Краеведение // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

КРАЕВЕДЕНИЕ, традиционно — изучение приро­ды, населения, хозяйства, истории и культуры отдельных административных или природных районов, населенных пунктов, главным образом силами местной интеллигенции. В настоящее время — и наука, и научно-по­пуляризаторская, общественная деятельность, связанная с изу­чением края в широких территориальных границах (от крупного региона до улицы, дома) и хронологических рамках (от древно­сти до современности), осуществляемая разными социальными и возрастными группами населения (от ученых до школьни­ков) с преимущественным использованием метода познания от частного к общему.

В становлении сибирского краеведения главенствующая роль прина­длежала Академии Наук. С 1730-х гг. и на протяжении всего XVIII в. организовано 50 экспедиций, основное внимание уделявших обследованию Сибирского региона. Большой объем научно-исследовательских работ выполнили академики Г.Ф. Миллер и Д.Г. Мессершмидт. Значительный вклад в изучение Сибири и Камчатки внес С.П. Крашенинников, пришедший к пониманию задач локального познания и обозначивший особенности кра­еведческого подхода. Приобретению знаний о крае путем при­влечения к его изучению местных жителей способствовал академик М.В. Ломоносов. Он заложил традиции тесной взаимосвязи краеведения и академической науки, характерные для отечественного краеведения. Во второй половине XVIII в. осознание ценности местной куль­туры, истории определило появление первых локально-исторических исследований, а также положило начало научно-краеведческим обществам. Один из самых видных историков уральский краевед П.И. Рычков (1712—77), по настоянию Г.Ф. Миллера, был избран в 1759 член-корреспондентом Академии Наук. Для развития краеведения в этот период важное значение имели труды Ф.И. Соймонова («Древняя пословица Сибирь — золотое дно») — карто­графа, ученого, губернатора. В Иркутске начало краеведению по­ложила небольшая группа чиновников, под влиянием академика Лаксмана создававшая «музеум» (1780—82). К этому делу они пытались привлечь ряд лиц из других сибирских городов. В Тобольске за 1789—94 было издано 24 выпуска журнала «Иртыш, превращающийся в Ипокрену», 12 томов «Библиотеки ученой...», 2 тома «Исторического журнала». Первый (1790) открывался статьей «О Сиби­ри», включал работы по этнографии и истории края — о бурятах, телеутах, хантах, манси, селькупах, яку­тах, тунгусах, казаках. В начале XIX в. губернский землемер А.И. Лосев приступил (используя анкеты, рассылавши­еся в уездные города) к сбору материалов по географическому описа­нию всей Иркутской губернии. В Красноярске группа лиц с литературными и краеведческими интересами объединилась в связи с из­данием альманаха. Ходатайство этой группы о разреше­нии организовать в Сибири научно-литературное общество закончилось резолюцией Николая I: «Преждевременно».

Значительный вклад в становление и развитие сибирского краеведения при­надлежит Г.И. Спасскому. На Алтае в ходе многочисленных поездок и путешествий собирал этнографические материалы, за­нимался историей, археологическими раскопками, вел метеорологические наблюдения, исследовал животный, растительный и минеральный мир региона. В Санкт-Петербурге издавал краеведческий журнал «Сибир­ский вестник» (1818—24), с 1825 — «Азиатский вестник». Его научно-исследовательская деятельность способствовала преодолению взгляда на Сибирь как на «царство мрака и хлада».

В первой половине XIX в. изучение местного края становится заметным явлением в духовной жизни российских регионов: со­здаются статистические комитеты, издаются «Губернские ведомос­ти», активизировавшие разнообразные краеведческие изыска­ния. В разных сибирских городах появляются краеведы-лю­бители, самостоятельно ведущие летописи, дневники, наблюдения, коллекционирующие местные «диковины» и «редкости», изучающие местные наречия, регистрирующие движение цен на местных рынках. В 1848—53 метеорологическими наблюдениями в Нижнеколымске, Киренске, Охотске, Петропавловском порту, Иркутске занимались местные жители Алексеев, Гаврилов, Петров, Сементовский. Носов, Давыдов, Ковригин составили словарь на­речий удских тунгусов, якутов, бурят и карагасов.

Осознание представителями местной культурной сре­ды социокультурные ценности Сибирского региона ста­ло важным рубежом в его познании, завершило офор­мление локально-исторические практики в краеведческое исследование. Этот качественный поворот отразился в творчестве историка П.А. Словцова, коренного жителя края. Провозгласив идею местного патриотизма, малой родины, он в проти­вовес внешнему описательству скрупулезно изучал живую сибирскую действительность, демонстрируя индуктивную на­правленность научных изысканий. Деятельность Н.А. Абрамо­ва, А.И. Слуцкого, С.И. Гуляева расширяла исследовательскую тематику краеведческих работ и распространение их на но­вые территории.

