История. Развитие взаимоотношений Приангарья с Монголией // «Современная история Иркутской области: 1992-2012» Т. 2 (2012)

Вы здесь

Из истории взаимоотношений Приангарья и Монголии

Активность взаимоотношений России с Монголией наступа­ет с началом XVII в., когда на рубежи Центральной Азии выхо­дит Российское государство, а несколько позже Цинская импе­рия. Монголия в XVII в. представляла собой ряд независимых объединений-ханств. Российское государство, занятое борьбой за выход к Балтийскому морю и обороной страны от интервентов, не в силах было уделять должное внимание восточному направ­лению в своей внешней политике. Московское правительство, осуществляя лишь общий контроль, передает местным воеводам как судебно-административные права, так и право отправлять в зарубежные государства и земли посольства [16, с. 13].

За столь короткое время Российским государством было сделано почти невозможное. Во-первых, военной силой казачест­ва и продуманной политикой местных воевод на огромном про­тяжении была «очерчена» восточная граница. Во-вторых, был поставлен предел Цинской империи, и проживавшие на этом ог­ромном пространстве племена и народы оказались как бы «поде­лены» между Цинами и Россией.

Контакты русских вначале с западными монголами, а точнее с княжеством Алтан-ханов, способствовали развитию российско- монгольских отношений в целом, познанию Российским государ­ством монгольского мира. Существует один интересный факт и в бытовом плане. По всей видимости, появлению чая русские должны быть обязаны Алтан-ханам, которые торговали китай­ским зеленым чаем, и несколько пакетов напитка были переданы в дар царю Михаилу Федоровичу. В Москве чай-трава понрави­лась, и ее стали привозить в Россию в небольших количествах [16. с. 33]. Если говорить в целом, то именно торговая сфера яви­лась наименее конфликтной в российско-монгольских отношениях.

В деле установления российско-монгольских связей особая роль принадлежит Восточной Сибири. К северным границам Монголии русские казачьи отряды вышли в тот период, когда у монгольских князей Халхи, по всей видимости, еще была уверен­ность, что их может миновать угроза маньчжурского натиска. Отметим, что первые сведения о монголах Северной Халхи, их быте, хозяйстве и культуре русские получили еще в ходе про­движения в Приангарье в 20-30-х гг. XVII в. И уже в 40-х гг. XVII в. первопроходцы закрепляются на берегах Байкала и начи­нают продвижение в Забайкалье, к территории которого примы­кали земли влиятельных и сильных монгольских князей - Тушэту-хана и Цэцэн-хана [8, с. 13].

Появление русских на бурятской территории с тревогой бы­ло воспринято монгольскими князьями. В дальнейшем вопрос подданства и данничества бурятского населения станет одним из основных предметов спора между Россией и Халхой. Естествен­но, для России обладание бурятскими землями решало государ­ственную задачу в стратегическом плане. Появлялся плацдарм для дальнейшего освоения северо-восточных земель, препятст­вуя, таким образом, возможной значительной территориальной «прирезке» Маньчжурского государства. Во внешнеполитиче­ском смысле через земли Северной Монголии открывался путь в Китай, к установлению торговых отношений с которым Россия стремилась на протяжении всего XVII в.

С конца 40-х гг. XVII в., практически одновременно с оседа­нием на землях бурят, данников монгольских князей, русские ус­танавливают контакты непосредственно с монголами. В 1647 г. в ставке Цэцэн-хана побывали русские люди во главе с атаманом И. Похабовым, интересовавшимся наличием серебряной руды. В обратный же путь вместе с отрядом И. Похабова двинулось по­сольство Цэцэн-хана, ставшее в 1648 г. первым монгольским посольством из Северной Халхи. В результате московских перего­воров была достигнута договоренность о мире.

Как известно, путь в Китай через Джунгарию в связи с на­чавшейся в 80-х гг. XVII в. джунгаро-халхо-маньчжурской борь­бой оказался надолго закрытым. И, тем не менее, можно утвер­ждать, что это практически не отразилось на состоянии русских внешнеторговых связей. Уже с 70-х гг. XVII в. таковые связи ста­ли устанавливаться из других, расположенных восточнее, сибир­ских городов. Выстраивалась новая линия по направлению в Ки­тай - Красноярск, Енисейск, Иркутск, через Забайкалье и северомонгольские степи. Оформление новых торговых путей явилось результатом успешного освоения русскими восточносибирских областей. Новые пути были несравненно удобнее, поэтому неза­висимо от политических событий в Джунгарии роль западного направления в русско-китайской торговле постепенно снижалась.

