Храм Николо-Иннокентьевский (Иркутск)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Николо-Иннокентьевский храм г. Иркутска - православный храм, расположенный по адресу ул. Профсоюзная, 45-а. Настоятель протоиерей Игорь Толстиков.

История Николо-Иннокентьевского храма

Глазковское предместье с давних времен состояло из двух деревень Могилева и Глазкова, получивших свое название от основателей этих поселений – казаков Могилева и Глазкова. Эти фамилии были самыми распространенными в предместье в ХIХ в., часто встречались они еще и в ХХ в. Эти населенные пункты разрастались и постепенно слились, образовав Глазковское предместье, которое к середине ХIХ в. насчитывало до 60 дворов. Наличие множества церквей в столь близком Иркутске позволяло вольнолюбивым казакам в ХVIII в. не очень обременять себя мыслями о постройке церкви в предместье, все население которого было издавна приписано к Троицком приходу и составляло его изрядную часть.

Однако время шло, население увеличивалось, и перед его жителями встал вопрос о необходимости иметь собственную церковь в предместье. Было также ещё одно непреодолимое препятствие - Троицкий приход разделяла Ангара, река бурная и своенравная, приносившая немало бед жителям прихода. Особенно это ощущалось в период рекостава, который приходился на конец декабря – начало января, когда река становилась непреодолима для переправы, а также в весенний период, когда трогался лед. И если зачастую многие прихожане предместья не отличались особым рвением к церкви, то в предсмертные часы своей жизни они ощущали настоятельную необходимость встречи со священником, который мог бы облегчить им предсмертные муки. Смерть прихожанина в этот период также делала невозможным предание его тела земле, так как общее городское кладбище находилось на правом берегу Ангары. Преграда реки зачастую затрудняла и выполнение других необходимых треб. Вот как художественно описала такую ситуацию журналистка Людмила Саванжа:

Высокое солнце в бледном небе возвещало день, а в душах всей семьи Ружниковых поселились отчаяние и безысходность. Враз, друг за другом, умерли дед Игнат и его десятый внучек Трофим. Молодые женщины голосили, а жена деда Игната Наталья Трофимовна сосредоточенно смотрела на Ангару и в первый раз ненавидела сверкающие на солнце зелено-белые, желто-голубые блестки ледяных глыб поднявшейся ото льда реки. Паром на правый берег не ходил уже третьи сутки, и священника к умершим близким не пригласишь… Наталья Трофимовна молилась на практически не видный купол Троицкой церкви, и слёзы застилали её глаза: «Господи! Храм нам нужен здесь, на этом берегу.

Попытка создать храм на левом берегу была предпринята около полувека назад, однако практического воплощения не получила. Затем из-за отсутствия средств и инициативного человека, могущего начать строительство храма, строительство храма откладывалось из года в год. Наконец, такой человек нашелся – им оказался Иаков Степанович Малков, 59-летний староста Троицкой церкви, состоящий на этой выборной должности уже седьмое трехлетие, т.е. более 20 лет, и имевший сам дом в Глазково.

Первый староста и строитель Иаков Степанович Малков

Начинал он службу старостой в 1839 г., будучи всего два года купцом 3 гильдии. Все годы его пребывания на должности старосты Троицкой церкви, были отмечены заботой его и вниманием к нуждам церкви, постоянными денежными пожертвованиями в ее пользу. Этим объясняется и постоянное переизбрание его в этой должности.

Я.С. Малковым было куплено на свой счет в центре предместья место земли площадью в 600 кв. сажен и обнесено сразу же забором. Им же были заготовлены все необходимые материалы для строительства церкви, кроме того, он изъявил готовность взять на себя все хлопоты и непосредственное заведывание строительством храма, а также брался выстроить еще на этой земле за свой счет деревянный дом для священника, который он отдавал «во всегдашнюю принадлежность упомянутой церкви».

После покупки земли Малковым, 14 ноября 1857 г. жителями предместья Глазково было направлено «покорнейшее прошение» на имя епископа Евсевия с просьбой о построении на этом месте Храма Божия и кладбища. К этому прошению они прикладывали план и фасад предполагаемой церкви, которая должна была быть однопрестольной каменной с деревянной колокольней и носить имена Святителей: Николая архиепископа Мирликийского Чудотворца и Иннокентия первого Епископа Иркутского Чудотворца.

