Култук, село. Таможенная застава // Хобта А., Снопков С. «Култук: село, разъезд, станция, поселок» (2007)

Вы здесь

Официально таможня в Иркутске была открыта в 1682 г. Однако фактически таможенные сборы осуществлялись с начала 1660-х гг., с момента основания Иркутского острога. Основным товаром, облагаемым таможенными пошлинами в это время, являлись шкурки пушных зверей. С конца XVII в. началась интенсивная торговля с Китаем. Кяхтинский русско-китайский мирный договор 1727 г. установил новый порядок сибирской внешней торговли. Согласно договору вся торговля была разрешена только в Кяхте. С 1728 г. большинство таможенных операций стало осуществляться на Кяхтинской таможне. В первой половине XIX в. в Кяхте начали скапливаться значительные партии российских товаров. Российский привоз отличался многообразием, китайский же экспорт был сведен фактически к одному чаю. Часть российских товаров оставались непоменянными. На границе с Китаем процветала контрабандная торговля. Малочисленные русские пограничные караулы не могли остановить контрабанду. Особенно большие размеры незаконная торговля приобрела в Нерчинском крае.  В приграничные селения пригонялись табуны лошадей и крупного рогатого скота, привозился хлеб и другие товары. В контрабандной торговле участвовали не только пограничное население, но и купцы. Таким образом, наряду с крупной оптовой торговлей на границе Китая процветал в значительных масштабах контрабандный промысел.

В 1860 г. заключается Пекинский договор о беспошлинной торговле вдоль всей границы. Причинами такого изменения правил торговли стали: 1) недостаточная пропускная способность Кяхты, что значительно тормозило развитие торговли; 2) процветающая контрабанда, с которой таможенные власти справиться не могли; 3) введение в присоединенных к России Приамурье и Приморье права свободной беспошлинной торговли. Пекинский договор привел к необходимости изменения таможенной службы.

Самым удобным местом размещения таможни в условиях новых торговых российско-китайских отношений был признан Иркутск, т.к. здесь сходились все пути с востока: через Байкал, с юга и севера Байкала. В Указе Александра II говорилось: «Перевести Кяхтинскую таможню в Иркутск и действия Иркутской таможни начать с 1-го октября 1861 г., а затем действия Кяхтинской таможни по очистке пошлиною китайских товаров прекратить»169.

Для контролирования дорог из Забайкалья была создана не только таможня в Иркутске, но и несколько караулов. Эти караулы — Байкальская таможенная линия — предназначались для пресечения контрабанды товаров вокруг Иркутска и контролирования всех грузопотоков. Центром таможенных операций на Кругоморском тракте стал Култук, где сходились три дороги: Кругобайкальская, Хамар-Дабанская и Тункинская. Иркутская таможня и Байкальская таможенная линия, включающая две расположенных на основных путях провоза товаров заставы (Култукскую и Лиственичную), начали работать с октября 1861 г. Их главной задачей являлось недопущение тайного ввоза импортных товаров с китайской границы и из дальневосточных портов в Иркутск и далее во внутренние районы России170. Помимо Култукской и Лиственичной таможенных застав работали разъездные таможенные посты из казаков. Позднее были дополнительно организованы постоянные таможенные посты в Голоустной, Бугульдейке и Курети.

Основными способами борьбы с контрабандой являлись: выявление возможных путей ее проникновения и перекрытие их таможенными постами, а также агентурная работа с местным населением, которое участвовало в контрабандных перевозках и торговле.

С постройкой Транссибирской железнодорожной магистрали изменились задачи, объемы и формы работы таможни. Значительно изменился ассортимент привозимых товаров азиатского происхождения. В 1900 г. изменилась структура Байкальской таможенной линии. Заставы были преобразованы в таможенные участки. Всего в составе Иркутской таможни было семь участков таможенного надзора: Иркутский, Кяхтинский, Куретский, Лиственичный, Мысовой, Сретенский, Тункинский и 30 таможенных постов.

