Партизанское движение // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ, вооруженная борьба в тылу антибольшевистских государственных образований в годы Гражданской войны. В Сибири партизанское движение началось вскоре после падения советской власти (лето 1918) и продолжалось вплоть до разгрома белых армий. К возникновению и развитию партизанского движения привели преследования бывших красногвардейцев, красноармейцев, активных сторонников советской власти; недо­вольство значительной части населения восстановлением дореволюционных порядков; реквизиции и конфискации имущества и продо­вольствия у крестьян, проводившиеся белогвардейскими властя­ми и отрядами; насильственная мобилизация крестьянской молодежи в белую армию. На Дальнем Востоке особую роль сыграло противостояние интервентам. Партизанское движение являлось важнейшей составляющей сопротивления антибольшевистским режимам, наряду с крестьянскими и городскими восстаниями, забастовками рабо­чих, дезертирством из белых армий и т. п.

Партизанское движение прошло 2 этапа в своем развитии. 1-й этап (вторая половина 1918 - первая половина 1919) характеризовался возникно­вением многочисленных, преимущественно небольших, разрозненных либо слабо связанных между собой партизанских отрядов, которым были присущи аморфность, несогласованность действий, слабая дисциплина, выборность комсостава, митингование по всем, даже маловажным вопросам. Особенностью 2-го этапа (вторая половина 1919 - начало 1920) являлись возросшая организованность и массовость партизанского движения как результат нараставшего недовольства внутренней политикой колчаковщины и ослабления белой армии, отступавшей в глубь Сибири. На Дальнем Востоке партизанское движение про­должалось до 1922.

Первые очаги партизанского движения на территории Западной Сибири возникли осенью 1918 в таежных районах на юге Томской губернии (отря­ды П.К. Лубкова, И.П. Новоселова, Г.Д. Шувалова, В.П. Шевелева, М.Х. Перевалова, Е.П. Попова и других), в средней и южной полосе Северо-Западной Сибири на территории Тарско­го, Татарского, Каинского, Тобольского уездов (отряды Л.И. Избышева, М.И. Дьякова, И. Абрамова и другие). Организаторами и руководителями партизанских отрядов были, как правило, скрывшиеся после антибольшевистского переворота советские работники, красногвардейцы, бывшие фронтовики. Многие отряды возникли стихийно в ответ на репрессии белых. Весной 1919 на территории Западной Сибири действовали уже десятки партизанских отрядов и групп, в том числе около 20 - в Кузбассе. Наиболее крупными из них были отряды П.К. Лубкова (около 250 человек), Г.Ф. Рогова (до 500 человек). К середине 1919 общая численность партизан Западной Сибири достигала 10 тыс. человек.

Не менее значительный размах партизанское движение приобрело на территории Восточной Сибири. В Иркутской губернии начал боевые действия осенью 1918 партизанский отряд Н.А. Каландаришвили. Несколько отрядов появилось на рубеже 1918 и 1919 в районе Черемхова. На севере Ачинского уезда Енисейской губернии в конце декабря 1918 образовался партизанский отряд под командованием П.Е. Щетинкина, приступивший с января 1919 к активным действиям против колчаковцев и вскоре выросший до 450 человек. Особенностью партизанского движения в Восточной Сибири была преимущественно очагово-территориальная, а не отрядно-групповая форма. Одним из крупнейших очагов партизанского движения являлась южная часть Канского и Красноярского уездов Енисейской губернии с центром в селе Степной Баджей. На занятой партизанами террито­рии между Енисеем и Каном (14 волостей с населением около 100 тыс. человек) с декабря 1918 до июня 1919 существова­ла такназываемая Степно-Баджейская партизанская республика. Партизанская армия под командованием А.Д. Кравченко и отсту­пившего сюда в середине апреля 1919 П.Е. Щетинкина (председатель Армейского совета С.К. Сургуладзе) общей численностью около 3,5 тыс. человек образовала так называемый Южно-Канский фронт. Высшим органом власти был выбранный на совещании представителей освободившихся волостей и партизанской армии объединенный совет крестьянских, рабочих и партизанских депутатов Канского и Красноярского уездов (председатель П.П. Петров). В середине июня 1919 степно-баджейские партизаны после 28-дневных боев были вынуждены отступить под натиском превосходящих колчаковских войск в Урян­хайский край. Другим крупным очагом партизанского движения в Енисейской губернии стал район села Тасеево на северо-востоке Канского уезда, где в конце декабря 1918 была восстановлена советская власть, избран военно-революционный штаб во главе с В.Г. Яковенко, в январе 1919 образовался Тасеевский партизанский фронт, численность бойцов которого к лету 1919 составила свыше 2 тыс. человек. Однако в июне 1919 тасеевские партизаны также были вынуждены отступить под натиском превосходящих сил колчаковцев на 100 км к востоку в глубь тайги.