Во второй половине XIX в. активизация социально-экономической и культурной жизни в регионе создает для развития сибирского краеведения новую си­туацию. Сочетание 2 факторов — субъективного (социо­культурная локализация интеллектуального потенциала, расширив­шая творческие, научно-исследовательские возможности краеведческой среды регионов) и объективного (необходимость в модернизационном процессе изучения отдельных местностей) — обусловило интенсивность краеведческого движения в пореформенный период. Чрезвычайно слабая изученность региона на фоне его возрастающего экономического, геополитического значения определила создание развет­вленной сети местных сибирских отделов Русского географического общества (РГО). В 1851 в Иркутске открыт Сибирский отдел РГО, на протяжении 25 лет являвшийся единственной крае­ведческой организацией. К 1852 в нем состояло 19 действительных членов, 30 член-сотрудников, 3 член-соревнователя, оно объеди­няло 105 человек. Большинство членов географического отдела при­надлежало к чиновничеству. Одно из первых печатных произ­ведений иркутских краеведов — «Программа для описания округов» — методическое пособие для работы на местах и с местным материалом. В краеведческую работу включились сослан­ные в Сибирь декабристы и петрашевцы. Одиночки-краеведы выполняли весьма значительные объем работы. Из их числа Костров, работавший в Западной Сибири, Кашин в Забайкалье, Кривошапкин в Енисейском округе. Раз­витию исторического краеведения активно содействовали А. Зырянов, П. Школдин, А. Третьяков, Т. Успенский, изучавшие материальную культуру русского крестьянства.

Проезд и пребывание путешественников и целых экспедиций также способствовали начальным шагам сибирского краеведения. Первые экспедиции Сибирского отдела (Вилюйская, Амурская, Уссурийская) проведены с привлечением местных сил под начальством педагога Р.К. Маака. На­учно-методическую и консультационную помощь в проведении экспе­диций Сибирского отдела РГО оказывали Императорская Академия Наук, ряд уни­верситетов, изучавших этот регион России. Открытие отделов в Иркутске, позже в Омске связано с имена­ми генерал-губернаторов Н.Н. Муравьева-Амурского, Н.Г. Казнакова. В краеведческой деятельности участвовали пред­ставители общественности, научные деятели, политические ссыль­ные. Географические отделы имели небольшую казенную субсидию. Долгое время это был единств. путь получения от государства средств на развитие краеведения. Позднее государственные средства направля­лись на исследовательские работы вдоль линии железных дорог, почвенно-ботанические исследования переселенческих организаций и другие. С конца 1870-х гг. в крупных городах Сибири начали организовываться от­делы РГО. Сибирский отдел в Иркутске стал называться Вос­точно-Сибирским отделом РГО. Существовавшее в Омске с 1868 Общество исследователей Западной Сибири сме­нено в 1877 Западно-Сибирский отдел РГО, в Барнауле Общество любителей исследования Алтая в 1901 превратилось в Алтайский отдел РГО. В 1884 во Владивостоке организовано Общество изучения Амурского края, позже стало называть­ся Владивостокским отделом РГО. В Хабаровске в 1893 возник Приамурский Дальневосточный отдел РГО, в 1894 его Читинский подотдел, переименованный позже в Забайкальский отдел РГО и Троицкосавско-Кяхтинское отделение РГО. К началу XX в. относится появление Красноярского или Средне-Сибирского (1901), Семипалатинского (1902), на Дальнем Востоке — Южно-Уссурийского (1916) и Якут­ского (1913) отделов РГО. В соответствии с единым уставом отделы должны были собирать, обрабатывать и распро­странять географические, этнографические и статистические  сведения. Направление работ в большинстве носило естественно-географический и этнографический характер, изучались кустарные промыслы и занятия населе­ния. Эти организации положили начало постоянным метеорологическим наблюдениям, ходатайствовали об открытии обсервато­рий и опытных станций, иногда проводили местные переписи, ставили картографические работы, устраивали книжные склады и распространяли научную литературу, являлись средоточием всех экспедиционных работ и базой для экспедиций, занимались подготовкой и экспонированием местных, российских и зарубежных выставок. В отчетах Сибирского отдела РГО давался обзор всех исследований, проводившихся в Сибири всеми другими организациями, ведомствами, экспедициями, музеями.

Научно-исследовательская практика местных отделов РГО, представляющая значительный вклад в изучение края, имела и методологическое зна­чение, состоявшее в комплексном подходе к конкретной тер­ритории. Региональная проблематика актуализировала местные, социокультурные реалии, существенно оживила духовная жизнь края. Осмысление интеллектуальной средой «самоцен­ности» Сибири привело к областническому движению, ви­девшему во всестороннем изучении своей родины од­но из основных условий ее развития и процветания. Многогранная деятельность лидеров областников (Г.Н. Потанина, Н.М. Ядринцева), в сущности, носила краеведческий характер. Весомый вклад в изучение общественной жизни, семьи, обычаев сибирских народов внесли краеведческие труды В.И. Вер­бицкого.