Конец 1685 г. был отмечен весьма важным событием. Стольник Ф. А. Головин был назначен великим и полномочным послом для ведения переговоров с маньчжурами по вопросу о границе. По вверенным полномочиям он фактически являлся на­местником в Сибири. Начиналась длительная и трудная деятель­ность Ф. А. Головина как по организации обороны русских земель, так и по подготовке возможных мирных договоренностей. Други­ми словами, конечной целью миссии Ф. А. Головина должно было стать достижение официального соглашения о мире с Китаем и монгольскими феодалами, разрешение вопроса с границей и опре­деление условий для торговых взаимоотношений [ 1, с. 191 -192].

Подписание договора состоялось 27 августа 1689 г. под стена­ми Нерчинска. Следует отметить, пользуясь спортивной терминоло­гией, что все шесть статей договора отражали ситуацию «ничьей», наличествовавшую на тот момент в русско-маньчжурских отноше­ниях. Россия сохранила свои позиции на Дальнем Востоке. Важ­нейшим военным, политическим и экономическим плацдармом, который позволил сохранить таковые позиции, явилась Восточ­ная Сибирь. На этой территории, освоенной русскими несколько ранее описанного выше периода наивысшего напряжения в рус­ско-маньчжурских отношениях, шел активный процесс формиро­вания всех тех государственных структур, которые позволили на колоссальном удалении от центра решать важнейшие внешнепо­литические вопросы. Центральная российская власть получила возможность на протяжении длительного времени через управлен­ческие структуры Восточной Сибири осуществлять довольно ак­тивную дипломатическую политику по отношению к цинскому Китаю. Именно иркутский генерал-губернатор отвечал перед цен­тральной властью за внешнеполитическую и внешнеэкономическую ситуацию на восточном направлении.

Русская православная церковь также воспользовалась удоб­ным сибирским путем для исполнения своей миссионерской обя­занности. В разные годы в составе Российской духовной миссии в Пекине на миссионерском и научном поприще будут трудиться и сибиряки. И, конечно, особо важную роль предстояло сыграть Восточной Сибири в дальнейшем развитии российско- монгольских отношений.

Со второй половины XIX в. можно отметить усиление рос­сийских экономических позиций во Внешней Монголии. В зна­чительной мере этому способствовало открытие в 1860 г. в Урге российского консульства и в особенности подвижническая дея­тельность Генерального консула Я. П. Шишмарева [5-7; 13]. Первоначально в Монголии действовало лишь несколько русских торговых фирм. Но уже в 70-х гг. XIX в. счет их велся на десятки. Главными предметами вывоза в Россию являлись живой скот, пушнина и шерсть. В свою очередь Россия ввозила во Внешнюю Монголию ткани, сукно, муку, бакалейные и другие товары. Об­щий оборот российско-монгольской торговли с 1861 по 1900 г. вырос в 80 раз! К началу XX в. на одном только кяхтинском на­правлении годовой оборот достигал 19 млн руб. [14, с. 133]. Поя­вились в Монголии и русские поселенцы, оседали они главным образом в долинах рек Селенги, Онона, Орхона и Тэс.

Но с начала XX в. развитию российско-монгольской торгов­ли начинает оказывать серьезное противодействие капитал веду­щих европейских держав, США и Японии, действовавший в ос­новном через китайские фирмы. Окрыленная победой над Росси­ей в войне 1904-1905 гг., особенно мощно на монгольском на­правлении начинает действовать Япония. Эти две страны после длительного периода противоборства и конфликтов пошли по пути взаимного признания интересов. Что касалось места Монго­лии в российско-японских отношениях, то к договору 1907 г. ме­жду Россией и Японией было приложено секретное соглашение, по которому Внешняя Монголия признавалась сферой влияния России, а Внутренняя Монголия (включая Баргу) - сферой влия­ния Японии [2].

Таким образом, в первом десятилетии XX в. Монголия ста­новится ареной острой экономической и политической борьбы ведущих мировых держав. Дни маньчжурской династии в Китае были сочтены, в стране назревала революция. В этих условиях Россия пыталась усилить свое влияние в Монголии. В правитель­ственных кругах, да и в целом в обществе, разворачивается дис­куссия о месте Монголии в российской восточной политике.

Значимый вклад в понимание важности «монгольского во­проса» для России внесли ученые-востоковеды. Становление и развитие российского монголоведения - это отдельная интерес­нейшая история. Напомним лишь, что открытие в 1716 г. в Пекине Русской духовной миссии и первые экспедиции, организован­ные Российской академией наук в сопредельные с Монголией районы Сибири, стимулировали формирование в России научно­го интереса к истории и культуре монголоязычных народов. Именно в Иркутске в 1725 г. при Вознесенском монастыре было открыто первое в России востоковедное учебное заведение - Рус­ско-монгольская школа.