В феврале 1919 в районе села Шиткино Енисейской губернии образовался небольшой партизанский отряд во главе с И.А. Бич-Таежным, который в марте приступил к ак­тивным действиям. 28 марта 1919 был создан партизанский отряд в селе Бирюсинском Тайшетской волости под командованием Н.А. Бурлова. Постепенно сложился так называемый Шиткинский фронт из 7 отрядов в пределах 13 волостей Канского и Нижнеудинского уездов, насчитывавший к концу марта около 1,5 тыс. бойцов. В марте 1919 в Невонской волости Нижнеудинского уезда возник так называемый Баерский фронт (руководитель Ф.А. Антонов), к середине 1919 насчитывавший 300 человек.

Инициаторами партизанского движения в Забайкалье выступили скрывшиеся в горно-таежной местности на юго-востоке края советские и партийные работники, образовавшие в сентябре 1918 так называемые лесные коммуны, представители которых избрали в ноябре 1918 военно-революционный штаб во главе с М.И. Бо­родиным. Осенью и зимой 1918/19 в Забайкальской области появилось также несколько других небольших партизанских групп. Весной 1919 партизаны образовали Восточно­-Забайкальский фронт численностью до 2 тыс. человек (командир П.Н. Журавлев).

В Амурской области массовое партизанское движение развернулось в ответ на действия японских интервентов в январе- феврале 1919. За короткий срок сформировался отряд численностью около 2 тыс. человек. Было организовано 2 повстанческих района, объеди­ненные силы которых под командованием Г.С. Дрогошевского насчитывали до 3 тыс. человек. Репрессии японских интервентов, расстрел участников партизанского движения, большевистские подполья и уничтожение мирных жителей (села Мазаново, Иванов­ка) привели к решению о ликвидации повстанческой армии 29 марта 1919.

В Приморье разрозненные партизанские выступления крестьян и горняков не встретили организованного со­противления. Партизанам под командованием С.Ф. Глазкова и С.Г. Лазо удалось сформировать отряды численностью более 1,% тыс. человек и занять значительную часть Ольгинского уезда.

Весной 1919 в ряде районов Сибири и Дальнего Востока предпринимались попытки объединения и координации действий отдельных отрядов. В апреле 1919 состоялась конферен­ция представителей партизанских отрядов, действовавших на территории Тарского, Татарского и Каинского уездов, избравшая штаб во главе с Л.И. Избышевым и Г. Захаренко. На совещании тасеевских партизан 28-29 апреля 1919 было решено объединить все мелкие отряды и подчинить их Тасеевскому военно-революционному штабу. Аналогичное решение в начале мая 1919 приняла Шиткинская военная конференция, делегаты которой высказались за формирование единого штаба и разработку единого плана военных действий. Предпринимались шаги к координации действий отдельных партизанских районов и фронтов: Тасеевского и Степно-Баджейского, Тасеевского и Шиткинского, Шиткинского и Баерского. 7 февраля 1919 в селе Красный Яр состоялся съезд революционных организаций Амурской области, принявший решение о начале общего восстания против интервентов. 2 марта 1919 на съезде партизанских отрядов Ольгинского уезда в селе Фроловка был сформирован Временный военно-революционный штаб. 20-25 мая 1919 в селе Анучино проведен I повстанческий съезд трудящихся Приморской области, избравший Центральный временный военно-революционный комитет Приморской области во главе с И.В. Харитоновым.