Собирательная деятельность отделов РГО вызвала к жизни ряд музеев: в Иркутске, Омске, Барнауле, Семипалатин­ске, Чите, Троицкосавске, Владивостоке, Хабаровске, Якутске. В ряде отделов музейная деятельность стала пре­обладать над исследовательской. В Тобольске, Минусинске, Енисейске, Красноярске краеведческое строительство шло по линии музеев, появившихся независимо от отделов РГО. Специфика краеведческого дела в Томске связана с от­крытием Томского университета. Он стал своеобразным научно-образовательным центром: развернул исследовательские работы, создал значительные по размерам музеи-кабинеты, придал акаде­мичность местным изысканиям. Музейное строительство и организация местных научных объединений переводили познание родного края из новаций в традицию, сохраняя и передавая на­копленный исследовательский опыт.

В конце XIX — начале XX в. возрос научный интерес к местной истории. В 1908 по инициативе Сибирского на­учного кружка при Петербургском университете возникает движе­ние «Сибирские экскурсии», получившее поддержку на государственном уровне. Координацией работы энтузиастов и местных обществ, организаций занималась Экскурсионная комиссия при Обществе изучения Сибири и улучшения ее быта, со­зданного интеллигенцией и студентами сибирских землячеств. Работа, проходившая главным образом в Санкт-Петербурге, спо­собствовала укреплению склонностей и навыков к краеведению у студенчества путем организации кружков, экскурсий в Си­бирь, подготовки молодежных исследовательских работ, проведению выставок коллекций, собранных слушателями высших учебных заведений Сибири. Издававшийся обществом журнал «Си­бирские вопросы» имел преимущественно публицистический характер. Общество финансировалось за счет входивших в него предста­вителей крупной сибирской буржуазии, организовало отделы в Томске, Иркутске, Тулуне, Красноярске, Якутске, Благовещенске. Итогом развития исследовательской практики по изучению местного края к началу XX в. явилось создание механизма функционирования краеведческого движения (научных обществ, музеев, культурно-информационной системы как средства распространения краеведческих знаний), формирование мощного фундамента для последующих краеведческих исследований.

В 1919 в Томске прошел съезд по организации Института исследования Сибири, просуществовавшего до 1921. К тому же времени относится весьма кратковременное сущест­вование Общества этнографии, истории и археологии при Томском университете. Краеведческая работа в большей степени но­сила академический характер, ориентировалась на индивидуальные интере­сы, в ней участвовал весьма ограниченный круг лиц, членство в обществах обусловливалось выборами и реко­мендациями, а также высокими членскими взносами (обычно 10 руб. в год), лишь отдельные организации привлекали учительство и молодежь.

