История. Формирование бизнес-элиты Приангарья в 1988-1991 гг. // «Современная история Иркутской области: 1992-2012» Т. 2 (2012)

Вы здесь

Оглавление

Первый этап складывания новой социальной группы при­шелся на время разрушения прежних производственных отноше­ний, размывания основ социалистической, государственной соб­ственности, допущения в экономику страны рыночных, предпри­нимательских принципов ведения хозяйства в виде аренды, коо­перации, индивидуальной трудовой деятельности.

Принятый в 1987 г. Закон о государственном предприятии позволил начать действительную реорганизацию управления на уровне макро- и микроэкономики.

Помимо отказа от государственного плана и перехода к го­сударственному заказу значительная часть предприятий и орга­низаций, прежде всего гражданского сектора, получила возмож­ность максимально дистанцироваться от своих министерств, за­конно перейти на новые условия хозяйствования, начать внедрять хозяйственный расчет, аренду, создавать новые организационные структуры.

Одной из попыток соединить частный, ведомственный и го­сударственный интерес стало создание территориальных и все­союзных концернов. В семантике перестройки концерн – это «объединение социалистических предприятий, осуществляющих совместную деятельность на основе добровольной централизации функций научно-технического и производственного развития, инве­стиционной, финансовой, природоохранной, внешнеэкономической деятельности, а также хозрасчетного обслуживания предпри­ятий» [24, с. 9].

В апреле 1991 г. в Братске на базе территориального произ­водственного объединения «Братский лесопромышленный ком­плекс» был создан концерн «Братский ЛПК». В его состав вошли только предприятия основного и вспомогательного производства, и ранее входившие в состав комплекса. Разница между старым и новым образованием заключалась в уровне самостоятельности хозяйствующих субъектов. В рамках концерна значительно уве­личилась самостоятельность отдельных структурных подразде­лений. На первом организационном заседании правления концер­на был назначен генеральный директор предприятия. Им стал Э.Г. Евтушенко. Он же был избран председателем правления концерна «Братский лесопромышленный комплекс» [10]. Благо­даря созданию этой структуры Братский комплекс в отличие от других предприятий подобного рода приватизировался с сохранением единства производства, что позволило избежать финансо­вой и производственной катастрофы, сопровождавшей привати­зационные процессы, например на Усть-Илимском ЛПК.

Рождение нового типа предприятия проходило очень нелег­ко, столкнувшись с мощным сопротивлением Министерства лес­ной промышленности. Совет трудового коллектива БЛИК еще летом 1989 г. подал документы в Министерство с просьбой раз­решить создание концерна. Однако руководители отрасли тянули с разрешением, так как готовились к реорганизации Министерст­ва в корпорацию «Гослеспром». Отдавать коллективу такое предприятие было не в интересах столичных чиновников. Но, воспользовавшись принципом добровольности вступления в кор­порацию, руководство БЛПК при поддержке трудового коллек­тива отказалось подписывать «дружественный договор», объявив о создании на базе комплекса самостоятельного концерна. Ре­шиться на такой смелый шаг предприятию позволили нарастав­шие противоречия между союзной и республиканской (российской) властью. В Совете Министров РСФСР, действовавшем в 1990-1991 гг. по принципу «чем хуже – тем лучше», идеи Э.Г. Евтушенко получили полное одобрение [28].

В конце 1980-х гг. в ходе экономической реформы «Основа­ми законодательства Союза ССР и союзных республик об арен­де» был дан старт еще одной экономической инновации. Соглас­но статье 16 этого документа, предприятиям, организациям, объ­единениям разрешалось образовывать организацию арендаторов как самостоятельное юридическое лицо для создания на его ос­нове арендного предприятия [32]. Возможность хозяйствовать самостоятельно, использовать получаемую прибыль по усмотре­нию предприятия, в то же время не меняя формы собственности, опираясь на правительственные документы и партийно­-идеологическую поддержку, привлекла к новой форме значи­тельную часть руководителей, стремившихся извлечь личную и корпоративную выгоду из нового закона.

О  различных формах аренды в промышленности и строи­тельстве заговорили в 1988 г. после вступления в силу Закона о государственном предприятии. Причем нередко к введению аренды на предприятиях призывали партийные руководители. Объяснить это можно было не столько заботой о благополучии экономики региона, сколько необходимостью выполнить уста­новки ЦК КПСС, как минимум на словах.

В этот период аренда рассматривается как продолжение эко­номической политики советской власти в 1921—1928 гг. Вряд ли кто-то, кроме законченных ортодоксов и догматиков от маркси­стско-ленинской идеологии, мог предположить, что аренда, наря­ду с кооперацией и индивидуальной трудовой деятельностью, станет инструментом увода прибавочной стоимости из государ­ственной экономики в теневую, создаст материальные условия для приватизации 1993-1995 гг., переделу государственной соб­ственности в пользу немногих.

Одним из первых предприятий в Иркутской области, кото­рое попыталось перейти на аренду всем коллективом, стал Брат­ский алюминиевый завод. В апреле 1989 г., во время избиратель­ной кампании по выборам нового директора завода один из кан­дидатов бывший директор Таджикского алюминиевого завода, Б. С. Громов предложил принципиально иной путь развития: взять в аренду весь завод. Кандидат утверждал, что «новый хозяйственный механизм существенно ограничит власть директора, но зато коллек­тив получит гарантии того, что заработанные деньги завтра никто не отберет». Только в таких условиях, по мнению Б. С. Громова, «дисциплина будет сознательной, инициатива- всеобщей, техниче­ское творчество и коммерческий поиск - массовыми» [4].

После победы на выборах Б. С. Громов в мае 1989 г. на засе­дании совета трудового коллектива добился решения о подготов­ке необходимых материалов для перевода завода на арендные отношения с 1 января 1990 г. [9]. Логика и инициатива металлур­гов вполне понятны. Предприятие являлось крупнейшим в своей отрасли в СССР, а также одним из самых больших в мире. За счет дешевой электроэнергии каскада ангарских ГЭС значительно снижалась себестоимость получаемой продукции, соответственно росла рентабельность. Поэтому на протяжении многих лет завод вел прибыльную хозяйственную деятельность.

Однако попытка нового директора предприятия оказалась неудачной. Несмотря на его активные усилия, вышестоящие ин­станции так и не разрешили сделать этот шаг в направлении ре­альной самостоятельности завода.

То, что не удалось Б. С. Громову, оказалось успешно реали­зованным, как минимум с формальных позиций, на Иркутском заводе тяжелого машиностроения. К концу 1980-х гг. завод, об­ремененный государственным заказом по выпуску большого спектра мелкосерийной продукции, находился в тяжелейшем фи­нансовом положении. Министерство посчитало в этом случае возможным сбросить отстающее предприятие со своих плеч и предоставить ему хозяйственную самостоятельность при сохра­нении определенных обязательств перед государством. В ноябре 1990 г. было зарегистрировано арендное предприятие «Иркут­ский завод тяжелого машиностроения». Имущество вновь соз­данной структуре, по согласованию с Министерством, на основе договора аренды в срочное возмездное владение и пользование передавало ПО «Иркутсктяжмаш» [16].

Однако переведенный на условия аренды завод все равно не смог остановить своего падения. Объективные обстоятельства оказались сильнее стараний коллектива, общий развал в стране и экономике сделал ненужной продукцию завода, а вместе с ней и сам завод. Однако оказались востребованными здания и соору­жения предприятия. К концу нулевых годов XXI в. 90 % площади бывшего завода тяжелого машиностроения заняли здания и скла­ды рыночной сети «Фортуна». Арендное предприятие «ИЗТМ» просуществовало до мая 1992 г. и в соответствии с новыми эко­номическими условиями было реорганизовано в акционерное общество [17]. Однако эта же идея в полной мере была реализо­вана на уровне одного цеха на этом же предприятии. Цех № 14, занимавшийся производством товаров народного потребления (ТНП), систематически не справлялся с планом. Поэтому и было решено на его оборудовании и площадях создать самостоятель­ное хозрасчетное предприятие по производству ТНП, работаю­щее в условиях арендного подряда. Руководителем предприятия был назначен известный в городе экономист, кандидат экономи­ческих наук В. В. Бронштейн. Предприятие занялось производст­вом простейших товаров бытового обихода, в условиях тотально­го дефицита конца 1980-х гг. весьма популярных: стойки- вешалки для прихожей, хлебницы, карнизы, струны для штор и др. За первую половину 1988 г. арендный цех произвел ТНП на 1 млн 504 тыс. руб., а за второе - уже на 4 млн 65 тыс. руб. [18].

Экономическая устойчивость предприятия позволила В. В. Бронштейну уже в период рыночной экономики приватизи­ровать часть зданий ИЗТМ, ставших материальной основой ус­пешно развившейся в 1990-е гг. производственно-коммерческой фирмы «Сибатом». Таким образом, В. В. Бронштейн в условиях переходного периода стал в некотором роде символом трансфор­мации части технократической элиты в бизнес-элиту.

В 1988 г. после принятия Закона о кооперации в экономике страны появляется новая хозяйственная структура - кооператив. Документом была определена возможность создания потреби­тельских и производственных кооперативов в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в сфере обслуживания, тор­говли и других отраслях народного хозяйства [21].

В 1989 г. около 4/5 всех действующих кооперативов было создано при предприятиях и организациях. У них они арендовали около 60 % сырья и материалов. Наибольшее распространение получили кооперативы, занятые в сфере производства товаров народного потребления и бытового обслуживания. Но производ­ство новых хозяйствующих субъектов ограничивалось в основ­ном кустарными вариантами легкой промышленности, т. е. тем, где можно было в максимально короткие сроки окупить вложен­ные средства [34]. Оставим в стороне причины такой ориентации, она объяснялась не только «стяжательскими интенциями» коопе­раторов, но и политикой государства.

Средняя выработка на одного работающего в производстве ТНП составляла 8 960 руб., в строительстве - 7 984 руб. Среднее количество работников в производственных кооперативах со­ставляло 23,5 чел., в строительных кооперативах - 39 чел. Исходя из столь «некрупных» показателей, если руководствоваться ранее установленными критериями, руководителей кооперативов никак нельзя причислить к региональной технократической элите. Но и здесь были свои исключения, в том числе и в Иркутской области.

Например, в 1988 г. в Иркутске был создан кооператив «Байкал», главным уставным видом деятельности которого явля­лось строительство и ремонт автомобильных дорог. Его основате­лями стали братья В. А. и П. А. Голышевы, до этого приобретшие хороший организационно-технический и финансово-экономический опыт в старательских артелях.

Руководители кооператива сразу взяли курс на диверсифи­кацию деятельности. Помимо строительства и ремонта дорог они занялись организацией сельскохозяйственного производства, строительством жилья, лесозаготовкой и деревообработкой. Объ­ем строительно-монтажных работ только за апрель – сентябрь 1998 г. составил около 2,5 млн руб. [6].

В постсоветское время кооператив «Байкал» трансформиро­вался в производственную строительно-дорожную фирму «Агродорспецстрой», став одной из крупнейших организаций в Сибири и на Дальнем Востоке. Президент фирмы П. А. Голышев в 1994 г. был избран в Совет Федерации РФ. Работая заместителем пред­седателя Комитета Совета Федерации по бюджету, финансовому, валютному и кредитному регулированию, денежной эмиссии, налоговой политике и таможенному регулированию, он уже ре­ально влиял на политические и экономические решения, прини­маемые в верхних эшелонах власти [1]. По этим основаниям его вполне можно причислить к последним представителям совет­ской технократической и первым - постсоветской бизнес-элиты.

Таким образом, на рубеже исторических эпох, в период сме­ны парадигм социально-экономического и политического разви­тия под бизнес-элитой можно было понимать все ту же хорошо известную и влиятельную группу региональной технократиче­ской элиты. К началу строительства рыночного общества иркут­ская бизнес-элита состояла из руководителей предприятий и ор­ганизаций союзного значения: ВСЖД (Г. П. Комаров), Востсибуголь (И. М. Щадов), Иркутский авиационный завод (А.И. Федо­ров), БЛПК (Э. Г. Евтушенко), УИЛПК (В. Н. Семенов), Иркут­скэнерго (В. М. Боровский), Братский алюминиевый завод (Б. С. Громов), Иркутский алюминиевый завод (И.С. Гринберг), Ангарский нефтехимический комбинат (Ф.С. Середюк). На этом этапе достаточно большим политическим и экономическим влия­нием еще пользуются руководители строительной отрасли Приангарья (В.С. Викулов – Братскгэсстрой, И.Т. Смолянин - Востоксибстрой), ряда машиностроительных заводов (Н.Н. Гуманюк - Иркутский завод тяжелого машиностроения, П.Н. Самусенко – Братский завод отопительного оборудования), (В. Г. Авлов - ПО «Лензолото»).

Небольшими вкраплениями в эти ряды стали наиболее яркие представители принципиально новых хозяйствующих субъектов: В. А. и П. А. Голышевы, Ю. М. Тен, В. В. Бронштейн.

Литература

1.   URL: http: // www.garweb.ru/project/sf/l994-1996/reg/031 .him.

2.   URL:http://www.banki.ru/ banks/memory/?query= %C8 %F0 %EA %EE %EC %F1 %EE %F6 %E1 %E0 %ED %E A& where=N AM E.

3.   URL: http://www.gazeta.rU/politics/news/2012/l l/13/n_2614913.shtml.

4.   Августовский О. P. Избран директор // Красное знамя. - 1989. - 18 апр.

5.   Амурская Д. Игорь Гринберг больше не директор ИркАЗа// КП- Иркутск. - 2011.-16 июня.

6.   Антоненко А. М. Павел Голышев. кооператор: «Я за такую работу» // Вост.-Сиб. правда. - 1988. - 13 окт.

7.   Арсюхин В. Анатолий Чубайс: «Против приватизации были только ди­ректора, работники и пенсионеры, а больше никто» // Коме, правда. - 2011. - 15 нояб.

8.   Белов В. В. Теоретико-политологический анализ становления бизнес- элит в современной России : автореф. дис. ... канд. политол. наук / В. Белов.- М.. 2009.-28 с.

9.    Братский городской архив (БГА). Ф. Р-152. On. 1. Д. 1470. JI. 9.

10. Братский городской архив (БГА). Ф. Р-167. On. 1. Д. 1471. JT. 1.

11. Бурлацкий Ф. М. Вожди и советники: О Хрущеве. Андропове и не только о них.... / Ф. Бурлацкий. - М. : Политиздат, 1990. - 384 с.

12. Волков Н. Виктор Боровский: «В доверии людей черпаю силы» (Ин­тервью с В. М. Боровским) // Вост.-Сиб. правда. - 2001. - 8 сент.

13. Волосов Е. Н. Региональная политическая элита Сибири (опыт стати­стического анализа) // Вести. Евразии. — 2003. - № 1. - С. 138-155.

14. Гордеева О. Как иркутские заводы превращались в рынки // Пятни­ца. - 2005. - 30 сент.

15. Горячев М. Красный директор меняет цвет // Моск. новости. — 1992. — № 4. - С. 40.

16. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 1569. Оп. 2. Д. 1566. Л. 2-5.

17. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 1569. Оп. 4. Д. 3. Л. 51.

18. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 127. Оп. 128. Д. 130. Л. 133-134.

19. Еловский Д. Топ-проект Игоря Гринберга// Вост-Сиб. правда.— 2006.-29 дек.

20. Ефимкин М. М. Формирование индустриальной базы на Востоке Рос­сии в XX столетии: необходимость и закономерность // Деятельность государст­венных организаций по индустриальному освоению Сибири в XX - начале XXI вв. : сб. науч. тр. - Новосибирск, 2009. - Вып. 1. - С. 68.

21. Закон о кооперации в СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-XI // Гарант [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

22. Иванов Н. Руководителю БрАЗа нашли работу / Н. Иванов. Р. Жук // Коммерсант. - 2000. - 30 мая.

23. Климова Э. Л. Дело законно, но точка не поставлена// Вост.-Сиб. правда. - 1997. - 12 апр.

24. Концерн, консорциум, ассоциация (Редакционная) // Экономика и жизнь. - 1990. - № 1. - С. 9.

25. Крыштановская О.В. Трансформация бизнес-элиты России: 1998- 2002 // Социол. исслед. - 2002. - № 8. - С. 17-21.

26. Крыштановская О.В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Обществ, науки и современность. - 1995. - № 1. - С. 51-59

27. Крыштановская О.В. Формирование региональной элиты: принципы и механизмы // Социол. исслед. - 2003. - № 11. - С. 11.

28. Монахов В. В. Развод по-братски // Вост-Сиб. правда. — 1990. - 5 сент.

29. Мордасов А. А. Новое позиционирование бизнес-элиты в политиче­ском процессе современной России: дис. ... канд. полито л. наук / А. Морда­сов. — М.. 2005. - 172 с.

30. Мохов В. П. Проблемы анализа российских региональных элит в пере­ходный период: к вопросу о методологических основаниях [Электронный ре­сурс].-URL: http://www.elis.pstu.ru/mokh3.htm.

31. Мухин А. А. Бизнес-элита и государственная власть: Кто владеет Рос­сией на рубеже веков / А. Мухин. — М.: Г ном и Д, 2001. - 208 с.

32. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об арен­де // Экон. газ. - 1989. -№ 49. - С. 14-15.

33. Подсчитано по материалам сайта «irk.gov.ru».

34. Показатели деятельности кооперативов на 1.01.1990 г. // Экономика и жизнь. - 1990. - № 12. - С. 5.

35. Смолянин И. Т. Сибирь глазами сибиряка. Рассказы о больших строй­ках / И. Т. Смолянин. - Иркутск : Изд-во БГУЭП. 2004. - 200 с.

36. Солоненко С. Мэр на нарах // Пятница. - 2009. - 31 мая.

37. Третьяков В. Г. Рулевые ВСЖД:документально-биографические очерки к 70-летию образования Управления Восточно-Сибирской железной дороги (1934-2004 гг.) / В. Г. Третьяков. - Иркутск: Облмашинформ. 2004.- 432 с.

38. Усть-Илимский городской архив (УИГА). Ф. Р-62. On. 1. Д. 378. JI. 163.

39. Федоров Л. Иркутское бытие Саши Хинштейна: решала или шестерка? [Электронный ресурс]. - URL: // http://newsbabr.com/?IDE=l 13453 (дата обраще­ния: 10.04. 2013 г.)

40. Фомина Л. Без срока давности // Конкурент - Вост-Сиб. правда. - 2009.-27 июля.

41. Черняев И. Завод не хомут, а золотое ожерелье [Электронный ре­сурс].-URL: http://www.aemz.biz/news-archive/items/aernz-hornut.html (дата об­ращения 6 марта 2011 г.).

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Е. Н. Волосов | Источник(и): Современная история Иркутской области: 1992-2012 годы : в 2 т. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012 | Том 2. Часть 2. Глава 1. Параграф 1. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2016 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.