Палеогеография Байкала. Биота в позднем кайнозое

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Рис. 3.15. Саванноидные ландшафты.
Рис. 3.15. Саванноидные ландшафты.
Рис. 3.16. Местонахождение Тологой (общий вид).
Рис. 3.16. Местонахождение Тологой (общий вид).
Рис. 3.17. Тологой 1.1. Красноцветные осадки.
Рис. 3.17. Тологой 1.1. Красноцветные осадки.
Рис. 3.18. Гиена – обитатель саванноидных ландшафтов.
Рис. 3.18. Гиена – обитатель саванноидных ландшафтов.
Рис. 3.19. Местонахождение Засухино (общий вид).
Рис. 3.19. Местонахождение Засухино (общий вид).
Рис. 3.20. Местонахождение Додогол (общий вид).
Рис. 3.20. Местонахождение Додогол (общий вид).
Рис. 3.21. Пищуха Ochotona daurica.
Рис. 3.21. Пищуха Ochotona daurica.
Рис. 3.23. Черепа вымерших сурков.
Рис. 3.23. Черепа вымерших сурков.
Рис. 3.23. Черепа вымерших сурков.
Рис. 3.23. Черепа вымерших сурков.
Рис. 3.22. Сурок Marmota sibirica. (Фото Б. Бадмаева).
Рис. 3.22. Сурок Marmota sibirica. (Фото Б. Бадмаева).
Рис. 3.24. Околоводные луговые ландшафты
Рис. 3.24. Околоводные луговые ландшафты
Рис. 3.25. Местонахождение Тологой 2 (мерзлотные нарушения в виде земляных жил).
Рис. 3.25. Местонахождение Тологой 2 (мерзлотные нарушения в виде земляных жил).
Рис. 3.26. Местонахождение Додогол 5 (криогенные нарушения солифлюкционного характера).
Рис. 3.26. Местонахождение Додогол 5 (криогенные нарушения солифлюкционного характера).
Рис. 3.27. Северная пищуха Ochotona hyperborea
Рис. 3.27. Северная пищуха Ochotona hyperborea

В решение вопросов геологии позднего кайнозоя, реконструкции палеоландшафтных и палеоклиматических условий Байкальского региона значительный вклад внесли такие исследователи, как Обручев В.А., Думитрашко Н.В., Ламакин В.В., Логачев Н.А., Базаров Д.Б., Равский Э.И., Иваньев Л.Н., Верещагин Н.К., Резанов И.Н., Антощенко-Оленев И.В., Вангенгейм Э.А. и др. Однако детальное изучение животного мира прошлого и окружающей среды началось в середине прошлого столетия, когда были открыты уникальные местонахождения с фауной в Забайкалье: Тологой – академиком Окладниковым А.П., Береговая – Иваньевым Л.Н., Додогол – Базаровым Д.Б. В Прибайкалье и на острове Ольхон многочисленные местонахождения с фауной были открыты академиком Логачевым Н.А. и его коллегами.

Развитие природной обстановки Байкальского региона в позднем кайнозое определялось в значительной степени тектонической активностью и формированием рифтовой зоны. Эта область в течение неогена развивалась в средневысотную горную страну, где наблюдалось поднятие хребтов до 2000–2500 м, а превышение их над межгорными долинами возросло до 1000–1500 м. В это время сформировались все крупные впадины, такие как Тункинская, Байкальская, Баргузинская, Верхнеангарская и др., и отмечалось усиление контрастности рельефа.

Начало неогена в Байкальском регионе характеризовалось теплым, влажным климатом и зональными хвойно-широколиственными лесами. Во второй половине неогена началось постепенно нарастающее похолодание климата и увеличение сухости в связи с тем, что формировавшиеся в начале плиоцена основные горные хребты и системы в среднем плиоцене представляли собой значительные орографические преграды. В результате этого образовалось четкое различие влажностных режимов побережий оз. Байкал, начался процесс дифференциации природных процессов в Прибайкалье и Забайкалье. Западное Забайкалье оказалось отгороженным от влияния западных влажных атлантических циклонов, что явилось одной из главных причин особой аридности и континентальности климата; и в настоящее время влияние западного переноса воздушных масс ограничивается лишь Прибайкальем.

Плиоцен. В плиоцене на огромной территории Байкальского региона произошли значительные изменения как геолого-геоморфологического строения, так и климата. В связи с этим отмечаются радикальные изменения типа осадконакопления, характера растительного покрова и животного мира. Новые тектонические движения кореннымобразом отличались от таковых предыдущего этапа развития впадин Байкальской рифтовой зоны. Резкое огрубение материала и расширение генетического спектра отложений свидетельствуют об усилении размыва и сноса под влиянием все увеличивающегося темпа тектонических движений и их контрастности, увеличения амплитуд вертикальных смещений. Этот новый этап развития Н.А. Флоренсов назвал новобайкальским. Прогрессирующее похолодание и иссушение климата, начавшиеся в первой половине плиоцена, прежде всего отразились на облике растительности, когда в теплолюбивой тургайской флоре исчезли или значительно уменьшились субтропические виды. В составе раннеплиоценовой флоры Восточной Сибири исчезло большинство термофильных элементов.

Увеличилась однородность растительности, и начала формироваться зональность. В аридных центрально-азиатских районах соседствуют сухие степи, полупустыни и пустыни. Значительные изменения претерпели в это время и биоценозы. Исчезли миоценовые формы млекопитающих, доминирующими становятся цокориные, складчатозубые пищуховые и хомяки. Присутствуют архаичные полевки рода промимомис. Вероятнее всего, к концу раннего плиоцена климат продолжал оставаться довольно теплым и влажным, но стал несколько суше и прохладнее, чем в миоцене. На основе анализа ископаемой флоры Е.М. Малаевой установлено три этапа в развитии растительности, отвечающие значительным изменениям параметров увлажненности климата. Для этого временного интервала она дает ограничение зимних температур, равное –12оС. И, вероятно, самый конец макрофазы гумидизации прослеживается в фауне и флоре местонахождения Удунга (Западное Забайкалье).

На рубеже раннего и среднего плиоцена произошла перестройка в природной обстановке Центральной Азии, что повлекло за собой смещение границ ареалов индомалайских и центрально-азиатских представителей фауны к югу. Но еще в первую половину среднего плиоцена ландшафтно-климатические условия Забайкалья напоминали север субтропической зоны Южного Китая. Возможно, в это время Центральная Азия имела более тесные связи с Индо-Малайской палеозоогеографической подобластью, чем в последующее время. Об этом свидетельствует своеобразная фауна плиоценового местонахождения Удунга. Анализ видового состава показывает, что основное ядро фауны составляли обитатели лесных биотопов, такие как зайцы, бобры, мыши и др. из мелких млекопитающих, из крупных – олени, газели, антилоспира, косули, лоси из копытных, две формы гиппарионов, из хищных – медведи, росомаха, гомотериум, плиокрокута и барсуки арктомелес и др. Господство лесных биотопов в период существования биоты начала среднего плиоцена подтверждается сведениями по палеорастительности, которая отражает конечную макрофазу гумидизации. О теплом и достаточно влажном климате времени формирования костеносных отложений разреза Удунга свидетельствуют данные минералогического анализа.

Качественно новый этап в развитии природной среды отмечается во второй половине среднего плиоцена; в это время наблюдается сокращение площади лесов, общее увеличение открытых пространств, при снижении доли влажных лугов и разнотравных степей. Формируется ландшафт, подобный современным африканским саваннам (рис. 3.15.). Для этого временного интервала характерны тологойская и чикойская фауны, известные соответственно из местонахождений Тологой (рис. 3.16.) и Береговая. В ассоциации мелких млекопитающих отмечается сокращение обитателей лесных биотопов, влажных лугов и разнотравных степей, таких как зайцевые и цокориные.

В тологойской и чикойской фаунах наблюдается расцвет корнезубых полевок родов мимомис и виллания, что вызвало сокращение количества пищуховых; появляются насекомоядные родов петения и беремендия, которые, возможно, были приурочены к биотопам низких и равнинных форм рельефа. Это был качественно иной этап, этап относительной аридизации, о жарком аридном климате говорят красноцветные осадки Тологоя 1.1. (рис. 3.17.). В составе фауны местонахождений Тологой 1, Береговая и Грязи встречались обитатели как сухих степей, так и лесостепи типа саванн, однако преобладали формы, приспособленные к условиям аридного климата, к жизни в открытых ландшафтах. Это гиена (рис. 3.18.), одна из форм гиппариона и многочисленные газели. Другая группа, включавшая оленей, носорогов, архаичную форму гиппариона, возможно, была связана с более влажными биотопами и островными лесами. О существовании мозаичных ландшафтов свидетельствуют как млекопитающие, так и сведения по амфибиям и птицам.

Таким образом, на протяжении среднего плиоцена наблюдаются весьма значительные изменения природной среды – ландшафты начала среднего плиоцена с преобладанием лесов сменились открытыми пространствами с островными лесами саванного типа. Климат, достаточно гумидный и теплый в первую половину среднего плиоцена, сменился к концу этого периода на более аридный. В целом климат среднего плиоцена в Байкальском регионе был теплым, сезонные контрасты сглажены.

К началу позднего плиоцена в Западном Забайкалье сохранялся общий облик среднеплиоценового рельефа. Состав фауны Итанцинского комплекса, известного из местонахождений Клочнево и Засухино (рис. 3.19.), а также количественное соотношение слагающих фауну видов свидетельствуют о том, что в начале позднего плиоцена наблюдалось постепенное сокращение участков, занятых саванноидными лесами, и происходило увеличение доли степей. Ландшафты продолжали быть мозаичными, но представляли собой сочетание разнообразных степей, лугов и островных лесов. Возможно, вдоль речных берегов произрастали редкие леса и кустарники, где обитали бобры и лесные полевки, луговые участки населяли цементные полевки рода мимомис и кромеромис и крупные хомяки крицетинус. Степные участки были местами обитания многочисленных сусликов, мелких хомяков, бесцементных корнезубых полевок, сурков, лошади. Присутствие тушканчиков свидетельствует о появлении пустынных участков и сухих степей. Палеонтологические данные говорят о том, что климат региона к позднему плиоцену изменился в сторону большей аридности и континентальности, но оставался достаточно теплым.

В этом временном интервале в Байкальском регионе отмечено две волны похолодания, первый минимум которого – на рубеже смены полярности Гаусс-Матуяма, на уровне 2,82–2,48 млн. лет. Этими изменениями климата обусловлен, вероятно, новый этап в развитии растительности – из структуры вертикальной поясности полностью исчезает формация неморальных лесов. Наряду с обеднением дендрофлоры началась и в дальнейшем происходила перестройка вертикальной поясности по аридному типу. Это характеризовалось активным проникновением в горы степных растительных ассоциаций; на склонах южной экспозиции существовали сухостепные и степные ландшафты, а северные увлажненные склоны были лесостепными. Деградация формации темнохвойно-широколиственных горных лесов в позднем плиоцене была связана не только с направленным снижением общей влагообеспеченности на протяжении плиоцена, но и с суммарным эффектом от уменьшения влагообеспеченности, усиленияконтинентальности и направленного похолодания климата. Для растительности отмечается понижение ограничения зимних температур до –18оС.

По ландшафтным условиям Байкальская область до конца плиоцена была довольно однородна, и лишь активизация тектонических движений, происходившая в плиоцене, привела в плейстоцене к дифференциации двух регионов – Прибайкалья и Забайкалья. Данные по ископаемым млекопитающим показывают, что в конце позднего плиоцена – начале эоплейстоцена возникли незначительные различия в составе фаун этих двух регионов. Фаунистические материалы по мелким млекопитающим подтверждают выводы Э.А. Вангенгейм, сделанные на основе анализа данных по крупным млекопитающим, о существовании в это время двух палеозоогеографических районов на территории Азиатской части России, обусловленных различиями природных процессов в этих двух областях.

Поздний плиоцен в Байкальском регионе в целом характеризовался умеренно теплым климатом с чередованием холодных и влажных фаз, а также наблюдалась временами относительная сухость климата, когда доминировала степная растительность.

Эоплейстоцен. В развитии природной среды Забайкалья в эоплейстоцене отмечается дальнейшее ухудшение климатических условий в сторону похолодания и усиления аридизации, связанное с глобальными событиями. В Байкальском регионе оно ознаменовалось второй крупной волной похолодания, произошедшей на границе плиоцена и плейстоцена (1,75–1,45 млн. лет) и явившейся поворотной для последующего ухудшения климата в течение плейстоцена.

Это нашло отражение в изменении структуры сообщества мелких млекопитающих, которые отличались значительно от таковых предшествующих плиоценовых эпох. В эоплейстоценовой фауне появились многочисленные новые для Забайкалья таксоны, такие как роды аллофайомис, борсодия, лагуродон, пролагурус, террикола, эолагурус, и исчезли плиоценовые формы.

Фаунистические сообщества начала эоплейстоцена, известные из местонахождений Додогол (рис. 3.20.), характеризуются доминированием пищуховых (рис. 3.21.) и сурков (рис. 3.22.), многочисленные костные остатки которых были найдены в местонахождениях Тологой 1, 2, Засухино 2 (рис. 3.23.). Встречаются бесцементные полевки борсодия, цокоры, суслики и прогрессивные формы корнезубых полевок мимомис. На протяжении эоплейстоцена в регионе существовал мозаичный ландшафт с преобладанием открытых пространств сухих степей при постепенном расширении площадей последних, а к концу эоплейстоцена появляются и опустыненные участки. Можно считать вероятным, что по берегам рек и водоемов произрастали кустарники и редкие леса, как и в современную эпоху.

К концу позднего эоплейстоцена в средневысоких горах Прибайкалья сложилась вертикальная зональность. В составе фауны мелких млекопитающих местонахождения Засухино 3 встречена высокогорная полевка рода альтикола, которая обитала, вероятно, в верхней гольцовой зоне, представленной субальпийскими лугами с каменистыми участками. Горные склоны были покрыты тайгой, которую населяли красная полевка и лесной лемминг. Низкие околоводные участки (рис. 3.24.) были заселены бобрами и цементными корнезубыми полевками аллофайомис, луговые участки — узкочерепными полевками, цокорами и полевками рода террикола. О прогрессивном похолодании климата свидетельствуют следы позднеэоплейстоценовых криогенных нарушений в местонахожденияхТологой 2 (рис. 3.25.), Засухино 3 и Усть-Обор. Одновозрастные по геологическому времени следы мерзлотных нарушений известны в Северном Китае, они обнаружены также в интервале 0,78–0,99 млн. лет. Три крупных этапа похолодания в это время установлено в Северной Монголии и в Западной Сибири.

Неоплейстоцен. Неоплейстоценовый этап развития природной среды Байкальского региона, как и по всей Евразии, характеризуется развитием направленного похолодания, сменой теплых и холодных эпох. Природные условия начала неоплейстоцена незначительно отличались от позднеэоплейстоценовых. В Забайкалье, как и в Байкальском регионе, сохранялся мозаичный ландшафт с преобладанием открытых степных пространств. Характерной особенностью палеосреды раннего неоплейстоцена является усиление аридности.

Данные по мелким млекопитающим указывают на увеличение в ландшафтах начала раннего неоплейстоцена удельного веса открытых пространств пустынного типа при широком распространении полупустынных участков и сухих степей и значительном усилении аридности климата. По общему облику фауна этого времени сходна с современной фауной Монголии, и, возможно, ландшафтно-климатические условия Западного Забайкалья того времени несколько напоминали таковые Монголии. В составе фауны исчезли эоплейстоценовые роды борсодия, аллофайомис, пролагурус, лагуродон и другие, но продолжали существовать суслики, пищухи, сурки и хомяки. Характерной особенностью фауны раннего неоплейстоцена является появление пустынных элементов – слепушонки, песчанки, резкое возрастание относительного обилия желтой пеструшки и тушканчиков; достаточно многочисленны полевка Брандта, восточная и монгольская полевки, как и некорнезубый цокор рода миоспалакс.

Видовой состав фауны указывает на увеличение в ландшафтах первой половины раннего неоплейстоцена удельного веса открытых пространств пустынного типа при широком распространении полупустынных участков и сухих степей и усилении аридности климата. Растительность в это время была представлена преимущественно злаками и ксерофитами. Отмечено низкое содержание пыльцы древесных пород, которые принадлежат древовидной березе, сосне и широколиственным породам. Климат был относительно теплым и сухим.

Ко второй половине раннего неоплейстоцена общий облик ландшафта изменился. Сократились пустынные и полупустынные участки, широкое распространение получили степи, о чем свидетельствует фауна мелких млекопитающих, представленная формами открытых пространств. Ландшафт в целом продолжал оставаться мозаичным. Былишироко распространены разнообразные степи, сохранялись полупустыни, но значительно сократились пустынные участки, о чем свидетельствуют снижение обилия желтой пеструшки, песчанки, слепушонки, обитателей пустынных биотопов и увеличение количества полупустынных форм (тушканчики) и представителей сухих степей (полевка Брандта). О господстве в этот период степных условий свидетельствует также фауна крупных млекопитающих. Таким образом, ландшафты Западного Забайкалья в конце раннего неоплейстоцена представляли мозаичную картину. Господствующим типом были разнообразные степи с редкими лесами, сохранялись полупустынные. В более увлажненных местах по долинам рек и берегам водоемов были развиты луга.

Необходимо отметить, что в связи с увеличением сухости климата среднегорные хребты Южного Прибайкалья – Морской, Улан-Бургасы, Курбинский – и северо-восточная оконечность Хамар-Дабана, как и забайкальские хребты Селенгинского среднегорья, не подвергались плейстоценовому оледенению. Западное Забайкалье в это время входило в зону сухих перигляциальных степей.

Взаимное проникновение природных явлений и ландшафтов Северной Монголии, Забайкалья и юго-восточного побережья Байкала постоянно обеспечивалось пространственной связью этих районов через транзитную долину Селенги и сравнительно невысокие горы (1200–1800 м). Одним из ярких проявлений такой взаимосвязи явился средненеоплейстоценовый подъем регионального базиса эрозии в Байкальской котловине, вызванный тектоническими причинами, когда произошло формирование мощной песчаной толщи кривоярской свиты в большинстве впадин Западного Забайкалья, в долинах р. Селенги и её притоков. Стратиграфическим аналогом кривоярской свиты являются отложения нижней части верхней толщи местонахождения Тологой (Тологой 3) и верхней части Додогола (Додогол 5), затронутые интенсивными криогенными нарушениями солифлюкционного характера, одновременными накоплению породы (рис. 3.26.).

Таким образом, для Западного Забайкалья с его параллельными хребтами и межгорными впадинами, с четким разграничением склонов на северные и южные характерная пестрота ландшафтов заложилась, по крайней мере, в эоплейстоцене и в дальнейшем продолжала развиваться. В северных районах Западного Забайкалья, граничащих с Прибайкальем, с эоплейстоцена до среднего неоплейстоцена преобладающими ландшафтами были лесные и лесостепные, в то время как в южных были широко распространены открытые пространства – степи и сухие степи, пустыни и полупустыни. Однако районы, прилегающие к озеру Байкал, в целом отличались мягкостью и меньшей континентальностью климата, чем центральные районы Западного Забайкалья.

Интенсивные изменения климатических и природных условий, наблюдавшиеся в позднем неоплейстоцене, отразились на осадках и преобразованиях в фаунистических сообществах. Фауны Забайкалья этого временного интервала существенно отличаются от одновозрастных фаун прилежащих регионов. Если в фаунах Европы и Сибири, в частности Предбайкалья, господствующими элементами были разнообразные лемминги, степная пеструшка и узкочерепная полевка, то в фауне Забайкалья, для которого был характерен аридный и континентальный климат, преобладали сухолюбивые, преимущественно сухостепные виды, такие как полевка Брандта, монгольский сурок, даурская пищуха и длиннохвостый суслик. Это было связано с региональными особенностями фауны, относящейся к Центрально-Азиатской палеозоогеографической провинции.

Таким образом, в Байкальском регионе в позднем неоплейстоцене выделяются две природные территории: перигляциальная сибирская – Предбайкалье и аридная центральноазиатская – Забайкалье, относящиеся соответственно к двум зоогеографическим провинциям: Европейско-Сибирской и Центрально-Азиатской. От-личия природных условий находят свое отражение и в различном видовом составе фаун мелких млекопитающих на протяжении всего позднего неоплейстоцена.
Сравнительный анализ мелких млекопитающих поздненеоплейстоценового времени Забайкалья и Прибайкалья показал, что они значительно отличались по видовому составу. Для Забайкалья было характерно доминирование обитателей аридных открытых степных ландшафтов, а для фауны Прибайкалья – сочетание степных, лесных и тундровых видов. Во внеледниковых областях Прибайкалья, судя по составу населения млекопитающих, были широко распространены перигляциальные степные группировки, которые чередовались с тундровыми.

Голоцен. Временная граница плейстоцен–голоцен – это период глобальных преобразований природно-климатической обстановки, что представляет значительный интерес в связи с изменениями природных условий в период перехода от ледниковой природной обстановки конца плейстоцена к голоценовой эпохе потепления и формирования современного климата и ландшафта. В Забайкалье в связи с аридным климатом природная обстановка была довольно стабильной и характеризовалась постепенной плавной перестройкой ландшафтов от преимущественно сухостепных конца позднего плейстоцена к лесостепным к концу голоцена. В западной и северной частях Забайкалья появились значительные массивы лесов, где обитали пищухи (рис. 3.27.). В южной части были распространены аридные степные ландшафты. Перигляциальная растительность с большим количеством полыней, маревых, эфедры на рубеже голоцена сменилась березовыми лесами с дубом, вязом, а на юге частично со степями. Так, березовые и елово-сосновые леса сменили безлесные пространства в районе оз. Котокельского приблизительно 10300 лет назад.

Таким образом, к концу голоцена сложился современный облик ландшафта, характеризующийся мозаичностью. Склоны гор покрывались южно-таежными лесами, по долинам рек были распространены открытые луговые и степные ландшафты с отдельными кустарниковыми зарослями.

Несколько иное развитие природной обстановки наблюдалось на протяжении голоцена в Прибайкалье. В начале голоцена происходило замещение тундровых и тундро-лесостепных растительных ассоциаций елово-лиственничными лесами северотаежного облика. Улучшение природно-климатической обстановки, проявившееся в сокращении площадей многолетнемерзлых пород (ММП), а также в ослаблении континентальности климата, способствовало распространению кедра, пихты, сосны, которые существовали в ледниковое и послеледниковое время на ограниченной площади и в угнетенном состоянии. К середине голоцена в Прибайкалье сформировались два основных комплекса растительности: темнохвойно-таежный, с преобладанием пихты и кедра, распространенный на переувлажненных участках, и светлохвойно-таежный, с преобладанием сосны, предпочитающей сухие, с дефицитом атмосферного увлажнения местообитания. Климатический оптимум середины голоцена в Байкальском регионе характеризовался более влажным, менее континентальным, чем в настоящее время, климатом. В Прибайкалье в это время наблюдается расширение площади влажных пихтовых лесов.

Ко второй половине голоцена в Прибайкалье складываются условия окружающей среды, близкие к современным. Идет дальнейшая деградация ММП, несколько возрастает континентальность климата. Во второй половине голоцена происходит формирование современного облика ландшафтов. В позднем голоцене в структуре растительности господствовали два ведущих комплекса: темнохвойно-таежный, где доминирующим элементом является кедр, образующий полидоминантные леса с елью и пихтой, и светлохвойно-таежный, основу которого составляют лиственница и сосна.

Климатические и ландшафтные изменения отразились и на составе сообществ мелких млекопитающих. Тундро-степные фауны сменяются лесостепными и лесными ассоциациями. Из сообщества мелких млекопитающих выпадают типично тундровые виды, такие как сибирский и копытный лемминги, сокращается доля обитателей степей. С увеличением площадей, покрытых тайгой, расширяется ареал обитания лесных видов, растет их доля в сообществах млекопитающих.
К концу голоцена в Байкальском регионе происходит формирование современного облика ландшафтов, климата и наземной фауны.

Источник: Байкал: природа и люди : энциклопедический справочник / Байкальский институт природопользования СО РАН ; [отв. ред. чл.-корр. А. К. Тулохонов] – Улан-Удэ : ЭКОС : Издательство БНЦ СО РАН, 2009. – 608 с.: цв. ил.

Читайте в Иркипедии

Термины

  1. Тектоника и сейсмичность Прибайкалья
  2. Геоморфологическое строение побережья озера Байкал
  3. Динамика изменений берегов
  4. Инженерно-геологические условия побережья
  5. Из истории становления метеослужб
  6. Поверхностные воды
  7. Подземные воды
  8. Гидрогеохимический режим подземных вод
  9. Потепление климата и поверхностный сток
  10. Почвы
  11. Растительный мир
  12. Грибы и лишайники
  13. Высшие растения
  14. Растительность Прибайкалья

Другие ресурсы

  1. Биоценология Байкала. Библиография
  2. Байкаловедение: учебное пособие
  3. Байкал: все, что нужно знать
  4. Систематика и экология байкальской фауны и флоры 
  5. Экологическое зонирование Байкальской природной территории
  6. Практические вопросы охраны Байкала и использования его 

Литература

  1. Биота водоемов Байкальской рифтовой зоны / В. В. Тахтеев [и др.] ; отв. ред. А. С. Плешанов. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 231
  2. Уникальные объекты живой природы бассейна Байкала / А. С. Плешанов [и др.]. – Новосибирск : Наука, 1990. – 224 с.
  3. Тахтеев В. В. Биота некоторых термальных источников Прибайкалья и связанных с ними водоемов / В. В. Тахтеев, Л. А. Ижболдина, Г. И. Помазкова, В. И. Провиз, Т. Я. Ситникова, Н. А. Бондаренко, Г. Ф. Мазепова, Н. А. Рожкова, Я. И. Старобогатов, А. Н. Галкин, А. С. Плешанов, И. А. Бессолицина, О. Т. Русинек, Е. В. Амбросова // Исследование водных экосистем Восточной Сибири. Биоразнообразие Байкальского региона. Тр. биол.-почв. ф-та ИГУ. – Иркутск, 2000а. – Вып. 3. – С. 55–100.
  4. Тахтеев В. В. О некоторых актуальных задачах исследований биоразнообразия водных организмов Байкальского региона // Современные проблемы экологии, природопользования и ресурсосбережения Прибайкалья : материалы науч. конф. (Иркутск, 22–23 сентября 1998 г.). – Иркутск, 1998. – С. 319–320.

Ссылки

  1.  В. В. Тахтеев Биота водоемов Байкальской рифтовой зоны
  2. Биота озера Байкал // AQUASCOPE Все о море и морских обитателях: сайт.
  3. Основы палеогеографии
  4. Палеогеография / Природа Байкала и Прибайкалья: сайт
  5. Биота крупных озер байкальской рифтовой зоны // Озеро Байкал.инфо: сайт

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Байкал | Физическая география и геология Байкала