В период ликвидации последствий Гражданской вой­ны и экономической разрухи жизнь музеев и краеведческих организаций замерла. Национализированные музеи, в том числе принадлежавшие отделам РГО, требовали внимания со стороны государства. Исследовательскую работу надлежало восстановить и организовать заново. Выполнение этих задач было возложено на фи­лиал по исследованиям Сибири Сибирского отдела народного об­разования. В 1921 в был организован сибирский фи­лиал в Новониколаевске и Восточно-Сибирский в Иркут­ске под руководством Научного комитета по исследованиям Сибири (Науком). Филиал делился на 2 отделения: музейное и экспедиционно-исследовательское, организовавшее ряд экс­педиций и составившее обширные планы по проведению исследовательских работ в крае. С переходом к новой экономической политике эти филиалы в 1922 упразднены. Му­зеи стали самостоятельными учреждениями в ведении Главнауки. Исследовательская краеведческая работа осуществлялась рядом государственных, хозяйственных и общественных организаций. В 1922 восстановили свою деятельность сибирские отделы РГО. Они провели реоргани­зацию, направленную на расширение членства, созда­ние секций школ. Краеведение, привлечение молодежи, в том числе из аборигенного населения, разработку методических вопросов и про­грамм для начинающих краеведов, оказание помощи краеведческим кружкам, сельским организациям, установление тесной связи с государственными органами, оказание им консультативного содействия. Исследовательская работа стала носить научно-практический характер. Возникло несколько новых краеведческих организаций: Тулновское общество краеведения с отделениями Куйтунским и Нижнеудинским (1923), ряд ячеек в селах и городских шко­лах. Близкими к задачам изучения края были и научного общества, возникшие в этот же период: Иркутское общество естествоиспытателей, Томское орнитологическое общество и другие. В 1924—26 увеличилась краеведческая сеть путем даль­нейшего роста организаций, укрепилось взаимодействие между ними. Для новой краеведческой сети важное значе­ние имела координация и методическое руководство. В августе 1924 состоялась 1-я краеведческая конференция в Семипалатин­ске с географическими, биологическими, историко-этнографическими секциями. В ноябре 1924 Красноярским отделом РГО созвана городская краеведческая конферен­ция с секциями общего, школьного краеведения, экономики и производительных сил края. В 1925 Восточно-Сибирским отделом РГО и Иркутским ОНО созван I Восточно-Сибирский краеведческий съезд в Иркутске. На съезде демонстрировалась боль­шая краеведческая выставка. В том же году проведены кра­еведческие конференции: Омская окружная Омским обществом краеведения, возникшим в 1925, Алтайская губернская в Барнауле Алтайским отделом РГО. В результате этих съездов и конференций созданы выборные бюро кра­еведения, в том числе в Иркутске — Восточно-Сибирское (при ОНО, позже перешло к окрплану), Приенисейское при отдел РГО в Красноярске, Общество изучения Томского края и другие. Их задачей являлось объединение местных общественных и научных организаций по вопросам изучения края. Омское общество краеведения развернуло в первые годы существования активную деятельность, направленную преимущественно на разработку краеведческой методики, развитие экскурсионного дела. В 1925 в Новосибирске создано Общество изучения Сибири и ее производительных сил (ОИС). По его инициативе в декабре 1926 состоялся научно-исследовательский съезд, ставший весьма важ­ным событием для сибирского краеведения. На нем подведены итоги изу­чения края, намечены перспективы, определены пути объединения научно-исследовательских сил края. ОИС получило функции сибирской ассоциации краеведческих и научно-исследовательских организаций. В ее задачи входило: планирование, координация, учет, финанси­рование научно-исследовательской деятельности. В члены ассоциации вошли все краеведческие организации Сибирского края и музеи. С апреля 1927 дважды в год в Новосибирске стали созываться сессии совета для решения наиболее важных вопросов по всем направлениями деятельности краеведческих организаций Сибири. Все это обусловило активизацию сибирского краеведения, стимулировало возникновение новых обществ в Ачинске, Канске (1926), создание в 1928 Кузнецкого (Щегловск), Хакасского (Усть-Абаканск), Барабинского (Каинск), Рубцовско­го, Минусинского, Киренского обществ краеведения, Общества изучения Бийского округа, а также ряда сельских обществ и круж­ков краеведения. ОИС организовало научно-исследовательскую работу, в Ом­ске, Томске, Красноярске, Иркутске и Щегловске бюро из числа проживающих на местах членов совета общества, представителей научных, краеведческих и общественных организаций. Бю­ро решали задачу объединения, координации и плани­рования работы на местах в тесной связи с работой всей ассоциации. Иркутское и Красноярское бюро вскоре слились с географическими обществами. С 1928 в системе сибирских организаций началась унификация направлений работы и организационных форм. Общество изучения Томского края реорганизовалось в Томское отделение ОИС (1928); Восточно-Сибирский отдел РГО — в Восточно-Сибирский отдел ОИС (1930). Вопросам массовой кра­еведческой работы, ее организационным формам, содержанию в городе и деревне, мерам по охране памятников природы, стари­ны и искусства посвящалась 1-я сессия Сибирского бюро кра­еведения (Новосибирск, 1929).

К 1930 краеведческая сеть Сибирского края имела: 18 обществ краеведения (включая 4 отдела РГО), 18 музеев, являвшихся пунктами сосредоточения краеведческой работы. Из 18 сибирских округов краеведческих организаций существовали к 1930 в 13, чис­ло их членов не превышало 3 тыс. человек. На VI сессии совета ОИС (1930) принят новый устав, расширяющий состав общества как ассоциации, делающий его общедоступ­ным для вступления новых краеведческих сил из широких слоев трудящихся. Сама структура общества изменена пу­тем образования в его составе научно-исследовательского сектора с секциями массовой работы, заменившего су­ществовавшее до него Сибирское бюро краеведения. Работа в нем строилась по организационно-плановым, методико-исследовательским, популяризационно-пропагандистским и библиографическим направлениям. Ре­гистрирующим, собирающим, консультирующим пунк­том являлся относящийся к массовому сектору кабинет краеведения. В ходе проведенной реорганизации общество перешло к развитию сибирского краеведения как массового движения, вовлекающего в свои ряды не только ученых и специа­листов народного хозяйства, но и краеведов из широких слоев трудящихся и рабочей молодежи.