Участки таможенного надзора, расположенные на западном побережье Байкала, имели следующий состав: Тункинский участок — Гужирский, Култукский, Половинный, Тибельтейский, Тункинский, Шимкинский посты; Лиственичный участок Ангарский, Большекотинский, Голоустный, Железнодорожный, Ледокольный посты; Куретский участок — Бугульдейский, Куретский, Онгуренский, Сарминский посты.

Таможенная застава в Култуке располагалась на краю села, на берегу Байкала. На широком песчаном пляже был устроен шлагбаум и здание самой таможни. На фотографии Култука конца XIX в. видно, что здание состояло из двух помещений с главным выходом в сторону шлагбаума. По-видимому, одно помещение рабочее, а другое — казарма. Известно, что рядом с таможней находилась конюшня. Возле шлагбаума производился досмотр грузов караванов, следующих на Иркутск по Тункинской и Кругоморской дорогам. По свидетельствам старожилов, иногда колонна из подвод, ждущих своей очереди при проверке грузов на таможне, растягивалась от Култука до Шаманского мыса (2-3 км). На таможенной заставе проверялось соответствие товара накладным, правильность оплаты таможенных пошлин, выявлялся контрабандный и запрещенный для ввоза товар.

Основным товаром купеческих караванов, несомненно, являлся чай. Сообщения о караванах с чаем являлись характерной чертой того времени. «Здесь (в Култуке. — Авт.) провозят часть партий чая, далее лучшие его сорта, отправляемые спешно на ярмарку в Иркутск, дорогой вокруг Байкала везут намного раньше, чем зимней дорогой через Байкал»171. Кроме этого из Китая через Култук везли шелковые ткани, обувь, вату в тюках, верблюжью шерсть, козий пух, фарфоровые чашки, серебро в слитках, сухофрукты, сахарледенец. Позднее к китайским товарам добавились японские: шелковые платки, плетеные изделия из соломы, изделия из бисера, тюль, бумажные зонтики, женские платья и халаты и др. Полностью запрещенными к ввозу из Китая и Японии были вино, водка, опиум, игральные карты, альбомы игривого содержания, а также вывоз туда оружия, пороха и боеприпасов.

Строительство КБЖД привело к появлению нового массового вида контрабанды — алкогольной. «Провоз по Байкалу водки удобен — уследить трудно». В газете «Восточное обозрение» в 1898—1905 гг. присутствуют многочисленные публикации о кругобайкальских спиртоносах и способах провоза спирта, с которыми активно боролись жандармерия и таможенная служба. Спирт провозили в бочке с омулями; сбрасывали в бочонках при подходе парохода к берегу, чтобы избежать досмотра, а затем доставали с лодок; проносили под одеждой (по ведру и более); маскировали бутыли в виде грудных детей.

Штат Култукской заставы состоял в середине XIX в. из таможенного надзирателя и отряда казаков; в конце XIX в. из таможенного досмотрщика и таможенной стражи (из вольнонаемных). В 1898 г. в Култуке — один досмотрщик, шесть конных и шесть пеших стражников.

Осмотр товара и сверку с накладными, ярлыками выполнял надзиратель, а позднее досмотрщик. Надзиратель сличал накладную с наличным товаром, затем выдавал ярлык о прохождении товара через заставу, а копию ярлыка отсылал в Иркутск на таможню как извещение о предстоящем поступлении товара.

Досмотрщик являлся главным лицом в таможенной службе. На должность досмотрщика принимались лица всякого звания, но предпочтительно из запасных военных чинов безупречного поведения, грамотные, здоровые и пригодные к таможенной службе, в возрасте не менее 21 года и не старше 30 лет. Досмотрщику предъявлялись высокие требования, он наделялся широкими обязанностями; ему назначался испытательный срок. Предписывалось «с публикой обходиться вежливо, не входить в пререкания и не делать никому напрасных затруднений или остановок, ни в коем случае не требовать и не принимать никаких подарков по службе ни деньгами, ни вещами, ни чем-либо иным, в случае же подкупа деньги или вещи, данные в подкуп, представлять немедленно начальству (нельзя участвовать в аукционах конфискатов)»172.

Служащие таможни получали довольно приличное по тем временам жалование. Оклад досмотрщика составлял 300 руб. в год плюс 48 руб. квартирных. Стража (конная и пешая) имела форму, оружие (шашка и револьвер) и квартиры. Стражник получал оклад 240 руб. в год, а конные — еще плюс 150 руб. на содержание коня. В обязанности стражников  входили патрулирование, борьба с контрабандой и помощь досмотрщику. Имя первого таможенного надзирателя Култукской заставы — Николай Чекулаев — сохранилось благодаря дневникам Б.И. Дыбовского. В 1868 г. приехавший в Култук Дыбовский в своих впечатлениях о селе отмечает: «...Следующее посещение начальника таможни. Я встретил в нем человека необычайной честности. Это был таможенник, может быть, единственный честный на всю Россию, деликатный, отзывчивый. Он жил по соседству, нанимая избу у крестьянина Гаврилы, пока будет закончено здание таможни... Часть дома сдавалась в наем начальнику таможни Чекулаеву, а в другой части жила семья... Зайдя к Чекулаеву, я нашел его в окружении четверых детей хозяйки. Дети красивые, чисто одетые, как рассказывал Чекулаев, единственное его общество, они милые, послушные, разговорчивые, от общения с ними я получаю настоящее удовольствие. Мы подружились, и дружба наша сохранилась, несмотря на время и разлуку». По сведениям Б.И. Дыбовского, после их отъезда в 1872 г. в экспедицию в Забайкалье Чекулаев три года жил в доме Г. Пермикина, а в 1875 г. был переведен на Лиственичную заставу173.

Появление таможенной заставы и особенно шлагбаума не особо нравилось местным жителям. «На Култукской заставе по неосторожности дневального нанесен удар по голове шлагбаумом крестьянке Никифоровой. Шлагбаум эта наша злоба дня»174.

Огромные прибыли, которые приносила торговля чаем, а также экономия на неуплате больших таможенных пошлин провоцировали развитие контрабандного провоза чая из Китая в Россию. Несмотря на большое количество   таможенных   постов,   объем   контрабанды   не   уменьшался.

«Контрабандный провоз чая через селение Култук все растет. Таможенные чины за неимением средств положительно бессильны бороться со злом»175.

В борьбе с контрабандой таможенники использовали различные методы: агентурную работу с населением и выявление контрабандистов из местных жителей. Иркутская таможня даже выделяла специальные суммы денег для проведения агентурной работы. Из сообщений старожилов известно, что контрабандным провозом товаров вокруг Култука занимались в том числе и жители этого селения.

Н. Астырев так говорил о занятия култучан контрабандой: «В Култуке была таможня, но местные жители знали, кроме тракта, потайные горные тропинки в своих гольцах, а таможенных досмотрщиков не много, и люди они пришлые, с местностью не знакомые, так почему же — рассуждают култучане, самой природой, их окружающей, осужденные на промысловый, не земледельческий образ жизни, — почему же не заработать исподволь, в течение года, по нескольку десятков рублей на брата, за счет казны, которая и так богата? И зарабатывали понемногу пропорционально ловкости и удали каждого»176.

Контрабандисты для незаконного провоза товаров использовали различные тайные пути вокруг таможенных застав и постов. В районе Култукской заставы основные пути контрабанды шли через Байкал (зимой по льду, а летом на лодках) до недоступного западного побережья и далее по речкам в сторону Култукского тракта, или в обход Култука с запада с выходом в долину Иркута. В Государственном архиве Иркутской области хранится донесение управляющего Култукской таможенной заставой об обнаружении контрабандного пути: «Летом на самом берегу Байкала к северу от Култука (50 верст по воде) в пади Половинной есть тайная тропа, по которой доставленная сюда на лодках контрабанда следует на юг в Култук и Иркутск. С опытным проводником по этой тропе можно пешком пробраться в Култук, ведя за собой сзади лошадей гусем, навьюченных небольшим грузом по два пуда, за три дня, ибо тропа ведет через крутые горы, овраги и тайгу, имеющие на пути разные естественные препятствия. По этой тропе можно с опытным проводником в течение двух дней выйти на дорогу, ведущую в село Олхинское в сторону Иркутска, и вести навьюченных лошадей, каждую с грузом до трех пудов»177.

Необходимость проверки лодок, переплывающих через Байкал, на наличие контрабанды часто приводило к недовольству и недоразумениям. Так, например, участники зоологической экспедиции под руководством киевского профессора А.А. Коротнева, работающие на Байкале, в 1902 г. попали под пристальное внимание Култукской заставы. Эта история даже попала на страницы газеты «Восточное обозрение»: «...Приехали в Култук члены зоологической экспедиции во главе с профессором Коротневым. Погрузили они в один прекрасный день водолазный аппарат, разные другие приспособления на лодку, посадили на нее флотских матросов, отплыли от берега и стали в виду Култука производить исследования. К обеду едут они домой к пристани, вдруг от таможни, с берега крик "Подъезжай сюда!" Подъехала лодка насколько возможно, профессор спрашивает: "Что угодно?" "Подъезжайте сюда, мы произведем досмотр!" С лодки начинают объяснять, так как она сильно загружена, а Байкал в данном месте мелок, то подойти к берегу нельзя и просит прийти для досмотра на пароходную пристань. Скоро после этого разговора на пароходную пристань, куда пристала лодка с членами экспедиции, пришел стражник, внимательно досмотрел водолазный аппарат, сети и банки с пойманной живностью и, убедившись, что со дна Байкала достать ни байхового чая, ни кирпичного чая нельзя, объявил, что начальник требует сейчас же профессора к себе, грозя иначе составить акт.

Время было обеденное, и профессор заявил стражнику, что идти сейчас он не намерен к его начальству, а после обеда объяснит дело письменно. И действительно, придя домой, подробно объяснил как обстоятельства данного случая, так и цели и задачи экспедиции, но случай прославиться был чересчур заманчив, и хотя очевидность громко говорила за то, что профессор Коротнев заниматься контрабандою не будет, его местное таможенное начальство   обязало   при   каждом   возвращении   с   Байкала   подвергаться досмотру, о об ослушании его был составлен протокол, который прославил Култукскую таможню»178.

Для пресечения обхода вокруг таможенных застав действовали разъездные таможенные посты. В районе Култукской заставы такие посты патрулировали Иркутский, Тункинский и Кругоморский тракты. Кроме этого таможенники проводили рейды на старый Хамар-Дабанский тракт. Несмотря на то, что этот тракт уже несколько десятков лет был заброшен, по нему периодически гоняли скот джидинские (закаменские) буряты и проходили контрабандные караваны из Кяхты. Как память о деятельности таможенников сохранилось название местности на водоразделе рек Слюдянки и Подкамарной Казачья поляна. На Казачьей поляне до сих пор сохранились остатки сруба, являвшегося, согласно словам старожила Култука Рассохацкого, ссылающегося на рассказы своего деда, зимовьем таможенного поста. Остатки этого таможенного поста на Казачьей поляне, обнаруженные О. Маркевичем, были ошибочно приняты за остатки Слюдянской почтовой станции179.

В декабре 1899 г. через почтовые станции Снежинская, Утулик, Мурино, Култук проследовал казачий сотник Д. Пешков, который совершал путешествие на лошади из Благовещенска в Петербург. В дневнике он писал: «В Култуке таможня. Когда я подъехал к таможенному шлагбауму, часовой дал звонок. Спустя лишь минут пять показался фельдфебель с папиросой в зубах. Прождав на трескучем морозе и видя такое халатное поведение нижнего чина, я ему сделал строжайший выговор»180.

В 1903 г. на Дальнем Востоке было отменено право свободной торговли (порто-франко) и организована своя таможенная служба, а структура Иркутской таможни снова изменилась. Теперь в составе таможни остались Байкальская таможенная застава, Култукский, Куретский, Тункинский и Снежнинский таможенные участки. Култукский участок включал Култукский, Половинный и Тибельтейский посты.

В 1907 г. Култукский таможенный пост — центр Култукского участка таможенного надзора — был перенесен в Слюдянку, а в 1912 г. упразднен.

С появлением железной дороги возникла новая форма работы таможенников, которые из-за ограниченности времени проверки грузов и пассажиров на стоянке поезда стали применять методы наблюдения за поездами и на перегонах, особенно при подходе к станциям. Перевозка иностранных товаров по железным дорогам, в том числе транзитная, потребовала упорядочения работы таможенной службы с железнодорожными грузами. В 1903 г. Министерство финансов приняло целый пакет нормативных документов, регламентировавших деятельность таможенников в этом направлении: «Правила об отправке железнодорожных поездов из пограничного района вглубь края», «Правила об условиях и порядке наложения таможенных обозначений при перевозке грузов и багажных мест из одной таможни в другую», «Инструкция о порядке проверки товарных и багажных мест с грузовыми документами» и другие.

В том же году для облегчения условий работы таможенников был утвержден «Список товаров, досмотр коих может производиться без выгрузки». Он включал лес, стройматериалы, сыпучие тяжелые грузы (уголь, руда и т.п.), черные металлы в заготовках (сталь, чугун), нефтепродукты, изделия машиностроения, изделия из стекла, хлопок-сырец, лен, пеньку, овощи и сельдь. Особое внимание стало обращаться на перевозочные документы и их соответствие перевозимому грузу, а также на вес этого груза. Министерство финансов установило достаточно суровые пошлины за несоответствие между заявленным в железнодорожных провозных документах весом товара и действительным в пользу последнего. В случае обнаружения недозаявленного или незаявленного железной дорогой груза за каждый пуд взимались, например, следующие пошлины: за хлеб, муку, крупы, картофель — 2 руб. 65 коп., овощи и фрукты — 3 руб., чай — 33 руб., спиртное — 45 руб., мясопродукты 8 руб. 10 коп., меха и кожи — 75 руб., машины и станки — 7 руб. 20 коп., уголь и нефть с нефтепродуктами 7 руб. 95 коп., руда, сталь, чугун, железо 4 руб. 65 коп., велосипеды — 18 руб. за штуку и т.д.

В 1913 г. Министерство финансов утвердило весьма обширный «Список иностранным товарам, которые в торговле обращаются обязательно с таможенными клеймами». Он включал в себя различные товары: от драгоценных металлов, алкогольной продукции и сигар до папиросной бумаги, швейных игл и турецких фесок и колпаков.

Примечания

167 Гольдфарб С., Кобенков А., Харитонов А. Указ. соч. — С. 58.

168 Архив ЦСН. Исторические справки: Районы Иркутской области. Кн. 3. — Иркутск, 1995. С. 116.

169 Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. — Иркутск, 1987. — С. 125.  170Наумов И.В. Таможенная служба на Кругобайкальской железной дороге // Кругобайкальская железная дорога — связующее звено Транссиба и уникальный памятник инженерного искусства: Материалы Всеросс. конф. (Иркутск, 7-8 октября 2005 г.). — Иркутск, 2006. С. 68-79.

171 Дыбовский Б.И. Дневники...

172 Наумов И.В. Указ. соч. — С. 71.

173 Дыбовский о култучанах... — С. 189—196.

174 Вост. обозрение. 1898. 4 авг.

175 Вост. обозрение. — 1898. — 29 марта.

176 Астырев А. На таежных прогалинах: Очерки жизни населения Восточной Сибири. — М., 1891. С. 10-11.

177 Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. — Иркутск, 1987. — С. 141.

178 Вост. обозрение. — 1902. ~ 25 июля.

179 Маркевич О. Старый Хамар-Дабанский тракт // Земля Иркутская. — 1995. — № 4. — С. 28-31.

180 Тайны истории. М., 1999. С. 167.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Хобта А.В., Снопков С. | Оригинальное название материала: Таможенная застава в Култуке | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 302- 308 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Библиотека по теме "История" | Слюдянский район