XIX в. стал «звездным часом» для российского монголове­дения. Возникши первые в мире университетские кафедры мон­гольского языка и академические центры. Появляются работы известных российских монголистов - Я. И. Шмидта, О. М. Кова­левского, А. В. Попова. А. А. Бобровникова, К. Ф. Голстунского. Во второй половине XIX в. и в начале XX в. российское монголо­ведение пополнилось трудами бурятских ученых - Д. Банзарова, Г. Гомбоева, Г. Цыбикова, Ц. Жамцарано, Б. Барадина. В плеяду великих русских путешественников и исследователей Централь­ной Азии влились сибирские общественные деятели - Г. Н. По­танин, Н. М. Ядринцев, Д. И. Клеменц и др. Неоценимый вклад в исследование Монголии внесли сотрудники ВСОРГО - Восточ­но-Сибирского отдела Русского географического общества. В те годы российское монголоведение прочно занимало ведущие по­зиции в мировом востоковедении. Значительная роль в этом про­цессе принадлежала ученым и общественным деятелям Восточ­ной Сибири [9].

В конце XIX - начале XX в. со стороны сибирского купече­ства предпринимались довольно успешные попытки внедрения в хозяйство Монголии. Это золотодобыча, строительство и обслу­живание шерстомоек, экспедиции по заготовке скота для воен­ных нужд в период Первой мировой войны. Сибиряки принимали участие в организации в Монголии ветеринарии, в области куль­туры - клубов, библиотек, кинематографа. Уже после революции 1921 г. в Монголию для налаживания здравоохранения был на­правлен известный иркутский врач П. Н. Шастин. Он открыл первую больницу и амбулаторию в Улан-Баторе. В 1934 г. П.Н. Шастин был награжден правительством Монголии орденом Трудового Красного Знамени. Ас 1961 г. городская больница Улан-Батора носит имя П. Н. Шастина. Иркутский врач прожил с семьей в Монголии с 1923 по 1937 г.

До провозглашения МНР, в первой четверти XX в., иркутяне активно участвовали в политической, экономической и культур­ной жизни соседней страны. На политическом небосклоне Мон­голии появились представители бурятской интеллигенции. Вы­дающуюся роль в развитии предреволюционной и послереволю­ционной Монголии сыграл Ц. Жамцарано. Какое-то время он яв­лялся и профессором только что открывшегося Иркутского госуниверситета. Ц. Жамцарано был инициатором создания в Мон­голии первых светских школ, участвовал в издании первых газет и журналов, пропагандировал идею культурного единения мон­гольских народов. Правда, уже позже, в 1930-х гг., эти взгляды послужили причиной обвинения его и многих других представи­телей бурятской интеллигенции в панмонголизме, что привело к репрессиям.

С Иркутском связана и революционная история Монголии. В городе располагался Дальневосточный секретариат Коминтер­на. Именно в его недрах вынашивались планы распространения мировой революции в страны Азии, здесь некоторое время рабо­тали Д. Сухэ-Батор и X. Чойбалсан. В 1920-30-х гг. происходит сближение СССР и Монголии. В 1936 г. между странами был подписан Договор взаимной помощи, в том числе и военной. В скором времени эти договоренности были проверены на практике. Со стороны СССР была оказана военная помощь Монголии во вре­мя событий на Халхин-Голе в 1939 г., а МНР, в свою очередь, безо­говорочно поддержала СССР в годы Великой Отечественной войны, оказав Советскому Союзу существенную материальную помощь [12].

В послевоенные годы сотрудничество наших двух стран продолжалось по восходящей линии. В 1960-80-е гг. о Монголии можно было говорить как об одной большой стройке. Строились города, появлялись предприятия перерабатывающей промыш­ленности, прокладывались линии электропередач. В этом процес­се также участвовали представители предприятий Иркутской об­ласти. При помощи СССР Монголия достигла феноменальных успехов в области здравоохранения, культуры, искусства.

Но совершенно особое место во взаимоотношениях Приангарья и Монголии занимала сфера подготовки кадров. Именно Иркутск стал форпостом формирующейся в стране собственной системы образования. Первые попытки обучения монгольских поданных были предприняты именно в Иркутске в 1913 г. В 1920-3 0-е гг. работали знаменитые монгольские курсы при Ир­кутском госуниверситете. И, наконец, в 1960-80-х гг. два подго­товительных факультета при Иркутском госуниверситете и Ир­кутском политехническом институте вывели Иркутск в лидеры среди городов Советского Союза в области подготовки кадров для соседней Монголии. Из стен иркутских вузов вышли руково­дители монгольского государства, большой отряд представителей партийно-государственной элиты. Работала система подготовки специалистов среднего звена и рабочих профессий. Так, напри­мер, в 1980-х гг. в средних специальных учебных заведения Ир­кутска, включая подготовительные факультеты, обучалось 1,9 тыс. граждан МНР, около 400 чел. приобретало рабочие спе­циальности в профессионально-технических училищах Иркут­ской области.