На 2-м этапе партизанского движения появились его новые крупные очаги. В Степном Алтае из повстанцев села Зимино и ок­рестных селений, начавших вооруженное выступление против колчаковщины 2 августа 1919 (руководители Г.С. Ивкин, К.Н. Брусенцов, Ф.И. Архипов), и партизанских отрядов Е.М. Мамонтова, И.В. Громова и др. была создана в начале октября 1919 Западно-Сибирская крестьянская красная армия под командованием Е.М. Мамонтова численностью около 15 тыс. человек. Она действовала в районе Славгород - Алейск - Рубцовск. На съезде крестьянских, рабочих и солдатских депутатов восставших местностей Алтайской губернии в селе Леньки 9 сентября 1919 был избран Областной исполнительный комитет (Облаком) во главе с П.К. Голиковым. К концу 1919 численность армии выросла до 40 тыс. человек, на ее воору­жении имелось 17 тыс. винтовок, свыше 100 пулеметов, 11 орудий и 3 бронепоезда. Появившиеся в августе 1919 на территории Горного Алтая повстанческо-партизанские отряды в конце сентября 1919 объединились в партизанскую бригаду численностью до 2 тыс. человек, а затем в 1-ю Горно-Алтайскую партизанскую дивизию под командованием И.Я. Третьяка, в состав которой в период наивысшего подъема партизанского движения входило 11 полков.

Крупным очагом партизанского движения являлся так называемый Причернский (Чумышский) край, в который входило до 30 волостей Барна­ульского, Бийского, Новониколаевского и Кузнецкого уездов. На крестьянском съезде 12 июля 1919 был создан краевой исполком (председатель И.Ф. Чекрыжов) и принято решение об объединении всех партизанских сил под командованием Г.Ф. Ро­гова. К осени 1919 в районе реки Чумыш возник партизанский фронт. К декабрю 1919 численность причумышских партизан со­ставляла свыше 4 тыс. бойцов, около половины из них входили в партизанские формирования во главе с Г.Ф. Роговым, из остальных в начале декабря 1919 была сформирована 1-я Чумышская дивизия под командованием М.И. Ворожцова.

Многочисленные партизанские отряды, действовавшие на юго-востоке Томской губернии, объединились 13 декабря 1919 в партизанскую армию Мариинского, Щегловского и Куз­нецкого уездов под общим командованием В.П. Шевелева-Лубкова, которая 20 декабря 1919 была преобразована в первую Томскую дивизию численностью до 1 тыс. человек.

На юге Енисейской губернии после ликвидации Степно- Баджейской республики партизанская армия Кравченко-Щетинкина, вынужденная отойти через тайгу в Белоцарск (Урянхайский край), нанесла 29 августа 1919 поражение преследовавшему ее крупному карательному отряду под командованием есаула Бологова. Развернув затем наступление на Минусинск, партизаны в конце сентября 1919 созвали в захваченном городе I Чрезвычайный съезд крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, избравший Объединенный совет. К декабрю 1919 партизанская армия выросла до 22 тыс. человек. На ее вооружении имелось 153 пулемета и 5 орудий.

Тасеевские партизаны, также перейдя в августе 1919 в контрнаступление, вернули утраченную ранее террито­рию. На 1-м съезде Северо-Канского фронта был избран Армейский совет — высший орган партизанской армии (председатель В.Г. Яковенко, командующий фронтом Н.М. Буда). В ноябре 1919 партизанская армия насчитывала свыше 10 тыс. бойцов при 15 орудиях и 170 пулеметах.

Летом 1919 в Приангарье передислоцировался партизанский отряд Н.А. Бурлова. Вместе с местными партизанами и бойцами перешедшей на сторону партизан роты особо­го назначения, сформированной белыми из числа бывших красноармейцев-военнопленных, он образовал Северо­Восточный партизанский фронт численностью до 800 человек (командующий Д.Е. Зверев, начальник штаба В.К. Костычев). На территории 7 волостей появился Ангаро-Илимо-Ленский партизан­ский район, где высшим органом власти стал Временный центральный военно-революционный совет Северо-Восточного края Сибири (Центросовет) во главе с В.К. Брумом.

В Восточном Забайкалье в начале осени 1919 численность партизан выросла до 3 тыс. человек. Они с переменным успехом вели бои с казаками атамана Г.М. Семенова и японцами. На территории Западного Забайкалья партизаны, заняв к концу января 1920 значительную территорию между Селенгой и Чикой, созвали в селе Бичура съезд представителей восставших селений, на котором был избран Центральный исполком советов Прибайкалья.