В городах Сибири, имеющих вузы, краеведческие организации, как правило, вели работу в соответствующей с тематикой фактов и кафедр. В Омске, где находился Институт сельского хо­зяйства и лесоводства, краеведы преимущественно занимались исследованиями в области ботаники и почвоведения. Западно-Сибирский отдел РГО имел в своем составе 2 секции: ботани­ческую и геофизическую. В других городах направления научно-исследовательские работы определялись личными интересами крае­ведческого актива. В Алтайском отделе РГО господствовало орнитологическое направление. Минусинский музей долгое время занимался преимущественно энтомологией. Иркутская краеведческая организация вела разнообразную работу, преобла­дало этнографическое направление, связанное с изучением аборигенного населения. Значительное оживление вносило в краеведческую работу привлечение представителей народного образования и молодежи. Организация секций школьного краеведения (Ир­кутск), молодежных секций и кружков среди аборигенного насе­ления (Иркутск, Томск), практика привлечения членов профсоюзов к археологическим раскопкам (Красноярск), созыв массовых конференций по вопросам краеведения — все это способствовало активизации массового краеведческого движения в Сибири. Тематика и планы исследовательских работ соотносились с потребностями народного хозяйства, планом его реконструкции, формировался 5-летний план научно-исследовательских работ Средне-Сибирского географического общества, экспедиции ко­ординировались краеведческой ассоциацией. В 1929 ОИС ор­ганизовано 26 экспедиций. Проводилось экономическое изучение лесохимической промышленности в Иркутском и Ачинском округе, состо­яния мараловодства на Алтае, охотничьих промыслов в ряде районов (северо-восточной части Минусинского округа и др.), птицеводства в Сибирском крае, выявление возможно­стей использования лекарственных растений в Минусинском, Хакасском и Бийском округах, почвенно-ботанические исследования в Нарымском крае. Выполнялись академические научные работы по актуальным темам, в частности, обследование ледников Ал­тая, минералогическое изучение отдельных районов Сибири. Красноярские краеведы проводили учет и разведку полезных иско­паемых Приенисейской полосы (огнеупорных и цементных глин, кварцевых песков, каменного угля, алебастра и др.); иркутские участвовали в разработке проблемы Ангаростроя; алтайские осуществили исследование торфяников; ачинские изучали марганцевые месторождения своего окру­га. Краеведческие организации, не имевшие квалифицированных специа­листов, составляли описания сел, колхозов, целых районов. Ресурсами для совершенствования сибирского краеведения в 1930-е гг. являлись развитие массовых форм работы, взаимодейст­вие обществ, их тесное сотрудничество с музеями, создание в крае новых НИИ, оказывающих краеведам лаборатор­ную и консультационную помощь. В 1930—31 в Новосибирске организовывался НИИ краеведения как базовый для оп­ределения и внедрения в практику методов и методики массовых форм краеведческой работы.

Издательская деятельность краеведческих организаций развернулась пре­имущественно в Иркутске, Красноярске, Томске, Новосибирске, Омске, в меньшей мере — в Минусинске и Барнауле. Выходят не только традиционные «Труды», «Известия», «За­писки», но и отдельные тематические сборники, инструкционно-программные, справочные, серийные издания («В помощь сибирскому краеведу» (15 выпусков), «Спутник туриста по Сибирскому краю» — Бюро краеведения Общества изу­чения Сибири и ее производительных сил; «Библиоте­ка Приенисейского краеведа» — Красноярск, Средне-Сибирский отдел РГО; краеведческие программы Восточно-Сибирского отдела РГО). Некоторые краеведческие организации публиковали до 50—60 п. л. в год. IV Всероссийская конференция (1930) по краеведению констатировала, что Сибирский край занимает 3-е место в РСФСР по объему краеведческой печатной продукции.

Важное значение для накопления и популяризации региональных материалов имела преемственность в работе. Так, краеведческая организация, образованная в Барнауле в 1891, под разными названиями (первоначально — Общество любителей исследования Алтая, затем — Алтайский подотдел ЗСО ИРГО с 1902, Алтайский отдел РГО с 1923, Алтайское географическое общество в 1930, Барнаульское отделение ОИС с 1930) просуществовала почти 40 лет, до 1931, и активно зани­малась сбором, обработкой и распространением географических, экономических, статистических и иных сведений об Алтае.

Богатые краеведческие традиции имелись и на Урале. Со­зданное на базе Уральского общества любителей естествоз­нания (УОЛЕ), являвшегося с 1870 одним из наиболее авторитетных научных обществ России, Уральское областное бюро кра­еведения — краеведческий центр региона — уже к концу 1920-х возглавляло деятельность 120 краеведческих организаций различного масштаба, объединявших в своих рядах около 3 тыс. человек. В структуру краеведческих обществ включались гуманитарные секции — для исследования истории, археологии, этнографии, искусст­ва и литературы; естественно-научные — для изучения метеорологии, фенологии, орнитологии, а также экономики, естественных производительных сил.

