Иконопись в Иркутской области, исторический очерк

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иркутское иконописание

Дом иконописцев Тихвинской церкви, где бывали декабристы иркутской колонии поселения
Дом иконописцев Тихвинской церкви, где бывали декабристы иркутской колонии поселения
Источник: www.baikal-semira.ru
Одна из  знаменитейших сибирских икон, написанная мастером Иваном Васильевичем Крестьянниковым (1858-1941 гг.). Хранится в Сузунском краеведческом музее
Одна из знаменитейших сибирских икон, написанная мастером Иваном Васильевичем Крестьянниковым (1858-1941 гг.). Хранится в Сузунском краеведческом музее
Автор: Иван Васильевич Крестьянников
Источник: www.susun.ru
Источник: Архив Иркипедии
Источник: pravenc.ru
Источник: Архив Иркипедии
Источник: pravenc.ru

Иконопись в Восточной Сибири начала развиваться в XVII веке, в первые два десятилетия ее освоения. Первые иконы в Прибайкалье принесли с собой первопроходцы, а позднее представители духовенства, крестьяне-переселенцы, торговцы. Например, казаки-землепроходцы, построившие Илимск, принесли в эти места хоругвь, на одной стороне которой находится изображение Спаса Нерукотворного, а на другой Крещение. Сейчас она находится в Иркутском художественном музее.

Истоки иркутского иконописания

Начало сибирского иконописания связывают с организацией Сибирской епархии с центром в г. Тобольске в 1621 г. При Тобольском архиерейском доме была организована крупная иконописная мастерская, в которую наряду с присланными из России иконописцами-профессионалами периодически собирались талантливые мастера со всей епархии.

Начало иконописания в Иркутске связано с возникновением первой церкви во имя Спаса Нерукотворного, возведенной в 1672 году. Однако имеются свидетельства того, что до постройки церкви роль храма выполняла крепостная Спасская башня, в которой находились иконы, писанные на месте. Часть икон писал иркутский иконописец Никита Варфоломеевич Иконник.

В настоящее время выявлено 106 иконописцев, работавших в Иркутске в дореволюционный период (с 1661 по 1917).

Иконы, принесенные в Сибирь казаками-первопроходцами, пользовались большим уважением и потому оказывали влияние на принципы слагающейся сибирской иконописи, прежде всего в особом почитании определенных сюжетов.

В большинстве своем иркутские иконы стилистически связаны с русским Севером. В исследовательской литературе для XVII века считается установленным факт заселения Сибири северно-русским населением. Наиболее значительный поток переселенцев шел из Центрального Поморья (Устюжский, Вятский уезды).

Иркутский летописец Н. С. Романов сообщает:

«В числе первых посельщиков города Иркутска большая часть была великоустюжане, принесшие с собой старинную икону праведных Прокопия и Иоанна, хранящуюся в храме. В 1703 г. они с благословения митрополита Тобольского и Сибирского Филофея Лещинского соорудили деревянную церковь, четвертую в городе, во имя св. Прокопия и Иоанна Устюжских...»

В ныне действующей Иркутской Крестовоздвиженской церкви есть икона XVII в. «Прокопий и Иоанн устюжские чудотворцы», но, скорее всего, это не та самая первая и почитаемая икона, которую великоустюжане принесли с собой в Иркутский острог. Также в Иркутске отмечено особое почитание соловецких святых Зосимы и Савватия. В приказной избе Иркутского острога в XVII в. находился «образ Господа Бога и Спаса нашего И. X. Вседержителя, в подножии преподобных отец Зосимы и Савватия Соловецких». Почитали также прославившихся святых г. Тотьмы. В коллекции Иркутского областного художественного музея хранится икона «Спас Вседержитель с Предстоящими Чудотворцами». На иконе изображен сидящий на престоле Спас, внизу у подножия трона — небольшие фигурки святых: блаженного Максима, Василия Великого, преподобного Феодосия, преподобного Василия, мученика Андриана и блаженного Андрея, трое из которых являются тотемскими чудотворцами.

В иркутских храмах встречалось значительное количество икон Иоанна и Прокопия устюжских чудотворцев, Зосимы и Савватия соловецких чудотворцев, а также Феодосия тотемского. Неоднократные включения икон этих святых в иконостасы храмов свидетельствуют о том, что они были поставлены в ряд одних из главных защитников Иркутской земли.

Не только иконы, но и первые иконописцы Иркутска происходили из северных русских мест. В 1638 г. именно усольские и сольвычегодские мастера были направлены в сибирские города. Устюжские иконописцы трудились в Иркутске в XVII-XVIII веках.

Хронология

Выделяются 3 периода развития иконописания в дореволюционном Иркутске.

Первый период – 1660-е гг. – 1726 г. От основания города до организации Иркутской епархии в 1727 г.

Масштабы иконописания

Из более 1500 икон, предполагаемо созданных в Иркутске в первое пятидесятилетие существования города, до нашего времени дошло всего около 40 памятников. Часть икон погибла вскоре после своего создания, так как деревянные церкви очень часто горели. Но самыми страшными для икон стали 1920-1930-е годы, когда под лозунгом борьбы с религией повсюду крушились церкви. В Иркутске остался нетронутым только иконостас Крестовоздвиженской церкви, так как в помещении храма сделали антирелигиозный музей. Туда же были перевезены некоторые иконы из других храмов. Но даже те немногие иконы, что сохранились до наших дней, свидетельствуют о многообразии иркутского иконописания этого периода.

От значительного количества икон, написанных в Иркутске в XVII-XVIII веках, до нас дошли лишь единицы. Часть икон погибла вскоре после своего создания, так как деревянные церкви очень часто горели. Но самыми страшными для икон стали 1930-е годы, когда под лозунгом борьбы с религией повсюду крушились церкви. В Иркутске остался нетронутым только иконостас Крестовоздвиженской церкви, так как там сделали антирелигиозный музей. Туда же были перевезены некоторые иконы из других храмов.

В 1670-х годах началось активное строительство храмов. Их возведение считалось делом государственным. С 1670-х гг. до 1727 г. в Иркутске было построено 13 церковных зданий и создан 21 иконостас. В среднем для каждого иркутского храма XVII – начала XVIII веков было создано около 100 икон. Приблизительный подсчет определяет наличие в иркутских церквах на этот период около 1300 икон. Кроме этого, над дверьми домов, лавок, разных складов, на улицах и дорогах – везде ставились иконы. В домах, особенно у богатых людей, в красном углу сооружались чуть ли не полные иконостасы. В Иркутске к концу XVII века насчитывалось уже около 1000 жителей, некоторые из них наверняка покупали для своих домов иконы у местных мастеров. В 1682 г. Иркутский острог становится центром воеводства, а в 1686 г. получает статус города. Занимая выгодное положение в центре разветвления торговых, промысловых и колонизационных путей, Иркутск уже на рубеже XVII-XVIII веков становится крупным центром торговли и ремесла, и иркутские иконописцы получают заказы для написания икон не только в г. Иркутске. Все эти факты говорят о внушительных масштабах иконописных работ в Иркутске в этот период.

Известные иконописцы Н.В. Иконник, Ф.Д. Иконников, Л.К. Кислянский, И.Ф. Сухих, А. Мурзин, конечно, не исчерпывают список мастеров второй половины XVII — начала XVIII веков, чьими руками были расписаны храмы Иркутской епархии.

Стилевое разнообразие

Приехавшие в Сибирь иконописцы, оказавшись в новом для себя природном окружении, познакомившись с культурой местных народов и народов близлежащих азиатских стран, взаимодействуя с художниками из других художественных центров, проявляли себя в Сибири в новом качестве.

Наряду с иконами, написанными приезжими мастерами, встречаются самобытные иконы, позволяющие утверждать, что среди иконописцев, работавших в Иркутске в это время, были и местные. В экспозиции Иркутского областного художественного музея находится икона «Богоматерь Владимирская» с монголоидным ликом Христа и облачками в восточном вкусе. Она выглядит весьма оригинально для глаз, привыкших к иконам центральных школ. Есть основание полагать, что она могла быть написана Иваном Федоровичем Сухих, искусным иркутским иконописцем.