В Амурской области летом 1919 произошло расшире­ние отдельных партизанских отрядов. 12—13 августа 1919 на съезде представителей партизанских отрядов Амурской области в селе Албазинка избран Областной военно-полевой кол­лектив народной армии во главе с Ф.С. Филипповым. Командующим назначен П.Л. Иванов, позже его сме­нили Е.Ф. Юшкевич и И.Г. Безродных. Первой крупной акцией объединенных партизан стал «капитальный ремонт Амурки» (29 августа — 1 сентября 1919) — разрушение железнодорожных коммуникаций области. Репрессии сорвали в октябре всеобщую мобилизацию и подготовку всеобщего восстания. После VII съезда трудящихся Амурской области в селе Ромны 16—20 декабря 1919 под единым руководством действовало более 30 партизанских отрядов общей численностью более 8 тыс. человек. Мощное партизанское движение в Амурской области привело к самоустранению антибольшевистских органов власти в январе—феврале 1920. Во второй половине 1919 развернулось партизанское движение в Хабаровском районе. Наиболее крупный отряд численностью около 4 тыс. человек сформировался под руководством Я.И. Тряпицина в низовьях Амура. В феврале 1920 он занял Николаевск- на-Амуре и оборонял его от японцев до апреля. При эвакуации город подвергся сожжению.

Сохранение антибольшевистских правительств на территории Приморья в 1921—22 привело к возобновлению партизанского движения в этом регионе. В Южном Приморье летом 1921 образовалось 4 партизанских района: Спасский (М.Е. Полетаев), Приханкайский (Е.В. Лебедев), Сучанский (М.П. Вольский) и Никольск-Уссурийский (А.С. Топорков). Созданный 31 мая 1921 Военный совет повстанческих отрядов подчинялся Военному совету Народно-революционной армии ДВР (НРА). Широкое наступление белых на партизанские отряды развернулось в ноябре 1921. Напа­давшим удалось занять главную базу партизан в Анучино и распылить силы партизан. С этого времени до разгрома белых в Приморье части партизан и НРА действовали совместно. Отдельные организованные подразделения пе­реходили на партизанское положение и, наоборот, отдельные партизанские отряды вливались в НРА. На Камчатке партизанское движение началось осенью 1921 в связи с высадкой отрядов В. Бочкарева и эвакуацией сторонников советской власти из Петропавловска-Камчатского.

Военное строительство у сибирских партизан характеризовалось большим разнообразием. Наряду с многочисленными аморф­ными отрядами и группами, действовавшими на протя­жении всего периода Гражданской войны, создавались организационно оформленные и структурированные партизанского подразделения, ориентировавшиеся на регулярную армию. Степно-баджейские партизаны почти сразу же сформировали 2 полка, увеличив к лету 1919 их число до 5. У тасеевских партизан уже в момент выступления бойцы были разделены на 4 роты, конный отряд и лыжную команду. Отряд А.И. Избышева в Тарском уезде подразделялся на батальоны. Если на первом этапе партизанские формирования пополнялись преимущественно за счет добровольцев, то на 2-м этапе во всех крупных районах движения партизанские органы власти стали прибегать к мобилизациям боеспособного мужского населения. С пре­вращением партизанского движения в массовое военно-организационное, работа приобрела широкий размах и целенаправленный характер. К концу 1919 армия Е.М. Мамонтова на территории Степного Ал­тая была сведена в 3 корпуса, 5 дивизий, горно-алтайские партизаны организованы в дивизию из 11 полков, тасеевские партизаны — в 6 полков, шиткинские — в 1 полк. Партизаны Восточно-Забайкальского фронта разделились на 6 кавалерийских, 2 пехотных полка и китайский батальон. Одновременно в партизанских формированиях прини­мались меры к укреплению дисциплины. С этой целью разрабатывались «Уставы товарищеской дисциплины» (у степно-баджейских партизан), «Инструкция команд­ному составу» и «Инструкция для товарищей солдат» (в Степном Алтае) и т. п. В основе военного строительства лежали принципы построения то Русской армии, то Красной армии, иногда же в полной мере проявлялось творчест­во самих партизанских масс. Успехи в военном строительстве во многом были результатом того, что не менее трети сибирских партизан в конце 1919 составляли бывшие фронтовики, участники Первой мировой войны.