Отправленное прошение было рассмотрено на заседании Духовной Консистории и протоколом от 8 декабря 1857 г. было «дозволено построить новую каменную с деревянной колокольней однопрестольную церковь во имя Святителей и Чудотворцев Николая Архиепископа Мирликийского и Иннокентия I епископа Иркутского и причислить оную к приходской Троицкой церкви».

Закладка церкви состоялась 27 апреля 1858 г. Вот как об этом пишет Н.С. Романов в своей «Иркутской летописи»:

В воскресенье в Глазковой происходила закладка каменной церкви (19-ой) во имя Св. Чудотворца Николая Архиепископа Мирликийского и Иннокентия 1-го епископа Иркутского. На средства, данные старостою Троицкой церкви Иркутским купцом Я.С. Малковым (относил обязанности старосты 20 лет). Епископ Евсевий с ректором Семинарии Архимандритом Дмитрием и духовенством совершил 27 апреля в церкви св. Григория Неокесарийского (в ограде Троицкой церкви) божественную литургию. По окончании богослужения совершен с иконами Божией Матери, св. Николая и св. Иннокентия крестный ход к месту закладки. В процессии участвовали: председательствующий в совете Главного Управления генерал-лейтенант Карл Карлович Венцель, управляющий губернией Петр Александрович Извольский, председатель казенной палаты Павел Иванович Канцев, городской голова П.О. Катышевцев. По окончании закладки храма г. Малков пригласил всех к себе на обед, в домик бывший недалеко от места закладки, а для посторонней публики были устроены на ближайшей поляне столы и скамьи, хозяин и хозяйка угощали всех радушно.

12 сентября 1859 г., когда строительство храма подходило к концу, причт Троицкой церкви, в приходе которой состояла строящаяся церковь, просит Благочинного протоиерея Ф. Петухова разрешение на отведение места для кладбища при церкви. Через несколько дней, 18 сентября, этому же лицу доносят об окончании строительства храма и необходимости его освящения.

Освящение храма состоялось через два дня, в воскресенье, 20 сентября, о чем «Иркутская летопись» писала так:

20 сентября... происходило освящение каменной церкви в Глазковском предместье. Церковь эта заложена 27 августа м. г., следовательно, строилась 1,5 года. Небывалый в Иркутской губернии пример быстрой постройки каменной церкви. Освящение совершено Преосвященным Евсевием с соборным духовенством. По окончании литургии у строителя церкви Я.С. Малкова был обед для Преосвященного, духовенства и прочих гостей в его домике около церкви.

Спустя два месяца после освящения храма на имя Благочинного округа Фортуната Петухова поступает рапорт от священно- и церковнослужителей Троицкой церкви о заслугах Якова Малкова. Кроме постройки храма им был выстроен еще дом для священника и выписана для нового храма церковная утварь, по подсчетам церковного причта на это Малковым было израсходовано более 10 тыс. руб. серебром. За ревностное служение церковным старостой Я.С. Малков был награжден Иркутской духовной консисторией похвальным листом и серебряной медалью, на Анненской ленте «За усердие». В постройке храма участвовала и местная жительница А.Рублева (одна из старейших жительниц Глазково, усадьба которой вошла в зону сноса).

Два года после освящения Николо-Иннокентьевский храм оставался приписным к Троицкой церкви, т.е. не имел своего собственного причта, а богослужение совершалось в нем только по праздникам приходящим священником из Троицкой церкви.

В 1861 г. по прошению жителей Глазковского предместья, население которого составляло 454 человека, проживающих в 63 дворах, и Максимовского селения, население которого составляло 590 человек, проживающих в 118 дворах, был образован самостоятельный Николо-Иннокентьевский приход. На этот период причту еще не положено было определенное жалование, и он доложен был получать доходы только от прихожан и хлебную ругу от жителей Максимовского селения в количестве 150 пудов в год. Содержание было небогатым, ни усадебной, ни пахотной, ни сенокосной земли церковь не имела.

Местом для жительства священнику был определен дом, построенный на средства Я. Малкова в ограде церкви размером 4х3 сажени (8,52 х 6,39 м), а дьячка приютил в собственном доме сам Малков, единодушно избранный старостой церкви.

Отец Иаков Понамаревский

Имя первого известного настоятеля – отец Иаков (Яков Данилович Понамаревский). К тому времени уже 60-летний старец. К Глазковской церкви переведен в 1861 г. по прошению.

