Архивы Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

АРХИВЫ СИБИРИ. С конца XVI в. в первых сибирских го­родах и ряде крупных острогов формируются комплексы актовых источников и материалов текущего делопроизводства. В начале XVIII в. в процессе реформирования органов управления учреждены архивы при губернских, провинциальных и уездных кан­целяриях. Помимо этого, архивные документы отклады­ваются в канцеляриях провинциальных, городовых и надворных судов, ратушах, таможенных органах, духовных консисториях и других местных учреждениях.

О богатстве архивов Сибири во второй четверти XVIII в. дают представление результаты архивных разыс­каний академтка Г.Ф. Миллера, обследовавшего в 1733—42 архивы сибирских и уральских городов. Им и его сотрудниками скопи­ровано около 8,5 тыс. наиболее ценных документов, что составляло лишь незначительную часть архивных документов реги­она. Наиболее крупные архивы имелись в то время в Тоболь­ске, Енисейске и Якутске. Позднее крупные архивные собрания начали формироваться в Иркутске, Барнауле, Томске, Тюмени и других городах. Крупнейшими архивами Омска стали архивы Акмолинского областного правления, канцеля­рии Степного генерал-губернаторства и Сибирского казачьего войска.

Революция и Гражданская война разрушили систе­му государственных органов и организаций. Серьезно пострадали и ве­домственные архивы, было брошено, погибло от пожаров, расхищено, приведено в хаотичное состояние огромное количество документов.

Становление архивного дела в советской Сибири на единых принципах началось в сентябре 1919, после создания специальной рабочей группы, перед которой была поставлена задача взять на учет и под охрану брошенные архивы, а также под­готовить проекты постановлений Сибревкома по архивному строительству. В правовом отношении эта деятельность основывалась на Декрете СНК РСФСР от 1 июня 1918 «О реорга­низации и централизации архивного дела в РСФСР». В феврале 1920 было учреждено Сибирское архивное управление (Сибархив), которому поручалось организовать губернский архив, поставить архивное дело и руководить им на территории всей Си­бири в ее дореволюционных административных границах, включая часть нынешнего Казахстана и Якутию.

Свои возникновением Сибархив был обязан в пер­вую очередь потребностям советской власти в сборе докумен­тов, которые могли быть использованы в политической борьбе. Первоначально Сибархив был нужен не столько как орган управления архивным делом, сколько как структура, пол­номочная выявлять и концентрировать актуальные докумен­ты, прежде всего характеризующие деятельность Временного Сибирского правительства и правительства А.В. Колчака. К его созданию оказались причастны такие ведомства, как ВЧК и РВСР. Такой подход находился в противоречии со стремлением архивистов сделать архивохранилища средоточием исторических документов. В это время отмечались попытки сотрудников сибирских архивных учреждений противо­действовать вывозу документов из Сибири в Центр.

В обязанности Сибархива входил сбор рассеянных по Сибири политических и военных архивов белых правительств, документов царской семьи и активных деятелей контрреволюции, Высшего временного церковного управления, материалов, имевших отношение к убыткам, причиненных интервенцией, архивов частных коммерческих банков, необходимых для международных расчетов, и отправка этих архивов в центр. Одновременно проводилась и организационная работа, а также работа по кон­центрации и учету архивов, по спасению так называемых беспризорных архивов и по отборке макулатуры. Помимо архивных материалов Сибархив брал под контроль печатного издания. В Омске уда­лось собрать почти все газеты и журналы Западной Сибири, начиная с 1920. Ныне хранящийся в Государственном архиве Новосибир­ской области газетный фонд первых лет советской власти — один из самых богатых. Собирались также газеты дореволюционной России.