В крупных районах партизанского движения высшими военными органами партизан были преимущественно выборные армейские советы, военно-революционные и главные штабы, возглавлявшиеся председателями и главнокомандующими. Командующий состав на 1-м этапе, как правило, выбирался. На 2-м этапе принцип выборности доминировал в небольших автономно действовавших отрядах, в крупных партизанских районах комсостав назначался либо утверждался партизанскими органами власти. Иногда происходили смещения и чистки комсостава. Военная квалификация большинства партизанских командиров была, как правило, не выше уровня унтер-офицеров Русской армии. В некоторых партизанских районах (Тасеевский, Минусинский, Степной Алтай) организовывались школы для подготовки младшего комсостава. В крупных парти­занских формированиях для ведения военно-оперативной работы создавались импровизированные штабы, правда, не имевшие подготовленных штабных работников. Соподчиненность командного состава была близка к имевшейся в регулярной армии. Комсостав партизан формально подчинялся советам, но на практике между военным и гражданским руководством постоянно шла борьба за полноту власти.

Вершиной военного строительства повстанческо-партизанских сил в колчаковском тылу явилось создание в конце января 1920 Восточно-Сибирской советской армии. Она была сформирована по образцу Красной армии из вооруженных частей Политцентра, рабочих дружин и партизанских формирований Иркутской губернии (главнокомандующий Д.Е. Зверев, политический ко­миссар Л.Я. Колос (Леонидов), начальник штаба Бандейкин). В состав армии вошли 6 дивизий и Интернациональная бригада. Из них 2 дивизии полностью и 1 более чем на­половину состояли из партизан. К концу февраля 1920 армия насчитывала 26 717 пехотинцев и 1 259 кавалеристов, имевших на вооружении 96 пулеметов.

По социальному составу партизанское движение было преимущественно крестьянским, лишь небольшую часть партизан составляли рабочие и представители интеллигенции. Партизанское движение развивалось под сильным и противоречивым воздействием элементов стихийности и сознательности. Особенности социальной психо­логии крестьянства обусловливали неустойчивый характер его революционности. Стихийный крестьянский анархизм содер­жал в себе элементы отрицания всякой власти вообще, нередко выливался в акты самосудов, бессмысленных разрушений, грабежей, а иногда и настоящих погромов. Развитию партизанского движения препятствовало стремление многих парти­зан и даже целых отрядов ограничить военные действия только районами своего проживания. К примеру, в момент отступления с территории Степно-Баджейской республики армия Кравченко-Щетинкина сократилась в 2,5 раза - партизаны отказывались покидать свои селения. Нема­лый вклад в усиление стихийности, в дезорганизацию партизанского движения вносили деклассированные и уголовные элемен­ты. От рук уголовно-бандитских элементов, занимавшихся грабежами, насилием, погиб ряд партизанских командиров (Е.П. Попов, А. Анфиногенов и другие).

Партизанское движение пытались подчинить своему влиянию различные политические партии и группы, прежде всего большевики, эсеры, анархисты. Наибольших успехов добились большевики, под идейным или организационным воздействи­ем которых уже летом 1918 в сибирской деревне появились первые подпольные организации, а в конце 1918 - начале 1919 в них состояло около 7 тыс. человек. Участники сельского революционного подполья - бывшие советские работники, красногвардейцы - составили ядро многих партизанских отрядов. Всего в рядах сибирских пар­тизан находилось до 1 тыс. членов. Коммунистические партии, среди которых заметную роль играли Ф.Я. Бабкин, С.Т. Баталов, М.П. Богданович (Волгин), Н.М. Буда, И.А. Вашкорин, М.И. Ворожцов, П.К. Голиков, И.В. Громов, Д.Е. Зверев, М.А. Игнатов, И.П. Маздрин, Я.П. Новиков, П.Е. Щетинкин, В.Г. Яковенко и другие ЦК РКП(б) посредством специально образованного в декабре 1918 Сиббюро ЦК, а также сибирских нелегальных большевистских организаций стремилось поставить партизанское движение под свой идейно-организационный контроль. Аналогичную задачу пытались решить Сибирский краевой комитет партии социалистов-революционеров и Сибирский союз социалистов-революционеров, направляя партизанское движение в русло борьбы за Учредительное собрание и «истинное наро­довластие». Несколько партизанских отрядов находилось под влиянием идейных анархистов (Н.А. Каландаришвили, И.П. Новоселова и др.).