Развитие взаимоотношений Иркутской области с Мон­голией в постсоветский период

Начало реформ в Монголии фактически было объявлено сразу же вслед за провозглашением в СССР в 1985 г. курса на перестройку. Страна практически испытывала все те же пробле­мы экономического кризиса, что и ее партнеры по социалистиче­ской системе во главе с Советским Союзом. Налицо были затрат­ный характер всей экономической системы в целом, межотрасле­вая диспропорциональность и высокий, рискованный уровень подчиненности советской экономике. Проявления кризиса остро ощущались и среди самой правящей элиты Монголии. Все это переплеталось в сложном клубке противоречий, вело к усилению социальной напряженности. В начале 1990-х гг. на фоне демон­страций и голодовок на главной площади монгольской столицы в стране произошло разрушение однопартийной системы, сформи­ровались новые молодые партии демократической направленно­сти. В 1992 г. была принята новая монгольская конституция. 1990-е гг. положили начало и периода охлаждения в российско-монгольских отношениях, отдаления России и Монголии друг от друга.

Безусловно, регионы, граничащие с Монголией, всегда дос­таточно активно сотрудничали с соседней страной, но это со­трудничество осуществлялось в рамках плановой социалистиче­ской системы. До начала 1990-х гг. на страны Совета экономиче­ской взаимопомощи приходилось более 90 % внешнеторгового оборота Монголии, из них 80 % - на долю СССР. Теперь же надо было искать новые методы в условиях, когда и Россия, и Монго­лия окунулись в рыночную стихию [3; 4; 15; 17].

В 1981-85 гг. среднегодовой прирост внутреннего валового продукта в Монголии составлял 6,8 %, в 1986-1990 гг. - 3,8 %. В самом начале 1990-х гг. произошло некоторое снижение показа­телей, но с 1993 по 1996 г. вновь наблюдался рост - 2,6 %. Уве­личение ВВП произошло в основном за счет развития сфер сель­ского хозяйства, строительства и транспорта. К концу 1990-х гг. рост инфляции снизился до 6,0 %, было приватизировано около 90 % государственных предприятий. Происходило также заме­щение монгольскими гражданами рабочих мест, на которых были традиционно задействованы советские специалисты. Только с 1985 по 1989 г. количество монгольских граждан в советских строительных организациях увеличилось в два раза и составило 12,2 тыс. чел., или 42 % списочного состава. К 1991 г. количество советских специалистов на объектах технического содействия уменьшилось на 70 %.

1990-е гг. - это время, когда Монголия начинает поиск эко­номического ориентирования на так называемого «третьего сосе­да». В этот период складывается целая теория «третьего соседа», смысл которой состоял в том, что стране необходимо уходить от доминирования двух мощнейших держав - России и Китая - ес­тественных географических соседей Монголии. В оценках мон­гольских ученых и политических деятелей угадывалась многоликость «третьего соседа». В экономическом плане оформлялась ориентация на страны Европы, Японию и Республику Корея, в цивилизационно-религиозном смысле подтверждалось стремле­ние страны к сохранению буддийских ценностных установок, гарантом же геополитического спокойствия должны были высту­пать США [10].

К концу 1990-х гг. Россия еще продолжала сохранять одно из ведущих мест в экономических отношениях с соседней стра­ной. Доля России во внешнеторговом обороте Монголии состав­ляла 23,1 %. Из этой значительной доли на Приангарье приходи­лось 40 %. Так, например, за 1997 г. экспорт из области в Монго­лию в 1,8 раза превысил объем экспорта 1993 г. и достиг 41 млн долл. США. В структуре экспорта преобладали нефтепродукты - более 80 %, около 8 % составляло оборудование для горно-обогатительных предприятий, запчасти для ремонта самолетов и других транспортных средств, 3,6 % приходилось на древесину и изделия из нее, 2,7 % — металлоизделия, около 2 % — продукция химической промышленности. Наиболее крупными предприятиями-экспортерами являлись ООО «Сиданко-Ангарск», АНХК, ЗАО «Энергис», ООО «Нефтесервис», АОЗТ «ИЗТМ», АООТ «Ир­кутский авиаремонтный завод», ЗАО «Восточно-Сибирская нефте­химическая компания», ООО «Международное сотрудничество».

Импорт из Монголии в 1997 г. составил 6,6 млн долл. США и почти в полтора раза превысил уровень 1996 г., который, в свою очередь, вырос более чем в 1,5 раза по сравнению с 1995 г. Более 80 % импорта Иркутской области из Монголии приходи­лось на мясо и мясопродукты, 5,6 % — на плавиковый шпат и природные камни, более 2 % - на непродовольственные товары. Основными импортерами являлись АО «Мясокомбинат “Ангар­ский”», АО «Мясокомбинат “Иркутский”», ОАО «Винея», АОЗТ «Большереченский», АО «Мясокомбинат “Братский”», АОЗТ «Мясокомбинат “Култукский”», комбинат «Сибсоль», Ангарский электролизно-химический комбинат.