Важное значение для архивного строительства имело принятое Сибревкомом постановление «Положение об управлении архи­вным делом Сибири», утвержденное Сибревкомом 3 февраля 1920. В нем главной задачей Сибархива определялось руководство губернскими архивами: Тюменско-Тобольским, Омским, Томским, Алтайским, Семипалатинским, Енисейским, Иркутским и Якутским. Сибархив возглавил комис­сар военно-учебных заведений Сибири, представитель Главного управления архивным делом Л.Н. Старк. В марте 1920 Старк был отозван из Сибири и начался новый этап архивного строительства в регионе, связанный с именем В. Д. Вегмана, сторонника жесткой централизации архивного дела Сибири путем созда­ния подчиненных Сибархиву и подконтрольных местным органам советской власти архивных учреждений. К началу 1921 Сиб­архиву удалось завершить организацию губернских архивов. В условиях продолжавшихся вооруженных столкновений, сложной по­литической ситуации, при отсутствии устойчивых контактов с архивистами отдаленных районов Сибархив осуществлял функции официального органа по организации и централизации архивного дела на территории от Зауралья до Енисея.

В связи с перенесением в 1921 центра Сибири из Омс­ка в Новониколаевск и переездом туда Сибревкома начал­ся перевод на новое место и Сибархива. К относительно полноценной деятельности на новом месте Сибархив приступил лишь с января 1924, переместив в Новониколаевск свои управленческие документы и фонд, собранный секцией печатных изда­ний, — Сибирскую книжную палату. Больше года отсутствовали площади для размещения фондов, а в штате Сибархива числилось всего 2 сотрудника. Небольшое полуподвальное помещение для хранилищ было предоставлено Сибархи­ву в феврале 1925 в здании Сибкрайисполкома, что позво­лило начать перемещение и обработку фондов. В целом первая половина 1920-х гг. характеризуется весьма тяжелым материальным состоянием архивного дела в Сибири, следствием которого стало приостановление деятельности Сибархива в 1923—24.

Еще до создания Сибархива, а затем и в первые месяцы его деятельности каждый губернский архив ставил и решал свои конкретные задачи. Так, в Иркутске ведение архивного дела первоначально было передано в Иркутский губернский комисса­риат народного просвещения, а с марта 1920 начал свою деятельность Центральный архив Восточной Сибири. Создание в какой-то степени параллельного органа управления не входило в планы Сибархива и ускорило решение вопроса об образовании в этом регионе губернского архива. В апреле 1920 создано Алтайское губернское управление архивным делом. Енисейское губернское управление архивным фондом сформировано в августе 1920. Начало архивного строительства в Якутии связано с принятием Якутским губревкомом 22 декабря 1920 постановлением об образовании Якутского губернского архива. Через 2 года было создано Управление архивным делом Якутской АССР, подчиненное Ревкому республики. В Забайкалье, вошедшем в 1920 в Дальневосточную республику (ДВР), к реформе архивного дела приступили в 1921. Все архивы были объ­явлены достоянием ДВР и переданы в ведение Министерства народного просвещения. Однако средств на архивы отпуще­но не было. Например, Читинское архивное бюро удалось создать лишь спустя 2 года, и до 1925 его штат состоял всего из 1 сотрудника, а сам архив  находился в сыром, неотапли­ваемом и неосвещаемом подвале. В Бурят-Монгольской АССР Центральное архивное управление было учреждено в декабре 1923.

Начало 1920-х гг. в архивном строительстве характеризовалось от­носительно лояльным отношением советской власти к архивис­там старой формации, что было объективно обусловлено отсутствием у новой власти резерва специалистов. За короткое время Вегман сумел подобрать высокопрофессиональные кадры архивистов из местных ученых и общественных деятелей. Эти люди смогли приостановить дальнейшее расхищение и уничтожение архивов как сибирских, так и достав­ленных из-за Урала, затем занялись собиранием их в более или менее надежные хранилища, производили их разборку и систематизацию. В лице известного краеведа Г.Е. Катанаева Сибархив приобрел крупнейшего спе­циалиста по истории и экономике Сибири, который до конца своих дней трудился для пользы архивного дела. Заведующий Семипалатинским губернским архивом был утвержден боль­шой знаток документальных материалов, исследователь истории Степного края, юрист по образованию Н.Я. Коншин. В Красноярске по настоянию Сибархива первым заведующим Енисейским губернским архивом был назначен бывший офицер царской армии, известный краевед-библиограф С.Н. Мамеев. Архивное управление Восточной Сибири возглавлял профессор ис­тории Иркутского государственного университета В.И. Огородников. На заведование Томским губернским архивом приглашен профессор П.Г. Любомиров, которого вскоре сменил профессор Н.Н. Бакай. Первым заведующим Якутским губернским архивом стал Е.Д. Стрелов, краевед, выпускник Московского археологического института. Именно он, а также первые сотрудники губернского архива М.А. Кротов и Н. Бурнашев начали работу по спасению, учету и ком­плектованию архива ценнейшими материалами, организовы­вали экспедиции по сбору документальных материалов, изучали и пропагандировали архивные документы. Руководителем Алтайского губернского управления архивным делом был А.А. Ляпустин, юрист по образованию. В 1922 заведующим губернским архивным бюро назначен известный общественный деятель, краевед Г.Д. Няшин. Центральное архивное управление при СНК Бурят-Монгольской АССР возгла­вил В.П. Гирченко. Ему удалось вывезти из аймаков республики и сохранить от гибели тысячи уникальных дел, отражающих историю и культуру народов республики. Благодаря деятельности Иркутского губернского архивного бюро во главе с Б.Г. Кубаловым в короткий срок были собраны рас­средоточенные по городу архивные фонды, привлечены к обработке документов студенты университета, обору­дованы арендованные архивохранилища.

Несмотря на огромный объем черновой работы, Вег­ман и его сподвижники думали о будущем архивного дела, разрабатывали перспективные планы. Общий план превращения Сибархива и архивов Сибири в научно-исследовательские учреж­дения включал в себя следующие основные задачи: спасение от гибели важнейших документальных материалов, собирание их в государственные хранилища в виде обособленных архивных фондов; про­ведение экспертизы ценности «национализированных» материалов, выделение в макулатуру дел, не представ­ляющих интереса для практических нужд государства и истории; установление контроля над сохранением документации текущего делопроизводства во всех учреждениях, организациях и на предприятиях; всемерное содействие использова­нию архивных материалов в интересах народного хозяйства. При этом основная ставка делалась на новые кадры образованных историков-архивистов. В частности, предлагалось ввести при историко-филологических фактах Томского и Иркутского уни­верситетов чтение лекций по предметам, имеющим близ­кое отношение к архивному делу.

Большую роль в спасении архивных фондов и отдельных дел, находившихся в ведомственных учреждениях, сыграли архивные разборочные комиссии. Сибирские архивисты добились запрета для учреждений изымать из старых дел чистую бумагу без ведома губернских архивных разборочных комиссий, ведь в условиях дефицита бумаги зачастую вырезались не только чистые листы, но и любые документы, исписанные лишь с лицевой стороны. Вегман и Бакай для сбора архивных материалов организовывали архивные экспе­диции студентов Томского университета в районы Западной Сибири. В результате этой работы удалось спасти архивы не только томских учреждений, но и учреждений Мариинска, Кузнецка, Нарыма, Барнаула, а также архивы учреждений Перми и Тобольска, эвакуированные в Томск во время Гражданской войны. В Восточной Сибири летняя архивная экс­педиция по уездам была осуществлена под общим руководством профессора В.И. Огородникова.

Специфика комплектования государственных архивохранилищ в 1920-е гг. заключалась в разделении архивных фондов на 2 части: историческую и политическую, осуществленную в интересах приспособления архива для политических нужд. К середине 1920-х гг. конъюнктурный подход к архивному делу одержал верх, что нашло свое выражение в организации в сибирских архивах политических сек­ций, подменивших собой фонды послереволюционного времени. Была проведена перегруппировка фондов, в результате которой наиболее пригодные для хранения документов помещения отдавались под политические секции, даже ценой разрушения це­лостности фондов дореволюционного времени. В это же время большое распространение получила работа архивов по заданиям репрес­сивных органов, проходила переориентация архивистов с исследовательской на архивно-техническую деятельность.