Социальная и политическая неоднородность партизанского движения, различные идейно- политические устремления его участников обусловили напря­женную внутреннюю борьбу в ряде партизанских формирований. На 1-м этапе партизанского движения наиболее упорное противостояние между большевиками и эсерами развернулось в Шиткинском районе, где многие члены тайшетской эсеровской группы «Единство» вошли в командный состав партизанского фронта, провозгласив лозунги борьбы за Учредительное собрание, «за чисто крестьянскую власть». Эсеры и их сторонники, прежде всего члены действовавшей в селе Перовском группы «Союз левых народников», вошли в руководящий состав Степно-Баджейской, а затем Минусинской партизанских республик и армии Кравченко-Щетинкина. Представители левоэсеровского тече­ния на юге Енисейской губернии (П.П. Петров, А. Иванов, А. Низовцев и другие) небезуспешно отстаивали лозунги борьбы за власть трудового крестьянства, за внепартийные советы, против какой бы то ни было диктатуры, в том числе дикта­туры пролетариата. Эта идейно-политическая борьба нашла отражение на страницах газеты «Соха и молот», издавав­шейся минусинскими партизанами с 21 сентября 1919 по 18 февраля 1920. Острые разногласия между большевиками и эсерами вспыхнули в конце 1919 внутри Временного краевого совета в Ангаро-Илимо-Ленском партизанском райо­не. На территории Степного Алтая повстанческие штабы в ряде сел почти целиком состояли из эсеров. В августе и сентябре 1919 на совещаниях горно-алтайских повстанцев и партизан в селах Солонешное и Черный Ануй были приняты эсеровские резолюции, однако предложенный эсерами в конце октября 1919 проект так называемой Усть-Коксинской конституции был отвергнут, а вместо нее приняты «Временные правила гражданской власти на местах». В конечном счете ни в одном из районов партизанского движения эсерам не удалось создать фронт борьбы за Учредительное собрание. Движение протекало под лозунгом борьбы за советы, хотя в понятие советской власти партизанами нередко вкладывалось содержание, отличное от большевистского. Просоветский характер сибирского партизанского движения во многом предопределил безуспешность попыток эсеро-земской антиколчаковской оппозиции Иркутска, Красноярска, Нижнеудинска, Канска, Тайшета войти в соглашение с партизанами в конце 1919 - начале 1920.

Наряду с военно-политическими задачами на освобожденной партизанами территории решались и различные хозяйственно- экономические вопросы. В составе партизанских органов власти создавались специальные отделы и подотделы: хозяйственные, финансовые, земельные, труда и промышленности, призрения и т. п., цель которых заключалась прежде всего в обес­печении бесперебойного снабжения партизанских сил и в регулировании хозяйственно-экономических процессов на освобожденной территории. Снабжение осуществлялось путем бесплатных добровольных пожертвований со стороны населения, а также конфискаций и реквизиций у сторонников колчаковщины, у зажиточной части населения. В некоторых партизанских районах были введены прогрессивно-подоходный натуральный налог, денежное обложение (у шиткинских партизан), самообложение (Степно-Баджейский и Минусинский районы), единовременный налог, продовольственная разверстка (Степной Алтай), устанавливались твердые цены, прово­дились трудовые мобилизации, национализировались пред­приятия. Освобожденные партизанские районы превращались в своеобразные военные лагеря, вся жизнь которых была подчинена разгрому белых, соединению с Красной армией. В этих районах в разное время проживало до 1,8 млн человек, или 25 % населения Сибири, а общее количество сибирских парти­зан составляло около 140 тыс. (из 400 тыс. всех партизан периода Гражданской войны в России).

Партизанское движение сыграло огромную роль в ликвидации на территории Сибири антибольшевистских режимов, оказав действенную помощь наступавшей Красной армии. Партизаны дезорганизовывали тыл противника, разгоняли местные органы власти белых, милицию, разрушали коммуникации. Многие партизанские формирования, располагаясь вдоль стратеги­чески важной Транссибирской магистрали, постоянно нападали на станции, выводили из строя железнодорожные пути, мосты, обрывали телеграфные провода, организовывали многочисленные крушения поездов, нарушая движение и срывая планы командования белых. В частности, в мае 1919 тайшетские партизаны на 2 недели парализовали движение по Транссибу. Сибирские партизаны отвлекали на себя до 20 % дислоцировавшихся на территорию края осенью 1919 колчаковских войск, в том числе на Алтае около 18 тыс. солдат и офицеров при 18 орудиях, 100 пулеметах и при поддержке бронепоездов. В многочисленных сражениях сибирские партизаны нанесли противнику чувствительный урон в живой силе и технике. Около 10 тыс. колчаковских солдат добровольно перешли на сторону повстанцев, в том числе солдаты 43-го и 46-го полков, команды бронепоездов «Сокол», «Туркестан» и «Степняк» в конце ноября 1919 на территории Степного Алтая. В то же время в боях с карательными отрядами и регулярными войсками белых погибли и были ранены тысячи сибирских партизан.

К концу 1919 партизаны освободили Илимск (10 сентября), Минусинск (13 сентября), Славгород (19 ноября), Камень (28 ноября), Барнаул (10 декабря), Щегловск (21 декабря) и другие города. Партизанское движение достигло такого размаха, что под контролем белых оставалась фактически лишь полоса вдоль Транссиба шириной в 100-150 км, по которой отступали их армии.

В октябре-ноябре 1919 произошли первые встречи сибирских партизан с наступавшей Красной армией, началось их взаи­модействие. Разгром общего противника и восстановле­ние в крае советской власти поставили вопрос о дальнейшей судьбе партизан. Существенная разница в уровнях военного строительства и политического опыта, идейно-политическая  неоднородность партизанского движения создавали благоприятную почву для разного рода эксцессов, конфликтных ситуаций в процессе объединения партизан с Красной армией. В соответствии с приказом Реввоенсо­вета республики от 11 декабря 1919 запрещалось существо­вание партизанских отрядов как самостоятельных боевых единиц на советской территории. Реввоенсовет 5-й армии 26 декабря 1919 издал приказ, в котором был высоко оценен вклад сибирских партизан в освобождение края от колчаковских войск и опре­делен порядок расформирования партизанских частей. По решению советского командования около 15 тыс. сибирских партизан были влиты в состав частей наступавшей 5-й Красной армии, ослабленной потерями в ходе наступления и нуждавшейся в срочном пополнении. В результате в отдельных бригадах 26-й дивизии численность партизан доходила до 75 %. Почти целиком из партизан состоял 456-й полк 51-й дивизии. Попытка формирования регулярной Ени­сейской дивизии Красной армии полностью из минусинских партизан закончилась неудачей. Созданная приказом от 30 января 1920 в районе Ачинска дивизия численностью около 13 тыс. человек с преимущественным партизанским комсоставом во главе с А.Д. Кравченко спустя всего месяц была разоруже­на, а к концу марта 1920 полностью расформирована, часть ее бойцов влилась в запасной полк, в запасную батарею и в 27-ю дивизию. Немало солдат дивизии с оружием в руках разошлось по домам. Разоружению были подвергнуты и другие партизанские формирования (отряды Г.Ф. Рогова и И.П. Новоселова в декабре 1919, П.К. Лубкова в феврале 1920, некоторые части 4-го корпуса армии Мамонтова и другие). Основная масса партизан, преимущественно западносибирских, прошла за полгода через 3 запасных полка 5-й армии (в Барнауле, Новониколаевске и Семи­палатинске), сформированных в январе-феврале 1920. Около 15 тыс. бывших партизан, главным образом старших возрастов, вступили в Красную армию во второй половине 1920. Тогда же несколько десятков тысяч бывших сибирских партизан приняли участие в сражениях на польском и врангелевском фронтах Гражданской войны. Значительное количество сибирских партизан было направлено на комплектование частей внутренней охраны (ВОХР). Це­ликом или частично из партизан состояли 65-я и 87-я стрелковые бригады ВОХР, Минусинский, Канский, Ени­сейский, Ачинский, Кузнецкий караульные батальоны, ряд караульных рот и иных подразделений ВОХР в других городах Сибири. По-иному сложилась судьба иркутских партизан, входивших в Восточно-Сибирскую армию, которая была переформирована в 1-ю Иркутскую стрелковую дивизию (командир В.И. Буров, комиссар А.А. Ширямов). В марте 1920 дивизия, а также не вошедшие в нее партизанские отряды Н.А. Каландаришвили и Н.А. Бурлова, были переброшены в Забайкалье для борьбы с атаманом Семеновым. Иркутские партизаны и повстанцы явились одним из основных источников комплектования НРА ДВР. К лету 1920 на территории Сибири не осталось ни одного партизанского формирования. Всего в период объединения с Красной армией в ее ряды, в подразделения ВОХР влилось до трети сибирских партизан. Участники партизанского движения старше 35 лет были распущены по домам, как и бойцы расформированных партизанских отрядов и подразделений, не пожелавшие добровольно вступить в Красную армию. В процессе объединения с Красной армией имели место антисоветские выступления бывших партизан, отказ многих из них подчиняться разоружению и роспуску, растаскивание по домам оружия, дезертирство. Только в Западной Сиби­ри количество дезертиров, бывших партизан, из Красной армии составило около 6 тыс. человек. В конце весны, летом, осенью 1920 и в 1921 часть бывших партизан с оружием в руках выступила против большевистской власти и проводимой ею политики «военного коммунизма» (вооруженные выступле­ния Рогова, Новоселова, Лубкова и другие).