Для сравнения: в 1999 г. внешнеторговый оборот Иркутской области и Монголии составил 57,7 млн долл. США. В 1990-е гг., как и сегодня, во внешнеторговом обороте области с Монголией наблюдался значительный дисбаланс между экспортом и импор­том. В 1999 г. экспорт из Иркутской области в Монголию соста­вил 48,4 млн долл. США. Товарную структуру экспорта характе­ризовала широкая номенклатура товаров, где преобладающей группой являлись нефтепродукты - 76,1 %. Импорт из Монголии в 1999 г. равнялся 9,4 млн долл. США. Поставки мяса составляли 97 % всего импорта из Монголии, остальное приходилось на пла­виковый шпат, природные камни и на непродовольственные то­вары народного потребления.

Несмотря на общее снижение темпов экономического со­трудничества России и Монголии в 1990-е гг., уровень внешне­торгового оборота Иркутской области и Монголии во второй по­ловине 1990-х гг. вырос более чем в полтора раза. Это стало воз­можным благодаря также созданию совместных предприятий как на территории Монголии, так и на территории Иркутской облас­ти. В Монголии за период 1991-1997 гг. было зарегистрировано 530 предприятий с иностранными инвестициями, в том числе 129 с российским участием, из них 15 предприятий с инвесторами из Иркутской области. Сферы деятельности этих предприятий: ус­тановка и ремонт горных машин и механизмов; обслуживание и ремонт строительных машин и механизмов; ремонт энергетиче­ского оборудования; производство товаров народного потребле­ния, в том числе швейное производство; производство запчастей для жилищно-коммунального хозяйства; выделка шкур и пошив одежды и головных уборов из меха; туризм и гостиничное об­служивание [11, с. 81-82].

В 1990-е гг. на территории Иркутской области функциони­ровало три российско-монгольских совместных предприятия. До­ля монгольских учредителей в уставном капитале таких предпри­ятий составляла 49 %. В те годы суммарный уставной фонд всех совместных предприятий с Монголией на территории области равнялся 25 тыс. долл. США, что составляло около 3 % общего ус­тавного фонда всех совместных предприятий Иркутской области.

На состоявшемся в г. Улан-Баторе 19-21 марта 1998 г. VI за­седании российско-монгольской межправительственной комис­сии по торгово-экономическому и научно-техническому сотруд­ничеству были рассмотрены вопросы дальнейшего совершенст­вования выстраивающейся новой модели взаимоотношений. При определении направлений развития сотрудничества между Иркут­ской областью и Монголией было отмечено, что следует стремиться к индустриализации экспорта и к повышению в нем доли услуг.

В январе 2000 г. состоялся официальный визит правительст­венной делегации Монголии в Иркутскую область. В состав мон­гольской делегации входила большая группа представителей бизнеса соседней страны. Стороны обменялись мнениями по во­просам дальнейшего развития сотрудничества по конкретным отраслям. Во время визита монгольской делегации было подпи­сано Соглашение между правительственными организациями Монголии и администрацией Иркутской области о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудниче­стве. Следует отметить, что данное соглашение до настоящего времени является базовым правовым международным актом в отношениях между Иркутской областью и Монголией.

Министерство иностранных дел РФ всегда уделяло и уделя­ет пристальное внимание роли Иркутской области в развитии и укреплении взаимовыгодных российско-монгольских отношений. Этому способствовало и назначение послами в Монголию регио­нальных руководителей. Так, с 2006 по 2009 г. Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ в Монголии работал экс-губернатор Иркутской области Б. А. Говорин. В период Советского Союза эту высокую должность занимали иркутяне - С. Н. Щетинин (1968-1973 гг.) и В. И. Ситников (1988-1992 гг.).

Фактически в условиях общего спада в торгово-экономических отношениях между Российской Федерацией и Монголией в 1990-2000-е гг. акцент в налаживании нового ры­ночного механизма между двумя странами переносится на регио­нальный уровень. В целом это было совершенно правильное ре­шение. За многолетний социалистический период сотрудничества именно приграничные российские регионы накопили уникальный опыт взаимодействия с Монголией. Сложились также определен­ные традиции и в налаживании связей с конкретными аймаками соседней страны. В этих условиях необходимо было не только не растерять накопленный потенциал, но и попытаться создать ме­ханизм обновленных партнерских отношений.

С начала 2000-х гг. начинается этап открытия в г. Улан-Баторе представительств приграничных с Монголией субъектов Российской Федерации. Одним из первых, с 2002 г., начало свою деятельность представительство Иркутской области. На сегодня по­мимо Иркутской области в Монголии работают представительства Республик Бурятия и Тыва, Алтайского и Забайкальского краев.

Основной целью деятельности представительства Иркутской области в Монголии является поддержка экономического про­движения регионального бизнеса на монгольский рынок, а также использование потенциала монгольских хозяйствующих субъек­тов для ускорения темпов роста экономики Иркутской области и повышения ее конкурентоспособности, наиболее полное пред­ставление интересов Иркутской области в сфере развития науч­но-технического, культурного, гуманитарного сотрудничества. Представительство осуществляет юридическое содействие ир­кутским товаропроизводителям и предпринимателям в продви­жении продукции, повышении заинтересованности потенциаль­ных партнеров в осуществлении инвестиций на территории Ир­кутской области, содействует установлению и поддержанию кон­тактов и обменов между научными, культурными, творческими, общественными организациями и союзами, способствует реали­зации совместных программ и мероприятий.

Реальным вкладом в развитие российско-монгольских отно­шений на современном этапе является активное участие мини­стерств и ведомств Приангарья в реализации решений Российско-монгольской межправительственной комиссии по торгово- экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Так, например, в заключительный протокол XVI заседания Межправкомиссии (декабрь 2012 г.) вошло большинство вопросов, кото­рые правительство Иркутской области регулярно поднимало в последнее время. В целях развития международного туристиче­ского проекта «Байкал - Хубсугул» будет установлен сезонный 7-дневный пропускной режим двухсторонних автомобильных пунктов пропуска Монды - Ханх. Были также зафиксированы по­ложения о сотрудничестве в области топливно-энергетического комплекса, недропользования, промышленности, строительства, охраны окружающей среды и т. д.

К XI заседанию Подкомиссии по межрегиональному и при­граничному сотрудничеству (2013 г.) правительство Иркутской области также внесло ряд инициатив. В области торгово- экономического и инвестиционного сотрудничества намечена организация взаимного обмена информацией о крупных пред­приятиях - производителях продуктов питания и непродовольст­венных потребительских товаров Монголии и крупных предпри­ятиях оптовой и розничной торговли Иркутской области с целью установления торгово-экономического сотрудничества. С целью содействия расширению торгово-экономических связей предусмот­рена и активизация межбанковского сотрудничества для возможно­го финансирования совместных инвестиционных проектов.

В области промышленности озвучены планы по привлече­нию к реализации инвестиционных проектов по строительству и модернизации электроэнергетики на территории Монголии про­изводственных (ОАО «Иркутскэнерго», ОАО «Иркутская элек­тросетевая компания»), строительно-монтажных, научно- исследовательских (Институт систем энергетики им. JI. А. Мелентьева СО РАН) и проектных организаций (ЗАО «Электро­сеть», ООО «Премьер-Энерго») Иркутской области. В области недропользования Байкальский филиал «Сосновгеологии» ФГУГП «Урангеологоразведка» готов участвовать в поисково­оценочных и разведочных работах в Монголии.

На сегодня иркутская сторона готова изучить возможность участия компаний Приангарья в строительстве и проектировании жилья на территории Монголии в рамках реализации программы монгольского правительства «Доступное жилье для 100 тысяч семей». Есть необходимость в обмене информацией о возможно­сти поставок в Монголию строительных материалов (изделий, конструкций), применении технологий по производству строительных материалов предприятий-производителей, расположен­ных на территории Иркутской области. Обращено внимание и на возможность открытия в Монголии филиалов предприятий об­ласти, выпускающих энергоэффективные и ресурсосберегающие материалы. Также, при условии заинтересованности со стороны Министерства строительства и градостроительства Монголии, соответствующие иркутские структуры выразили готовность ока­зать методическую помощь в части оценки возможности актуали­зации сметной нормативной базы Монголии.

Несмотря на открытие крупных месторождений полезных ископаемых и начавшуюся их разработку, сельское хозяйство по- прежнему остается основой экономики Монголии. Со стороны Иркутской области уже сформулированы предложения по рас­ширению сотрудничества в сфере племенного животноводства, включая организацию поставок в Монголию племенного крупно­го рогатого скота и семени быков-производителей молочного и мясного направления, племенных овец и свиней, цыплят, а также инкубационного яйца. Будет продолжено взаимодействие по во­просам ветеринарного фитосанитарного контроля в рамках про­граммы оздоровления скота в восточных аймаках Монголии. Традиционно иркутская сторона также организует для монголь­ских коллег курсы повышения квалификации по проведению ве­теринарно-санитарной экспертизы продуктов животного и растительного происхождения.

Своеобразным отчетом и одновременно значительной вехой в сотрудничестве между Приангарьем и соседней страной стала презентация Иркутской области в Монголии, проведенная в рам­ках Дней российско-монгольской дружбы и сотрудничества (ок­тябрь 2013 г.). В состав региональной делегации вошли предста­вители муниципальных образований, Торгово-промышленной па­латы Восточной Сибири, представители промышленности и недропользования, транспорта и туризма, сельского хозяйства, науки и образования, культуры, медицины, выставочно-ярмарочной дея­тельности. Общее количество участников презентации Иркутской области от региона составило около 200 чел.

Иркутская сторона высказала ряд предложений, которые ка­сались возможности реализации проекта строительства магист­рального газопровода в Монголию для экспорта газа с Ковыктин­ского газоконденсатного месторождения. Была озвучена готов­ность организации чартерных рейсов по маршруту Иркутск- Улан-Батор - страны Юго-Восточной Азии.

Во время бизнес-форума «Россия - Монголия: потенциал Иркутской области, перспективы взаимодействия» были пред­ставлены проекты компаний: ООО «ТД «Ункомтех», ООО «Брат­ский завод мобильных конструкций», ЗАО «Инжиниринговый центр «Сиброн», СРО НИ «Восточно-Сибирское объединение энергоаудиторов», ООО «РН-СПЕКТР», ООО «Ангара-Реактив». Обсуждались вопросы возведения мобильного жилья и блочно­-модульного строительства, внедрения альтернативных источников энергии, расширения объемов поставок кабельной и химической продукции, контейнеров для дорожного битума, оборудования для горнодобывающей и других отраслей промышленности Монголии.

Крупнейшие компании агропромышленного комплекса Ир­кутской области (группа предприятий «Янта», ООО «Саянский бройлер», СХОАО «Белореченское») предложили монгольским участникам пищевую продукцию, организовав на своих стендах дегустацию. Монгольские предприниматели выразили заинтере­сованность в осуществлении поставок молочной продукции, мяса птицы, яиц, лука из Приангарья. Со стороны монгольских компаний поступило предложение иркутским товаропроизводителям рассмотреть возможность импорта в регион монгольских нацио­нальных продуктов в замороженном виде.

С целью расширения торгово-экономического и инвестици­онного сотрудничества Иркутской области и Монголии, а также продвижения продукции и услуг региональных компаний на мон­гольский рынок в рамках презентации была организована уни­версальная выставка предприятий и организаций Иркутской области. В работе выставки приняли участие 19 региональных ком­паний. Это не только уже прочно зарекомендовавшие себя в Монголии предприятия Иркутской области, такие как СХОАО «Белореченское», ГП «Янта», ХХК «Алекса Клиник», ЗАО «Восток-Сервис-Иркутск», но ряд компаний, которые входят или намерены войти на монгольский рынок: ООО «Саянский брой­лер», ООО «Братский завод мобильных конструкций», ООО «Ангара-Реактив» и др.

Особое внимание уделяется вопросам сотрудничества в сфе­ре культуры, спорта и туризма наших стран. В частности, мон­гольскую сторону интересуют вопросы участия Иркутской об­ласти в международном фестивале «Алтаргана», совместного развития туристического маршрута «Чайный путь» с участием КНР, Монголии и России, строительства в Монголии спортивных сооружений по типовым проектам, которые могли бы предло­жить иркутские проектировщики. Монгольская сторона была приглашена к участию в проектах, реализуемых на территории Иркутской области: международный лагерь «Байкал - 2020», ме­ждународные фестивали музыки «Звезды на Байкале» и «Бай­кальский звук- 2014», кинофестиваль «Человек и природа», «Этнофестиваль конной культуры -2014», международный фес­тиваль зимних игр «Зимниада».

В течение многих десятилетий наиболее успешной стороной российско-монгольского сотрудничества в целом и сотрудниче­ства Иркутской области и Монголии в частности была сфера об­разования, науки и культуры. В целом преодолены негативные тенденции оттока монгольских студентов из иркутских вузов конца 1990-х - начала 2000-х гг. Представительство Иркутской области в Монголии совместно с Советом ректоров проводят планомерную работу по привлечению в учебные заведения ре­гиона монгольских студентов, стажеров, аспирантов и докторан­тов. На сегодня около 1 тыс. монгольских граждан проходят обу­чение в иркутских вузах.

В сфере науки большую работу проводит Иркутский науч­ный центр СО РАН. В качестве его партнеров выступают Акаде­мия наук Монголии и Министерство образования, культуры и науки Монголии. В центре внимания научных организаций нахо­дятся вопросы переработки угля, использования золы в произ­водстве строительных материалов и ее утилизации. Иркутские специалисты делятся своими соображениями в области информа­ционных технологий, поиска минеральных вод, технологии ре­культивации территорий, которые необходимо проводить после работ по добыче полезных ископаемых. Внимание монгольских специалистов привлекают предложения иркутских коллег по мо­ниторингу загрязнения вод и воздуха в г. Улан-Баторе, сейсмобе­зопасности, ландшафтному планированию, микрорайонирова­нию, проведению анализа зон накопления тяжелых металлов, экологическому аудиту. В настоящее время иркутские и монголь­ские ученые участвуют в выполнении международного проекта «Комплексное управление природными ресурсами трансгранич­ной экосистемы бассейна озера Байкал».

Традиционной и плодотворной сферой сотрудничества уче­ных и общественных организаций Приангарья и Монголии явля­ются гуманитарные проекты, международные симпозиумы и научно-практические конференции. Иркутские монголоведы в те­чение многих десятилетий являются активными участниками ме­ждународных конгрессов и симпозиумов, проходящих в Монго­лии. В настоящее время в несколько этапов осуществляется совместный проект «Дискуссионные проблемы российско-монгольских отношений первой четверти XX в.».

Давние творческие связи существуют у иркутских и мон­гольских художников. Частыми гостями в Монголии являются Иркутское художественное училище, арт-галереи DIAS и LeArt. Работы иркутских художников выставляются в Национальной художественной галерее Монголии, в выставочном зале Союза художников Монголии, в Российском центре науки и культуры в г. Улан-Баторе. В рамках презентации Иркутской области в Монголии (октябрь 2013 г.) состоялось знакомство монгольских чита­телей с российско-монгольским номером детского литературно-­художественного журнала «Сибирячок» под девизом «Две куль­туры – один мир». Были открыты фотовыставка «Иркутское при­тяжение Валентина Распутина», выставка работ иркутских и мон­гольских художников «Искусство, которое объединяет», прошел гала-концерт Губернаторского симфонического оркестра Иркут­ской областной филармонии. Бесценную работу по сохранению исторической памяти в течение ряда лет проводят на Халхин-голе иркутские поисковые отряды.

Таким образом, Приангарье, пройдя многовековой путь ста­новления и развития связей с соседней Монголией, и в настоящее время занимает лидирующие позиции в развитии российско- монгольских отношений.

Литература

1      Александров В. А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая поло­вина XVII в.) / В. А. Александров. - М. : Наука. 1969. - 240 с.

2      Батбаяр Ц. Монголия и Япония в первой половине XX в. / Ц. Батбаяр. - Улан-Удэ : ВСГАКИ. 2002. - 229 с.

3      Ганжуров В. Ц. Россия- Монголия (на трудном пути реформ)/ В. Ц. Ганжуров. - Улан-Удэ : БНЦ СО РАН. 1997. - 106 с.

4      Грайворонский В. В. Реформы в социальной сфере современной Мон­голии / В. В. Грайворонский. - М. : ИВ РАН. 2007. - 184 с.

5      Даревская Е. М. Сибирь и Монголия: Очерки русско-монгольских свя­зей в конце XIX - начале XX вв. / Е. М. Даревская. - Иркутск : Иркут, гос. ун-т, 1994.-400 с.

6      Единархова Н. Е. Русские в Монголии: основные этапы и формы эко­номической деятельности (1861-1921 гг.) / Н. Е. Единархова. - Иркутск: От­тиск, 2005. - 252 с.

7      Единархова Н. Е. Русское консульство в Урге и Я. П. Шишмарев / Н. Е. Единархова. - Иркутск : Репроцентр А1, 2008. - 136 с.

8      Лиштованный Е. И. Исторические взаимоотношения Сибири и Монго­лии: культура и общество (XIX в. - 30-е гг. XX в.) / Е. И. Лиштованный. - Улан- Удэ : БНЦ СО РАН. 1998. - 173 с.

9      Лиштованный Е. И. Монголия в истории Восточной Сибири (XVII-XX вв.): учеб. пособие / Е. И. Лиштованный. - Иркутск : Иркут, гос. ун-т. 2001. - 144 с.

10   Лиштованный Е. И. От Великой империи к демократии / Е. И. Лишто­ванный. - Иркутск : Иркут, гос. ун-т, 2007. - 198 с.

11   Перевалова О. И. Направления развития внешнеэкономических связей с Монголией // Россия и Восток: взгляд из Сибири : материалы и тез. докл. к XI Между нар. науч.-практ. конф. - Иркутск, 1998. - Т. 1. - С. 88-92.

12   Рощин С. К. Политическая история Монголии / С. К. Рощин. - М. : ИВ РАН, 1999.-327 с.

13   Русский консул в Монголии : отчет Я. П. Шишмарева о 25-летней дея­тельности Ургинского консульства. - Иркутск : Оттиск. 2001. - 119 с.

14   Хамаганова Е. Л. Отчеты российского императорского консульства в Урге за 1897 г.: основные события // VIII Международный конгресс монголове­дов.-М.. 2002. - С. 133.

15   Цэцэнбилэг Ц. Проблемы модернизации монгольского общества/ Ц. Цэцэнбилэг. - Улан-Батор : Ин-т философии, социологии и права 2002. - 148 с.

16   Чимитдоржиев Ш. Б. Взаимоотношения Монголии и России в XVII-XVIII вв. / Ш. Б. Чимитдоржиев. - М. : Наука. 1978. - 216 с.

17.  Яскина Г. С. Монголия: смена модели развития. Политические и эко­номические реформы / Г. С. Яскина. - М. : ИВ РАН. 1994. - 363 с.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Лиштованный Е. И. | Источник(и): Современная история Иркутской области: 1992-2012 годы : в 2 т. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012 | Том 2. Часть 2. Глава 4. Параграф 2. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2016 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.