За введением с 1925 нового окружного административно-территориального де­ления (районирования) Сибири последовала реоргани­зация архивных органов управления. Управление архивным делом Си­бири на правах отдела Сибкрайисполкома преобразу­ется в Сибирское краевое архивное бюро (Сибкрайархив). В конце октября 1930 в результате разделения Сибирского края на Восточно-Сибирский и Западно-Сибирский край вновь преобразуется и система органов управления архивным делом. Сибархив как общесибирский орган управления архивным делом пре­кращает свое существование. Сибирское краевое архивное бюро реорганизуется в Западно-Сибирское краевое архивное бюро с 5 отделениями: в Барнауле, Омске, Новосибирске, Томске, Щегловске (Кемерово), с центром в Новосибирске, а с 1932 — в Западно-Сибирское краевое архивное управление. В Восточно-Сибирском крае руководящим архивным органом в 1930 становится Восточно-Сибирское краевое архивное бюро с цент­ром в Иркутске. В его ведение поступают Красноярское, Минусинское, Ачинское и Канское окружное бюро, преобразованное в отделения Восточно-Сибирского краевого архивного бюро (затем — управления), а также из Дальневосточного края было пе­редано Читинское окружное архивное бюро. К этому же периоду относится и становление архивной службы в Туве. 23 июня 1930 создан Ученый комитет и при нем Государственный архив. В августе 1929 решением Сибкрайкома ВКП(б) в целях кон­центрации партийных фондов создается краевой партийный архив, первым заведующим которого стала Э.Ф. Митропольская.

С 1930-х гг. ведет свою историю архивное дело на районном уровне. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О районных ар­хивах» от 10 декабря 1934 предписывалось «организовать районные архивы при исполнительных комитетах тех районов, которые имеют наиболее ценные архивные ма­териалы, и предоставить им сухие, безопасные в пожар­ном отношении помещения, специально оборудованные для хранения архивных материалов...» Уже в 1935 в Западно-Сибирском крае действовало 7 городских и 43 районных архивных бюро. Районные архивы не прекращали своей работы да­же в самые тяжелые для страны годы, благодаря чему удалось сохранить ценнейшие документы.

Серьезное негативное воздействие на развитие архивного дела в Сибири в конце 1920-х — 1930-е гг. оказали так называемые макулатурные кампании. В это время был отменен Декрет от 31 марта 1919 «О хранении и уничтожении ар­хивных дел» и обнародовано 1-е правительственное реше­ние о начале макулатурной кампании. Основным мотивом про­ведения этих кампаний был признан недостаток сырья на бумажных фабриках. Наряду с отправкой в утиль архивов ряда организаций и учреждений, по инициативе органов власти также шло очищение архивохранилищ от «непри­годных» для хранения материалов. Так, отделение РКИ в Омске предложило в 1929 Омскому архивному бюро отпра­вить в утиль архивы Омской городской управы, Степного генерал-губернаторства и т. п. Всего с января по март 1929 сибирское архивное бюро было сдано в макулатуру около 391 т докумен­тов, с апреля по август — около 285 т. Несмотря на негативный опыт макулатурной кампании 1929, она была возобновлена в 1930. В эту кампанию Сибирское краевое архивное бюро запланировало сдать в целом 118,4 т макулатуры, но вынуждено было увеличить планы сдачи под давлени­ем Сибирской краевой РКИ. В дальнейшем макулатурные кампании получили идеологическое обоснование как задача государственной важности в деле снабжения сырьем бумажной промышленности. В ходе второй пятилетки из хранилищ Омского, Томского, Минусинского, Кемеровского и Барнаульского архивов планировалось изъять 337,5 тонн документов при общем объеме хранения в 1 350 т. В соответствии с постановлением СТО СССР от 17 декабря 1932 «Об обеспечении бумажной промышлен­ности сырьем» от архивистов в очередной раз потребовали принять самые решительные меры для выделения требуемого количества макулатуры. Параллельно с изъятием документов из архивохранилищ продолжалось уничтожение архивных уч­реждений и предприятий, в том числе районных исполкомов. В результате макулатурных кампаний оказались безвозвратно утрачены огромные массивы ценных в историческом и практическом отношении документов, архивисты фактически утрати­ли возможность контролировать процессы сохранности и уничтожения документов, комплектование архивохра­нилищ приняло чрезвычайный характер. Затухание макулатурных кампаний относится к концу 1930-х гг. — времени пере­дачи архивных учреждений в систему НКВД.

В кадровом отношении вторая половина 1920-х — 1930-е гг. характеризуются для архивных органов Сибири постепенным «вычищением» старых специалистов — сначала с руко­водящих, а потом и с технических должностей. В 1935 долж­ности руководителей и научных сотрудников архивов вошли в номенклатуру ЦК ВКП(б), что закрепило созданный в 1920-е гг. механизм политического контроля за архивными кадрами и деятельностью архивов в целом. В 1930-е гг. сибирским архивистам фак­тически было запрещено заниматься самостоятельными научными исследованиями, главным направлением стало выявление архивных ма­териалов для нужд социалистического строительства. Архивы фактичес­ки превратились в закрытые учреждения, читальные залы, за редким исключением, упразднялись.

В 1938 государственные архивные органы и учреждения были пере­даны в систему НКВД (с 1946 - МВД СССР), в которой они пребывали до 1961, что наложило отпечаток на их деятельность. Партийные архивы оставались в подчинении комитетов ВКП(б). В результате передачи НКВД государственногр архива ограни­чивался доступ к архивным документам, архивы прежде всего рассматривались как источники компрометирующего мате­риала на граждан страны, что обуславливало их активную роль в деятельности репрессивных органов. С этого момента также ужесточались требования к предприятиям, организациям и учреждениям по обеспечению сохранности документов, передаче их на государственное хранение, что позволило в тяжелых условиях военного времени не только сохранить собственные архивные материалы, но и обеспечить сохранность докумен­тов, эвакуированных из прифронтовой полосы. В годы войны в ты­ловой Новосибирск стали поступать архивные документы из зон боевых действий, а также архивы наркоматов и центральных учреждений СССР и РСФСР из Москвы.

Война предопределила усиление административных методов управления архивами. В соответствии с приказом НКВД СССР от 31 июля 1941 Главное архивное управление НКВД СССР было переименова­но в Управление государственными архивами НКВД СССР. С августа 1941 ужесточается порядок выдачи справок биографического характера, справки, выписки и копии по документам государственных архивов выда­вались под личным контролем начальника архивного отдела и начальника государственного архива. Также был прекращен допуск обычных посети­телей в читальные залы государственных архивов. Работать над документальными материа­лами разрешалось только представителям партийных, судебно-следственных органов и органов военного командования, НКВД, прокуратуры, а также сотрудникам архивных органов.

Одной из важнейших задач архивистов в годы вой­ны стала военно-патриотическая и научно-издательская работа, целью которой было выявление и публикация материалов о героической борьбе народов СССР с иноземными оккупан­тами. Так, центральное место в плане работ Омского архива на 1942 занимала разработка темы «Отечественная вой­на 1812 г. и Сибирь». Сотрудники Иркутского архива подготовили публикации о боевых традициях сибиря­ков, о борьбе сибирских партизан против итальянских и румынских ин­тервентов, о роли Сибири в Отечественной войне 1812. Новосибирские архивисты активизировали поиск материалов о месторождениях полезных ископаемых.

Также были приняты меры по разработке документальных ма­териалов секретных фондов для использования их в опе­ративно-чекистских целях. В соответствии с приказом НКВД СССР от 22 июня 1942 г., сотрудники государственного архива обязы­вались в 2-месячный срок осуществить разработку документальных материалов фондов контрразведывательных органов и жандармских управлений царской России, торговых фирм, контор и отдельных представителей иностранных государств, иностранных отделов центральных и местных исполкомов советов, торгово-промышленных организаций, имев­ших связь с заграницей, в целях составления списков-справочников на немецких, австрийских, румынских и иных шпионов и лиц, подозреваемых в саботаже.

Закономерным итогом политических процессов, развернув­шихся в СССР после смерти И.В. Сталина, стал пе­ресмотр нормативно-правовых актов, регулировавших деятельность государственной архивной службы, упразднение МВД СССР и перевод в 1960—61 органов управления архивными делом и государственным архивом из системы МВД в непосредственное подчинение орга­нам исполнительной власти. Одним из знаковых результатов «оттепели» в архивном деле стало выполнение архивной деятельности, направленной на повышение социальной защищенности граждан, в том числе связанной с массовой выдачей справок о под­тверждении трудовой деятельности в связи с принятием в 1956 Закона о государственных пенсиях.

Еще одним результатом политической эволюции власти стало постепенное преодоление закрытости архивных учреждений, в первую очередь выразившееся в улучшении обслужива­нии исследователей в читательских залах государственного архива. Распоряжением начальника Центрального архивного управления МВД СССР Б.И. Муса­това от 11 декабря 1953 руководству архива предлагалось установить распорядок работы читательских залов государственного архива сообразно интере­сам исследователей, с учетом возможности работы в ве­черние часы. Упрощался порядок оформления доступа для работы над документами партийного архива. Но относительная либера­лизация не исключала жесткий и зачастую некомпетентный контроль над работой историков, выражавшийся в том числе в обязательном просмотре записей исследователей.

Во второй половине 1950-х гг. началась работа по рассекре­чиванию документов и расширению доступа исследова­телей к фондам архива. В соответствии с постановлением Совета министров СССР от 7 февраля 1956 «О мерах по упорядочению ре­жима хранения и лучшему использованию архивных материалов министерств и ведомств» государственного архива стали осуществлять работу по пересмотру состава материалов сек­ретных фондов. На 1 января 1956 в последних находилось около 12,5 млн дел, из них около 3,5 млн — в центральном государственном архиве. Уже к концу апреля 1957 государственный архив СССР было передано с секрет­ного на общее хранение более 1,2 млн дел. Вклад сибирского архива в дело рассекречивания первоначально был незначи­тельным. За 1956 в Государственном архиве Омской области  рассекре­тили 73 ед. хр., в Государственном архиве Томской области — 6 364 ед. хр. В Государственном архиве Новосибирской области (ГАНО) на секретном хранении в 1956 находилось 206 фондов (36 952 дела), в 1957 — 209 фондов (38 502 дела) и только в 1958 количество секретных материалов сократилось в ГАНО до 5 663 ед. хр. Темпы рассекречивания во многом определялись требова­ниями Государственного архивного управления МВД СССР, ориентиро­вавшими архивистов на решения XX съезда КПСС. Главное внимание в своей деятельности архивы должны были уделить обес­печению сохранности документальных материалов и расширению их использования в интересах развития народного хозяйства и исторической науки, в том числе путем передачи на общее хранение ранее необоснованно засекреченных документов.

Облегчение доступа в архив дало возможность в первую очередь ученым-историкам реализовать права на научное использование архивных документов. В 1954 возобновилось издание журнала «Исторический архив», который восприни­мался не только как возможность для публикации архивных документов, но и как трибуна для публичного обсуждения вопросов теории и практики архивного дела. Активизирова­лась работа самих архивов по составлению и публикации до­кументальных сборников. В 1957 архивные учреждения Омской области потратили на научную работу средства, сравнимые с рас­ходами на приобретение нового оборудования. Однако тематика публикаций была, как правило, однотипной, они посвящались, как правило, вопросам борьбы тру­дящихся за установление советской власти в Сибири.

Конец 1950-х — начало 1960-х гг. в истории архивных уч­реждений Сибири знаменовался постепенным спадом творческой активности, деятельность архивов приобретала все более консервативный характер, что было связано с постепенным окончанием процессов перестройки общества.

Особое место в деятельности архивной службы России начиная с 1970-х гг. принадлежит зональным научно-методическим советам архивных учреждений (ЗНМС) — объединяющему и коорди­нирующему звену в системе архивной отрасли. 13 марта 1970 приказом Главархива СССР были утверждены Типовое положение о ЗНМС и перечень их базовых архивных орга­нов, в их числе и ЗНМС архивных учреждений Сибири. В Сибири базовым архивным органом был определен архивный отдел Новосибирского облисполкома. Первое заседание ЗНМС сибирских архивистов состоялось в Новосибирске 4 ноября 1970. В совет вошли по 2 человека из числа руководителей и методистов от Тувинской и Бурятской АССР, Алтайского и Красноярского края, Иркутской, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской и Читинской областей.

На заседаниях совета активно обсуждались вопросы комплектования Архивного фонда, отбора и эксперти­зы ценности документов, обеспечения их сохранности, создания и совершенствования научно-справочного аппарата. Большое внимание уделялось деятельности городских и районных, а также ведомственных архивов. В поле зрения архивистов находи­лись проблемы научно-исследовательской и методической работы. В 1981—85 регу­лярно обсуждалось участие архивных учреждений Сибири в реализации гуманитарных аспектов Программы «Сибирь». Начиная с 1991 становятся актуальными проблемы внедрения автоматизированных архивных технологий в деятельность архивов, создания единого информационного пространства архивной службы региона. Активно ведутся работы по использованию документов в народно-хозяйственных, научных, учебных, просветительских це­лях через подготовку сборников документов, организацию и прове­дение документальных выставок, научно-практических конференций.

Существенное влияние на развитие архивного дела оказали по­литические процессы начала 1990-х гг. В августе 1991 в связи с Указом Президента РСФСР о приостановлении деятельности КПСС на территории России партийные архивы влились в сеть государственных архивов. Большинство из них в 1990-е гг. были преобразованы в центры документации новейшей истории. В результате снятия грифа секретности с подавляющего количества доку­ментов архивы оказались незаменимым источником правди­вой информации о советском периоде российской истории. Однако с выходом в 1993 Закона РФ «О государственной тай­не» и ряда других актов, предусматривающих сохранение тайны личной жизни граждан, ограничен доступ иссле­дователей к архивным документам.

В результате административно-территориальных преобразований, государственных реформ значительно изменились структура органов управления архивным делом и сеть архивных учреждений Сибири. В настоящее вре­мя на территории Сибири действуют 17 органов управления архивным делом субъектов РФ; 20 государственных архивных субъектов РФ; 429 муниципальных органов управления архивным делом городских округов и муниципальных  районов, являющихся структурными подразделениями администраций городов и районов; 8 муниципальных архивных уч­реждений (городские и районные архивы).

В государственных и муниципальных архивах Сибири на постоянном хранении находится более 18,5 млн ед. хр. архивных документов, объ­единенных в 92 519 фондов, а также более 6,2 млн дел документов по личному составу. Наиболее крупные мас­сивы архивных документов хранятся в государственных архивах респуб­лик Бурятия и Якутия, Алтайского, Красноярского Забайкальского края, Иркутской, Кемеровской, Новоси­бирской, Омской, Томской областей.

Лит.: Сибирские архивы: история и современность. Новоси­бирск, 2000; Боброва В.С. Макулатурные кампании 1920-1930-х годов в Сибири // Отеч. архивы. 2001. № 5; Она же. Исследо­вательская работа архивистов Сибири в первый период Великой Отечественной войны (вторая половина 1941—1942 гг.) //Сибирь в контексте отечественной и мировой истории XVII—XXI вв. Ново­сибирск, 2007; Она же. «Оттепель» в архивном деле в Сибири // Вестник НГУ. Сер.: История, филология. 2008. Т. 7, вып. 1; Моисе­ев В. В. История организации и деятельность научно-методического совета архивных учреждений Сибири в контексте развития отечест­венного архивного дела. 1970—2005 гг. Новосибирск, 2006.

О.К. Кавцевич, В.В. Моисеев, А.И. Савин

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири