документа, где перечисляется набор имевшихся построек, без точного их местоположения, в которой говорилось: «помещения для каменного угля во дворе, один сарай и весь задний двор с помещениями для склада дров и конюшнями»[7]. Возможно, здесь был и сеновал.

Двери в конце двора вели в тамбур «черной» лестницы и далее на основной двор усадьбы.

Функционирование цокольного этажа заслуживает особого внимания. Здесь первоначально было 5 или 6 входов, обслуживавших отдельные блоки помещений и выходящих во внутренний двор усадьбы.

В отделке интерьеров имеют место различного рода росписи, лепка, облицовка изразцами печей и т. д. До наших дней в доме Файнберга сохранилась роскошная лепнина на потолках в центральных залах на втором этаже.

Техническое оснащение здания: система отопления, вентиляции, водоснабжения и канализации

Что касается технической оснащенности, то дом располагал всем необходимым на то время.

Вверху здания, на чердаке, размещалась водокачка. Здесь же был устроен бак для резервуара воды. Еще в 1902 Файнберг, сдавая дом Управлению по строительству Кругобайкальской дороги, обещал его «приспособить так, чтобы зимою вода в нем не замерзала и не прекращался бы приток воды по трубам в кухни и ватерклозеты»[8]. Любопытно, что водокачка была как бы в двух уровнях, потому что во времена аренды в верхней ее части жил сторож, «а в нижнем помещении водокачки – курьер». Вода накачивалась в бак насосом из колодца при доме (колодец глубиной 15 сажен со срубом, колесом и крышей, его местоположение обозначено на плане 1929[9]). Для пищи и питья эта вода не годилась, и таковую доставляли бочками из реки Ангары. Интересно отметить, что в соседнем доме Дубникова (ныне ул. Гусарова, 1) водопровода не было.

Позднее, в 1906, по проектам московских инженеров Зимина и Карельских был построен и сдан в аренду городской водопровод, который, правда, не охватывал весь город, а только отдельные усадебные участки. Водопроводная сеть, наряду с другими ответвлениями, проходила по Трапезниковской улице от угла Толкучей до дома Файнберга.

Нужно отметить, что теплые уборные были далеко не в каждом жилом доме того времени. В доме Файнберга «уборная» (ретирад, ретирада) была запланирована в соответствии с типовыми проектами зданий конца XIX в.

В доме имелось и центральное отопление. Проект центрального отопления дома Файнберга находится в архивном деле Российского государственного исторического архива[10], копией которого, мы, к сожалению, не располагаем.

Отопление здания осуществлялось печами прямоугольного сечения, голландками и одной угловой печью (несколько угловых печей было в каменных службах). Печи располагались на первом и втором этажах. Практически во всех помещениях подвала также имелись печи-голландки, сооруженные посредине хранилищ.

Печи и их дымоходы выполняли функцию вытяжной вентиляции. Кроме того, кое-где в стенах до сих пор сохранились вентиляционные лючки, на внешней стене здания защищенные сверху козырьками. Хорошее проветривание цокольных помещений обеспечивали окна, выходящие выше уровня земли и оборудованные с уличной стороны приямками. К сожалению, вопреки замыслу архитектора, в последующие годы некоторые из них были заложены. Это нарушило температурно-влажностный режим в помещениях и способствовало распространению грибков в фундаментах и стенах, кое-где поднявшихся в уровень первого этажа.

Здание отапливалось углем и дровами. Для отопления здания по ул. Халтурина во время аренды его Управлением по строительству КБЖД затрачивалось в среднем 50 пог. саженей дров[11], а на 1930/31 год (только на холодное время) требовалось 25 тонн угля[12].

Владелец и арендаторы здания

Владельцем усадьбы с каменным зданием по ул. Халтурина, 1 был Исай Матвеевич Файнберг (1846–1923), иркутский купец 1-й гильдии. Для более подробного ознакомления с биографией купца, мы отсылаем к книге А.З. Скалер «Дом на Медведниковской»[13].

Первыми арендаторами каменного двухэтажного здания становится Управление по постройке Кругобайкальской железной дороги, которое подписало с И.М. Файнбергом договор на аренду еще в процессе окончания строительства дома – 3 июля 1902. Если учитывать, что дом был вчерне построен в 1901, то к лету 1902 было видно, что он будет окончен в ближайшее время, и поэтому Управление строительства спокойно заключило договор на срок с 1 октября 1902 до 1 октября 1906[14].

В доме разместились счетное, материальное и медицинское отделения строительства, здесь же располагался и аптечный склад[15].