В 1920—30-е гг. в Дальневосточном крае возобновили краеведческую работу Приамурский (Хабаровск), Забайкаль­ский (Чита), Владивостокский и Южно-Уссурийский (Никольск) отделы РГО, Владивостокский, Нерчинский, Благовещенский, Хабаровский, Читинский и Сахалин­ский музеи. В апреле 1922 в Никольске состоялся I съезд по изучению Уссурийского края в естественно-историческом отноше­нии. Его тезисы и резолюции опубликованы в «Известиях Юж­но-Уссурийского отдела РГО». В исследованиях названного отдела 90% занимала ботаническая тематика. Широкое крае­ведческое движение начинается на Дальнем Востоке с 1925. В мае этого года проходило совещание краеведов Дальнего Востока, обсуждавшее вопросы о разграничении территорий ис­следования между географическими обществами, связях со школой, подго­товке к краевому научно-исследовательскому съезду. В апреле 1926 в Хабаровске состоялся съезд по изучению производительных сил Дальнего Вос­тока. Он работал в составе обширного пленума и секций: поверхность и недра, растительный мир, животный мир, человек, промышленность, транспорт и организационная. Съездом выделе­но Бюро по изучению производительных сил. Труды форума краеведов, составившие 7 томов, изданы. Краеведческая сеть Дальневосточного края пополнилась рядом новых организаций: возник Амурский отдел РГО (Благовещенск, 1926), проведший в 1928 значительную работу по изучению уголь­ных месторождений на территории бывшей Амурской губернии; открылись музеи в Петропавловске-Камчатском (1923), селах Акше, Бырке. В 1927 в Хабаровске появилось дальневосточное общество краеведения как массовая краеведческая организация, создавшая ряд ячеек по линии железных дорог и в селах. В Петропавловске-Камчатском организован кружок по изучению Камчатки. Небольшая краеведческая сеть Дальне­восточного края после съезда по изучению производительных сил постепенно перестраивала свою работу в сторону соответствия ее советскому строительству и нуждам реконструкции народного хозяйства. Уже отмеченное в Сибирском крае дви­жение за переход организаций на единый устав массового краеведческого движения имел место и в Дальневосточном крае. К 1930 2 отдела РГО — Забайкальский и Владивосток­ский — реорганизовались соответственно в Общество краеведения и Общество изучения Приморья. В Верхнеудинске (1921) ра­ботала кафедра прибайкаловедения Народного университета, имев­шая важное значение для организации краеведческих сил. В 1924 там же создано Бурят-Монгольское научное общество им. Дорджи Банзарова, явившееся центром краеведческих работ в республике. Краеведческая сеть, включая Троицкосавско-Кяхтинский отдел РГО, под руководством общества организовывалась по аймачным центрам. В Якутии краеведческая работа возобнов­лена организованным в 1922 Якутским краевым географическим обществом, специализировавшимся в области этнографии и истории. В 1924 оно влилось в Якутский отдел РГО, возобновивший свою работу. В 1925 возникло Якут­ское исследовательское общество Саха-Кескиле» («Возрождение Яку­тии»). Основным его направлением являлось изучение про­изводительных сил республики. Обе краеведческие организации Якутии имели свои издания: отдел РГО — «Известия», общество — сборник «Трудов».

В целом вся краеведческая сеть, существующая в Сибир­ском крае и в смежных республиках и областях в своей работе и ее планировании была тесно связана со всей сетью научно-исследовательских организаций (НИИ, музеи, вузы, втузы, специальные научные организации и технические, медицинские, сельскохозяйственные общества), также зани­мавшихся изучением края. Краевые научно-исследовательские съезды объе­диняли работу всех этих звеньев, вырабатывали направления работы, связанные с процессом социалистического строительства в крае.

В целом, по оценке С.О. Шмидта, 1920-е гг. стали «золотым десятилетием» советского краеведения. Сделанное краеведами в это время было «теснейшим образом связано с краеведением про­шлых лет и осуществлялось одними и теми же лицами, сформировавшимися еще на дореволюционных куль­турных традициях». Публиковались работы по теории и методике культурно-исторического краеведения. В Западной Сибири значительного подъема достигла экскурсионная деятельность археолого-краеведческой направленности.

На рубеже 1920—30-х гг. краеведению нанесен непоправимый ущерб: много краеведов репрессировали, краеведческие организации перестали существовать или деформировались, было прекращено большинство краеведческих изданий. В середине 1930-х гг. краеведение оказалось вне зоны научных исследований, отторгнуто от ак­тивной общественной жизни. Краеведческое движение быстро при­шло в упадок.

Возрождение краеведения начинается в конце 1950-х гг. В 1960-е гг. в различных изданиях, включая академические, появилось относитель­но много краеведческих публикаций. Учреждены республиканские общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), а при некоторых облисполкомах — советы краеведения. Наиболее массовой формой краеведения в СССР и Сибири ста­новится школьное краеведение, издаются учебные пособия по краеведческой тематике. Функции научно-методических центров по краеведению выпол­няли краеведческие музеи. В школьные и вузовские програм­мы включаются курсы краеведения.

Конец 1980-х гг. ознаменовался заметным оживлением краеведческого движения на новом организационном уровне. В 1987 (Полтава), 1989 (Пенза) проведены всесоюзные конферен­ции по историческому краеведению. В 1990 (Челябинск) прошел краеведческий съезд, в котором участвовали и представители Сибири и Дальнего Востока, учредивший Союз краеведов Рос­сии под председательством С.О. Шмидта. В принятой им комплексной долгосрочной программе теория и история краеведения обозна­чались как одно из приоритетных направлений практической деятельности краеведческих организаций. При областных отделениях Советского фонда культуры создавались советы краеведения, кра­еведческие ассоциации.

Краеведческий «ренессанс» конца 1980-х — начала 1990-х гг. во многом стимулировался именно живым интересом к не­простой судьбе отечественного и регионального краеведения. Начался процесс интег­рации академической и вузовской науки и активистов изучения местной культуры, работников музеев различного профиля. Ар­хеологические экспедиции, проводимые вузами Сибири и Дальнего Вос­тока становятся одним из методов историко-краеведческой работы с широкой аудиторией, местными жителями разных возрастов. На базе Кузнецкой комплексные археолого-этнографические экспеди­ции функционировал археологический оздоровительно-трудовой лагерь школьников Кузбасса «Родина», а также городской тру­довой археологический лагерь школьников Гурьевска.

В 1995 состоялась Первая областная научно-практическая кон­ференция краеведов «Страницы истории Новосибирской области: люди, события, культура», создана Ассоциация краеведов. Основные результаты историко-краеведческой деятельности нашли отражение в сборник научных трудов «Вопросы краеведения Но­восибирска и Новосибирской области» (1997).

Серьезный шаг по изучению краеведческого движения в регионе сделан А.В. Ремезовым в труде «Омское крае­ведение. 1930-1960-е гг.» (1998).

Применительно к концу XX в. выделяются территориально-информационные уровни исторического краеведения: 1) супер­региональный (исследования по истории всего Зауралья, признанный центр краеведения данного уровня для многих специ­ализаций краеведения — Новосибирск с академическими инсти­тутами СО РАН); 2) региональный (по широтному — Западная Сибирь, Средняя Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток или меридиональному — Южная Сибирь. Среднесибирская полоса, Северная Сибирь с внутрирегиональными конкуриру­ющими центрами краеведения); 3) территориальный (республи­ка, край, область, основной для выполнения краеведческих работ в связи с наличием научных учреждений, вузов, различных краеведческих обществ и государственных органов, укомплектован­ностью архивных и музейных фондов, солидной издательской базы в территориальных центрах); 4) районный (национальный округ, сельскохозяйственный район, город, крупное предприятие, главные участники крае­ведческой деятельности — работники районных музеев, отделений крае­ведческих обществ, учителя, краеведы-любители); 5) сельский (условно) — населенный пункт или часть района, города, неболь­шое предприятие, историко-культурным комплексным изучени­ем занимаются организаторы музеев-предприятий или школ, чаще всего обществ, участники краеведческих круж­ков); 6) микрокраеведческий (изучается история мелких де­ревень, отдельных зданий, памятников истории и культуры, биографии отдельных  лиц краеведами, учителями, членами школ, кружков).

В Сибири и на Дальнем Востоке ведется работа по всем направлениям краеведения: научное (исследовательское), производственное (хозяйственное), просветительское (воспитательное), познава­тельное (самообразовательное), памятникоохранительное и другие; по отраслевым потребностям и содержательному аспек­ту (географическое, литературное, экономическое, историческое, церковно-историческое, историко-педагогическое, лингвистическое, историко-культурное), по организационно-каналь­ным принципам (школьное, вузовское, библиотечное, библиографическое, архивное, музейное).

Одной из характерных черт современного состояния краеведения в Сибири и на Дальнем Востоке является разработка теоретических ме­тодических и практических вопросов краеведения учеными Барнаула, Томска, Омска, Кемерова, Красноярска. Их деятельность тесно увя­зывается с проблемами историографии, источникове­дения и краеведения в вузовских и школьных курсах отечественной истории. Издаются учебные пособия, интегрирующие знания по краеведению, истории России, культуры региона. Краеведческие исследования, широко распространившиеся в регионе, публикуются в ряде журналов и альманахов. Среди них «Алтайский сборник» (Барнаул), «Разыскания» (Кемерово), «Куз­нецкая старина» (Новокузнецк), «Земля Иркутская» (Иркутск), «Лукич» (Тюмень), «Краеведческие запис­ки» Алтайского государственного краеведческого музея, научно-информационные сборники «Западносибирское краеведение», «Тобольский хроног­раф», «Коркина слобода» (Ишим), «Югра», «Ямаль­ский меридиан» и другие, а также сборники материалов, приуро­ченных к юбилеям местных музеев.

В конце XX — начале XXI в. краеведческая деятельность в Сибири и на Дальнем Востоке заметно активизировалась на новом на­учно-информационном уровне: проводились многочисленные краеведческие конференции, в том числе всероссийские  научно-практические: «Ис­торическое краеведение: теория и практика» (Барнаул, 1996); «Проблемы региональной культурологии: исто­рия, современное состояние, перспективы» (Тюмень, 1999); региональные «Новое в развитии исторического краеведения и регионального музееведения» (Новокуз­нецк, 2002); «Проблемы сохранения исторического на­следия Тарского Прииртышья» (Омск, 2003); «Исто­рия и этнография Ямальского Севера» (Надым, 2003). Большой интерес представляют «именные» научные чте­ния, посвященные памяти известных краеведов: Берсовскпе (Екатеринбург), Бирюковские (Челябинск), Зыряновские (Курган), Словцовские (Тюмень), Катанаевские (Омск), Вагановские (Тара), Романовские (Иркутск), Балибаловские (Кемерово), Гуляевские (Барнаул).

Новым направлением научных исследований в регионе ста­ло комплексное изучение «местной культуры». При этом создаются экспериментальные формы, соединяющие элементы забытых моделей «культурологического» и «родиноведческого» наследия с современными подходами. Они реализова­ны В.Ф. Чирковым при создании уникального музея «Искус­ство Омска», в деятельности Государственного объединенного художественного музея «Либеров-центр» (Омск). К перспективным работам в об­ласти исторического краеведения относятся экспериментальные методики реконс­трукции исторической памяти и создания банка данных «устной истории». При этом возникает вариант плодотворного союза ученых, педагогов, школьников, краеведов-лю­бителей. Краеведение как адаптационный механизм в системе образования.

В современный период сохраняется ведущая роль в разви­тии краеведения Сибири и Дальнего Востока архивов, музеев, библиотек (см. подробнее Библиография Сибири и Дальнего Востока), ока­зывающих научно-методическая и консультационная помощь краеве­дам-любителям, производящих и сохраняющих крае­ведческую продукцию (базы данных, коллекции, издания), создающих новые краеведческие технологии. Активную крае­ведческую деятельность ведут широко распространенные на территории Сибири и Дальнего Востока центры художественного творчества, клубные уч­реждения, вовлекающие в изучение родного края через кружки и другие любительские объединения все социальные и возрастные группы населения.

Краеведение в начале XXI в. можно рассматривать как синтез наук, раскрывающих историю, культуру, экономику, природные особенности какой-либо единицы местности, объеди­ненных рядом специфических методов познания, поиска, распространения знаний и чувством сопричастности к судьбе изучаемого объекта. Во всех сибирских и дальневосточных городах, районах, сложились традиции, которые местные крае­веды активно развивают. Каждая область, край рас­полагает классическим краеведческим наследием, с учетом которого должна выстраиваться культурная политика субъектов РФ на территории Сибири и Дальнего Востока.

Лит.: Сибирская Советская энциклопедия. Новосибирск, 1932. Т. 3; Смирнова В.И. Изучение материальной культуры русского крестьянства краеведами Западной Сибири (40-е — 60-е гг. XIX в.) // Общественный быт и культура русского населения Сибири XVIII — начало XX в. Новосибирск, 1983; Шмидт СО. Краеведение и до­кументальные памятники. Тверь, 1992; Дулов Л.В. Территориаль­но-информационные уровни исторического краеведения // Исто­рическое краеведение: теория и практика. Барнаул, 1996; Ремизов Л.В. Омское краеведение 1930—1960-х годов. Очерк истории: В 2 ч. Омск, 1998. Ч. 1; Лндюсев Б.Е. Сибирское краеведение. Красно­ярск, 1999; Тагильцева Н.Н. Специфика краеведения как синтеза наук (на примере краеведения уральского региона конца XIX в. — 1930-х гг. XX в.) //Источниковедение и краеведение в культуре России: Сб. к 50-летию служения Сигурда Оттовича Шмидта Историко-архивному институту. М., 2000; Рыженко В.Г. Современ­ные историко-краеведческие исследования: признаки и перспек­тивы развития // Проблемы сохранения исторического наследия Тарского Прииртышья, Омск, 2003; Тишкина Т.В. Деятельность краеведческих организаций Алтая в 1918—1931 гг. Барнаул, 2004; Киселев А. В. Из истории российского и сибирского краеведения // Культурологические исследования в Сибири. 2005. № 1(15); Пирожков Т.П. Теория краеведения. СПб., 2005; КацюбаД.В. Историческое крае­ведение в школе и вузе. Кемерово, 1994.

О.Н. Шелегина

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 января 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири