История. Экологические проблемы Приангарья // «Современная история Иркутской области: 1992-2012» Т. 1 (2012)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иркутская область обладает богатейшими минеральными, водными, гидроэнергетическими, лесными, охотничье-промысловыми ресурсами, но наряду с этим регион являлся и продолжает оста­ваться одним из наиболее неблагополучных с экологической точ­ки зрения.

Приангарье в середине 1980-х гг. представляло собой инду­стриально развитый урбанизированный регион. В области по итогам Всесоюзной переписи населения 1989 г. проживало 2 831 тыс. чел., из которых 80,5 % - в городах и поселках городского типа. Не­смотря на малочисленность населения области в сравнении с ее территорией и неравномерность его расселения (в основном вдоль железной дороги), реальная антропогенная нагрузка на природу региона была высока. Объяснялось это активным про­мышленным и жилищным строительством, гигантским размахом гидроэнергетики и горнодобывающей промышленности, посто­янной трансформацией таежных ландшафтов в целях превраще­ния их в сельхозугодья. Принципиальным было использование мощной дорожной и строительной техники и все возрастающая автовооруженность предприятий и населения.

Унифицированные агротехнологии, навязываемые земле­дельцам, привели к забвению и отказу от веками и поколениями отточенных традиционных приемов и методов, обеспечивавших естественное восстановление почвенного плодородия. Интенсив­ные насильственно внедряемые методы не были в надлежащем объеме обеспечены технологиями, техникой, оборудованием, специалистами и расходуемыми материалами, а также организа­ционными мероприятиями. В результате этого несогласования на­чался процесс снижения плодородия почв региона, и к концу со­ветского периода пахотные угодья были истощены, повреждены, заражены вредителями и повсеместно нуждались в восстановлении.

Интенсивное промышленное, транспортное и городское строительство вывело из сельскохозяйственного оборота сотни тысяч гектаров сельхозугодий. Укрупнение сельскохозяйствен­ных поселений, изменение условий жизни сельчан, ломка тради­ционных социально-аграрных отношений привели к «забрасыва­нию» огромного количества малых полей в таежной и подтаеж­ной зонах, которые вскоре затянулись редколесьем. Более бога­тые, в смысле почвенного плодородия, угодья забрасывались и заменялись новыми малопродуктивными участками, отвоеван­ными у тайги или располагавшимися в неудобных для сельхозобработки местах.

Мощное негативно техногенное и антропогенное воздейст­вие на природную среду региона усугублялось высокой ранимо­стью сибирской природы. Понимание этих процессов и наличие на территории области уникальных природных объектов и, преж­де всего, оз. Байкал, традиционно усиливало экологический ком­понент политики Центра и региональных органов власти.

К середине 1980-х гг. окончательно оформилась советская модель управления природно-заповедными объектами и ком­плексами. В зависимости от их союзного, республиканского или местного значения оно осуществлялось Советом Министров СССР, совминами союзных и автономных республик, исполко­мами областных, краевых, районных и городских советов народ­ных депутатов, а также специально уполномоченными органами государства. К ним относились: Госплан СССР, Госкомитет по науке и технике, Минсельхоз СССР, госкомитеты по охране при­роды в союзных республиках, министерствах и ведомствах Союза СССР и союзных республик, АН СССР.

В январе 1985 г. Президиум Совмина РСФСР принял реше­ние о разработке Территориальной комплексной схемы охраны природы (ТерКСОП) бассейна оз. Байкал и утвердил головную организацию - проектный институт Гипрогор (Москва) Госстроя РСФСР, который в 1986 г. приступил к ее подготовке. К разра­ботке схемы было привлечено свыше 60 институтов, в том числе более 10 академических. Байкальская схема изначально строи­лась на основе иной идеологии, нежели предшествовавшие со­ветские ТерКСОПы. Если в других районах они предусматривали снижение, минимизацию антропогенного пресса на природу, то в основу байкальской схемы была положена концепция особого природопользования, т. е. безусловно гарантировавшего, неогра­ниченное по времени сохранение уникального природного объек­та. 14 апреля 1990 г. президиум Совмина РСФСР утвердил Тер­КСОП «Байкал». Схема была согласована со всеми республикан­скими, областными организациями, а также прошла обществен­ные обсуждения на местах.

Это решение означало переход к новой современной модели региональной экологической политики. Вместе с тем подобные разработки чаще всего имели ведомственную направленность и не всегда рассматривали весь комплекс охраняемых природных территорий. Природные заповедники и национальные парки на­ходились в разных ведомствах, поэтому было трудно рассчиты­вать на их успешное взаимодействие. Другой проблемой ТерКСОПов являлось то, что по советской системе социальные нуж­ды города или района финансировались, в основном, за счет от­числений от доходов предприятий. Средства на охрану природы шли из тех же источников, поэтому при выборе приоритетов, в условиях хронического денежного дефицита, местные власти проблемы охраны природы рассматривали как второстепенные и финансировали по остаточному принципу.

Руководство страны и территорий Байкальского региона официально определило для себя сохранение байкальского уни­кального природного комплекса значимой задачей. Она получила свое выражение через создание мощной системы охраняемых природных территорий. В начале 1990-х гг. площадь особо охра­няемых природных территорий (ООПТ) в Иркутской области со­ставляла 1 795,6 тыс. га, или 2,4 % территории региона. Органи­зационно они входили в состав двух заповедников. Прибайкаль­ского национального парка, Тофаларского заказника республи­канского значения, 9 заказников областного значения с ком­плексным режимом охраны природы, 6 заказников областного значения с режимом охраны одного вида. Кроме этого в 16 охот­ничьих заказниках площадью около 900 тыс. га занимались вос­становлением и увеличением численности охотничье- промысловых животных, созданием благоприятной обстановки во время перелета водоплавающих птиц, охраной мест нереста рыбы и нагула молоди и т. д. Наряду с этим, в Приангарье памят­никами природы были объявлены и охранялись 78 природных объектов, имевших научное, историческое, эстетическое, эколого-культурное значение [9; 13, с. 70, 75; 179]. Вместе с тем серь­езной проблемой заказников являлось состояние егерской служ­бы и ее техническое оснащение. В 1985 г. в более чем 10 заказни­ках области общей площадью 650 тыс. га насчитывалось всего 24 штатных егеря.

Создание охраняемых природных территорий было своевре­менной попыткой сохранения уникального регионального био­разнообразия. В регионе в связи с индустриальным развитием в середине 1980-х гг. эти ресурсы активно использовались, а в ряде территорий неэффективно эксплуатировались. В частности, пере­гороженная тремя плотинами р. Ангара перестала быть судоход­ной и превратилась в цепочку водохранилищ, зато стабильно об­служивала регион дешевой электроэнергией. В результате созда­ния водохранилищ область лишилась самых богатых сельхозуго­дий, в том числе пашенных.

С 1960 г. уровень оз. Байкал зависит не только от соотноше­ния выпавших в его водосборном бассейне осадков и притока поверхностных и подземных вод, испарения и стока р. Ангары, но и от режима эксплуатации Иркутской, Братской и Усть-Илимской ГЭС. После сооружения плотины Иркутской ГЭС и наполнения ее водохранилища (1956-1958 гг.) подпор от плоти­ны в 1959 г. распространился до Байкала и в 1964 г. превысил его среднемноголетний уровень. В 1990-е гг. зафиксированы колеба­ния уровня озера от 80 до 113 см. С повышением уровня Байкала площадь его водного зеркала увеличилась примерно на 500 км2, или на 1,6 % площади всей акватории. Этот процесс сопровож­дался затоплением пляжей, подтоплением и заболачиванием по­ниженных прибрежных территорий и приустьевых участков рек, размывом террасовых и скальных берегов и разрушением при­чальных сооружений. Постановлением Правительства РФ от 26 марта 2001 г. определены предельные значения уровня воды в Байкале при использовании его водных ресурсов в рамках отме­ток 456 м (минимальный уровень) и 457 м (максимальный). С 2001 г. это решение Правительства стабильно выполняется [8, с. 11, 309]. Хотя целесообразность обеспечения этой стабильно­сти подвергается сомнению многими исследователями.

В результате переосвоения рыбных ресурсов Байкала поте­ряли свое промысловое значение такие ценные виды, как сиг и осетр. Из-за повышения уровня Байкала в интересах гидроэнерге­тики сократилась кормовая база основной промысловой рыбы региона - омуля, что привело к снижению его потребительских качеств (размеров и жирности) [15, с. 207].

Достигло опасного уровня и продолжало увеличиваться за­грязнение рек и озер промышленными, сельскохозяйственными и бытовыми стоками. Возрастали объемы загрязнения воздуха промышленностью и транспортом. Пять городов области входили в десятку самых загазованных городов России.

Значительные объемы природных ископаемых на террито­рии области добывались открытым способом, что приводило к разрушению природных ландшафтов, особенно велики были по­следствия в районе городов Черемхово, Бодайбо, Тулуна. Рекуль­тивация нарушенных земель осуществлялась в недостаточной мере и с ненадлежащим качеством.

Основным видом использования минеральных ресурсов и лесного хозяйства оставалась первичная и неглубокая обработка, что приводило к дополнительным транспортным издержкам, за­хламлению районов лесозаготовки, расширению территорий, за­нятых под свалки. Особенно масштабными были отходы гидро­лизного, целлюлозно-бумажного производств и теплоэнергетиче­ских станций.

Вместе с тем советская экономика и законодательство в се­редине 1980-х гг. демонстрировали стремление к экологизации. Новое строительство в регионе преимущественно осуществля­лось в рамках территориально-производственных комплексов, ориентированных на комплексное использование природных ре­сурсов, на мало- и безотходные производства, замкнутые систе­мы водоснабжения, снижение материале- и энергоемкости на единицу произведенной продукции. Ужесточались требования по уровню предельно допустимых концентраций вредных веществ в стоках и выбросах. Была создана Байкальская природоохранная прокуратура.

Были и несомненные успехи. Самым первым природным ре­сурсом, освоенным в регионе русскими властями, но фактически уничтоженным к началу советского периода, являлся пушной зверь. В начале XX в. соболь в регионе был практически выбит, но за годы советской власти произошло значительное увеличение его популяции. Это свидетельство способности советской власти эффективно решать сложные экологические проблемы. Этот вы­вод подтверждается восстановлением поголовья нерпы, варвар­ски выбиваемой в начале века, и омуля, находившегося на грани исчезновения в начале 1960-х гг.

С распадом командно-административной системы многие мероприятия по строительству природоохранных сооружений, защите земель от эрозии, организации туризма и пр. не были дове­дены до конца. Не осуществлено перепрофилирование Байкаль­ского ЦБК, не реализован сводный проект лесоустройства в водо­охранной зоне Байкала. Не разработано технико-экономическое обоснование газификации предприятий, расположенных в рай­онах Иркутска, Шелехова, Ангарска, Усолья-Сибирского и Черемхова. Приостановлен перевод на электроснабжение объектов жилищно-коммунального хозяйства в городах и других населен­ных пунктах, расположенных на побережье Байкала [17].

Следует выделить из практики регионального природополь­зования проблему уникального феномена - оз. Байкал. Имея зна­чительные размеры и меридиональное размещение в юго-восточной части региона, он является своеобразным магнитом, притягивающим к себе людей, транспортные коммуникации, промыслы и промышленное производство. Важно отметить, что кроме Иркутской ГЭС, Байкальского и Селенгинского комбина­тов и проведения через Северобайкальск БАМа, на его берегах не создано серьезных загрязняющих производств. Байкал не повто­рил судьбу Великих американских озер, превращенных к началу 1970-х гг. в безжизненные водоемы. Большую роль в этом сыгра­ла научная и творческая интеллигенция. Байкал в конце рассмат­риваемого периода в целом остался в рамках основных характе­ристик своей экосистемы. Вместе с тем в результате работы на берегу озера Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) происходило постоянное загрязнение воды и дна южной части озера. В конце 1980-х гг. в период так называемой пере­стройки правительство решило прекратить загрязнение Байкала промстоками БЦБК за счет их переброски в р. Иркут, а через него в р. Ангару, что уничтожило бы их животный мир. Благодаря протестам общественности начатый проект был отменен.

В результате политических пертурбаций начала 1990-х гг. резких изменений в экологической политике и экологической ситуации в регионе не произошло, продолжилось развитие уже действовавших процессов, но проявились новые тенденции.

Проводилась политика усиления режима охраны природы Байкала - уникального природного объекта, богатейшего духов­ного ресурса, превратившегося в международный символ России. В апреле 1987 г. Иркутский облсовет принял решение об органи­зации охраны памятников природы на западной стороне озера. А в конце 1987 г. Сибирское отделение АН СССР выступило с предложением - дать Байкалу статус «участка мирового насле­дия» по линии ООН. В марте 1988 г. СССР ратифицировал Кон­венцию об охране всемирного культурного наследия, и Комиссия СССР по делам ЮНЕСКО приступила к составлению проекта Перечня выдающихся ценностей Советского Союза. Президиум Иркутского научного центра с участием ученых Бурятии и в при­сутствии журналистов 13 декабря 1988 г. поддержал ее оконча­тельный проект. Затем свою часть работы выполнили местные и 152 федеральные органы. Но только в декабре 1996 г. XX сессия Ко­митета Всемирного наследия ЮНЕСКО, проходившая в мекси­канском городе Мерида, после рассмотрения соответствующей заявки РФ включила оз. Байкал в Список всемирного наследия [8; 2; 10, с. 73; 3, с. 186].

При включении Байкала в данный Список Комитетом ЮНЕСКО Правительству РФ были даны пять рекомендаций: 1) принять федеральный закон об оз. Байкал; 2) перепрофилиро­вать Байкальский ЦБК в целях ликвидации его как источника за­грязнения; 3) снизить сброс загрязняющих веществ в р. Селенгу; 4) увеличить ресурсное обеспечение деятельности прилегающих к озеру заповедников и национальных парков; 5) продолжить дальнейшую поддержку научных исследований и мониторинга на оз. Байкал [10, с. 8].

Сохранение уникального природного объекта таких масшта­бов возможно только на основе правительственной программы, к участию в которой привлечены также субъекты Федерации (Ир­кутская область, Забайкальский край, Республика Бурятия), раз­личные министерства и ведомства. И здесь сразу возникли про­блемы. Бурятия занимает 73 % охраняемой природной террито­рии, на которой проживает более 80 % ее населения, тогда как доля Читинской области составляет соответственно 21 % и 11 %, а Иркутской - 6 % и 5 %.

По предварительному соглашению природоохранных ор­ганов трех субъектов Российской Федерации были определены наиболее важные задачи экологической деятельности:

1)   прекращение варки целлюлозы и перепрофилирование основных производств БЦБК;

2)   переход к полной газификации экологобезопасных произ­водств (прежде всего Иркутско-Черемховского узла);

3)   сокращение выбросов автотранспорта (путем перехода на неэтилированный бензин, использования катализаторов и пр.);

4)   стабилизация уровня озера на расчетных отметках (для уменьшения ущерба прибрежным природным и антропогенным объектам);

5)   строительство на предприятиях в Улан-Удэ очистных со­оружений, предотвращающих попадание опасных промышлен­ных стоков на городской коллектор, рассчитанный на приемку хозбытовых стоков);

6)   выведение из оборота эродированных земель, развитие номадных форм животноводства;

7)   борьба с лесными пожарами (сокращение объемов рубок в верховьях рек и особенно лесов, произрастающих на мерзлотных почвах, и смещение рубок в южные и центральные районы на основе лесовосстановительных работ);

8)   организация объединенной системы мониторинга и банка данных о природных ресурсах Байкальского региона и антропо­генных явлениях в нем.

После длительных согласований интересов министерств и ведомств, 24 ноября 1994 г. было принято соответствующее по­становление Правительства РФ. Однако оно не было обеспечено финансированием. Более того, по мнению член-корреспондента РАН А. К. Тулохонова, если прежние государственные докумен­ты находились под постоянным контролем, то современные рас­поряжения, даже самого высокого уровня, как бы предаются заб­вению^ 17].

1990-е гг. были сложными и неоднозначными для России, но у правительства страны были все возможности для выполнения этих элементарных требований мирового и регионального сооб­ществ. Принятое ЮНЕСКО решение, гласящее о том, что в целом Байкал чист, было беспрецедентным — речь шла о громадном по размеру участке - около 90 тыс. км2. Она сопоставима с площа­дью таких стран, как Австрия, Португалия, Венгрия, в два раза превышает площадь Швейцарии и Дании. Другие участки миро­вого наследия гораздо меньше (не более 9 тыс. км2) и мало на­селены. На побережье Байкала живет около 140 тыс. человек, а на территории его бассейна - около 1 млн [5, с. 27]. Сохранение этого участка потребовало от России выделения и закрепления в законе всей территории, оказывающей на него влияние (386 тыс. км2). Эко­логические задачи такого масштаба на планете еще не решались.

Федеральный закон «Об охране озера Байкал» был принят в 1999 г. как рамочный [11, с. 7]. На сегодня это единственный в России региональный природоохранный закон федерального уровня. Функции федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного на осуществление государственно­го регулирования в области охраны природы оз. Байкал с 2004 г. согласно Положению, утвержденному Постановлением Прави­тельства РФ от 30 июля 2004 г., стала выполнять Федеральная служба по надзору в сфере природопользования. В 2004 г. в ФЗ «Об охране озера Байкал» были внесены изменения, предусмат­ривающие создание координационного органа для взаимодейст­вия сторон. Правительство РФ (29 августа 2006 г.) поручило ор­ганизовать в этом качестве Межведомственную комиссию по во­просам охраны оз. Байкал, но пока она не создана.

В 2006 г. закончено согласование с органами исполнитель­ной власти описания Байкальской природной территории (БПТ) и ее экологических зон, и 27 ноября 2006 г. Правительство РФ ут­вердило его. Границы центральной экологической зоны (ЦЭЗ) в основном совпадают с границами участка всемирного природно­го наследия [7, с. 9].

Формально на территории БПТ постоянно реализовывались правительственные программы. Например, в 1994-2000 гг. в Бай­кальском регионе выполнялась «Комплексная федеральная про­грамма по обеспечению охраны озера Байкал и рациональному использованию природных ресурсов его бассейна», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 25 ноября 1994 г. В 2002- 2005 гг. действовала подпрограмма «Охрана озера Байкал и Бай­кальской природной территории» Федеральной целевой программы «Экология и природные ресурсы России (2002-2010 гг.)», утвер­жденной Постановлением Правительства РФ от 7 декабря 2001 г. Однако значительная часть мероприятий, запланированных в этих документах, не была реализована из-за недостаточного фи­нансирования.

При анализе государственной политики в Байкальском ре­гионе следует учитывать методологические различие в подходах ее организаторов и проводников. По определению известного сибирского ученого А. К. Тулохонова, советские документы по решению природоохранных задач в регионе ставили задачу ра­ционального использования природных богатств и комплексов в бассейне оз. Байкал. С началом перестройки, демократизации обще­ства и его перехода к рыночным отношениям во всех государствен­ных документах речь идет уже о природных ресурсах. В первом случае объектом природоохранной деятельности являются есте­ственные природные экосистемы, а если применяется термин «природные ресурсы», то здесь следует полагать, что природа являет­ся предметом экономического «ресурсного» использования [17].

Серьезной экологической проблемой Байкала является зе­мельная политика и практика на прибрежных территориях. После принятия Земельного кодекса РФ и ряда подзаконных актов су­ществует возможность приватизации ценных в природном и в социальном плане земель. Сейчас вдоль побережья бессистемно и зачастую вне закона возникают дачные поселки, отдельные дома отдыха и просто усадьбы. На побережье расположено 110 насе­ленных пунктов. Но эти поселения не только не имеют генераль­ных планов своего развития, но даже точно определенных и за­конодательно утвержденных границ застройки пригородной и водоохранной зон.

Важную роль в охране природы Байкальского региона игра­ют ученые. В настоящее время исследованием Байкала и его во­досборной территории занимаются 11 институтов СО РАН, рас­положенных в Иркутске и Улан-Удэ, а в рамках 8 интеграцион­ных проектов участвуют еще 12 институтов из Новосибирска, Томска, Красноярска, Читы. Вместе с тем сложившаяся структура системы ведения мониторинга природопользования и охраны ок­ружающей среды на территориях трех субъектов РФ БПТ пред­ставлена в основном службами различных министерств и ве­домств, научно-исследовательских институтов различного под­чинения. Они разобщены, несмотря на то, что работают на одной байкальской территории, действуют по индивидуальным про­граммам, отражающим узкие интересы каждого ведомства. Су­ществующие сегодня на БПТ элементы системы мониторинга природных ресурсов и состояния окружающей среды не решают задачу обеспечения единого мониторинга уникальной экологиче­ской системы оз. Байкал и БПТ в полной мере и на уровне совре­менных требований.

Несмотря на серьезные недостатки организации охраны и рационального использования природных комплексов оз. Байкал, положение здесь в целом благополучное. Проводимый монито­ринг подтверждает удовлетворительное состояние экосистемы озера. Результаты исследований акватории озера Лимнологиче­ским институтом СО РАН не выявили антропогенных изменений, концентраций главных ионов, тяжелых металлов и видового со­става фитопланктона. Проведенный Институтом геохимии СО РАН подекадный мониторинг химического состава стока озера Байкал (с 1997 г.) показал, что среднегодовое содержание боль­шинства главных компонентов в водах истока р. Ангары доста­точно устойчиво. Концентрации токсичных металлов значитель­но ниже предельно допустимых значений.

В результате исследований ученых расширяется список эн­демичных байкальских организмов. Ихтиофауна Байкала весьма разнообразна и в настоящее время представлена 55 видами из 15 семейств. Большинство видов не являются промысловыми, но многие их представители эндемичны. Основным промысловым видом является омуль, общая биомасса которого на протяжении последнего десятилетия стабильна (ихтиомасса около 20 тыс. т), что во многом обусловлено деятельностью рыбоводных заводов.

Фактический вылов омуля составляет в настоящее время не­многим больше 80 % разрешенного объема, причем 44 % общего вылова составляет браконьерский. Вторым по объему вылова яв­ляются частиковые породы рыб (плотва, окунь, елец, карась). По­следние годы запасы мелкочастиковых стабилизировались, и их улов постепенно увеличивается. Запасы сазана, язя и щуки не учитываются в промысловой статистике и подвержены значи­тельному браконьерскому прессу, превышающему биологические возможности изъятия. Налим имеет не снижающиеся стабильные запасы. Вылов рыбы в Байкале в целом сокращается с 2 877,0 т в 2000 г. до 2215,3 т в 2006 г. Численность байкальского тюленя составляет 70-120 тыс. голов - этой популяции также не грозит исчезновение, но необходим постоянный корректный контроль [7, с. 49].

Положительные результаты достигнуты в ходе борьбы за создание на Байкале режима «природной заповедности». В на­стоящее время в границах Байкальской природной территории сеть особо охраняемых природных территорий представлена 5 заповедниками, 3 национальными парками, 23 заказниками, 200 памятниками природы, одним ботаническим садом, лечебно-­оздоровительными местностями и курортами. В границах БПТ существуют две рекреационные местности - «Байкальский При­бой — Култушная» и «Лемасово» в Кабанском районе. Площадь ООПТ в пределах Байкальской природной территории равна 38,6 тыс. км2, что составляет 10 % ее площади. В границах участ­ка всемирного природного наследия «Озеро Байкал» ООПТ за­нимают 24,8 тыс. км2 (27,8 % площади участка) [7, с. 50].

Таким образом, анализ состояния заповедного дела в Бай­кальском регионе свидетельствует, что оно находится в удовле­творительном состоянии. Однако эта оценка выводится на фоне общего неудовлетворительного состояния дел в сельском хозяй­стве, лесной и легкой отраслях. Финансирование заповедников, заказников и национальных парков не обеспечивает нормального выполнения ими своих функций, хотя после 2005 г. наблюдается постоянный прогресс в плане централизованного финансирова­ния. Фактически в заповедники из федерального бюджета средст­ва поступают только на зарплату. Недостаточно финансируется их основная деятельность. Они выживают в основном за счет грантов, хоздоговорных тем и туризма. Научные коллективы природных резерватов малочисленны, а финансирование научно- исследовательских работ- мизерное. Несовершенна законода­тельная база заповедного дела и охраны уникальных природных объектов в целом. К серьезным проблемам относятся неконтро­лируемый туризм, пожары, браконьеры, непонимание и противо­действие местного населения и районных властей.

Прямым следствием недостаточного финансирования явля­ется снижение уровня охраны территории ООПТ, а в ряде заказ­ников и ее полное прекращение. При создавшемся тяжелом фи­нансовом положении невозможно говорить об ООПТ как основ­ном инструменте сохранения биоразнообразия в регионе. К пе­речню проблем следует добавить низкий имидж ООПТ в глазах как местного населения, так и власть предержащих, не идущий ни в какое сравнение с имиджем в других странах. Зачастую у местных жителей отрицательное отношение к ООПТ, их создание рассматривают только с точки возникшего ограничения хозяйст­венной деятельности. Причины этого кроются также и в низком жизненном уровне местного населения, особенно сельских жителей.

В Иркутской области происходит сокращение штата сотруд­ников заповедников и национального парка. В 2010 г. их осталось 249 человек, сократившись от предыдущего года на 64 сотрудни­ка. Причем научные работники были сокращены на 45,8 %, ра­ботники отделов просвещения на - 47,1 %, государственные ин­спектора— на 4,1 %. При этом госфинансирование этих учрежде­ний выросло на 13,2 % [14, с. 105].

Более того, глубоко укорененный в сознании россиян право­вой нигилизм не позволяет рассматривать правовую базу как за­щиту от экологических проблем и даже катастроф в регионе. По­казательна в этом смысле правоприменительная практика закона о            Байкале, подкрепленная международными обязательствами России. В частности, ОАО «АК Транснефть» в нарушение дейст­вующего законодательства решила проложить нефтепроводную систему «Восточная Сибирь - Тихий океан» в непосредственной близости от его берега, что представляло экологическую катаст­рофу для озера.

Байкальское экологическое движение общественности ак­тивно выступило против этого варварского плана. 8 июня 2003 г. в Иркутске состоялась встреча активистов экологических органи­заций, посвященная возможному строительству нефтепровода. В ней приняли участие следующие организации: «Экозащита», Международный социально-экологический союз, Гринпис, Все­мирный фонд дикой природы, «Экоюрист», Бурятское регио­нальное отделение по Байкалу, ИСАР — Дальний Восток и проект «Мониторинг Балтийской трубопроводной системы».

С лета 2004 г. началась общественная экспертиза проекта нефтепроводной системы, которой постоянно противодействова­ли структуры «АК Транснефть». В сентябре ее президенту С. М. Вайнштоку было направлено письмо от 18 региональных, общероссийских и международных организаций. В письме ука­зывалось на игнорирование сотрудниками компании прав обще­ственности на осуществление экологического контроля. Не до­бившись желаемого результата, российские экологические орга­низации 23 ноября 2004 г. направили письмо Президенту В. В. Путину, в котором оценили деятельность «АК Транснефть» как противозаконную.

В 2006 г. митинги и акции в защиту Байкала прошли в горо­дах Иркутске, Ангарске, Северобайкальске, Москве, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и др. Угроза Байкалу объединила людей в раз­ных уголках страны. Обращение к Президенту РФ направили сотни ученых и артистов, преподавателей и политиков. В разных регионах страны были собраны сотни тысяч подписей в защиту «священного озера». Применялись различные формы массового протеста, начиная от пикетов, флэш-моба до массовых митингов и захвата офиса «Транснефти». Всего по стране зарегистрировано 26 массовых мероприятий. 26 апреля Президент В. В. Путин, в целях исключения рисков экосистеме оз. Байкал, поручил пере­нести маршрут трассы нефтепровода на север за границы его во­досборного бассейна [7, с. 309]. Угроза была снята, но благодаря не Закону, а позиции президента.

В комплексе угроз природе Байкала выделяют ряд природ­но-антропогенных объектов, но традиционно самое пристальное внимание привлекает район Байкальского ЦБК. На протяжении 40 лет он является главным раздражителем для экологически оза­боченной общественности, специалистов и туристов. Экспери­ментальными исследованиями и наблюдениями ученых установ­лено, что промстоки БЦБК, даже хорошо очищенные, после раз­бавления в 50 и 100 раз сохраняют мутагенные свойства, и раз­бавленные в 10 тыс. раз вызывают изменения поведенческих ре­акций водных организмов и, следовательно, оказывают отрица­тельное влияние на их жизнедеятельность [12].

В 1992 г. Правительство РФ приняло постановление «О пе­репрофилировании Байкальского целлюлозно-бумажного комби­ната и создании компенсирующих мощностей по производству целлюлозы». В исполнение данного постановления, поручения Президента и распоряжения председателя Правительства РФ от 18 апреля 2000 г., по решению Администрации Иркутской облас­ти силами ИНЦ СО РАН, проектного института СИБГИПРОБУМ и с участием специалистов комбината была подготовлена «Ком­плексная программа перепрофилирования Байкальского ЦБК и развития г. Байкальска». Программа получила одобрение обще­ственности, природоохранных и контролирующих организаций. В декабре 2005 г. замминистра природных ресурсов РФ В. Г. Сте­панковым и губернатором Иркутской области А. Г. Тишаниным была согласована промежуточная программа «Создание системы замкнутого водопользования на Байкальском ЦБК в 2005-2007 гг.», куда вошли мероприятия, необходимые для выполнения при лю­бом варианте перепрофилирования, и позволявшие создать замк­нутый водооборот при существовавшей технологии производст­ва. В январе 2006 г. она утверждена Советом директоров ООО ЛПК «Континеталь Менеджмент» со сроком реализации до 1 ию­ля 2007 г. [7, с. 163].

В начале сентября 2008 г. комбинат, по словам руководства, запустил в эксплуатацию систему замкнутого водооборота (ЗВО), исключающую попадание промышленных производственных стоков в оз. Байкал. При этом его руководство заявило, что про­изводить беленую целлюлозу в условиях ЗВО технологически не представляется возможным, но иных вариантов на сегодняшний день не существует. Соответственно, при переходе на ЗВО был закрыт цех отбелки. Выпуск небеленой целлюлозы, который и ранее был на грани рентабельности, в условиях ЗВО стал убы­точным. Ситуация осложнилась мировым экономическим кризи­сом, и предприятие оказалось в условиях экономического и фи­нансового дефолта. В связи с этим в 2008 г. Байкальский ЦБК был остановлен из-за нерентабельности производства и не рабо­тал два года.

Имея в роли социальных «заложников» население целого города, ЛИК «Континенталь менеджмент» потребовала от госу­дарства разрешения на возврат к производству на БЦБК беленой целлюлозы по старой схеме, при которой в Байкал ежесуточно сбрасывается более сотни тысяч кубометров промышленных сто­ков, и получила его. В 2010 г. принята поправка к перечню видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне, которая позволила ему возобновить производство по старой схе­ме. Загрязнение Байкала продолжается.

Владельцам Байкальского ЦБК в очередной рев удалось по­лучить индульгенцию на экологические преступления. Вопреки всякой логике, Росприроднадзор принял решение о продлении лицензии на деятельность Байкальского ЦБК сроком до августа 2013 г. Таким образом, налицо полная беспомощность федераль­ных властей перед возможностями владельцев БЦБК по лоббиро­ванию своих интересов [3].

Кроме водного загрязнения, в атмосферу области, в том чис­ле над Байкалом, попадают вредные вещества, приносимые за­падными ветрами. Северо-западную границу Экологической зо­ны атмосферного влияния (ЭЗАВ) принято определять в пределах Иркутско-Черемховской равнины и ее ближайшего окружения на расстоянии 200 км от побережья Байкала. Основной вклад в за­грязнение атмосферного воздуха вносят предприятия теплоэнер­гетики - восемь ТЭЦ, ежегодно выбрасывающих примерно 170 тыс. т вредных веществ. Серьезную опасность представляют выбросы в атмосферный воздух пяти наиболее крупных городов Иркутской области, входящих в ЭЗАВ. В настоящее время в ат­мосферный воздух поступает от стационарных источников про­мышленных предприятий городов и районов в границах ЭЗАВ БПТ более 250 тыс. т загрязняющих веществ [7, с. 198, 204].

Крупнейшие в мире Братский и Иркутский алюминиевые за­воды производят больше всех в мире алюминия на душу населе­ния Прибайкальского региона. Производство алюминия связано с потреблением большого количества электроэнергии, которая вы­рабатывается гидроэлектростанциями благодаря стабильности стока Ангары из Байкала. Одновременно с получением алюминия выбрасывается большое количество вредных отходов, которые воздушными массами переносятся в регион Байкала. Фтористые соединения оказывают угнетающее влияние на животный и рас­тительный мир, что в конечном итоге может сказаться на ста­бильности функционирования региональной гидроэнергетики, если выбросы фторидов уменьшат прирост хвойных деревьев, которые являются основным звеном в гидрологическом цикле [4, с. 16-17].

В 2010 г. в десяти городах области отмечен повышенный уровень загрязнения атмосферного воздуха (Ангарск, Братск, Зи­ма и др.). Совокупный объем выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников за счет сокращения промышленных производств сократился от уровня 1995 г. на 6,4 %. Но в течение первого десятилетия XXI в. происходил непрерывный рост их объемов, и в ближайшей перспективе область вернется к совет­скому уровню [14, с. 9, 12].

По выбросам в атмосферу загрязняющих веществ от стацио­нарных источников в 2010 г. Иркутск занял 15-е место в России (65 тыс. т выбросов в год). Насчитывалось 196 предприятий, вы­брасывающих в атмосферу 69 загрязняющих веществ. 94 % всех выбросов стационарных источников приходится на продукты го­рения (угольная и мазутная смолы, бензпирен, окись углерода, двуокись азота, сернистый ангидрид). Загрязнителями воздуха являются также автомобильный и железнодорожный транспорт. Влияние первого постоянно возрастает за счет быстрого роста количество автомобилей, и их годовой выброс в БПТ приближа­ется к 500 тыс. т [1; 6].

Конечно, Иркутская область не единственный экологически неблагополучный регион страны по воздуху. В 2012 г. в 40 субъ­ектах Российской Федерации более 54 % городского населения находились под воздействием высокого и очень высокого загряз­нения атмосферного воздуха [18].

Опасно возрастающей проблемой является водный транс­порт. Озеро Байкал входит в «Перечень внутренних водных пу­тей РФ» и отнесено ко II группе с совокупной протяженностью 2356 км. Флот, задействованный на оз. Байкал, представлен шестью группами: 1) разъездными и прогулочными судами; 2) сухогрузны­ми, пассажирскими, экспедиционными, научно-исследовательскими судами; 3) грузо-пассажирскими паромами; 4) самоходными бук­сирами; 5) судами с динамическим принципом поддержания; 6) обстановочными судами. В целях предотвращения загрязнения внутренних вод при эксплуатации водных судов на оз. Байкал в конце XX в. осуществлялись государственный надзор, техниче­ский надзор, отраслевой контроль, производственный контроль и санитарный надзор [7, с. 235]. Однако общее состояние дел с за­грязнением вод Байкала судами неудовлетворительное.

Проблемы Байкала в массовом сознании зачастую экстрапо­лируются в рыбное хозяйство, имеющее отношение к питанию большинства жителей региона. В этой отрасли сейчас происходит структурная реорганизация органов государственной власти, в частности в Улан-Удэ создается Ангаро-Байкальское территори­альное управление Росрыболовства. Воспроизводство рыбных ресурсов осуществляет и контролирует ОАО «Востсибрыбцентр». Координирующие функции рыбохозяйственной деятельности по рациональному использованию рыбных ресурсов и их воспроизвод­ству осуществляются Байкальским научно-промысловым советом, состав которого формируется из представителей научно- исследовательских организаций, Байкалрыбводы, Россельхознадзора, Росприроднадзора, органов исполнительной власти субъек­тов РФ, рыбодобывающих организаций, и утверждается Минсельхозом России.

Качество и объемы животных богатств тайги напрямую за­висят от правильной организации охотничьего хозяйства. Пло­щадь закрепленных охотничьих угодий в области постоянно ме­няется, так, в 1995 г. она составила 46,2 тыс. га, которые обслу­живали 103 специалиста-охотоведа, 381 штатный охотник и 125 штатных егерей, в 2000 г. - 76,9 тыс. га, 323; 307; 232 челове­ка соответственно; в 2009 г.- 51,5; 91, 55, 231; а в 2010 г.- 54,2 тыс. га; 89, 76, 148 [14, с. 106]. В целом ситуацию в охот­ничьем промысле области трудно признать удовлетворительной.

Иркутская область является лидером лесозаготовок в Рос­сии. Но, даже обладая самыми значительными лесными ресурса­ми, необходимо заботиться об их восстановлении. По данным Иркутсгосстата, лесистость области медленно возрастает. Так, в 1995 г. она составляла 78,4%, в 2000 г.- 80,8%, в 2005 г.- 81,4%, в 2010 г.- 83,1 % территории региона. Однако заслуги общественности и властей области в этом немного. Лесовосста­новительные работы в 1995 г. проведены на площади 116,3 тыс. га, в 2000 г. - 93,1 тыс. га, в 2010 г. - 80,4 тыс. га. В их объеме на наиболее эффективные формы лесовосстановления — посев и по­садку лесных культур — пришлось лишь 12,2 %.

Лесные пожары приносят вреда больше, чем вырубки, но основной причиной пожаров являются, в первую очередь, лесоза­готовители. В 1995 г. погибло лесных насаждений 6 522 га, в 2000 г. — 14 689 га, в 2010 г. — 24605 га. В 2010 г. зарегистриро­вано 926 пожаров — в 1,3 раза больше, чем в 2009 г., причем из них 69 % возникло по вине населения. Площадь, пройденная лес­ными пожарами, превысила уровень предшествовавшего года в 5,2 раза. Самыми неблагоприятными годами постсоветского пе­риода были 1996 г., когда поврежденная пожарами площадь со­ставила 376 тыс. га, и 2003 г., когда было зарегистрировано 4245 пожаров [14, с. 11, 79, 80, 82].

Область является водообеспеченным регионом, поэтому за­дача бережного и экономного ее использования не является зна­чимой для общественности и власти. В 2010 г. использование во­ды из природных объектов в сравнении с предыдущим увеличи­лось на 9,3%, но оно еще меньше уровня 1995 г. на 37,1 %. В свою очередь, вырос и сброс сточных вод от уровня 2009 г. На 3,4 %, но еще меньше уровня 1995 г. на 24,3 %. По сбросу сточ­ных вод лидируют Ангарское МО (37,5 % общего объема), г. Братск (27,4%), г. Иркутск (12,5%). Наибольшему загрязнению неочищенными стоками подвергается бассейн р. Ангары, в особен­ности Братское и Усть-Илимское водохранилища [14, с. 9-10, 12].

Золотодобывающие предприятия «Бурятзолото», располо­женные в Восточных Саянах, добывают значительное количество золота, обеспечивая благосостояние региона, однако технология извлечения включает цианистое выщелачивание, что грозит за­грязнением верховьям рек Иркут, Китой и Белая, которые несут свои воды по Иркутской области в бассейн реки Ангары.

Напряженность экологической обстановки в регионе созда­ют отходы производства и потребления. В области расположены предприятия, которые используют гальваническое нанесение за­щитных покрытий цветными металлами, что приводит к загряз­нению сточных вод ионами цветных металлов. Существующие способы очистки сточных вод не обеспечивают ее необходимого качества. В результате химической очистки с применением реа­гентов, каустика, извести или соды образуется большое количе­ство осадков, содержащих тяжелые металлы, для захоронения которых потребуется строительство промышленных полигонов. Опыт работы этих полигонов показал, что надежных способов консервации этих отходов не существует, и они являются экологической бомбой замедленного действия. Таким образом, очистка сточных вод и газовых выбросов не решает проблемы экологии в регионе, и только экологизация технологических процессов, на­правленная на применение современных наукоемких инноваци­онных технологий, позволит эффективно перерабатывать при­родное сырье в условиях экологических ограничений [4, с. 16-17].

На конец 2010 г. в хранилищах и накопителях, на полигонах, свалках и других объектах области накоплено 1642,9 млн т вред­ных отходов. Проводится определенная работа по снижению ко­личества вредных отходов. Из общего количества образовавших­ся в 2010 г. отходов передано другим предприятиям для исполь­зования, обезвреживания и захоронения – 2,8 %, использовано в собственном производстве и обезврежено — 27,8 %, захоронено самими предприятиями - 5,5 % [14, с. 10-11 ].

К кризисной относится экологическая обстановка в Иркут­ском транспортном узле, где большое скопление транспортных предприятий и средств передвижения загрязняют окружающую среду различными отходами, выхлопными газами, стоками, шу­мом и пр. Здесь уже давно назрела необходимость модернизации всей системы транспортного обслуживания, а также выноса из черты города аэропорта не только по экономическим, но в еще большей степени по экологическим соображениям.

Остается кризисной ситуация в Усть-Кутском транспортном узле и, прежде всего, на р. Лене в акватории порта Осетрово и в 50-70 км ниже его. Угроза возникает вследствие постоянных ин­тенсивных работ по землечерпанию, углублению и выправлению русла. В пределах узла, т. е. в черте г. Усть-Кута, параллельно проходят железнодорожная, автомобильная и речная магистрали, которые в совокупности с местной транспортной сетью и создают кризисность экологической обстановки для природных ландшаф­тов и для проживания населения. Далее по р. Лене до Киренска экологическая обстановка оценивается как напряженная. Боль­шое движение речного транспорта по узкому мелководному рус­лу и постоянные русловыправительные работы сильно нарушают естественное равновесие элементов природы самой р. Лены, практически превращенной в искусственный канал, и прибреж­ных территорий. В пределах Усть-Кутского транспортного узла и на участке р. Лены Усть-Кут - Киренск кризисность и напряжен­ность экологической обстановки может быть значительно сниже­на за счет закрытия речного порта Осетрово и перенесения его на глубоководный участок Лены - в с. Петропавловское (90 км ни­же г. Киренска) с подведением туда железной дороги.

Напряженная экологическая обстановка отмечается также на протяжении почти всей Транссибирской магистрали - от запад­ной границы области до Иркутска и далее - до г. Шелехова. Это обусловлено большими объемами грузовых и пассажирских пе­ревозок по параллельно действующим железнодорожной, авто­мобильной и речной магистралям, а кроме того, проходящим здесь же нефтепроводом. Особенно интенсивная перевозочная работа всех видов транспорта отмечается на участке Черемхово — Иркутск — Шелехов. Здесь ширина полосы напряженной экологи­ческой обстановки составляет около 10 км в обе стороны от ма­гистрали. По направлению БАМа напряженная обстановка отме­чается в Братском транспортном узле и на участке Тайшет — Чуна в полосе между железной и автомобильной дорогами [16].

Все возрастающее воздействие на экологию в Прибайкалье оказывает туризм. В 2006 г. Республику Бурятия и Иркутскую область посетило 664 тыс. официально зарегистрированных ту­ристов. По данным Управления туризма Министерства экономи­ческого развития, труда, науки и высшей школы Иркутской об­ласти в XXI в. произошло увеличение туристского потока с 110,8 тыс. человек в 2002 г. до 677,9 тыс. в 2008 г. Иркутская об­ласть по итогам 2010 г. заняла 15-е место в стране и 2-е место среди регионов Сибирского федерального округа по количеству размещенных лиц в коллективных средствах размещения. Но не­обходимо учитывать, что официальная статистика весьма несо­вершенна, да и отчитываются о своей деятельности далеко не все гостиницы и турбазы, поэтому реальные цифры могут быть зна­чительно выше. К настоящему времени на берегах Байкала выяв­лено более 60 мест отдыха и туризма общей площадью около 35 тыс. га. Рекреационные местности крайне неоднородны по уров­ню развития, транспортной доступности, потенциалу туристско- рекреационных ресурсов, экономическим возможностям муни­ципальных администраций при их освоении. Сложившаяся сис­тема рекреационного развития имеет экстенсивный характер. Выявленные локальные рекреационные местности представляют собой цепочку небольших по площади мест концентрации тури­стов и отдыхающих. Уже сейчас на берегах Байкала существует определенный дефицит рекреационных территорий, поэтому в разгар туристского сезона места отдыха испытывают чрезмерные нагрузки, что при низком уровне обустройства приводит к их разрушению и резкому ухудшению санитарного состояния [7; 10, с. 239; 46].

Инвестиции в основной капитал, направленные на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов региона, крайне недостаточны. Они составили в 2010 г. 807,4 млн руб., что в фактических ценах на 21,8 % меньше, чем годом раньше. На охрану и рациональное использование водных ресурсов направлено 59,5 % общего объема природоохранных инвестиций. На охрану атмосферного воздуха — 22,9 %, рацио­нальное использование земель - 15,3 %. Как и ранее, основными источниками финансирования экологических инвестиций явля­ются предприятия и организации, использующие средства в ос­новном для поддержания действующих мощностей [14, с. 11].

Вместе с тем можно констатировать, что в 2012 г. в Иркут­ской области функционировала организационно-экономическая система, направленная на охрану и снижение антропогенной на­грузки на экосистему региона, и, в первую очередь, Байкала. К ее основным элементам относились: 1) законодательное и норма­тивно-правовое регулирование; 2) реализация проектов и про­грамм; 3) осуществление экологической экспертизы; 4) проведе­ние экологического мониторинга; 5) выполнение экологического контроля; 6) научные исследования; 7) формирование экологиче­ской культуры; 8) Байкальское экологическое движение; 9) меж­дународное сотрудничество; 10) обеспечение свободного доступа к информации. Однако эффективность этой системы пока далека от оптимального уровня.

Об  этом свидетельствуют данные экологического рейтинга краев и областей РФ, составленного специалистами Росприроднадзора совместно с организацией «Зеленый патруль». В нем Ир­кутская область находится на 51-й строчке, а в 2011 г. она была на 17 пунктов выше. Соседняя Бурятия оказалась гораздо чище Приангарья и занимает 9-ю строчку в рейтинге[19].

30 апреля 2012 г. председатель Совета министров РФ Д. А. Медведев утвердил «Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на пе­риод до 2030 года». Данная государственная политика основыва­ется на Конституции РФ, принципах и нормах международного права, международных договорах Российской Федерации, а так­же на федеральных конституционных законах, федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации, документах долгосрочного стратегического планирования, включая Концеп­цию долгосрочного социально-экономического развития Россий­ской Федерации на период до 2020 г., утвержденную распоряжени­ем Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. [18].

Возможно, утверждение основ этой политики улучшит эко­логическую ситуацию в стране в целом и в Иркутской области в частности.

Литература

  1. Автомобильные выбросы составляют 60 % загрязнения автомобильного воз­духа в Иркутске [Электронный ресурс]. - URL:        http://www.admirkutsk.ru/?doc= 13747.
  2. Байкал в список мирового культурного и природного наследия // Сов. моло­дежь. - 1988. - 17 дек.
  3. Байкальскому ЦБК продлили на год разрешение сливать отходы в Байкал [Электронный ресурс]. - URL: http://livebaik.com/?IDE= 107804.
  4. Баранов А. Н. Проблемы экологизации промышленных предприятий Прибай­калья // Новые технологии добычи и переработки природного сырья в усло­виях экологических ограничений : материалы Всерос. науч.-техн. конф. с междунар. участием. Улан-Удэ, 26-30 июля 2004. - Улан-Удэ, 2004. - С. 16-17.
  5. Бахтин В. И. Проблемы нормативно-правовой базы создания единой системы экологического мониторинга, как фактор устойчивого природопользования на Байкальской природной территории // Закон Российской Федерации «Об ох­ране озера Байкал» как фактор устойчивого развития Байкальского региона : материалы Междунар. науч. конф. Иркутск, 16-19 сент. 2003 г. - Иркутск : Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2003. - С. 26-30.
  6. Выбросы в атмосферу загрязняющих веществ, отходящих гот стационарных источников, в ряде городов с наиболее неблагоприятной экологической об­становкой [Электронный ресурс]. - URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/bll_ll/ IssWWW.exe/Stg/dl/04-03. Htm
  7. Государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2006 году». - Иркутск : Сиб. фил. ФГУНПП «Росгеолфонд», 2007. - 420с.
  8. Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей средыИркут­ской области в 2007 году. - Иркутск : Изд-во Бланкиздат, 2008. - 360 с.
  9. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Иркут­ской области в 1992 году. - Иркутск : Иркут, обл. ком. по охране окруж. сре­ды и природ, ресурсов Минприроды РФ, 1993. - 142 с.
  10. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Иркут­ской области в 1999 году. - Иркутск : Гос. ком. по охране окружающей среды Иркут, обл. Госкомэкологии России, 2000. - 320 с.
  11. Грачев М. А. О состоянии озера Байкал и байкальского участка мирового при­родного наследия / М. А. Грачев, Т. В. Ходжер // Закон Российской Федерации «Об охране озера Байкал» как фактор устойчивого развития Байкальского ре­гиона : материалы Междунар. науч. конф. Иркутск, 16-19 сент. 2003 г. - Ир­кутск : Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2003. - С. 6-11.
  12. Источники загрязнения озера Байкал. История байкальской проблемы [Элек­тронный ресурс]. - URL: http://www.baikal-center.ru/books/element. php?ID=1199
  13. Природно-ресурсный потенциал Иркутской области / И. Л. Савельева [и др.]. - Иркутск : СО РАН, 1998. - 238 с.
  14. Природные ресурсы и охрана окружающей среды. Экономико-статистический сборник. 2010. - Иркутск : Иркутскстат, 2011. - 112 с.
  15. Синюкович В. Н. Уровненный режим оз. Байкал после зарегулирования // Закон Российской Федерации «Об охране озера Байкал» как фактор устойчи­вого развития Байкальского региона : материалы Междунар. науч. конф. Ир­кутск, 16-19 сент. 2003 г. - Иркутск : Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2003. - С. 117-121.
  16. Транспортно-экологический комплекс// URL:     http://irkipedia. ru/content/transportno_ekologicheskiy_kompleks_atlas.
  17. Тулохонов А. К. История Байкальской проблемы [Электронный ресурс]. - URL: http://www. baikal-center. ru/books/element. php?ID=97398.

19.  Утверждены основы государственной политики в области экологического развития России на период до 2030 года [Электронный ресурс]. - URL: http://ecology.irkobl.ru.

20.  Экологическая ситуация в Иркутской области ухудшилась [Электронный ре­сурс]. - URL: http://www. irk. aif. ru/society/news/44774.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Зуляр Ю.А. | Оригинальное название материала: Оригинальное название материала: Экологические проблемы региона | Источник(и): Современная история Иркутской области: 1992-2012 годы : в 2 т. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012 | Том 1. Глава 3. Параграф 2. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.