В 1861 г. после страшного землетрясения, случившегося в Иркутске 30 и 31 декабря, жителями Глазковского предместья был дан обет о ношении Иконы Казанской Божией Матери. Обет этот неукоснительно соблюдался с 1862 г. и до установления Советской власти – ежегодно в январе из Богоявленского, а затем нового Казанского собора совершался Крестный ход с Иконой, затем служилась Божественная Литургия в храме, и далее икона носилась по домам.

Увеличивающееся количество населения в приходе и соответственно увеличение исполнения всевозможных треб диктовали необходимость расширения храма. В 1863 г. началась пристройка к храму придела, о чем «Иркутские епархиальные ведомости» писали следующее:

В воскресенье, 16 нюня Преосвященный Парфений Архиепископ Иркутский совершил Божественную Литургию в Николо-Иннокентьевской церкви в Глазковском предместье по случаю заложения придельного к той церкви с северной стороны храма во имя Успения Божией Матери. Сооружаемого усердием жителя предместья Иннокентия Степанова Могилева.

А на следующий год, не увидев освящения нового придела, на 66 году жизни, тихо скончался основатель храма Яков Степанович Малков. Одним из первых он был похоронен в ограде построенной им церкви, но Клировые ведомости храма почему-то об этом событии даже не упомянули. Данные о похороненных на местном церковном кладбище имеются только в РГИА и вот имена похороненных на нем по данным на 1909 г.:

  1. Священник иерей Иоанн Стуков. 1894 г,

  2. Иркутский казак Вас. Дм. Могилев. 1829-1899 гг.

  3. Создатель храма Я.С. Малков. 1864 г. – на 66 году.

  4. Иркутский купец И.С. Могилев. 1811-1875 гг.

  5. Е.Д. Могилева. 1814-1887 г.

По данным летописи Н.С. Романова, в июле 1887 г. в ограде церкви был похоронен Н.Г. Тюменцев – редактор газеты «Сибирь». Вероятно, и этот список может быть неполным.

Постройка придела к храму была закончена в 1865 г., но освящение по каким-то причинам было отложено.

Об освящении этого храма «Иркутская летопись» отозвалась весьма скупо:

26 апреля (1866 г.) происходило освящение вновь выстроенного придельного храма во имя Успения Божией Матери в Глазковской Николо-Иннокентьевской церкви.

Отец Константин Литвинцев

С сентября 1866 по май 1872 года в храме служил выпускник Иркутской духовной семинарии отец Константин Литвинцев.

В 1867 г. был построен и дом для дьячка на средства старосты, отставного казака Дмитрия Николаевича Могилева, размер дома составлял 6х4,5 сажени (12,78 х 9,58). Этот дом был значительно больше дома священника, и одна половина его была отдана под новую организуемую церковно-приходскую школу. Располагался он не в ограде, а несколько в стороне, и место под его строительство было куплено еще в 1864 г. на пожертвования прихожан. Число дворов в предместье возросло до 68.

На следующий 1868 г. было решено дом священника отдать под школу, а новый большой дом, поделенный на две половины, разделили теперь оба служителя церкви – священник и дьячок.

В январе 1870 г. обет жителей Глазково о принесении в приход Иконы Божией Матери Казанской выполнялся ими «с особым усердием и сокрушением сердца». Объяснялось это тем, что жители всего Иркутска были напуганы небывалым наводнением Ангары. Вот как написали об этом Иркутские Епархиальные ведомости:

Глазковское предместье г. Иркутска, расположенное вдоль левого берега Ангары против Иркутска, от наводнения на 4 января потерпело не менее города. Вода затопила там почти все дома, а которых, очень немногих, не затопила, к тем проникла, по крайней мере, во дворы и подполья. Поэтому обет жителей предместья, начавшийся с 1862 г., ежегодно приносить из Иркутского Кафедрального Собора Чудотворную Икону Божией Матери, именуемую Казанскою, ныне был выполнен ими с особым усердием и сокрушением сердца.

Во втором часу пополудни 17 числа (января 1870 г.), в субботу, двинулся из Собора Крестный ход. Когда проходили улицами по Троицкому приходу к Ангаре, то в глаза бросались, первое, глыбы льда лежавшие в улицах и накипи застывшей воды, а второе, везде открытые у домов ворота настежь, как будто для торжественного приема. Действительно, домохозяева, хотя и со слезами на очах, таким образом, встречали нежданную гостью – воду, и открывали ворота для того, чтобы вода, застывшая с той и другой стороны около ворот, не заперла их надолго и не сделала положение хозяев безвыходным. А теперь, когда ворота уже глубоко сидят во льду, закрыть их невозможно.

По принесении Иконы в Глазковскую Иннокентие-Николаевскую, сопроовождавшим Ее Кафедральным протоиереем с соборным клиром, было совершено молебное Заступнице усердное пение с освящением воды. Затем Икона обносилась по домам до 5 часов. С вечера совершено было Всенощное бдение, на котором прочитан был Невесте Неневестной акафист.

...

Чудотворная Икона пробыла в Глазковском селении около трех суток; усердно обносилась по домам, не осажденным замерзшею окружившею их водою, и 20 числа, в полдень, была принесена обратно в Кафедральный собор.

Отец Иоанн Стуков

27 мая 1872 г. прихожане принимали нового духовного отца, посвятившего более 20 лет служению в этом храме. Священник Иоанн Прокопьевич Стуков в Глазково переведен по собственному желанию.

Только в 1873 г. причту церкви было положено жалование от казны 160 рублей в год, кроме того они получали ружного хлеба от жителей Максимовского селения 180 пудов в год, а также небольшие проценты от жалованных денег в пользу церкви от благотворителей.

Пришедший в 1878 г. на смену Д.Н. Могилеву новый староста, 38-летний казак Степан Иннокентьевич Могилев с жаром принялся за работу. В первый же год исполнения своей должности им была выстроена за свой счет церковная ограда с «рундуком», стоимость которой вместе с покраской составила 300 рублей, в доме, где проживали священник с дьячком, им был выстроен амбар с погребом за 150 рублей. За усердную службу в первый же год ему было преподнесено архипастырское благословение.

Но затраченные им труды по постройке амбара в доме священника пошли прахом – 22 июня 1879 г. этот дом, предполагаемый в перспективе под школу, но в которой еще жил причт церкви, сгорел вместе со всеми постройками. Священнику пришлось вновь переселиться в дом, построенный еще Я.С. Малковым в церковной ограде, а псаломщику пришлось снять частную квартиру.

На следующий год С.И. Могилев занялся ремонтом придела Успения Божией Матери.

В 1883 г. под руководством С.И. Могилева, остающегося по-прежнему старостой, на церковную сумму, с разрешения Епархиального Начальства, был выкрашен внутри главный придел «масляною краскою с украшениями»; сделаны были две новые рамы и двое дверей со стеклами. И главное изменение в церкви – была пробита арка из главного алтаря в придельный, в котором была поставлена дополнительно новая печь. Стоимость работ оценивалась в 1200 рублей.

В этот год в составе прихода было 198 дворов.

В 1887 г. приход церкви увеличился до 211 дворов.

В этом же году новым старостой Василием Дмитриевичем Могилевым был сделан новый ремонт храма: на крыше ржавые листы были заменены на новые и вся крыша была окрашена наново, церковь выбелена; над крыльцом сделан новый навес, крытый железом и окрашенный.

На покупку дома для псаломщика в 1889 г. им было пожертвовано 284 р., а также совершена масса других более мелких пожертвований в пользу церкви.

В 1889 г. прихожане церкви скромно отметили 17-летие служения при их храме священника Иоанна Стукова, вручив ему на память пасторский посох. "Иркутские епархиальные ведомости" приводят на своих страницах полный текст адреса прихожан на имя Стукова:

Достопочтенный пастырь!

В минувшем мае месяце исполнилось 17 лет с тех пор, как вы поступили настоятелем нашей приходской церкви. Весь этот долгий период вашего служения ознаменовался непрерывной теплой заботливостью вашей как о благолепии Святого храма нашего и отправляемого в нем Богослужения, так и об удовлетворении нужд Вашей паствы. Ваши труды и заботы об организации церковного хора, ваша плодотворная наставническая деятельность в нашей приходской школе, ваше близкое сердечное общение со своими прихожанами, ваша всегдашняя готовность поспешить на помощь всяким нуждам, готовность совершенно одинаковая как для человека зажиточного, так и для последнего бедняка, сроднила нас с вами и поселила в нас всех глубокое и искреннее к вам уважение. Не откажите же, достоуважаемый и любимый пастор, принять от нас подносимый у сего пастырский посох, как видимый знак тех чувств почтения, любви и благодарности, с какими мы его подносим, и как символическое пожелание с нашей стороны быть вами пасомыми и впредь на долгие годы,

Подлинный адрес подписали:

Василий Дмитриев Могилев,

иркутский казак Степан Алексеев Глазков,

иркутский мещанин Николай Александров Могилев,

иркутский цеховой Петр Михалев Сосновский,

Степан Иннокентиев Могилев,

иркутский казак Михаил Иванов Могилев,

Алексей Михалев,

Александр Петров Могилев,

Иркутский мещанин Петр Григорьев Матвеев…

В 1892 г. намечается исправление иконостаса и икон в придельном храме, на что В.Д. Могилев жертвует 530 рублей.

Состояние причта в этот период можно оценить как хорошее и вполне стабильное – постоянное жалование, священник проживает в новом доме, построенном В.Д. Могилевым в 1890 г., который сохранился до наших дней, (в 1998 г. там был устроен и начал возрождаться Николо-Иннокентьевский храм), псаломщик в недавно купленном доме. Оба дома имеют большие приусадебные участки, кроме того, они имеют доход и с десятин сенокосной земли. Большую роль в приходской жизни играют старосты храма. На их средства храм ремонтируется и украшается. Было много и других «доброхотов», приносивших в дар церкви иконы, кресты, лампады, облачения для священников. В 1890 г. «От Ея Сиятельства графини Софии Сергеевны, супруги генерал-губернатора Киевского округа Алексея Павловича Игнатьева была получена завеса на Св. Царские врата».

С 1870-x гг. в пользу причта и церкви помещали в банк (Елизаветы Медведниковой и Иркутское отделение Государственного банка) определенные суммы, проценты с которых предназначались на храм.

К концу 1890-х гг. таких вкладов и пожертвований ценными бумагами было более 10-ти, от разных лиц – старост храма, мещан, духовных, купцов – известных благотворителей и высших сановников. В 1892 г. «получено на вечное поминовение камергера Двора Его Величества Действительного Статского Советника Петра Александровича Сиверса две облигации на 200 рублей».

1894 г. был печальным для прихода – в ночь на 25 февраля скончался местный приходской священник Иоанн Стуков на 45 году жизни, прослужив 21 год при этом храме. Отпевание в Глазковском храме 27 февраля совершил Преосвященный Никодим в сослужении 14-ти священников. Благодарные прихожане «устроили прекрасный бархатный гроб и возложили на него массивный серебряный венок».

Отец Иоанн Титов

На место умершего священника 20 марта прибыл новый – о. Иоанн Титов (Иван Иванович Титов) с семейством, служивший до этого при Удинской Троицкой церкви. Сразу же он принимается работу. Законоучительствует в Приходском училище имени Св. Владимира, а с апреля 1896 г. – в мужской воскресной школе, открытой при этом училище.

Старанием о. Иоанна в 1895 г. открыта церковно-приходская школа в с. Максимовском. В 1896 г. он восстановил Глазковское церковно-приходское попечительство.

О. Иоанн принимал деятельное участие во всех сферах жизни предместья.

Купленный дом для псаломщика оказался холодным, особенно в зимнее время, и прихожане постановили построить новый дом.

В 1895 г. были обновлены храмовые иконы Святителей Николая и Иннокентия, а также и другие на средства иркутских казаков П. Глазкова и В. Михалева. Один из них, Василий Николаевич Михалев, в 1896 г. вступает в должность старосты и также активно берется за работу. Им была окрашена на два ряда медянкою железная крыша церкви, устроена новая печь и исправлены еще три и все это на его собственные средства.

В этом же году был произведен ремонт в священническом доме и был построен новый для псаломщика, старый дом был сломан.

1898 г. стал переломным для Сибири – началось железнодорожное движение по Транссибирской железной дороге. И маленькая Николо-Иннокентьевская церковь оказалась в гуще событий. Прямо к подножию Николо-Иннокентьевского храма была проведена железная дорога, именно священнослужители храма встречали и освящали первый поезд, прибывший в Иркутск. 16 августа от нее был совершен Крестный ход к вокзалу, на перроне было совершено молебствие Святителям Николаю и Иннокентию, которое служил Архиепископ Иркутский Тихон вместе с другим высшим духовенством и причтом Николо-Иннокентьевской церкви. По окончанию молебна происходила торжественная встреча первого поезда, окропленного Архипастырем Святою водой. С тех пор церковь становится верной «хранительницей» железной дороги. Отъезжающие в дальние края люди могли зайти в храм, поставить свечу и спокойно помолиться за спасение души и безопасную дорогу.

С этого года изменилось и содержание причта – оно возросло до 400 рублей в год: 300 р. получал священник и 100 р. псаломщик.

В 1902 г. в приходе было устроено новое казенное здание для начальной школы на 200 детей, но в нем долгое время было холодно и сыро. В школе стали проводить народные чтения, проходившие до этого в церковном здании.

В 1903 г. староста церкви Петр Васильевич Могилев обновил окраску крыльца церкви и дверей, выбелил снаружи все здание, заново отремонтировал печи, устроил новую в Успенском приделе.

В 1904 г. в Глазковской начальной школе было открыто третье смешанное отделение для детей обоего пола. Просуществовала школа недолго – начавшиеся военные действия с Японией потребовали передачи многих зданий в Иркутске для размещения военных организаций и госпиталей. Каменное здание школы, расположенное рядом с вокзалом, как нельзя лучше подходило для этого – здание отдали нижним военным чинам, а школа долгое время ютилась по частным квартирам. 10 июня 1904 г. о. Иоанн освящал лазарет Дамского комитета Забайкальской железной дороги для больных и раненых воинов.

В продолжение русско-японской войны безвозмездно исполнял требы в госпитале и в 2-х лазаретах Красного Креста. Из церковных сумм было пожертвовано 300 рублей, а также отчислялись проценты с доходов. По воскресеньям и праздничным дням о. Иоанн совершал после Литургии «молебное пение с коленопреклонением» о победе, «заключающееся многолетием Государю, христолюбивому воинству и провозглашением вечной памяти воинам, положившим свою жизнь за веру, царя и отечество.

Возникновение в Глазковском приходе железнодорожного депо резко увеличило население в предместье. Увеличение количества населения влекло за собой появление множества злачных мест – трактиров, портерных, всевозможных погребков, многие из которых открывались кавказцами. И батюшка о. Иоанн Титов с большим сожалением пишет в памятной записке к церковным ведомостям о печальном событии, случившемся 16 и 17 декабря 1905 г., когда рабочие депо разгромили питейные заведения, принадлежащие кавказцам, и «утворили множество беспорядков», что было вызвано опять же насилиями кавказцев над рабочими, доходившими до убийств.

В 1906 г. состав прихода еще более увеличился за счет вхождения в него поселка Порт-Артур. В результате присоединения Порт-Артура приход в 1907 г. насчитывал 844 двора при населении 5568 человек. Этим объяснялось введение в церкви второго штата – священника и псаломщика.

С мая 1907 года о. Иоанн Титов – законоучитель в открытой в Глазково «Иркутской железнодорожной имени Святителя Иннокентия школе».

Особой большой сферой деятельности становится преподавание Закона Божия в школах. Кроме Владимирского училища и железнодорожной школы отцы посещали также частную прогимназию М.В. Гайдук, открытую в Глазково в сентябре 1909 г.

Указом Синода от 28 октября 1909 г. в Глазковскую церковь назначен второй священник (о. Прокопий Георгиев) и второй псаломщик. В 1910 г. в Глазковском приходе более 1500 человек. Храм оказался мал для такого большого количества прихожан, поэтому было предложено расширить его за счет паперти, кладовой и сторожки и устройства новой колокольни. Для осмотра храма на предмет его расширения был приглашен архитектор Н.И. Дудицкий.

По всей видимости, Дудицкий отказался делать проект, так как за его исполнение берется местный прихожанин, техник Василий Аполлонович Могилев, который составляет проект приделов церкви и новой деревянной колокольни. Он же составил и смету на ремонт храма и пристройку придела. 15 декабря 1907 г. все документы были отправлены в Епархиальное Управление на рассмотрение и утверждение, испрашивалось разрешение на употребление церковных денег на перестройку церкви.

Вероятно, документы были одобрены, так как прихожане начинают собирать деньги на ремонт и переустройство храма. В 1910 г. денег было собрано 2364 рублей. Однако в памятной записке сказано, что деньги собираются «на предмет постройки нового храма». Но денег оказалось немного и 25 сентября 1911 г. старостой Николо-Иннокентьевской церкви была направлена докладная записка в Управление железными дорогами Министерства путей сообщения о необходимости переустройства и расширения храма и жалобой на нехватку денег, которые он просил у Министерства.

Просьба прихожан вызвала сочувствие Архиепископа Иркутского и Верхоленского Серафима, который 16 ноября 1911 г. также отправляет соответствующее письмо в Хозяйственное управление Синода:

Необходимость переустройства вызвана тем, что церковь, построенная в 1859 г. Иаковом Малковым вмещает не более 300 человек, а ввиду того, что вблизи храма находится железнодорожный вокзал, население прихода быстро увеличивается за счет железнодорожных служащих. Храм, подвергаясь вредному влиянию атмосферных осадков вблизи набережной Ангары, требует капитального неотложного ремонта, а также перестройки и расширения. Справедливо было бы получить средства из сумм железнодорожного ведомства, а если они откажут, то не будет ли Вами признано возможным ассигновать пособие на поддержание и расширение храма.

21 апреля 1912 г. Синод обращается в Министерство путей сообщения с просьбой об увеличении вместимости храма до 700 человек за счет МПС, на что 4 июня 1912 г. следует ответ МПС Обер-прокурору Св. Синода:

Поскольку церковь приходская, а не железнодорожная, не нахожу возможным включить в сметы вверенного мне Министерства какие-либо суммы на выдачу пособия причту Глазковской Николо-Иннокентьевской церкви при станции Иркутск на переустройство и расширение названной церкви.

В еще одном письме того же Архиепископа Серафима в Синод от 3 мая 1915 г. говорится:

Жители Глазковского предместья, увеличившегося с проведением железной дороги до громадных размеров (в 1914 г. – 1.779 прихожан), еще в 1909 г. возбудили перед епархиальным начальством вопрос о постройке нового храма и учреждении Комитета по этому вопросу. Комитет собрал к этому времени 4 тыс. рублей.

Вероятно, параллельно велось две кампании: сбор средств на переустройство Николо-Иннокентьевского храма и сбор средств на постройку нового храма, каковым и стал открытый в 1915 г. Иннокентьевский храм на Александровской улице в Глазково при богадельне Благотворительного общества Братства Святителя Иннокентия.

В январе 1912 г. состоялось открытие нового училища имени Ломоносова, законоучителем был назначен протоирей Иоанн Титов. Кроме этого, отцом Иоанном была открыта в феврале 1912 года первая церковно-приходская школа, в которой он являлся заведующим. Школа была основана «в честь Святителя Николая».

При Николо-Иннокентьевском храме действовала библиотека, которой могли пользоваться прихожане.

Во время гражданской войны церковь также находилась в центре событий:

30 декабря 1919 г. центр боев переместился в Глазково. Утром сюда подошли 3 семеновских бронепоезда и эшелоны с войсками. Повстанцам удалось испортить путь, и семеновские войска, развернувшись в цепь, начали наступление в сторону вокзала. Часть их войск переправилась в город и атаковала 3наменское предместье, но была отбита повстанцами. Во второй половине дня в Глазково повстанцы, получив подкрепление со станции Иннокентьевская и из Военного городка, нанесли контрудар с обходным маневром по Кайской горе во фланг и тыл противника. Семеновские войска не выдержали удар и отступили к Кузьмихе.

В конце ХХ в. свидетельница тех событий 98-летняя прихожанка Михайло-Архангельского храма Анна Васильевна Бутаева вспоминала:

Я пела на клиросе Николо-Иннокнтьевской церкви и помню, как большевики расстреляли отца Алексия за то, что разрешил семеновцам поставить на колокольне пулемёт.

Скорее всего, здесь Анна Васильевна имеет в виду Алексия Шергина – диакона, т.к. среди священников такого имени нет.

Николо-Иннокентьевский храм в годы Советской власти

После установления Советской власти в церковных делах наступил разброд и шатание. Часть иркутских церквей, стремясь приспособиться к изменившимся после революции условиям, стала примыкать к обновленческому движению, провозгласила своим принципом лояльность по отношению к Советскому государству, отреклась от деятельности православного руководства во главе с патриархом Тихоном. Не такой оказалась община Николо-Иннокентьевского храма, ставшая оплотом традиционной русской православной церкви в Иркутске. В настоящее время трудно сказать, почему отдаленный иркутский храм взял на себя объединительные функции православной церкви в Иркутске – документы об этом умалчивают, а очевидцев уже не найти. Но с начала 1920-х гг. и на протяжении нескольких лет в Николо-Иннокентьевской церкви проходили многочисленные общегородские собрания православных верующих, рьяно выступающих за сохранение православия, против обновленцев.

При такой активной общественной деятельности мало внимания уделялось самой церкви, ее состоянию. А она все больше и больше требовала ремонта. И только в 1928 г., на собрании общины впервые было признано необходимым произвести ремонт внутри храма и исправить тротуары у церкви.