Стилистически к иконе «Богоматерь Владимирская» близка еще одна икона из собрания областного музея — «Богоматерь Смоленская», автор которой обладал высоким уровнем профессионального мастерства. Он знал и великолепно использовал прием плави.

Западноевропейское влияние в иркутской иконописи проявилось в новой манере письма, получившей название «живоподобие». В традиционное иконописное письмо вводились новые приемы реалистичной живописи: светотеневая моделировка лика, натуралистические детали, прямая перспектива. Проводником этой манеры в России стали «Иконные горницы» Оружейной палаты в Москве, которыми руководил знаменитый московский художник Симон Ушаков. В коллекции Иркутского художественного музея есть икона «Спас Вседержитель», выполненная в «ушаковском» стиле. Установлено, что в Иркутске в 1683-1686 и в 1689-1692 гг. работал ученик С. Ушакова Леонтий Константинович Кислянский.

«Живоподобие» в иконописи Восточной Сибири получило продолжение в ряде икон начала XVIII в. и явилось первоначальной стадией широко распространившейся в последующие десятилетия XVIII в. иркутской иконописи в стиле барокко.

Второй период — 1727 г. 1803 г. Время становления и утверждения Иркутска как духовного центра организованной епархии. Эпоха барокко

В этот период в городе было построено около 8 деревянных и 14 каменных церквей. Для их оформления понадобилось создать около 60 иконостасов, написать около 10 тысяч икон.

XVIII век был временем значительного роста поселений Восточной Сибири, среди которых стал особенно выделяться город Иркутск. Расцвет сибирских городов и усиление мощи купечества в середине и второй половине XVIII века совпадает с наивысшим подъемом распространения барочных форм во всех видах искусства. Философская основа барокко – идеи гуманизма и просвещения, в которых подчеркивалась особая роль человека, провозглашенного венцом природы и мерилом всех вещей, — нашла в Сибири благодатную почву: люди, покорившие огромные пространства сибирских земель, чувствовали свою мощь и свободу.

Учреждение в 1727 году Иркутской епархии, по своей гигантской площади (6,5 млн. кв. км) одной из самых крупных в России, превратило Иркутск в епархиальную столицу, центр религиозной художественной культуры Восточно-Сибирского региона. Отделившуюся от Тобольска иркутскую епархию в XVIII веке возглавляли иерархи, получившие образование в украинских духовных школах. Русскому духовенству XVII века, воспитанному в духовных школах, организованных по западному образцу, стал ближе и понятнее живоподобный образ иконы.

Важную роль в становлении Иркутской епархии сыграл ее первый епископ Иннокентий Кульчицкий (около 1680 – 27.11. 1731), имевший большое влияние на духовную жизнь Восточной Сибири. Иннокентий определил одним из приоритетных направлений деятельности новой епархии миссионерское служение, в задачи которого наряду с крещением аборигенного населения входило строительство православных храмов, для создания которых требовались мастера: строители, иконописцы, резчики по дереву, серебряники. Известно, что Святитель Иннокентий сам занимался иконописанием.

Занимался иконописью и священник Иркутского Богоявленского собора Стефан Иванович Копылов. Он писал иконы для иконостаса Успенской церкви Иркутского Вознесенского монастыря.

В иркутском архиерейском доме иконописью занимался архидиакон Никон (Красовский). Он писал иконы для Богоявленского кафедрального собора и многих храмов г. Иркутска.

Документы свидетельствуют о том, что в первой половине XVIII века в монастырях Восточной Сибири были свои иконописцы. Например, в 1729 г. в составе братии Преображенского монастыря числился «иконник Панфин Опушкин», иеромонах Виктор.

От времени св. Иннокентия Кульчицкого и его преемника святителя Иннокентия Неруновича до нас дошли несколько икон, у которых при всем их разнообразии есть несколько общих черт. Во-первых, это монументальность фигур — эффект, достигаемый максимальным заполнением фигурой святого или группой фигур пространства иконной доски. Во-вторых, приверженность к пространным текстам на свитках или книгах: иконы «Иоанн Богослов в молчании», «Сергий Радонежский». Узкие поля и, как правило, низкий горизонт усиливают впечатление огромности образа. Сами иконные доски также имеют значительные размеры. По своим пропорциям — размеру досок и соотношению их с фигурами, которым тесновато в плоскости средника, а также колоритом — эти произведения перекликаются с некоторыми иркутскими иконами второй половины XVII века, ориентированными на древнерусские традиции. По своим пропорциям и размерам они относятся к древнерусскому искусству XVII века. Но в них уже много нового, например, живоподобие фигур, изображение пространства в прямой перспективе, барочные картуши клейм. Показательна в этом отношении икона «Богоявление», происходящая из иконостаса главного храма Богоявленского собора и написанная, скорее всего, архидиаконом Никоном (Красовским).

С 1753 по 1771 г. Иркутскую епархию возглавлял третий иркутский епископ Софроний (Кристалевский). При нем только в одном Иркутске было построено шесть больших каменных церквей с ярко выраженными чертами барокко.

С 1747 года, когда начинает строиться каменная Крестовоздвиженская церковь, стиль барокко в Иркутске вступает в кульминационный период развития. Крестовоздвиженская церковь единственная из всех иркутских храмов сохранила до нашего времени часть своих иконостасов (три из пяти). Как в архитектуре, в живописи Крестовоздвиженского храма были заложены основные стилевые доминанты, которые впоследствии нашли свое развитие в иконописи других, позже построенных церквей. Иркутская иконопись 1750-1770-х годов столетия в настоящее время представлена значительным количеством сохранившихся памятников, большая часть которых располагается на своих родных местах — в иконостасах.

В иркутских памятниках переплетаются северная и украинская ветви барокко. Значительное влияние Украины проявляется в особенностях иконографии («Виленская Богоматерь», «Численская Богоматерь» и др.), в типаже ликов (например, в иконе «Архидьякон Лаврентий»). В некоторых иконах ощущается влияние северных художников, которые также в этот период работали в Иркутске. Так, в Крестовоздвиженской церкви имеется подписная и датированная 1756 годом икона «Сретение», созданная устюжским иконописцем Василием Колмогоровым. Ее стилевые аналогии прослеживаются в значительной части икон трех иконостасов этого храма.

На формирование нового стиля иконописи повлияли западноевропейские иллюстрированные Библии, которые начиная со второй половины XVII века в большом количестве завозятся в Россию и становятся особо популярными в среде иконописцев.

Не последнюю роль в развитии стиля барокко сыграло то обстоятельство, что во 2-й половине XVIII века художественные работы в Иркутске выполнялись по преимуществу светскими мастерами — цеховыми и посадскими, активно участвовавшими в процессе обмирщения иконописи и других видов искусств. В середине XVIII в. в городе были организованы так называемые цехи — сословные объединения ремесленников. В цехах иконописном, меднолитейном, резного и серебряного дела насчитывалось по несколько десятков мастеров, подмастерьев и учеников, причем большинство из них являлись потомственными иркутянами. Среди цеховых во 2-й половине XVIII века начали складываться династии иконописцев. Известно, что в Иркутске работало двенадцать иконописцев четырех поколений Родионовых. Семьи Литвиновых, Старцевых, Харниских и др. взрастили немало мастеров и художников.

Многие иркутские мастера виртуозно справлялись с непростыми художественными задачами в соответствии с критериями барочной системы и имели высокий профессиональный уровень в рамках российского иконописания нового времени.

Главный признак барочного стиля — внутренняя динамичность, наделение всего изображенного бурным движением — создавался в иконостасах этого периода уже самой формой иконных досок, имеющих сложные и разнообразные конфигурации (овальные, грушеобразные, с выпуклыми и вогнутыми сторонами). Разнонаправленными порывами, красноречивыми жестами наполнена каждая икона. Амплитуда движений разнообразна: от спокойного, размеренного до приближающегося к аффектации. Располагая персонажей в глубоком трехмерном пространстве, организованном в системе прямой перспективы, художники безукоризненно строили сложные сюжетные композиции с архитектурными фонами. Много внимания они уделяли пейзажу, пользуясь несколькими приемами изображения деревьев, земли, воздушного пространства, небес и др. Апостолы и пророки, например, чаще всего изображались на фоне синего неба с розовым закатом. Еще одна из важных стилевых особенностей барокко — орнаментальность — также блестяще воплощена иркутскими иконописцами. Достаточно взглянуть на живописное великолепие роскошных одежд архидьяконов, на умело организованные контрастными цветовыми пятнами узорчатые извивы сюжетов икон праздничных чинов, подчеркивающих стихию движения, праздничности, оптимизма.

Конец XVIII — начало XIX веков характеризуются изощренностью барочных форм, что проявляется в дробности и усложненности композиционных решений, манерности персонажей, многоцветности колорита. Иконостасы храмов, построенных в этот период, имеют вычурные формы с выступающими из плоскости поверхностями.

Стиль барокко надолго прижился в Иркутске, просуществовав более столетия. На рубеже XVIII-XIX вв. он проявился в «низовом» слое искусства, в произведениях народных мастеров и ремесленников. А барочные завитки в наличниках окон деревянных иркутских домов встречаются вплоть до 2-й половины XIX в.

Из дошедших до нашего времени икон выделяются 170 произведений, написанных иркутскими мастерами XVIII в. в барочном стиле, 123 из которых опубликованы.

В конце XVIII - начале XIX века известными иконописцами были Д.В. Якимов, Д.И. Старцев, А.Е. Бесчастный, К. Хабарчин, И.Ф. Тюменцев, И.И. Ляхов, С.Е. Полозов, Н.И. Туголуков, П. Игумнов, Харинские и многие другие.

Третий период — 1804 г. - 1920 г.

Начинается датой канонизации святителя Иннокентия Иркутского, которая определила новый этап в развитии Иркутской епархии, и заканчивается революционными событиями 1920 г., которые физически прекратили этот вид творческой деятельности. Стал заключительным для иркутского иконописания.

Процесс выделения в Иркутске самостоятельно существующего светского искусства оформился в начале XIX в., и это событие, в свою очередь, оказало значительное влияние на церковное искусство: традиционная иконопись, претерпевшая значительные и глубинные изменения в барочный период, стала трансформироваться в живопись на религиозные темы. Иконы или, вернее, уже иконы-картины для иконостасов эпохи классицизма, похожих на триумфальные арки, писались в экзальтированно-сентиментальном духе с элементами натурализма. В таком стиле в Восточной Сибири в 1830-40-е гг. работал Михаил Мурзин, который написал иконы для церквей Иркутска, Якутска, Кяхты и др. Две иконы-картины его работы — «Рождество Христово» и «Благовещение» — сохранились до нашего времени и находятся в действующей Крестовоздвиженской церкви. В середине XIX в. в Восточной Сибири работало несколько художников с академически образованием. Один из них, Д.И. Яковлев, учившийся в Академии художеств у К. Брюллова, участвовал в написании икон для иконостасов Кяхтинского собора и Иркутской Борисоглебской церквей.

Поворотным событием в жизни Иркутской епархии стала канонизация в 1804 г. святителя Иннокентия Кульчицкого, нетленные мощи которого были обретены в 1764 г. при ремонте деревянной Тихвинской церкви Иркутского Вознесенского монастыря, под алтарем которой он был похоронен в кирпичном склепе. Почитавшийся как целитель, он стал одним из любимых народных героев, на поклонение которому в монастырь шли тысячи паломников. В XIX в. многие иркутские мастера писали иконы с изображением «Иннокентия иркутского чудотворца» и внесли значительный вклад в разработку этой иконографической темы.

В музеях и действующих церквах Иркутской области выявлено 156 икон с его образом, представленным в нескольких иконографических вариантах, среди которых наиболее часто повторяются два: 1) святитель изображен в архиерейских одеждах, в митре, с четырехконечным крестом в правой руке и четками в левой; 2) на святителе монашеские одежды, черный клобук.

Единственную известную нам икону «Иннокентий Иркутский с житием» написал в 1888 г. М.И. Зязин, закончивший в 1874 г. курс Петербургской академии художеств и с 1881 г. преподававший рисование в Иркутской учительской семинарии и Иркутском техническом училище. Ее средник, изображающий иркутского чудотворца в рост, и восемь житийных клейм написаны в реалистической манере.

Хотя масштабы иконописных работ в г. Иркутске в XIX века, судя по строительству новых храмов, количественно расширялись, художественный уровень иконописи по сравнению с XVII и XVIII вв. резко снизился. Былого довольно высокого духовного достоинства икон XVII в., а также мастерства и виртуозности, которые наблюдаются в барочных иконах XVIII в., здесь нет. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до нашего времени иконы XIX в.

В первой половине XIX века в иркутском иконописном цехе состояли: М.Ю. Алкомин, Р.Ф. Зверев, В.Я. Машуков, П.И. Одуевский, А.П. Плюснин, М.Ю. Плюснин, И.В. Софронов.

С середины XIX века в Восточной Сибири работало несколько художников с академическим образованием (из Академии художеств). Они писали иконостасы для Воскресенской Верхоленской церкви, церкви при тюремном замке г. Иркутска, выполняли заказы на портретные работы в Иркутске и Кяхте. Также трудились художники из Санкт-Петербургской Академии художеств: Ф.Я. Рейхель, М.И. Зязин.

В конце XIX — начале XX в. икона превращается в декоративную картину. Традиционное церковное искусство заменяется светской живописью. Уровень иконописания резко снижается. Икона начинает четко отражать духовное состояние общества. В Иркутске в это время было значительное число иконописно-иконостасных мастерских, которыми владели Н.И. Туголуков, А.И. Треухов, М.А. Кроненберг, Ф.Г. Долгов, М.Б. Оловин, П.К. Сизых, Е.Г. Крылов, Г.С. Гилевич и др., иконописание в которых было поставлено на поток. Этот процесс был характерен для многих городов Сибири и всей России. В то время можно было увидеть объявления такого содержания:

«живописная и иконописная мастерская Н.И. Туголукова принимает заказы масляных и клеевых работ, расписывание церковных стен и сводов, писание новых образов простых и с позолотою фоном, поновление старых иконостасов… Также принимаются копии с портретов масляных и графических, поправка старых масляных картин и портретов, одним словом, все, касающееся живописи и отделок…»

Но, хотя западноевропейское искусство заняло господствующее положение в церкви, православного иконописания оно уничтожить не смогло. Революционные события 1917 г. и дальнейшая атеистическая направленность деятельности государственных органов Советского Союза способствовали разрушению церковной системы, а также физическому уничтожению храмов и произведений церковного искусства. Практически в течение семидесяти лет иконописание в Иркутске прекратилось.

Читайте в Иркипедии:

  1. Иконописание в Сибири

Литература

  1. Крючкова Т.А. Иконы святых Русского Севера в иркутских храмах // Святые и святыни северорусских земель. — Каргополь, 2002. — С.273-279.
  2. Крючкова Т.А. Иркутское иконописание: традиции и современность // материалы Международной научной конференции «Сибирь : взгляд извне и изнутри. Духовное измерение пространства» : 24-26 сентября 2004, Иркутск.
  3. Тимошенко А. История развития иконописи в Сибири и Зауралье

Ссылки

  1. В Москве реставрировали иркутскую икону целых двадцать лет // СМ Номер один : газета. — 6 августа 2009.
  2. Кошевой атаман привез из Украины в Иркутск икону // СМ Номер один : газета. — 21 июня 2000.
  3. Иконой закрывали бочку с капустой // СМ Номер один : газета. — 25 октября 2007.
  4. Четвертое явление чудотворной иконы // СМ Номер один : газета. — 20 мая 2004.
  5. Иконы для еще не построенного храма // Новости Иркутска : сайт. — 20.09.2011.
  6. Чудотворна ли икона Казанской Божией Матери? // СМ Номер один : газета. — 9 февраля 2006. — № 5.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.