Начавшаяся Русско-японская война внесла свои коррективы. Военным требовались дополнительные помещения под лазареты и учреждения. Дом Файнберга им приглянулся, но он уже был арендован. Возникла переписка между двумя ведомствами. Чем она закончилась, судить, из-за недостатка документального материала, трудно. В 1905 могли заехать только военные структуры, связанные с военными действиями на Русско-японском фронте, так как Иркутский военный округ был только восстановлен 12 мая 1906[16], и, соответственно, его штаб образовался позже этой даты. По данным «Иркутской летописи 1661–1940 гг.» (сост. Ю.П. Колмаков)[17], 24 апреля 1906 в доме разместилась канцелярия начальника гарнизона города Иркутска вместе со штабом 2-й Сибирской пехотной дивизии. Историк Ю. Ращупкин сообщает, что первоначально окружной штаб, управление генерал-квартирмейстера, управление дежурного генерала находились в доме по современному адресу: пер. Гусарова, 1, а уже с 1908 перебрались в дом Файнберга[18]. Так или иначе, но фактом остается то, что дом И.М. Файнберга перешел в аренду под военные нужды в период 1905–1906 гг.

В первые годы штаб возглавлял генерал-лейтенант Павел Сергеевич Савич. Здесь располагались: управление генерал-квартирмейстера, управление дежурного генерала, управление начальника военных сообщений (начальник военных сообщений генерального штаба генерал-майор барон Александр Александрович Таубе). Управление начальника военных сообщений временно покидало здание и перемещалось в другое, а потом вновь возвращалось на улицу Халтурина. В 1914 здесь же разместился заведующий передвижением войск по железным дорогам и водным путям Иркутского района.

Начальниками штаба после П.С. Савича были: генерал-майор А.Д. Кузьмин-Караваев, генерал-лейтенант Сергей Дмитриевич Марков, генерал-майор Петр Иванович Аверьянов.

В 1915 при штабе располагалась и типография[19], позднее, в советское время, в 1930 отмечалось, что «в помещении, где была типография, цементный пол выбит».

После событий декабря 1917, и вплоть до временного установления советской власти, штаб еще продолжал действовать. 18 апреля 1918 «В целях централизации военного управления был ликвидирован Штаб Иркутского военного округа с передачей его функций губернскому Штабу РККА»[20]. Точнее, был создан Сибирский военный комиссариат при ЦИК Советов Сибири, объединявший Иркутский, Омский и Приамурский военные округа. Председателем Сибвоенкомата был назначен П.Н. Половников, начальником главного штаба А.А. Таубе, членами: С.С. Блюменфельд, С.Г. Вележев, Я.А. Грицман, С.Г. Лазо, К.Г. Лопатин, А.П. Рускис, Т.М. Стремберг, М.А. Трилиссер, Д.С. Шилов, известные деятели революционного движения и борцы за установление Советской власти в Сибири. Судя по всему, штаб военного командования красных располагался в доме всю весну и до середины лета 1918. Интересно свидетельство подпольщика П. Суслова: «(14 июня) я был доставлен в здание штаба военного округа к Шевцову, Гаврилову, Постышеву, а затем в военное училище к главному представителю военно-полевой юстиции Постоловскому»[21].

Среди членов Сибвоенкомата был С.Г. Лазо (1894–1920), выпускник Алексеевского пехотного училища, участник декабрьских боев 1917 в Иркутске во главе отряда красногвардейцев из Красноярска. 29 декабря 1917 он был назначен комитетом советских организаций Восточной Сибири комендантом и начальником Иркутского гарнизона. В феврале 1918 на II Всесибирском съезде Советов в Иркутске был избран в состав Центросибири и назначен комиссаром по военным делам. Все свои должности в Иркутске, в том числе члена Сибвоенкомата, он исполнял недолго. Весной 1918 Цетросибирь назначила его командующим Забайкальским фронтом. С.Г. Лазо сдал гарнизон С.С. Блюменфельду и уехал из Иркутска. Погиб в апреле 1920, по распространенной легенде, был сожжен японцами в паровозной топке.

Но есть еще одна очень интересная личность, которая вполне может быть связана с домом Файнберга и которую обходят молчанием. С 1916 служил в разведывательном отделении штаба Иркутского военного округа штабс-капитан Алексей Николаевич Луцкий (1883–1920) – русский разведчик и контрразведчик.

По данным историка П.А. Новикова, во время гражданской войны в Иркутске при белых в доме Файнберга (угол Толкучей и Медведниковской) располагался штаб Иркутского военного округа (начальник – полковник Главацкий[22]. Округ восстановили 18 декабря 1918 под именем Средне-Сибирского, с 16 января 1919 он был переименован в Иркутский. С июля по декабрь 1918 те же функции у белых выполнял штаб 4-го Восточно-Сибирского военного округа, размещавшийся, надо полагать, также в этом же здании.

После окончательного установления в городе советской власти (февраль 1920), во многих бывших частных домах размещались различные организации и учреждения. В доме Файнберга находились библиотека школы взрослых повышенного типа им. Карла Маркса с фондом в 2 000 тысячи томов, которая обслуживала преподавателей и учащихся школы, а также Центральное бюро профсоюзов, биржа труда, библиотека профсоюзов[23].

В 1924 постройки усадьбы были муниципализированы (постановление № 270 от 30 апреля 1924) и находились в пользование Управления жилищного хозяйства и строительства на балансе домоуправления № 4[24].

Еще раньше, в 1920, улица Медведниковская была переименована в улицу Халтурина[25].

В 1923[26] в каменном двухэтажном доме разместились ряд отделов Иркутского государственного областного музея: геологический, зоологический и отдел искусства,  Здесь же находилась и канцелярия музея[27]. В сентябре 1931 в эти же помещения, из-за принятого властями решения об уплотнении, с ул. К. Маркса, 27 переехал музей революции[28].

С 1928–1933 годов в Доме Файнберга по постановлению Иркутского горсовета разместилось общежитие Иркутского мясокомбината, в 1931 или 1932 в подвальный этаж здания заехал Учебный комбинат мясной промышленности, который 1 июля 1933 был ликвидирован.

В первые годы заведовал музеем видный историк Н.Н. Козьмин. Хранителями картинной галереи были художники Константин Иннокентьевич Померанцев и Борис Иванович Лебединский. Профессор Марк Константинович Азадовский, неоднократно бывавший в галерее, писал:

«Несмотря на неприспособленное, неудачное помещение, на плохое распределение света, картинная галерея всё же производит чарующее впечатление на зрителя уже одним общим видов главных зал».

В 1936 Постановлением Совнаркома художественная галерея была выделена в самостоятельный Иркутский областной художественный музей[29].

Музей находился в усадьбе до 1951. Затем дом был передан Иркутскому областному союзу потребительских обществ «Ироблпотребсоюз», кроме нескольких комнат внизу, которые занимали художники.

С 1975–1977 в здании разместился отдел теории и систем кибернетики, образованный при Сибирском энергетическом институте (СЭИ тогда размещался в доме на углу Маркса и Киевской). В 1980 отдел реорганизован в самостоятельный институт – Иркутский вычислительный центр СО АН СССР. В мае 1985 вычислительный центр переехал в Академгородок, освободив все помещения.

По решению Иркутского областного Совета народных депутатов № 294 от 24 июня 1980 здание (дом Файнберга) поставлено под государственную охрану местного значения.

Читайте в Иркипедии:

  1. Жилые и доходные дома Иркутска (список)

Примечания

[1] ГАИО. Ф. 70. Оп. 3. Д. 850а. Л. 107, 108.

[2] РГИА. Ф. 326. Оп. 3. Д. 100. Л. 30–30об.

[3] Реестровый план Иркутска 1929, квартал 36.

[4] Еврейская энциклопедия: свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. М., 1991. Т. 10. Стб. 486. Репринт. воспроизв. изд. Еврейская энциклопедия : свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. М., 1991. Т. 10. Стб. 486. Репринт. воспроизв. изд.

[5] Медведев С. Иркутск на почтовых открытках 1899–1917: Историко-библиографический альбом-каталог. М., 1996. С. 244–245.

[6] План БТИ 1934

[7] РГИА. Ф. 326. Оп. 3. Д. 100. Л. 30.

[8] Там же. Л. 30об.

[9] Реестровый Иркутска 1929, квартал 36.

[10] РГИА. Ф. 326. Оп. 3. Д. 167. Л. 51.  

[11] Там же. Л. 2.

[12] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д. 60. Л. 59. 

[13] Скалер А.З. Дом на Медведниковской. Иркутск, 2008.

[14] РГИА. Ф. 326. Оп. 3. Д. 167. Л. 2.

[15] РГИА. Ф. 326. Оп. 3. Д. 100. Л. 9; Там же. Д. 167. Л. 12.

[16] Ращупкин Ю. Иркутский военный округ // Земля Иркутская. 1995. № 4. С. 18.

[17] Иркутская летопись 1661-1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 185.

[18] Ращупкин Ю. Указ. соч. С. 19.

[19] Весь Иркутск с отделом Забайкальской области: адресно-справочная и промышленная книга на 1908 Иркутск, 1908. С. 291–292; Весь Иркутск с отделами Забайкальской и Якутской областей на 1909 Иркутск, 1909. Отд. 1.  С. 38. Отд. 2. С. 75–76; Календарь-справочник поИркутску и Иркутской губернии на 1914 Иркутск, 1914. С. 124–125; Адрес-календарь Иркутской губернии. Иркутск, 1915. С. 153; Адрес-календарь Иркутской губернии. Иркутск, 1916. С. 160.

[20] Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 353.

[21] Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. М., 2005. С. 61–62.

[22] Российский государственный военный архив (РГВИА). Ф. 39515. Оп. 1. Д. 332. Л. 13–23 – Квартирное расписание частей войск, управлений, учреждений и заведений Иркутского военного округа, оставлено на 1 июля 1919

[23] Скалер А.З. Дом на Медведниковской. Иркутск, 2008.

[24] Данные техпаспорта БТИ Иркутска.

[25] Власть труда. 1920. № 299. 9 нояб. С. 4.

[26] Медведев С. Указ. соч. С. 245.

[27i] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д. 24. Л. 10.

[28] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д. 60. Л. 134.

[29] Фатьянов А.Д. Владимир Сукачев. Иркутск, 1990. С. 190.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Алексей Николаевич | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Библиотека по теме "Архитектура и градостроительство" | Иркутск