Но время было упущено. Активизировалась новая власть, усилилось ее давление на церковь, много прихожан от нее отошло, а местные обыватели, почувствовав прессинг государства на церковь, стали из этого извлекать для себя хоть какую-нибудь выгоду: растащили церковную ограду, ее столбы, сняли крыши надворных строений... Это то, что можно было использовать с делом для себя, а так просто выбивали стекла из окон, ломали рамы. Дело дошло до того, что в письме уполномоченных Николо-Иннокентьевской церкви в горсовет от 17 мая 1932 г. говорится, что в церкви даже «расхищено и разрушено ретирадное место».

Унижение верующих в это время дошло до такой степени, что община была вынуждена просить у горсовета разрешение на покупку 20 досок, гвоздей и стекол. Этим же письмом община просила установить в ночное время наблюдение за церковным имуществом, что не получило никакого отклика в государственных органах.

В 1933 г. на основании постановления Президиума Иркутского горсовета от 28 августа 1933 г. в Иркутске повально стали снимать колокола со всех церквей – 10 сентября очередь дошла и до Николо-Иннокентьевской церкви – с нее было снято 6 колоколов и увезено на базу металлолома.

Через десять дней в церкви появилась комиссия, в составе которой был представитель горисполкома и два рабочих с железной дороги. Комиссия подметила «халатность со стороны общины в поддержании вверенного ей госимущества и безынициативность к восстановлению утраченного». Церковь к этому времени практически бездействовала – не было священнослужителей, здание ее все больше и больше приходило в упадок. Несмотря на сомнительную компетентность данной «комиссии», тем не менее, приходится доверять ее заключению о состоянии здания на этот период. Практическое положение дел было таково: левое крыло здания дало осадку примерно на 15 см., в результате чего образовалась трещина между основным зданием и приделом; имелась осадка правого угла основного здания, где также прошла трещина. В результате осадки и перекоса здания, повело и церковное крыльцо, которое грозило падением двух деревянных колонн. Требовалась замена кровли, полов, рам, дверей, соответственно необходима была новая штукатурка, побелка, покраска.

Церковная ограда отсутствовала полностью, тротуар, ведущий к церкви, требовал полной замены. По замечанию комиссии, здание находилось в антисанитарном состоянии и «служило приютом уголовному элементу». Комиссия признала невозможным даже капитальный ремонт здания ввиду его «ветхого состояния».

Окончательным финалом жизни храма стал акт от 25 апреля 1934 г. о приемке культового имущества и здания Николо-Иннокентьевской церкви. В пользу государства было принято 15 кг. 69 г. серебра. Клубу железнодорожников было передано 2 иконостаса, 31 икона с иконостаса, 66 разных икон, 7 аналоев и много другого имущества, в основном мебель. В красный уголок была также передана мебель и металлолом – подсвечники, хоругви, лампады и пр. Музею была передана 21 рама от икон, 2 дверные иконы, 6 боковых икон, 20 маленьких, престол и библиотека. Самое святое – три антимиса были переданы Преосвященному епископу.

Здание церкви, несмотря на неутешительное заключение комиссии о невозможности его восстановления, простояло еще 60 лет, исполняя в течение многих лет функции кинотеатра, затем также вновь стало «прибежищем уголовного элемента». С начала 1990-х гг. был поставлен вопрос о необходимости его реставрации.

Восстановление церкви

В 1997 г. в газете Восточно-Сибирский путь появляется заметка:

По просьбе владыки Вадима специалисты Центра сохранения историко-культурного наследия готовят к передаче Иркутской епархии Николо-Иннокентьевскую церковь… Чтобы передать храм вновь в ведение церкви, ЦСН, согласно традиционной схеме, начал археологическое обследование территории.

И что-же они выяснили? оказывается и 5000 лет назад здесь жили люди.

В конце 1990-х гг. за возрождение храма взялась ВСЖД. Восстановление церкви было завершено в 2003 г. Его строили с учетом современных технологий. Вместо батарей отопления - полы с подогревом. Снаружи на здании есть ночная подсветка, установлены фонари, скамейки. В цокольном этаже размещается придел Святителя Иннокентия.

Контакты

Адрес: г. Иркутск,  ул. Профсоюзная, 45-а.

Телефон храма: 7 (3952) 63-70-15.

Официальный сайт: http://nikola-innokenti.prihod.ru/

Составлено по материалам иркутских историков, журналистов, преподавателей, студентов, учащихся серьёзно потрудившихся в архиве г. Иркутска. Приводим их имена: Торшина Н.Г., Саванжа Л., Преображенская О., Яковлев А., Солонин Е., Кобзе О. и другие.

Литература

  1. сайт Николо-Иннокентьевского храма города Иркутска


 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.