В процессе объединения решалась также судьба партизанских органов власти. Эти структуры, как правило, с большой осторожностью интегрировались в советскую государственную систему. Центральные партизанские органы власти были ликви­дированы во всех районах партизанского движения, но при этом многие их члены включались в состав либо в аппарат уездных ревкомов, в партийные, хозяйственные и иные советские структуры. Среднее звено партизанских органов власти - районные военно-революционные штабы, комитеты, советы на территории Западной Сибири обычно переименовывались в ревкомы и функционировали до февраля 1920, затем постепенно расформировывались, а члены этих органов вливались в состав уездных и волостных советских органов.

После восстановления в Сибири советские власти парти­заны продолжали оставаться наиболее социально активной частью населения. В начале 1920-х гг. преимущественно из их числа пополнялись ряды членов и сочувствующих Коммунистические партии, на треть из бывших партизан состояла сибирская  рабоче-крестьянская милиция. Советская власть, находившая в лице бывших партизан социальную опору в деревне, со своей стороны, оказывала им помощь. С целью возмещения убытков решением Сибревкома от 7 мая 1920 разорен­ным партизанским районам выделялось 95 млн руб., туда на­правлялись семена, скот, строительные материалы. В 1920-е гг. участники партизанского движения  пользовались определенными льготами и привилегиями. Ряд бывших партизан оказался на руко­водящей советской, партийной, хозяйственной работе, в органах ВЧК-ОГПУ. Заметным явлением стало массовое участие бывших партизан в краснобандитском движении (см. Красный бандитизм). В начале 1930-х гг. значительная часть бывших пар­тизан была вовлечена в массовое колхозное строительство. В то же время многие из них подверглись «раскулачиванию», некоторые участвовали в крестьянских выступлениях, направленных против насильственной коллективизации. В период массовых политических репрессий во второй половине 1930-х гг. сотни участников партизанского движения были необоснованно осуждены и погибли, в том числе партизанские руководители Н.М. Буда, В.А. Зворыкин, Р.П. Захаров, Я.П. Новиков, П.П. Петров, Е.К. Ру­даков, П.Р. Семенихин, П.Д. Тибекин, В.П. Шевелев, И.Я. Третьяк, В.Г. Яковенко и многие другие.

Лит.: Колосов Е. Крестьянское движение при Колчаке // Бы­лое. 1922. № 20; Партизанское движение в Сибири. М.; Л., 1925. Т. 1; Яковенко В.Г. Записки партизана. М.; Л., 1925; Рагозин. Партизаны Степного Баджея. М., 1926; Эльцин В. Пятая армия и сибирские партизаны // Борьба за Урал и Сибирь. М.; Л., 1926; Щетинкин П.Е. Борьба с колчаковщиной. Очерк партизанской борьбы на Минусинском фронте. Новосибирск, 1929; Третьяк И.Я. Партизанское движение в Горном Алтае. 1919. Новосибирск, 1933; Криволуцкий П.Д. Шиткинские партизаны. М.; Иркутск, 1934; Борьба за власть советов в Иркутской губернии (1918-1920 гг.) (Партизанское движение в Приангарье). Иркутск, 1959; Парти­занское движение в Западной Сибири (1918-1920 гг.): Документы и материалы. Новосибирск, 1959; Стишов М.И. Большевистское подполье и партизанское движение в Сибири в годы Гражданской войны (1918-1920 гг.). М., 1962; Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. М., 1966; Яковенко В.Г. Записки партизана. Красноярск, 1968; Ларьков Н.С. Военное строительство у сибирских партизан в годы Гражданской войны (1918-1920) // Вопросы истории обществен­но-политической жизни Сибири периода Октября и Гражданской войны. Томск, 1982; Журов Ю.В. Гражданская война в сибирской деревне. Красноярск, 1986; Pereira N.G.O. The Partisan Movement in Western Siberia, 1918-1919 // Jahrbiicher fur Geschichte Osteu- ropas. 1990. Bd. 38. № 1.

Н.С. Ларьков

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири