История. Эпоха присланных губернаторов в Приангарье // «Современная история Иркутской области: 1992-2012» Т. 2 (2012)

Вы здесь

Между тем процесс трансформаций механизма выборов гу­бернаторов в РФ продолжался. 31 декабря 2005 г. был опублико­ван ФЗ «О внесении изменений в статью 18 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представи­тельных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в Федеральный закон «О политических партиях». Закон был направлен на повышение роли политических партий в формировании органов государственной власти субъектов Российской Федерации [112].

Документ предусматривал, что политическая партия, список кандидатов которой по результатам выборов в законодательный орган власти субъекта РФ был допущен к распределению депу­татских мандатов и получил по итогам распределения наиболь­шее число депутатских мандатов, вправе инициировать рассмот­рение указанным органом предложения президенту РФ о канди­датуре высшего должностного лица субъекта РФ. Предложение политической партии подлежало обязательному рассмотрению зако­нодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации, и в случае поддержки этого пред­ложения большинством голосов от числа избранных депутатов направлялось в установленном порядке президенту РФ.

Третий губернатор Александр Георгиевич Тишанин был предложен президентом РФ 13 августа и утвержден Законода­тельным собранием Иркутской области в этой должности 26 ав­густа 2005 г. Эта кандидатура стала неожиданной для депутатов, но прошла без проблем (42 голоса «за» и 2 - «против»). Область оказалась одним из немногих регионов страны, который возглавил человек, прежде не работавший в исполнительной власти. Тиша­нин стал самым молодым (на тот момент) в России губернатором.

Новый губернатор на этом заседании ЗС выступил с краткой речью, в которой обозначил основные проблемы, на решение ко­торых намеревался направить свои усилия. Это демографическая политика (улучшение уровня жизни населения, пропаганда здо­рового образа жизни), поддержка молодежи, строительство жи­лья, наполнение регионального бюджета (развитие новых инве­стиционных проектов, создание рабочих мест).

Кроме этого, он заявил, что к середине 2006 г. должен быть решен вопрос объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа (УОБАО).

Тишанин ответил на вопросы депутатов. В частности, А.В. Романов поинтересовался, готов ли новый губернатор встать на защиту области от негативного влияния финансово-­промышленных групп. Александр Георгиевич заявил, что наме­рен проводить работу на федеральном уровне, с привлечением представителей Совета Федерации и Госдумы. Губернатор также сообщил, что планирует обратиться к иркутским представителям в Госдуме с просьбой поддержать его работу по выделению об­ласти федеральных средств.

На вопрос депутата ЗС, лидера иркутских «правых» А. П. Козьмина, готов ли он присоединиться к ним в отстаивании интересов области в противовес Федерации, новый губернатор ответил, что будущую команду исполнительной власти надеется подбирать вместе, и, естественно, решения по инвестиционным проектам собирается принимать в пользу области [28; 127].

К моменту избрания губернатором Тишанин имел про­стую, но успешную биографию. С 1987 по 2001 г. (с переры­вами на учебу) работал на Южно-Уральской железной дороге. В 2001-2004 гг. занимал должности начальника Читинского от­деления, заместителя и первого заместителя начальника Забай­кальской железной дороги. В 2004-2005 гг. работал начальником Восточно-Сибирской железной дороги.

По мнению аналитиков, было важно, что Тишанин не был связан с основными группами интересов внутри региона, не имел к моменту назначения крепких корней в области, придерживался технократического стиля управления, не обладал самостоятель­ным политическим весом и был публично мало известен.

В корпоративном отношении новый губернатор представлял естественную монополию (РАО «РЖД»), аппаратно был ближе к «силовому» крылу федеральной власти и не был ангажирован партиями (в том числе «Единой Россией») [ 101, с. 225; 127].

Тишанин за дело формирования своей команды взялся осто­рожно. И первым его шагом стала понятная попытка назначить на должность первого заместителя главы слабо известной ему в политическом смысле области своего человека. В середине сен­тября 2005 г. он предложил кандидатуру главы Тракторозавод­ского района г. Челябинска Ю. В. Параничева на пост своего замес­тителя. Иркутская элита приняла того в штыки. Депутаты областно­го парламента стремились во что бы то ни стало отдать этот пост кому-то из местных и отвергли предлагаемую кандидатуру [69].

Однако Тишанин проявил упорство, потерпев неудачу в ЗС, он назначил Параничева исполняющим обязанности первого за­ма. И в декабре 2005 г., после повторного голосования в ЗС, Параничев все же стал первым заместителем главы областной ад­министрации [41]. Позднее это назначение в какой-то степени доказало свою целесообразность. Журналисты хорошо относились к выходцу с Урала за его открытость и готовность без конца отве­чать на их вопросы и давать комментарии. После говоринского вакуума, когда все информационные потоки, исходящие из обла­стной администрации, жестко контролировались, это было удобно.

Задачи перед новым главой Приангарья стояли серьезные, но первое, с чего начал губернатор, - это объявление своим стра­тегическим приоритетом объединение области и округа. И уже 10 октября 2005 г. областные и окружные власти приняли совмест­ное обращение к президенту РФ об объединении Иркутской об­ласти и УОБАО. Референдум был назначен на 16 апреля 2006 г., хотя большинство региональных политиков убеждали главу области увеличить срок до осени и подготовиться получше. В при­мятом обращении оба региона сильно умерили свои аппетиты: Усть-Орда попросила профинансировать строительство 15 объек­тов на 1,5 млрд руб., а область и вовсе решила довольствоваться 15 % - 1 акция пакетом ОАО «Иркутскэнерго», который ей должны были передать в управление федеральные власти. Что интересно, запрошенный пакет акций не давал практически ника­ких прав его владельцам - даже блокирующий пакет 25 % + 1 ак­ция оставался у федерального центра. Фактически Тишанин в вопросе о референдуме действовал как проводник интересов фе­дерального центра - преференций региону никаких не выбивал, сроки поставил жесточайшие и хотя и добился своего, но в ос­новном с помощью повсеместного применения административ­ного ресурса.

Краткий срок подготовки референдума не подкреплялся аги­тационно-пропагандистской кампанией – она была вялой и не соответствовавшей высказанной решимости. Активная деятель­ность началась лишь после того, как по центральным каналам был показан репортаж о встрече руководителей объединявшихся регионов А. Г. Тишанина и В.Г. Малеева, спикеров В. К. Кругло­ва и И. П. Марохоевой с президентом В. В. Путиным. Весь март депутаты активно работали на территориях, партии проводили различные встречи, мероприятия, акции. Даже сессию решили не собирать, чтобы не отвлекаться от этой работы [93, с. 242-243].

Референдум 16 апреля 2006 г. прошел успешно, и 15 декабря того же года Государственной Думой РФ был принят Федераль­ный конституционный закон «Об образовании в составе Россий­ской Федерации нового субъекта РФ в результате объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа». Соответственно 22 декабря его одобрил Совет Федера­ции, а 30 декабря подписал президент РФ. В законе сказано, что новый субъект считается образованным с 1 января 2008 г. и будет иметь статус области с наименованием «Иркутская область», границы которой охватывают территорию объединяющихся субъектов РФ. В результате УОБАО был присоединен к Иркут­ской области, что стимулировало его развитие и повышение жиз­ненного уровня населения округа.

Тишанин, став губернатором Иркутской области, сразу по­обещал чиновникам: «Спрос будет жесткий». Свою работу на посту главы администрации он начал с поездок по районам Приангарья. И за два с лишним года объехал практически весь реги­он. Губернатор знакомился с работой сельскохозяйственных и промышленных предприятий, посещал школы, больницы, встре­чался с рядовыми жителями, выслушивал их проблемы.

26 января 2007 г. президент своим указом возложил на Тишанина исполнение полномочий главы администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Этим же указом президент страны принял отставку главы администрации УОБАО В.Г. Малеева [49]. В феврале того же года состоялась торжест­венная церемония возложения на Тишанина полномочий главы администрации УОБАО [56]. Объединение субъектов прошло гра­мотно и практически безболезненно - все службы администрации округа плавно влились в структуру администрации Приангарья.

В октябре 2007 г. Тишанин возглавил региональный список кандидатов «Единой России» в Иркутской области и Усть-Ордынском Бурятском автономном округе на выборах в Государственную Думу РФ пятого созыва. После победы партии от этого депутатского мандата он, как и ожидалось, отказался [122; 136]. И, как покажет история, дважды.

Новый субъект Федерации, образованный путем объедине­ния Иркутской области с Усть-Ордынским Бурятским автоном­ным округом, появился в России 1 января 2008 г. Согласно Феде­ральному конституционному закону от 30 декабря 2006 г., в те­чение года после официальной даты объединения новому регио­ну было необходимо сформировать все органы власти. В связи с его образованием Тишанин подал заявление о досрочном пре­кращении полномочий. Возврат области к своей прежней конфи­гурации является главным достижением А.Г. Тишанина и оправданием, по мнению автора, всех его последующих ошибок.

Губернатор Тишанин к исполнению своих обязанностей по­дошел системно и перспективно. Он решил в своей деятельности опереться на специально подготовленную «Стратегию развития Иркутской области». Первый ее вариант был написан Институ­том региональной политики и рейтинговым агентством «Экс­перт» в 2006-2007 гг. под референдум об объединении с Усть-Ордынским Бурятским АО. Когда референдум прошел успешно, а вице-губернатор, курировавший стратегию, сменился, было ре­шено сменить и саму стратегию, а также исполнителя. Новым подрядчиком стал Центр стратегических разработок «Северо-Запад», завершивший разработку стратегии к октябрю 2007 г. Принята же стратегия была только в 2008 г. [106], но не стала, из-за отставки губернатора, магистральной линией развития региона.

Сама стратегия, разработанная по заказу фонда Центром стратегических разработок «Северо-Запад», ООО «Стратеджи Партнере» и Центром стратегических исследований Приволжско­го федерального округа, оказалась под вопросом. В июне 2008 г. против разработанной стратегии высказался сначала совет Обще­ственной палаты Иркутской области, после чего политсовет Ир­кутского регионального отделения «Единой России» предложил областным властям разработать новый вариант стратегии [123].

Тишанин начал свою работу с преобразований в ЖКХ и дру­гих областях социальной сферы. Он губернаторствовал в ста­бильный период, чем и обусловлено главное направление его ра­боты: новые проекты и новые горизонты развития. Так как в пе­риод его губернаторства руководство государства приступило к реализации национальных проектов, то губернатор направил уси­лия области на их осуществление. Он первым отметил, что Ир­кутская область, кроме выполнения роли «сырьевого придатка» страны, имеет огромный научный потенциал, о чем свидетельст­вует множество изобретений и разработок, которые, являясь крайне прибыльными, тем не менее в основном, по причинам не­хватки финансирования, не внедряются в производство.

На вопрос о целесообразности переработки сырья А. Г. Ти­шанин ответил: «Это самый важный вопрос: или мы только го­ним нефть и газ по трубе на экспорт, или создаем на своей терри­тории нефте- и газохимический кластеры, сами производим каче­ственное топливо, полимеры и другие продукты. Я уверен, что мы обязаны развивать переработку. Тем более что у нас есть для этого все необходимое» [22; 141].

В мае 2006 г. он выступил с наиболее резонансной своей инициативой объединения городов Иркутска, Ангарска и Шелехова и некоторых мелких поселений в единый мегаполис - «Большой Иркутск». Согласно проекту, новый мегаполис должен был раскинуться на площади в 24 тыс. кв. км с населением в 1 млн чел. Граждане смогли бы перемещаться из одного района в другой по автобанам или на скоростном трамвае, а с внешним миром Иркутск должен был связать новый аэропорт. Для реали­зации проекта агломерации был создан Фонд регионального раз­вития, приступивший к разработке проектной документации.

В июле 2006 г. после катастрофы аэробуса А 310 под Иркут­ском (а это была уже пятая авиакатастрофа в Иркутске за послед­ние 15 лет) губернатор заявил, что «аэропорт Иркутска морально и физически себя изжил», указав, что «безопасность авиаперево­зок в области не обеспечена». И уже через несколько дней после крушения лайнера представители иркутской областной админи­страции и Министерства транспорта РФ подписали соглашение о строительстве нового аэропорта в 36 км от Иркутска. При этом Тишанин заявил, что власти не собираются закрывать старый город­ской аэропорт, и не исключил возможности его продажи [34; 125].

Под руководством Тишанина осенью 2006 г. был проведен Байкальский форум, по итогам которого заместитель председате­ля Совета Федерации Д.Ф. Мезенцев отметил, что ни на одном из предыдущих форумов не было такого широкого представи­тельства руководителей федерального уровня, национального парламента, бизнес-структур - словом, тех людей, которые вхо­дят в экспертное сообщество, а также то, что Иркутск становится мощным международным центром по сотрудничеству со страна­ми АТР [4].

Тишанин понимал самую больную проблему иркутян и под­держал сторонников переноса трассы нефтепровода Восточная Сибирь - Дальний Восток на безопасное от Байкала расстояние, тогда как его коллега в Бурятии «взял под козырек». Он подчер­кивал, что экологическая составляющая проекта должна являться приоритетной, и на одном из протестных митингов категорично заявил: «Ни при мне, ни после меня нефть по берегу Байкала не пойдет!». Путин учел позицию ученых, общественности, мнение губернатора и принял решение об изменении маршрута проклад­ки нефтепровода. А.Г. Тишанин незадолго до своей отставки на­писал президенту совместное с писателем В. Г. Распутиным письмо о необходимости закрытия БЦБК [44, с. 89; 69; 98].

Однако социально-экономические реалии областных про­цессов быстро перечеркнули обещания губернатора. Бюджетный кризис, возникший в связи с очередным повышением согласно федеральному законодательству заработной платы работникам бюджетной сферы с 1 октября 2006 г., стал одной из причин фи­нансовой несбалансированности курса администрации Тишанина, когда чрезмерные обещания не были подкреплены необходи­мыми возможностями, а в результате забуксовала даже реализа­ция «обязательной программы». Несмотря на обещания, инвести­ционного бума и значительного пополнения бюджета области не произошло. В законопроекте, представленном администрацией области, рост доходов на 2007 г. был определен в пределах годо­вой инфляции. Стремясь перераспределить 5 % налога на доходы физических лиц из муниципальных бюджетов Иркутска, Ангар­ска и Братска в пользу дотационных территорий, администрация продемонстрировала неспособность обеспечить расширение на­логовой базы. Кроме того, одним из инструментов выполнения социальных обязательств стало значительное (фактически на по­рядок) увеличение областных долговых обязательств.

В итоге большинству его планов и намерений не суждено было свершиться. К концу 2006 г. губернатор Иркутской области, утратив эффект новизны своей деятельности и не добившись за короткое время содержательных изменений в социально- экономическом развитии Прибайкалья, увяз в политических кон­фликтах с региональной элитой и бизнес-группами, чьи интересы не совпадали с приоритетами сырьевых государственных корпо­раций. Качественного прорыва в региональном менеджменте с августа 2005 г. после смены губернатора Говорина не произошло [101, с. 226, 237].

Главной проблемой губернатора, которая обозначилась уже в первые три месяца его работы, стала его неспособность вы­строить отношения с иркутской региональной элитой. Справед­ливости ради следует отметить, что и местные политики не стре­мились с ним сотрудничать. Как писала газета «Конкурент», воз­можно, что А. Г. Тишанин и не искал особой дружбы с регио­нальной элитой. Более того, используя поддержку федерального руководства, он на уровне областной администрации начал мощ­ную кадровую чистку, убирая оттуда представителей старой, еще времен Ножикова и Говорина, элиты, слишком привыкшей жить самостоятельно и независимо от федерального центра. Поэтому можно предположить, что А. Г. Тишанин выполнял несколько задач, главные среди которых - это объединение области и окру­га и чистка региональной элиты, вливание в нее свежей крови из низших элитных слоев [20, с. 217].

Следует учитывать, что он занял свой пост в то время, когда областной парламент был уже сформирован, и сработаться с де­путатским корпусом, отражающим интересы разных групп влия­ния, в том числе и противоборствующих его позиции, было дей­ствительно непросто.

Другой проблемой, с которой столкнулся Тишанин, стали отношения с Иркутскэнерго. В этот период прибыли «алюминщиков» намного выросли из-за благоприятной конъюнктуры ми­ровых цен. Однако этот процесс не сопровождался адекватным увеличением налоговых поступлений в областной бюджет, более того, проявлялась тенденция угнетения энергетического бизнеса в угоду алюминиевому. Региональная энергосистема играла роль энергетического цеха алюминиевого производства в большей степени, чем в предыдущие годы. Это выражалось, прежде всего, в неизменности тарифов на электроэнергию для БрАЗа и ИркАЗа, вместе потребляющих около 40 % производимого в регионе элек­тричества. Повышение тарифов велось в основном за счет других энергопотребителей, в том числе населения, но по политическим мотивам не могло быть значительным.

Обещанный подъем сельского хозяйства обернулся ростом цен и снижением производства продукции. Строительная индуст­рия, развитие которой прогнозировалось за счет использования ресурсов бурятской автономии, так и осталась в запущенном со­стоянии. Перед отставкой Тишанину инкриминировали самую низкую в стране бюджетную обеспеченность региона. В то же время в рейтинге инвестиционных рисков среди регионов России Иркутская область занимала 62 место из 86. По этой причине ее обходили вниманием крупные финансово-промышленные груп­пы, которым необходимо ясное видение перспективы и полити­ческая стабильность [50; 101, с. 227]. Вместе с тем большинство проблем было из разряда застарелых, и решить их пока не уда­лось ни одному иркутскому губернатору.

Популярность политических деятелей не всегда напрямую связана с их экономическими достижениями или просчетами. В случае с Тишаниным это именно так, его в народе поначалу вос­приняли осторожно, но быстро полюбили как «чертовски своего парня». Его рейтинги хотя и не доходили до ножиковских (в не­которых территориях были близки к ним), но на протяжении все­го его руководства областью они росли только вверх, несмотря на псе скандалы и уголовные дела.

В Иркутской области и в России в целом в этот период, по мнению ряда аналитиков, административно-политическая группа элиты, безусловно, доминировала над бизнес-элитой - не только региональной, но и представляющей интересы крупных корпора­ций. На примере области видно, что все высшие менеджеры и крупнейшие акционеры корпораций (не исключая «Газпром») должны были вести достаточно сложные переговоры с предста­вителями исполнительной и законодательной власти регионов, обещать им различные преференции в области инвестиций, а также участвовать в социальных проектах.

Сосредоточение в руках «исполнительной вертикали» по­давляющего большинства ресурсов как в регионах, так и в стране в целом - факт неоспоримый. Однако О. Воронин, А. Черняев в своей классификации рейтинга влиятельности в Иркутской об­ласти того периода поставили на первое место не губернатора, а спикера ЗС В. К. Круглова. По их мнению, по итогам 2006 г. он был более укоренен в системе формальных и неформальных связей местной элиты со СМИ, органами местного самоуправления, действующими на территории области крупными корпорациями [20, с. 217, 218]. Правильность этой оценки подтвердили после­дующие события.

В марте 2008 г. группа депутатов Законодательного собра­ния Иркутской области обратилась к президенту Путину с прось­бой отправить Тишанина в отставку. Сообщалось, что, обсудив итоги социально-экономического развития региона в 2007 г., де­путаты признали политику губернатора неэффективной. «Ком­мерсантъ», сообщая об инициативе депутатов местного ЗС, отме­чал, что Тишанин в течение всех трех лет «так и не смог найти общий язык с региональной элитой», эксперты «Ведомостей» со­чли, что позиции Тишанина в регионе подточили «уголовные де­ла против его окружения» и бюджетный кризис [63; 126].

В прессе отмечалось, что в тот период в судопроизводстве находились одновременно два иска прокурора Иркутской области И. А. Мельникова - первый с требованием признать незаконным постановление Тишанина от 31 декабря 2007 г., которым был ут­вержден действующий бюджет, и второй - против бездействия губернатора, не подписавшего принятый депутатами ЗС бюджет, а также два заявления администрации области с требованием, в свою очередь, признать незаконными постановление ЗС Иркут­ской области от 20 декабря 2007 г. об утверждении регионально­го бюджета и решение от 5 февраля 2008 г. о преодолении вето губернатора на предыдущее решение ЗС.

В начале апреля 2008 г. те же «Ведомости» сообщили о том, что Тишанин вылетел в Москву и подал заявление об отставке. Аналитики прогнозировали, что оно будет удовлетворено в мае, после вступления в должность избранного Президента РФ Д. А. Медведева. Однако отставка Тишанина была принята уже 15 апреля 2008 г. [14; 55; 63]. Одновременно президент Путин назначил И. Э. Есиповского временно исполняющим обязанности губернатора.

Однако, по мнению президента Института национальной стратегии С.А. Белковского, «Тишанина отправили в отставку не потому, что этого требовала региональная элита. Он изначально был маргиналом в Иркутской области, поскольку был назначен по рекомендации президента ОАО “РЖД” В. И. Якунина и был далек от всех групп влияния, заинтересованных в Иркутской об­ласти, - “Рособоронэкспорта”, “Газпрома”, “Базового элемента” и др. Он не удовлетворял интересам ни одной из них. Решение уб­рать Тишанина было солидарным решением федеральных групп влияния. Если бы региональная элита играла какую-то роль, то новым губернатором стал бы не Есиповский, а более близкий и понятный иркутянам человек» [130].

По мнению большинства политобозревателей, именно поиск более подходящих кандидатур и борьба федеральных провластных группировок за влияние в регионе стали истинной причиной неожиданной отставки А. Г. Тишанина в апреле 2008 г. Офици­ально он покинул пост по собственному желанию.

Эксперты относят регион к числу самых сложных с точки зрения управления. Главе области в этих условиях приходится соблюдать баланс интересов и одновременно решать задачи, свя­занные с консолидацией элит. «Элиты раздроблены, в регионе пересекаются сферы влияния и интересы многих федеральных компаний»,- считает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры О. С. Гончаренко. «В Иркутской области сосредо­точены интересы сразу нескольких крупных финансово­-промышленных группировок, таких как “Газпром”, “Рособорон­экспорт”, “Норильский никель”, UC Rusal, “Илим Палп”, ОАО “РЖД”, “Интеррос”. Все назначения в регионе, начиная еще с Бориса Говорина, были продуктом лоббистских усилий опреде­ленных бизнес-структур на федеральном уровне. Кто побеждал в этом процессе, тот и получал возможность продвинуть своего представителя на этот пост» [108; 110].

В июле 2008 г. Тишанин приказом президента ОАО «РЖД» В.И. Якунина был назначен исполняющим обязанности вице- президента ОАО «РЖД», а в сентябре, согласно решению совета директоров ОАО, занял пост вице-президента ОАО «РЖД» [142]. 8 ноября 2012 г. А. Г. Тишанин покинул пост вице-президента РЖД по собственному желанию.

В апреле 2011 г. после того, как свое место в Государствен­ной Думе покинула депутат от Иркутской области Т. Г. Вороно­ва, Центризбирком РФ должен был передать ее мандат Тишанину, который был первым зарегистрированным кандидатом в ир­кутской региональной группе «Единой России». Однако экс- губернатор не представил в установленные сроки необходимые документы для получения мандата, хотя и не заявил о своем от­казе; в результате чего он был исключен из списка кандидатов. А вакантное место в парламенте в конце апреля было отдано Л. В. Пирожниковой [13; 139].

Временно исполняющим обязанности губернатора Иркут­ской области 15 апреля 2008 г. был назначен 48-летний И. Э. Есиповский, в декабре 2007 г. избранный депутатом Госду­мы по списку от Амурской области. По мнению аналитиков, на­значение Есиповского врио губернатора именно в апреле свиде­тельствовало о том, что руководство страны учло уроки, полу­ченные во время губернаторства Тишанина, - главный админист­ратор должен участвовать в выборах законодательного собрания.

Отмечалось, что кандидатуру Есиповского на пост руково­дителя значимого для страны региона продвигал С. В. Чемезов, являющийся выходцем из Иркутской области [109].

В отличие от своего предшественника, Есиповский был хо­рошо известным в стране человеком. В 1977 г. он начал работать на Московском авиационно-производственном объединении име­ни Дементьева. В 1979-1981 гг. Есиповский проходил службу в рядах Вооруженных сил СССР. После возвращения из армии он вернулся на предприятие, став руководителем заводского коми­тета ВЛКСМ.

В 1986 г. Есиповский окончил вечернее отделение Москов­ского авиационного института и в том же году был назначен вто­рым секретарем Фрунзенского райкома ВЛКСМ. Отмечалось, что в 1986-1987 гг. в том же райкоме в качестве заместителя секрета­ря Фрунзенского районного комитета ВЛКСМ С. Монахова рабо­тал будущий глава компании «ЮКОС» М. Ходорковский [91]. В 1986 г. Есиповский был избран депутатом Фрунзенского район­ного Совета народных депутатов [53; 102].

В 1988-1991 гг. Есиповский работал в Центре межотрасле­вых научно-технических программ (ЦМНТП) - Фонде молодеж­ной инициативы, с 1989 г. возглавлял научно-производственное объединение (производственно-конструкторский центр «Эконо­вация»). ЦМНТП был создан Ходорковским и функционировал при комсомоле под эгидой Государственного комитета СССР по науке и технологиям. Вскоре этот центр был преобразован в государственно-кооперативное объединение «Межотраслевые научно-технические программы», или «МЕНАТЕП» [74; 131].

В 1991-1992 гг. Есиповский возглавлял Фонд социального развития России «Возрождение». В мае 1991 г. распоряжением Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцина фонд был преобразован в государственно-общественную организацию с аналогичным названием - Фонд социального развития России «Возрождение». В 1992-2000 гг. Есиповский занимал пост гене­рального директора Общероссийского объединения «Российский авиафонд», занимавшегося защитой служащих ВВС и работников авиакомплекса, а также пост президента АО «Авиаинвест» [53; 102; 105].

В прессе отмечалось, что в 1996 г. Есиповский защитил кан­дидатскую диссертацию по военной экономике. СМИ называли сферой его научных интересов разработку механизмов и норма­тивно-правовой базы для привлечения инвестиций в предприятия авиационной промышленности в процессе их экономического оздоровления. О значимости научной работы Есиповского в тот период можно судить по тому, что он, по сведениям прессы, вы­ступил соавтором проекта президентской инвестиционной про­граммы развития авиации до 2000 г. В 1999 г. Есиповский стал доктором экономических наук, защитив диссертацию на тему «Концептуальные основы развития техники и технологий двой­ного применения на предприятиях оборонно-промышленного комплекса в современных условиях» [67; 73].

В 2001 г. Есиповский пришел на работу в федеральное госу­дарственное унитарное предприятие «Рособоронэкспорт», соз­данное в ноябре 2000 г. согласно указу Президента РФ В. В. Пу­тина. Там он занял должность начальника департамента товаров и технологий двойного применения и занялся взаимозачетами за поставку оружия (так называемыми офсетными программами, т. е. формами зарубежной встречной торговли, когда стороны обмениваются товарами и услугами), а также работой с региона­ми. В 2004 г. Есиповский получил высшее командное образова­ние, окончив Академию Генштаба (по другим данным  – курсы Военной академии Генерального штаба ВС РФ) [7; 15; 47].

В ноябре 2005 г. Есиповского как представителя Рособорон­экспорта ввели в состав совета директоров АвтоВАЗа. В том же году он занял пост президента и генерального директора, затем - только генерального директора компании «АвтоВАЗ». В отставку с поста генерального директора АвтоВАЗа «в связи с переходом на другую работу» Есиповский подал в августе 2006 г. [6; 8; 120; 131; 138].

В 2007 г. Есиповский в качестве бывшего гендиректора ОАО «АвтоВАЗ» и консультанта председателя Союза машиностроите­лей России Чемезова баллотировался на выборах депутатов Государственной Думы пятого созыва от Амурской области по списку партии «Единая Россия». По результатам голосования он прошел в Госдуму, заняв там пост первого заместителя председателя ко­митета по промышленности [90; 122].

Друзья и коллеги говорили о Есиповском как о «человеке слова», который решений своих не меняет. По утверждению прессы, Есиповский - человек состоятельный, и этого не скрыва­ет. По мнению наблюдателей, для области, которой Есиповский стал руководить, это могло быть неплохо, поскольку ему нет ни­какой необходимости думать о финансовой стороне вопроса. От­мечалось, что Есиповский был очень эрудирован, отлично разби­рался в международной политике (интересовался Китаем и пер­спективами сотрудничества с ним). Увлекался автомобилями [73].

От человека с такой биографией в области ожидали многого. Но прежде всего Есиповскому необходимо было без долгой под­готовки организовать выборы в Законодательное собрание, одно­временно руководя неизвестным себе регионом. И это притом что его назначение было встречено местными политиками с настороженностью. Для решения стоящих проблем новому гу­бернатору требовался преданный ему аппарат. Оперативные кад­ровые решения врио губернатора не нашли единодушного одоб­рения среди местного политического бомонда. Ключевым, и имевшим большие последствия для области, его назначением стало выдвижение 29 апреля С. М. Сокола своим первым замес­тителем. Выдвиженец до этого занимал должность вице- губернатора и руководителя аппарата администрации Краснояр­ского края. Учитывая, что от прежней администрации также ос­тался первый зам (Ю. В. Параничев), первых замов стало двое. Сложился тандем двух «варягов», который быстро продемонст­рировал достаточную жесткость и намерение взять ситуацию в области под полный контроль [24].

С.М. Сокол в администрации Есиповского получил практи­чески неограниченные полномочия - от решения блока экономи­ческих задач до политических вопросов. Еще две недели до на­значения он в администрации Красноярского края был единст­венным замом, за которым не числилось управленческих функ­ций и в подчинении которого не было ни одного структурного подразделения. В Иркутске же вдобавок к большому набору ин­струментов влияния он присовокупил еще руководство кампани­ей «Единой России» во время выборов в Законодательное собра­ние, намеченных на 12 октября 2008 г.

Депутаты Законодательного собрания, демонстрируя свою лояльность новоиспеченному главе региона, даже отказались от прописанной в Уставе области процедуры утверждения первого заместителя губернатора. Это обстоятельство было компенсиро­вано возвращением в «Серый дом» вице-губернаторов Ю. А. Гуртового, В. И. Пашкова и С.Ф. Брилки, работавших в администрации Б.А. Говорина.

В начале процесса формирования губернаторской команды пятеро заместителей губернатора администрации Тишанина су­мели продлить свои полномочия в администрации Есиповского. Это сохранивший статус первого, но сменивший курируемую сферу с экономики на «социалку» Ю.В. Параничев, возглавляю­щий администрацию Усть-Ордынского Бурятского округа А.М. Дьячков, директор департамента социальной политики С.В. Круть, курирующий работу московского представительства Ю. В. Дудников и занимающийся вопросами регионального лес­ного комплекса В. Н. Долгов. Из пяти новых замов по- настоящему новыми являлись С. М. Сокол и Д. И. Шейбе, еще в недавнем прошлом занимавший пост генерального директора ФГУНПГП «Иркутскгеофизика».

Несмотря на радушный прием в Иркутске, И.Э. Есиповский предпочел сохранить мандат депутата Государственной Думы, полученный им на выборах в декабре. Более того, за ним также осталось кресло зампреда комитета по промышленной политике. Находясь уже в статусе врио губернатора, он «заходил в Госду­му» и, как свидетельствуют его коллеги по фракции «Единой России», даже принимал участие в заседаниях нижней палаты. Намерений сложить полномочия депутата Госдумы до того, как «уйдет приставка ‘‘врио”», Есиповский не демонстрировал [123].

Новой темой обсуждений для политической элиты области и обозревателей СМИ стало преобразование администрации облас­ти. Структура управления Иркутской областью должна была из­мениться, и в регионе появлялся кабинет министров. Такая нова­ция предусматривалась проектом нового устава объединенного региона. Устав объединенного региона находился в Заксобрании, принимать его должны были депутаты нового парламента, выборы которого планировались на 12 октября.

Проектом устава предусматривалось создание в Иркутской области правительства, которое возглавит губернатор, имеющий первого заместителя, заместителей и министров. Особо важные для области вопросы должно решать правительство, а не губер­натор. Ранее регион управлялся администрацией, которую также возглавлял губернатор.

В соответствии с существовавшим законодательством, врио губернатора Иркутской области Есиповский имел право сформи­ровать правительство региона до утверждения устава региональ­ным парламентом [23].

Вокруг новой проблемы сразу же развернулись дебаты. Спи­кер ЗС В. К. Круглов был сторонником того, что Есиповский должен совместить этот пост с должностью главы правительства нового субъекта [123].

В.В. Игнатенко надеялся, что правительство станет «ком­пактным органом на коллегиальных началах». Врио губернатора вариант создания правительства не исключал. «Такая модель присутствует в других регионах, показала себя достаточно эф­фективной, но в ряде регионов, где этого нет, тоже достаточно эффективно работает администрация, - отмечал И. Э. Есипов­ский. - Поэтому надо взвесить все, гнаться за модными веяния­ми - это, может быть, не самое то, что нам сейчас нужно». В чис­ле преимуществ «правительственной системы» он называл воз­можность «очень четко формулировать персональную ответст­венность всех членов правительства и структурировать саму сис­тему управления». По его мнению, в такой схеме появляется еще и «коллективная ответственность за конечный результат - то, че­го невозможно добиться никакими регулирующими и регламентирующими документами при существовании администрации» [59].

Новый устав, расставивший все на свои места, был принят Законодательным собранием Иркутской области только 15 апре­ля 2009 г. В соответствии с ней аппарат губернатора и правитель­ства Иркутской области - государственный орган, образованный для правового, организационного, аналитического, информаци­онного, документационного, кадрового и протокольного обеспе­чения деятельности губернатора и правительства Иркутской об­ласти. Он контролирует выполнение решений и поручений гу­бернатора и иных законных правовых актов, координирует дея­тельность ряда государственных органов Иркутской области, планирует и организует мероприятия с участием губернатора и членов правительства Иркутской области. В его функции входит ведение делопроизводства, работа с обращениями граждан и орга­низаций к губернатору и правительству Иркутской области [134].

А до этого состав правительства области стал главной ин­тригой, и только 3 октября 2008 г. стало известно, что врио гу­бернатора Иркутской области Есиповский сформировал структу­ру правительства нового региона, который появился на карте России 1 января 2008 г. Первыми заместителями главы региона были назначены С. М. Сокол и М. А. Штонда. Заместителем гу­бернатора по социальной политике стал И. П. Моисеев, замом главы региона по взаимодействию с федеральными органами вла­сти –  Ю. В. Дудников, куратором развития Усть-Ордынского Бу­рятского автономного округа - А. М. Дьячков, налаживать диалог с правоохранительными органами было поручено еще одному заместителю - Ю. А. Гуртовому.

В правительстве Иркутской области были еще два минист­ра - Д.И. Шейбе, отвечавший за природные ресурсы, и А. А. Ве­дерников - за финансы. Кроме этого, были назначены главы де­партаментов и служб правительства Иркутской области. Депар­тамент агропромышленного комплекса возглавил Ю. С. Бажанов, департамент социальной защиты – С. В. Круть, директором де­партамента культуры и архивов назначена В. И. Кутищева, ди­ректором департамента образования - И. П. Малявкина, физиче­скую культуру и спорт курировал Б. В. Пузыня и др.

А вице-губернатор по социальным вопросам Ю. В. Парани­чев, в свое время приехавший в регион именно с подачи губерна­тора Тишанина и бывший его первым замом, был уволен по сокращению штатов.

Создание правительства Приангарья напоминало косметиче­ский ремонт, а не реконструкцию. Но очевидно, что, не будучи уверенным в своем будущем, Есиповский вряд ли решился бы на­чать преобразования. В сентябре 2008 г. на Байкальском экономи­ческом форуме врио губернатора чувствовал себя хозяином [97].

Есиповский провел его с размахом, что сделало форум са­мым представительным за свою историю. В его работе участво­вало свыше 2 500 человек, в том числе 126 зарубежных гостей. Впервые в форуме участвовал и выступил с программным докла­дом первый заместитель Председателя Правительства РФ И. И. Шувалов, курирующий экономический блок. На заседаниях форума выступили министры: Д. Н. Козак, Ю.П. Трутнев и И.Е. Левитин, а также Полномочный Представитель Президента РФ в СФО А. В. Квашнин.

На форуме в Иркутске было подписано соглашение между областной администрацией и авиакомпанией «Интеравиа» о соз­дании региональной авиакомпании. Предполагалось, что регион войдет в совокупный капитал авиакомпании своими финансовы­ми средствами, а «Интеравиа» передаст в новую структуру часть своего парка. Контрольный пакет предприятия должен был при­надлежать администрации области [71]. Однако разразившийся мировой экономический кризис сделал неактуальными большин­ство решений и договоренностей БЭФа.

После помпезного проведения форума на повестку дня вста­ли выборы в заксобрание региона. И тут, накануне выборов, вдруг возникла коллизия между главными лицами новой полити­ческой команды: Есиповским и Соколом.

Незадолго до выборов в заксобрание полпред президента в Сибири Квашнин в соответствии с установленной законода­тельством процедурой внес на рассмотрение президента кандида­туры на пост губернатора - ими оказались Есиповский и Сокол. При этом для последнего это был далеко не первый случай за по­следние годы, когда его кандидатуру рассматривали в качестве претендента на губернаторскую должность. Начиная с 2005 г. Сокол рассматривался как кандидат на должность глав республик Алтай, Тува и Забайкальского края. Во всех случаях глава госу­дарства отдавал предпочтение другим политикам [24].

Перед Есиповским стояла задача обеспечить выборы заксобрания области с доминированием поддерживающих его депута­тов и добиться победы правящей партии. С первой частью задачи Есиповский справился отлично. По некоторым данным, списки депутатов формировались практически полностью под его дик­товку, поэтому в законодательном собрании оказались лояльные будущему главе региона лица. Поэтому В. К. Круглов, проявив­ший себя в противостоянии с губернатором Тишаниным, спике­ром парламента объединенного региона не стал. Им стала секре­тарь регионального отделения партии «Единая Россия» Л. М. Берлина, по общему мнению - человек неконфликтный и сторонник компромиссов.

Зато вторая часть задачи - обеспечить победу ЕР - была реализована на тройку. Есиповский возглавил список партии на выборах. Но по сравнению с итогами в пяти регионах страны, также прошедших 12 октября. Иркутская область показала один из худших результатов - всего 49 % голосов за партию власти. К тому же явка избирателей в регионе оказалась невысокой (в среднем 36,57 %, или 607,2 тыс. человек), хотя и на 8 % боль­ше, чем на аналогичных выборах в 2004 г. В первый парламент объединенного региона также прошли ЛДПР, КПРФ и «Справед­ливая Россия», и он стал, таким образом, напоминать Госдуму. Но с учетом одномандатников ЕР сумела захватить здесь лидер­ство, хоть и не такое, как в Чечне или Кузбассе.

Тем не менее после выборов законодательного собрания по­зиция Есиповского перестала выглядеть безоблачно. И в ряде ме­стных и федеральных СМИ даже стали появляться статьи, в которых со ссылкой на различные источники утверждалось, что врио губернатора вскоре может уехать из Иркутска навсегда. А когда состав парламента был сформирован, а выдвижение кан­дидатуры затягивалось, слухи и пересуды усилились. За это вре­мя на пост губернатора всезнающими политологами и таинствен­ными источниками выдвигались, к примеру, вице-губернатор Самарской области и еще один выходец из Рособоронэкспорта И. К. Миронов (кстати, тоже уроженец Приангарья), С. М. Сокол, помощник сибирского полпреда и бывший глава Таймыра О. М. Бударгин и даже вице-губернатор Новосибирской области В.А. Юрченко.

Интрига закончилась 21 ноября 2008 г., когда Президент РФ Д. А. Медведев внес кандидатуру И. Э. Есиповского на пост гу­бернатора Иркутской области на рассмотрение законодательного собрания региона. Его кандидатура вносилась в течение рекорд­ного для России срока - 35 дней. Есиповский был последним гла­вой региона, которого рекомендовал президент Путин. По мне­нию некоторых аналитиков, президент Медведев отнесся к этому назначению без восторга, но предложить другую кандидатуру все же не рискнул [97; 108].

В целом с утверждением Есиповского в качестве нового гу­бернатора вышел казус. По закону утверждать главу региона в должности должно местное законодательное собрание, а его на момент назначения Есиповского просто не было. Его выборы должны были состояться только 12 октября 2008 г. В момент на­значения Есиповскому предстояло сложить с себя полномочия депутата Госдумы, так как закон запрещает совмещать обязанно­сти губернатора и депутата. Между тем депутатские полномочия Есиповского Госдума прекратила только в сентябре 2008 г. Та­ким образом, до этого срока он фактически совмещал обе долж­ности, что стало прецедентом в российской политической прак­тике. Этот факт местные наблюдатели воспринимали как свиде­тельство того, что Есиповский не планирует продолжать свою карьеру в Иркутской области. И только прекращение его полно­мочий как депутата стало сигналом для иркутской политэлиты «о том, что господин Есиповский здесь надолго».

На следующий же день, 22 ноября, Законодательное собра­ние Иркутской области на заседании утвердило Есиповского в должности, а 13 декабря состоялась церемония его инаугурации как губернатора [43; 88].

На фоне столь продолжительной и необычной увертюры общественность и элиты региона ожидали услышать от нового губернатора что-то новое и важное. Однако, прослушав програм­му Есиповского, региональная элита ничего неожиданного не узнала: правительство намеревалось создавать режим наи­большего благоприятствования инвесторам, которые будут ос­ваивать Ковыктинское и Верхнечонское месторождения, извле­кать нефтяные запасы на севере области, добывать известняк Быстринского месторождения в Слюдянском районе, железную руду Ангаро-Ленской группы месторождений и калийные соли Непского месторождения в Катангском районе. Среди представлен­ных проектов также самыми «засвеченными» оказались деревопереработка и завод по производству стройматериалов, которые могли финансировать далеко не ЧП и ООО. Увидеть масштаб инфраструктурных проектов, о необходимости которых много говорил губернатор, можно с первой попытки: область будет и дальше создавать единую энергосистему с Якутией, строить аэропорт, автодорогу Вилюй (2018 г., более 30 млрд руб.) и железнодорожную линию Усть-Илимск - Непа - Ленек (поряд­ка 50 млрд). Эти проекты, как и предполагалось, ими и остались.

Среди наиболее значимых проектов, которые уже реализо­вывались на территории региона, Есиповский назвал изготовле­ние биобутанола – о производственных успехах на этой почве слышно немного; завод поликремния в Усолье-Сибирском, ищу­щий венчурные инвестиции и не находящий их; запуск в произ­водство пассажирского среднемагистрального самолета на Ир­кутском авиационном заводе, где, по мнению специалистов, ста­дия была настолько проектная, что первый самолет предполага­лось собрать в лучшем случае лет через 8-10. Поэтому речи о глобальных перспективах иркутской экономики депутаты внима­ли «не прислушиваясь». На предсказуемый вопрос народных из­бранников - как новый губернатор собирается заставлять зареги­стрированные в других городах финансово-промышленные груп­пы платить налоги в местные бюджеты - Есиповский отвечал так долго, что даже журналистам стало понятно - проблему видит, но решения не знает [71].

Голосование по кандидатуре губернатора сделали тайным. Три фракции Законодательного собрания – «Единая Россия», ЛДПР и «Справедливая Россия» - выразили Есиповскому свою поддержку. А КПРФ проголосовала против. Депутат Госдумы от компартии С. Г. Левченко объяснил такую позицию тем, что «бюджет региона на 2009 г. имеет доходную и расходную части ниже, чем в прошлом году». Кроме того, работа над бюджетом- 2009 показала, что «политической воли в регионе нет. Выросли дол­ги региона. Мы видим, что порезали все социальные программы».

Подсчеты показали, что кандидатура Есиповского не уст­роила и ряд его мнимых сторонников. В сумме голоса депутатов от ЕР, ЛДПР и СР должны были дать Есиповскому примерно 45 голосов. Тем не менее из 47 присутствующих на сессии депута­тов за внесенную кандидатуру проголосовали только 39, а про­тив - 8. То есть помимо коммунистов в протестных рядах иркут­ских депутатов оказались еще три депутата, нарушивших партийные установки.

Есиповский в своей «тронной речи» отметил, что его пере­полняют «чувство гордости и чувство колоссальной ответствен­ности». Он снова напомнил, что Иркутская область обладает ог­ромным промышленным потенциалом, а накопившиеся в регионе проблемы сможет преодолеть команда единомышленников, кото­рую врио губернатора успел сформировать с апреля. «Мы смот­рим на профессионализм и преданность делу, - пояснил губерна­тор депутатам, которые выразили недоумение количеством ино­городних министров в созданном в регионе правительстве. - Я готов разговаривать, если вы считаете, кого-то из членов прави­тельства непрофессиональным или можете представить доказа­тельства злоупотреблений» [39].

Депутаты также в очередной раз утвердили в качестве сена­тора от администрации региона Д. Ф. Мезенцева, который зани­мал этот пост с 2002 г. Ряд депутатов высказали ему претензии, но Квашнин, без микрофона о чем-то поговорив с народными из­бранниками, убедил их проголосовать правильно. Красноречие полпреда сработало: за Мезенцева голосовали дружнее, чем за губернатора (со счетом 41 против 6 голосов). Во время перерыва присутствовавшие в зале депутаты сообщили журналистам, что полпред потребовал прекратить иждивенческие настроения и требования субсидий у федерального центра. И предложил каж­дому депутату заняться делом и для начала взять по леспромхозу, чтобы личным примером способствовать развитию отрасли [71].

Первым шагом только что утвержденного главы региона стало урезание социальных программ в бюджете Иркутской об­ласти на 2009 г. и передача с муниципального уровня на област­ной налоговых поступлений от предприятий с упрощенной сис­темой налогообложения, транспортного налога, налога на добычу полезных ископаемых и 5%-ного налога на доходы физических лиц. Последняя мера, по мнению Есиповского, отвечала сразу не­скольким принципам новой экономической политики в Иркутской области. Во-первых, бюджет будет бездефицитным, во-вторых, финансовые ресурсы консолидируются на уровне субъекта РФ, откуда будут перераспределяться в муниципалитеты. Среди кри­тиков проекта были депутаты А. С. Битаров и А. В. Романов.

Однако при поддержке 35 депутатов фракций «Единая Рос­сия» и ЛДПР на третьем часу пребывания в должности губерна­тора Иркутской области Есиповский забрал из бюджетов круп­ных муниципалитетов (Иркутск, Ангарск, Шелехов, Братск и Усть-Кут) 3,8 млрд руб. Столько же времени понадобилось ему для того, чтобы радикально урезать большинство областных це­левых программ социальной направленности. Это второй рекорд губернатора - после самого долгого в истории региона утвержде­ния на должность [39].

После избрания губернатора произошло очередное рефор­мирование правительства региона. Его возглавил губернатор, ко­торый стал главой кабинета министров. В составе правительства Иркутской области оказалось 12 министерств, 12 служб и 6 агентств. Губернатор также назначил двух первых заместителей - Сокола, курировавшего работу министерств, и Штонду, ответст­венного за «аппаратный блок», в состав которого вошли представительство правительства Иркутской области в Москве, админи­страция Усть-Ордынского Бурятского округа, департамент по обеспечению деятельности мировых судей, а также полномочный представитель губернатора в Законодательном собрании, аппарат и управление делами губернатора, и заместитель главы региона по взаимодействию с правоохранительными органами [132].

Блок, состоящий из министерств и ведомств, подразделялся на четыре части. Каждую подгруппу - финансовую, социальную и другие - курировали заместители председателя правительства Иркутской области.

В момент обнародования состава были назначены только два зама - по финансовым вопросам А. А. Ведерников, по социаль­ным - А. П. Моисеев. Должность министра финансов временно замещал А. Ф. Зезуля. С 12 января 2009 г. его заменила Т. М. Поронова (также врио), а Зезуля стал ее замом. Полноценным мини­стром она стала с июля 2009 и проработала в этой должности до октября 2010 г. Министром природных ресурсов и экологии вре­менно была назначена О. Ю. Гайкова (проработавшая министром с мая 2009 по июнь 2011 г.). Должность министра лесного комплек­са временно занял JI. А. Виниченко (с января 2009 г. - министр).

Министерство культуры и архивов возглавил экс-заместитель руководителя исполнительного комитета Иркутского региональ­ного отделения партии «Единая Россия» В. В. Барышников (по авг. 2009 г.). А министром строительства и дорожного хозяйства Иркутской области стал Р. Н. Болотов, ранее возглавлявший ад­министрацию г. Шелехова.

Министерство экономического развития, труда, науки и высшей школы возглавил В. И. Пашков; министерство сельского хозяйства - Ю. С. Бажанов; министерство физкультуры, спорта и молодежной политики –Б. В. Пузыня; министерство образова­ния - Н. П. Малявкина; министерство социального развития, опе­ки и попечительства – С. В. Круть, а министерство жилищной политики, энергетики, транспорта и связи - М. А. Кручинин, уро­женец Новосибирска, до последнего времени являвшийся генераль­ным директором Красноярского энерго-сбытового предприятия.

Неожиданностью стало назначение на должность министра здравоохранения Ю.В. Олефира. Заслуженный врач РФ, канди­дат медицинских наук, врач-уролог, он семь месяцев возглавлял комитет по охране здоровья населения Новгородской области. До этого полковник медслужбы следил за здоровьем экипажей атом­ных подлодок Северного флота, участвовал в автономных плаваниях и даже проводил операции в океанских и морских глубинах [132].

Есиповский, выполняя свои обещания, предпринял актив­ную деятельность по созданию новой региональной авиакомпании «Восточно-Западные авиалинии». Обязательства по созда­нию альтернативного перевозчика, которые были взяты Иркут­ской областью на Байкальском экономическом форуме, по его словам, к середине апреля 2009 г. были в основном выполнены. В работе над созданием нового перевозчика участвовали админист­рации Иркутской области и Красноярского края, а также госкор­порация по содействию разработке, производству и экспорту вы­сокотехнологичной промышленной продукции. Правда, какова форма собственности новой компании, И. Есиповский не уточ­нил. Новая компания успела получить все необходимые регист­рационные документы, заключила договоры на приобретение первых пяти самолетов Як-42. Но планировавшаяся дата начала полетов компании - апрель 2009 г. - не была обеспечена. Авиа­компания была зарегистрирована в Иркутске, однако ее основная техническая база должна была размещаться в Красноярске, где имелось все необходимое для этого. По плану самолетный парк базировался в Иркутске и в Красноярске. Планировалось, что парк воздушных судов будет состоять из отечественных самоле­тов Як-42, Ту-204 (Ту-214) и в будущем - из МС-21. Предполага­лось, что новый авиаперевозчик организует более 500 рабочих мест для инженерно-технического персонала и летного состава. «Восточно-Западные авиалинии» должны были выполнять ре­гиональные и ближние магистральные маршруты протяженно­стью до 1500-2000 км между региональными центрами Сибири и Дальнего Востока [21].

Планы и намерения Есиповского остались нереализованны­ми. Он погиб при странных обстоятельствах в праздничную ночь на 10 мая 2009 г. в результате крушения вертолета «Белл-407» в урочище Малыш кино на территории Прибайкальского нацио­нального парка. Вместе с Есиповским погибли все находившиеся на борту люди, в том числе первый зампред правительства регио­на Штонда [77].

Для региона год правления Есиповского ознаменован рядом больших потерь и разочарований: Иркутск лишился военного ин­ститута; долго решали вопросы по особой экономической зоне, а в итоге проиграли «сражение за Байкал» нашим соседям – Рес­публике Бурятия, президент которой (а не иркутский губернатор) получал приз за второе место Байкала в конкурсе «Семь чудес

России». В целом губернатор и его окружение были закрыты для жителей региона, если не считать за открытость тщательно выве­ренные ответы на «отфильтрованные» вопросы.

Вызывала симпатию позиция Есиповского по прекращению отравления Байкала стоками БЦБК. Был временно остановлен Байкальский ЦБК, о чем давно мечтали, но вовсе не такими ме­тодами, на которые надеялись иркутяне. В плюс губернатору можно записать конструктивные отношения с региональным пар­ламентом, успешное завершение работы над уставом объединен­ной области и вообще завершение объединительного процесса, включая выборы в законодательное собрание объединенной Ир­кутской области.

После случившегося несчастья иркутский парламент на сво­ей внеочередной сессии 10 мая официально лишил погибшего губернаторских полномочий. С кандидатом в губернаторы Ир­кутской области президент должен был определиться до 11 июня. Временно исполняющим обязанности главы региона был назна­чен его первый заместитель С. М. Сокол. Не исключалось, что именно его кандидатура будет предложена депутатам областного заксобрания для утверждения на посту губернатора. В качестве дру­гого претендента на эту должность возник вице-губернатор Самар­ской области И. К. Миронов - выходец из Ростехнологий [ 108].

Как бы свидетельством обоснованности этих предположе­ний стало подписание 11 мая 2009 г. Президентом РФ Д. А. Мед­ведевым указа о назначении С. М. Сокола временно исполняю­щим обязанности губернатора Иркутской области. А 28 мая была официально подтверждена информация о том, что полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Квашнин представил в администрацию президента кандидатуры на должность губернатора Иркутской области. Полпред в качест­ве кандидатов выдвинул врио губернатора Иркутской области С.М. Сокола и своего помощника О. М. Бударгина [57; 133].

Как отмечал политолог Е. Н. Минченко, выбор из двух на­званных кандидатур был непринципиален. Оба назывались ранее в числе кандидатов на должности глав различных регионов. И тот и другой имели некоторую историю отношений с Интерросом (Сокол и Бударгин - норильчане). Первый возглавлял Норильск­газпром. второй был главой Норильска, губернатором Таймыра, а после объединения Красноярского края, Таймыра и Эвенкии ему не нашлось места в администрации Красноярского края, и Кваш­нин назначил Бударгина своим помощником.

Сокол, по мнению аналитиков, являлся креатурой Квашни­на, и тот очень лоббировал этого кандидата. О внутренних меха­низмах такой ситуации можно лишь догадываться. Сокол, конеч­но, имел шансы стать губернатором. Фактически даже при Есиповском он вел все практические дела и был на хозяйстве. При этом он успел вступить в достаточно серьезный конфликт с местными элитами. Ведь он курировал выборы в Законодатель­ное собрание 2008 г., и выборы были очень скандальными и сло­жились достаточно неудачно для «Единой России», т. е. резуль­тат был низким.

Но 28 мая 2009 г. Президент РФ Д. А. Медведев, вопреки ожиданиям и опасениям многих, внес на рассмотрение ЗС Иркут­ской области кандидатуру заместителя председателя Совета Фе­дерации Д. Ф. Мезенцева [16; 86; 135].

Произошел нехарактерный для российской политики случай, когда президент отверг кандидатов в губернаторы, предложен­ных полпредом. Этот прецедент гендиректор Центра политиче­ских технологий И. М. Бунин объяснил, в том числе, и склонно­стью Медведева к неожиданным кадровым решениям. Хотя это мало что объясняло.

Но как бы там не было, отклонение кандидатур Бударгина и Сокола, по его мнению, являлось признаком недоверия Кремля к Квашнину. Ранее уже имела место неоднозначная ситуация с кандидатурами от Квашнина в главы сибирских регионов, когда в декабре 2008 г. Медведев не поддержал предложенную полпре­дом кандидатуру действующего главы Хакасии А. И. Лебедя. Президент тогда выбрал из списка Квашнина депутата Госдумы В.М. Зимина [77; 119, с. 89].

Как пояснили в Кремле, действующий порядок выдвижения кандидатов в губернаторы не обязывает президента руководство­ваться исключительно предложениями полпредов. Пресс-секретарь Президента РФ Н. А. Тимакова, в свою очередь, объяс­нила решение последнего тем, что «Дмитрий Федорович долго работал в Совете Федерации от региона. Занимался различными проектами, в том числе Байкальским экономическим форумом. Он опытный политик и хорошо знает ситуацию в регионе». По мнению большинства экспертов, в отличие от прежнего руково­дителя области, который считался креатурой руководителя Рос­технологий С. В. Чемезова, очередной претендент на кресло ир­кутского губернатора не являлся выдвиженцем госкорпораций. «У него довольно широкий круг связей. Мезенцев - человек с глубокими питерскими корнями, он давно знаком и с Путиным, и с Медведевым»,- заявил гендиректор Агентства региональных исследований Р.Ф. Туровский. Такого же мнения придерживался политолог А. В. Кынев: «Это назначение вписывается в кадровую политику президента – назначать людей, отдаленных от регио­нальных элит» [5].

Вполне возможно, федеральному центру просто надоели скандалы в Иркутске, и они решили поставить действительно своего проверенного человека, не отдавать этот регион никому на откуп, а руководить напрямую [86].

Внеочередная сессия Законодательного собрания, на кото­рой произошло наделение полномочиями губернатора Иркутской области заместителя председателя Совета Федерации Дмитрия Федоровича Мезенцева, состоялась 8 июня 2009 г. Представление из Кремля пришло накануне. Внеочередная сессия началась в 15 часов, что объяснялось занятостью Мезенцева, участвовавшего в Санкт-Петербургском форуме. А перед сессией претендент на должность губернатора встретился со всеми фракциями в Заксобрании. Он ознакомился с аналитической запиской о ситуации в регионе, которую подготовило правительство региона. После этого его кандидатуру единогласно поддержали все 50 депутатов, присутствовавших на заседании [81; 38].

Д. Ф. Мезенцев родился 18 августа 1959 г. в Ленинграде. В 1981 г. окончил Ленинградский институт инженеров железно­дорожного транспорта. Трудился мастером цеха в одном из депо Октябрьской железной дороги, занимался комсомольской рабо­той. В 1984-1990 гг. служил офицером в армии, был сотрудником армейской печати. В 1990 г. избран депутатом Ленинградского горсовета, был руководителем пресс-центра совета и Ленгорисполкома. В 1991-1996 гг. – председатель комитета по печати и СМИ мэрии Санкт-Петербурга (в этот же период комитет по внешним связям мэрии возглавлял В. В. Путин). С 1996 г. - за­меститель председателя Госкомитета РФ по печати. В ноябре 1999 г. стал президентом Центра стратегических разработок, ко­торый был одним из разработчиков экономической политики президента Путина. 1 6 января 2002 г. назначен представителем в Совете Федерации от администрации Иркутской области, с янва­ря 2004 г. - заместитель председателя СФ, курировал информа­ционную политику и экономические вопросы.

Мезенцев являлся председателем правления Делового совета Шанхайской организации сотрудничества. Является членом Сою­за журналистов СССР (России) с января 1988 г., кандидатом пси­хологических наук (1998), он с начала 2009 г. возглавил кафедру политической психологии Санкт-Петербургского государствен­ного университета, с ноября того же года стал профессором ка­федры теории и практики журналистики Иркутского государственного университета [37; 78].

По воспоминаниям известного иркутского журналиста В.И. Камышева, Мезенцев появился в Иркутске после скандаль­ных губернаторских выборов 2001 г., когда действующий губер­натор Говорин фактически проиграл лидеру местных коммуни­стов Левченко. Но за счет некоторых территориальных избира­тельных комиссий в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе он все-таки вышел вперед. И все осознавали, что его леги­тимность очень низка. В этой ситуации необходимо было распла­чиваться с федеральным центром за то, что ему все-таки была оказана поддержка, и его губернаторство было признано феде­ральным центром.

Одним из элементов этого расчета, как считает Камышев, и стало назначение человека из Питера Д.Ф. Мезенцева сенатором от Иркутской области. Мезенцев с регионом никак до того не был связан. И, по мнению Камышева, связь его с регионом все эти годы оставалась достаточно формальной. Он представительство­вал на различных мероприятиях, в частности на Байкальском экономическом форуме, изредка появлялся в регионе, давал интервью [86]. В 2005 г., когда был отставлен губернатор Говорин, Мезенцева в первый раз называли в числе кандидатов на пост губернатора области - у него были большие связи в центре, и он открыто не поддерживал чьи-либо аппаратные интересы.

Читатель должен учитывать, что Иркутская область с начала 2000-х гг. – поле битвы сразу десятков ФПГ федерального уров­ня. В регионе представлены: «Русский алюминий» О. В. Дерипаски с партнерами, «Ренова» В. Ф. Вексельберга (энергетика, коммунал­ка, до недавнего времени – газовый бизнес), РЖД (президент – В.И. Якунин), госкорпорация «Ростехнологии» (гендиректор – С.В. Чемезов), отчасти Интеррос В.О. Потанина и М.Д. Прохоро­ва (интересовавшихся месторождением Сухой Лог), Илим-Палп (лесопереработка), ряд предприятий оборонного комплекса, атомная промышленность. Это не считая местных чиновников, бизнесменов и организованных преступных группировок.

У Мезенцева были все шансы встать над борьбой влиятель­ных бизнес-корпораций, ибо, с одной стороны, за годы работы он должен был всерьез разобраться в местной специфике, с другой - у него действительно имелись хорошие связи на самом верху. Говорили, что он входил в ближний круг премьера. По крайней мере, в общении с Мезенцевым Путин позволял себе называть его на «ты» и «Димой», что свидетельствовало об их не только рабочих отношениях [1].

Незадолго до представления Мезенцева президент объявил о новом порядке назначения губернаторов: в соответствии с ним теперь своих кандидатов представляла партия, победившая на выборах, - и в конце августа «Единая Россия» впервые внесла кандидатуры на пост губернатора Свердловской области по но­вой схеме. В случае с Мезенцевым процедура, задуманная для стимулирования политической борьбы и повышения престижности партий, была бы бессмысленной: все четыре имеющиеся в Законодательном собрании фракции поддержали его кандидатуру с горячностью невиданной - как бы президент не передумал! Еще дважды, при назначении первых заместителей, депутаты продемон­стрировали губернатору полную поддержку и на все лето выпали из политической жизни, уйдя на каникулы. Пока депутаты отдыхали, губернатор изучал область, а область присматривалась к нему [36].

Достаточно быстро, в середине июня новый руководитель Иркутской области обнародовал состав своего первого прави­тельства. В него он назначил на должность своих первых замес­тителей Ю. В. Параничева, уже работавшего первым заместите­лем главы области в 2005-2008 гг., и депутата Законодательного собрания Иркутской области А.С. Битарова. А С.М. Сокол по­кинул пост первого заместителя губернатора области.

Заместителем председателя правительства региона был на­значен А. П. Моисеев, заместителем губернатора области - Ю. А. Гуртовой, министром экономического развития, труда, науки и высшей школы - В. И. Пашков, врио министра финан­сов - Т. М. Поронова. Все они и ранее занимали эти же должно­сти. Окончательно правительство Иркутской области было сфор­мировано к 10 августа 2009 г. [87; 118; 143].

Отставка первого заместителя главы правительства, одно время без пяти минут губернатора Сокола и его соратников - за­местителей председателя правительства Ведерникова (финансы, экономика) и Кручинина (ЖКХ, энергетика, транспорт, связь, строительство, дорожное хозяйство) – означала неудовлетвори­тельную оценку деятельности группы «красноярцев», доминиро­вавших в предыдущем правительстве. Собственно, «красноярцы» в данном случае – термин нарицательный, связанный, прежде всего, с биографией лидера группы Сокола. Красноярские чинов­ники, по мнению политического обозревателя Ю. В. Пронина, допустили немало ошибок, в том числе политических. Тут и пе­регибы в ходе осенних выборов в Законодательное собрание, и чрезмерное давление на муниципальные образования, и тяга к манипуляциям с областным имуществом, и более чем странный конкурс в начале апреля по распределению федеральных денег на жилищное строительство. Знаменатель многочисленных прома­хов- типичный облик «варягов»-колонизаторов, управляющих туземцами с помощью огня и меча (то бишь административного ресурса) под прикрытием шумного, трескучего, вездесущего пиа­ра. Как итог, большинство населения относилось к Соколу с без­различием, а за внешней покорностью региональной элиты скры­валось жесткое неприятие.

Молчаливая и публичная оппозиция Соколу, умевшему пло­дить конфликты буквально на ровном месте, росла как на дрож­жах. Однако инициаторы раздрая, похоже, находились в эйфории, явно переоценивая свои возможности. Опора на «красноярцев» была одной из крупных ошибок Есиповского. Его трагическая гибель привела не к возвышению, а к низвержению Сокола, Ве­дерникова и Кручинина [100].

Губернатор в начале своей работы казался единственным руководителем, который одновременно: видел в комплексе глав­ные проблемы области, формулировал способы их разрешения и предпринимал конкретные действия. Например, 4 августа 2009 г.

президент РФ подписал указ о праздновании 350-летия основания Иркутска. В этот же день, во время визита в Иркутск председате­ля правления Сбербанка России Г. О. Грефа, Д. Ф. Мезенцев под­писал с ним соглашение о сотрудничестве между банком и пра­вительством области. На его основе Иркутской области в Сбербан­ке России был открыт лимит на 5 млрд руб., долгосрочный и с возможностью увеличения. Планировалось сотрудничество с ним в реализации областных программ «Молодым семьям - доступное жилье» и «Развитие ипотечного жилищного кредитования в Ир­кутской области», предполагалось сотрудничество по выпуску го­сударственных областных облигаций, их гарантированного раз­мещения и последующего управления кривой доходности.

Одновременно планировались и социальные обязательства: продолжение строительства здания Байкальского филиала Сбер­банка России в Иркутске, реконструкция набережной реки Анга­ры, оказание помощи двум специальным детским интернатам, участие в реконструкции исторически значимых объектов и вос­становлении Московских ворот в рамках подготовки к праздно­ванию 350-летия Иркутска. Суммарный эффект для бюджета области (за счет того, что деньги обернутся несколько раз) по са­мым грубым прикидкам предполагался от несколько сотен мил­лионов до 1-2 млрд руб.

21 августа 2009 г. Мезенцев заявил об увеличении финансо­вой поддержки малому и среднему бизнесу на 30 млн руб. Он планировал создать гарантийный фонд и евроинфокорреспондентский центр, оказывающий информационную и консультаци­онную помощь в сфере продвижения продукции, производимой в регионе, на зарубежные рынки [36; 87].

Правительство Мезенцева вновь занялось долгосрочным планированием развития региона. И 9 сентября 2009 г. прави­тельство поделилось с депутатами ЗС новыми идеями о том, как должен развиваться регион до 2020 г. Эти идеи в итоге должны были лечь в основу «Стратегии социально-экономического раз­вития Иркутской области до 2020 г.». Как оказалось, новые пла­ны фактически не отличались от тех, которые разрабатывались при губернаторе Тишанине и были забракованы пришедшим ему на смену Есиповским, посчитавшим, что в кризисные годы тре­буется новый подход к развитию Приангарья.

Как и в первом варианте стратегии, в планах новых властей обозначались четыре основные зоны опережающего развития. Первая - вдоль Транссиба с центром в Иркутске. По планам чи­новников, здесь должен появиться целый кластер инновационных производств и нанотехнологический центр. Вторая зона - Северо-Сибирский индустриальный пояс, включающий территории БА­Ма. Глубокая переработка природных ресурсов определялась ее главным направлением. Среди проектов, на которые делалась ставка – строительство автомагистрали «Вилюй», «Усть-Илимск–Чемдальск– Ванавара», объединение иркутской и якутской энергосистемы, газификация региона, развитие газогенерации на попутном газе и газохимии на базе месторождений Ковыктинской площади. Третья зона прилегала к Байкалу, ее раз­витие иркутские власти связывали с созданием особой экономи­ческой зоны туристического типа. Четвертая - сельхозрайоны области, которые должны обеспечивать продовольственную безопасность региона. От прежнего варианта презентованный проект отличался отсутствием планов по созданию агломерации на базе городов Иркутска, Ангарска и Шелехова.

Стратегия социально-экономического развития Иркутской области, по плану Мезенцева, должна была быть принята в 2010 г. Однако вопрос о том, кто займется ее подготовкой, в том момент остался открытым [89]. После отставки Мезенцева данная стратегия была вновь положена «под сукно».

Затем у губернатора Мезенцева началась проблемы и неуда­чи. Первой и очень крупной ошибкой, характеризующей его управленческий стиль, стала история с отставкой мэра В. В. Яку­бовского, вернее с последующим выдвижением на эту должность в конце 2009 г. мэра Братска С. В. Серебренникова [32].

Режим политической спецоперации, в ходе которой состоя­лось выдвижение Серебренникова в мэры Иркутска, полностью диссонировал с амплуа «опытного политика, дипломата, перего­ворщика», которое имел Мезенцев в первые месяцы своего гу­бернаторства, причем в глазах не только политизированной части избирателей, но и региональной элиты. Действия по принципу «внезапного нападения», «военной хитрости», «быстроты и на­тиска», «ломания через колено» в декабре 2009 г. произвели оглушительно-разочаровывающий эффект на значительную часть избирателей Иркутска и резко негативную, хотя и непубличную, реакцию в региональной элите. Именно с этого времени стал наби­рать обороты конфликт Д. Ф. Мезенцева с местным истеблишментом.

Негативный эффект от операции «Серебренников» усилился дополнительными обстоятельствами, придающими действиям губернатора в глазах оппонентов недальновидность и цинизм. Во-первых, в период, предшествующий выдвижению кандидата в мэры Иркутска, шло активное обсуждение потенциальных кан­дидатур, которых насчитывалось около десятка. С одной сторо­ны, среди них не было бесспорного лидера, но, с другой стороны, степень антагонизма между ними была не столь высокой, чтобы не сплотить местную элиту вокруг единого кандидата из числа публично обсуждаемых претендентов. Однако Мезенцев предпо­чел уклониться от открытого «кастинга», а в сугубо закрытом режиме сделал ставку на иногороднего кандидата, фамилия кото­рого не фигурировала при обсуждении. Тот факт, что губернатор не смог увязать корпоративную подоплеку выдвижения Сереб­ренникова с публичностью процесса, свидетельствовал об отсут­ствии у главы области качеств опытного политика.

Во-вторых, режим выдвижения губернаторского кандидата в мэры Иркутска фактически проходил под лозунгом «Кого назо­вем, тот и будет», демонстрирующим пренебрежение к избирате­лям как Иркутска, так и Братска. Иначе трудно объяснить, зачем для руководства Иркутском был предложен пусть и успешный, но иногородний мэр, да еще и избранный в Братске на второй срок за два с половиной месяца до «выдвижения в Иркутск». Учитывая особенности Иркутска, это был еще один просчет гу­бернатора. Все это привело в марте 2010 г. к поражению Сереб­ренникова, избранию В. И. Кондрашова и к возникновению по­литического кризиса в Братске, последствия которого не исчер­паны до сих пор [32].

Губернатор, проиграв, не дал самокритичную оценку выбо­ров 2010 г., а все его фрагментарные высказывания в неофици­альном порядке свелись к поиску и обвинениям виноватых «на стороне», якобы «предательски не поддержавших правильный выбор главы региона». Это привело к натянутости отношений между Мезенцевым и Кондрашовым, причем это обстоятельство приняло затяжной, хронический характер.

И лишь переход проекта «Иркутская слобода» (130-й квар­тал) в практическую плоскость привел хотя бы к частичной коор­динации усилий. Но и здесь губернатор продемонстрировал не­дальновидность, так как еще на этапе обсуждения проекта не до­бился (и не очень стремился добиться) консолидации местной элиты вокруг этой инициативы. Далее события развивались по накатанному сценарию: волевые, директивные действия главы региона вперемежку с его недовольством «пассивностью» мест­ных управленцев и бизнесменов.

Поучительна и ситуация с инициативой мэра провести чем­пионат мира по хоккею с мячом 2014 г. в Иркутске. Эту инициа­тиву мог проявить губернатор, однако он этого не сделал. Но по­сле того как инициатором выдвижения идеи стал Кондратов, на­чались «сцены ревности» и попытки перехватить инициативу. Налицо очередная ошибка Мезенцева и его окружения в оценке ситуации и вероятных действий другой стороны [32].

Одно стало цепляться за другое, кандидаты-единороссы проиграли выборы мэров в Иркутске, Братске, Усть-Илимске и Ангарске. Регион на глазах превратился в оппозиционную терри­торию. После провалов на выборах местная элита обвинила в этом исключительно губернатора, тот, в свою очередь, уволил отвечавшего за политический блок первого зама Ю. В. Параничева.

С этого момента влияние губернатора фактически определя­лось и ограничивалось его административным ресурсом. Он про­играл оппозиции, но за счет связей на федеральном уровне ему удавалось блокировать прохождение нежелательной информации о положении дел в регионе «наверх». Единственным информаци­онным каналом, представляющим реальную угрозу для главы Приангарья, оставалось региональное отделение «Единой Рос­сии». Оно обладало определенным влиянием на федеральном уров­не и одновременно было оппозиционно настроено к губернатору.

Пытаясь переломить ситуацию, Мезенцев в начале 2012 г. назначил себе одного советника и уволил двух министров, а так­же подписал указ о назначении сразу трех заместителей. Одним из них стал бывший коллега Мезенцева по Совету Федерации А.Я. Школьник. Министр имущественных отношений Прианга­рья М. Н. Карасев был освобожден от занимаемой должности и одновременно с этим назначен советником губернатора. Минист­ру экономического развития, труда, науки и высшей школы и зампреду правительства Иркутской области С. Д. Аникееву при­шлось уступить свою должность И. И. Корнееву. Но при этом Аникеев остался заместителем председателя правительства Ир­кутской области [54].

Жонглирование министрами как способ решения проблемы или механизм ухода от персональной ответственности было ха­рактерно для губернатора Мезенцева. Примером тому является ситуация с аграрными инвестиционными проектами. Сельское хозяйство Иркутской области не первый год являлось пасынком регионального бюджета: всегда находились статьи, требующие гораздо большего внимания. Но даже те деньги, которые все же перепадали селянам, в силу существовавшей некомпетентности регионального правительства осваивались крайне неудачно. Де­путаты областного парламента одобрили выделение в сферу АПК 330 млн руб., а в августе настоятельно попросили объяснить, ко­гда же начнут осваиваться эти средства, но ответ потерялся меж­ду министерством экономического развития, минфином и минсельхозом.

Тогда губернатор решил проблему хирургическим способом: вскоре с формулировкой «в связи с окончанием срока контракта» был уволен министр сельского хозяйства. Причем это был уже второй министр сельского хозяйства за время правления Мезен­цева и его же назначенец.

В августе 2011 г. поплатился должностью министр здраво­охранения региона Г. М. Гайдаров, с которым губернатор в тече­ние двух лет строил совместные планы и проекты [84].

Не сложились отношения губернатора и с лидерами област­ной организации «Единой России». Во время апрельского визита президента Медведева в Иркутск Мезенцев, в нарушение всех традиций и неписаных правил, не включил в список встречаю­щих целый ряд региональных руководителей. Вместе с губерна­тором в аэропорту президента встречали руководители только нескольких структур: ФСБ, МВД, главный федеральный инспек­тор по региону и еще некоторые. К президенту не были допуще­ны ни председатель ЗС Берлина, ни мэр Иркутска Кондрашов, ни один из ключевых региональных депутатов. А в процессе самого визита президента в Иркутск доступ к нему представителей мест­ного самоуправления и депутатского корпуса был попросту за­блокирован. Это противоречило сложившейся в регионе практике и соответственно вызвало в местной элите острейшую негатив­ную реакцию [62].

Оценка деятельности Мезенцева была дана его же едино­мышленниками. Сразу после провальных выборов мэров Иркут­ска и Усть-Илимска Мезенцева сместили с весьма престижной при тогдашнем политическом раскладе должности сопредседате­ля общественной организации сторонников партии «Единая Рос­сия». Все это приводило к снижению эффективности принимае­мых губернатором решений и способствовало тому, что их ис­полнение «вязло» в недружественной среде местной элиты [51].

В июле 2011 г. Мезенцев отказался возглавить региональный список «Единой России» на выборах депутатов Госдумы РФ шес­того созыва, объяснив свой отказ тем, что не собирается стано­виться парламентарием и намерен продолжить работу на посту губернатора. В то же время многие аналитики сочли, что Мезен­цев не был включен в список из-за своего низкого рейтинга в об­ласти и ряда чувствительных поражений, которые при нем по­терпела ЕР на региональных выборах.

Организационная слабость губернатора стала очевидной и для центральной власти, когда в конце сентября 201 1 г. президент Медведев и глава МЧС С. К. Шойгу подвергли жесткой критике действия администрации Иркутской области по тушению лесных пожаров в городской черте и окрестностях Братска. Как писали СМИ, из-за бездействия местных и региональных чиновников («пожары тушили только 12 человек», - отмечала «Новая газета») жители города более десяти дней страдали от едкого дыма. Всего на территории города и района с 17 сентября по 6 октября было зарегистрировано 85 лесных пожаров обшей площадью более 6 400 гектаров. В плане ожидаемой реакции Мезенцев 30 сентяб­ря отправил в отставку исполняющего обязанности главы адми­нистрации Братска А.А. Туйкова за недостаточную активность в ликвидации пожаров [37].

Возможно, основной причиной допущенных Мезенцевым ошибок явилось отсутствие у него эффективной команды. Это было свойственно всем губернаторам-«варягам», возглавлявшим регион. Все его попытки сформировать полноценную команду потерпели фиаско. С одной стороны, ему не удалось наладить деловое партнерское сотрудничество со сформировавшимся за постсоветский период местным кадровым резервом, с другой, «ва­ряги», которых призывал Мезенцев в Иркутскую область на госслужбу, почему-то очень быстро покидали «бунташный» регион.

Взаимодействие с местной элитой Мезенцев выстраивал не как с партнерами, а как с исполнителями воли губернатора. Партнерство губернатор предпочитал вести с московскими управленцами. А подчеркнутая близость Мезенцева к высоким правительственным кругам выбила почву из-под ног местных политиков и деловых кругов.

Понятно, что московские кадры в определенных секторах управления более компетентны. Тем не менее они практически не знают существующие политические и экономические расклады региона. Компетентно посоветовать губернатору, как себя пра­вильно вести в той или иной критической ситуации, элементарно было некому. Отсюда нередко выбирались ложные ориентиры, и чем дальше, тем больше этот процесс становился зримым и очевидным для всех. Местные политики, разбирающиеся в ситуации, но обиженные пренебрежением к себе, «встали в позу». И их можно было понять. Отношение к ним уже третьего за четыре года губернатора не менялось – присланный Центром «началь­ник» смотрел на них как миссионер на аборигенов [31; 60, с. 249].

Такое противостояние привело к странным метаморфозам, в частности, в правительстве Мезенцева, по подсчетам компетент­ного С. И. Шишкина, было 27 бывших офицеров ФСБ [123].

Доказательством непонимания губернатором ментальности жителей Прибайкалья стала его позиция по вопросу БЦБК. Соци­альная идентичность иркутян сформирована отношением к бай­кальской теме. Озеро Байкал не только самая чистая вода - это знамя Иркутской области, ее святыня. А как можно относиться к таким символам? Похоже, глубины этого вопроса Мезенцев не осознал. При нем вновь заработал Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Конечно, Мезенцев - заложник федераль­ного постановления по его пуску. Но так прямолинейно прово­дить в жизнь это решение, как это делал губернатор, означало подорвать веру в себя как гаранта защиты гражданских прав ир­кутян. Ведь надо было понимать, что рейтинг озера Байкал на­много выше рейтинга любой региональной власти.

Когда 13 февраля 2010 г. в Иркутске почти 3 тыс. чел. вы­шли на акцию протеста против загрязнения Байкала, губернатор организовал другой митинг. Свой. Под лозунгом «За продолже­ние работы БЦБК». На губернаторский митинг подвезли около трех сотен студентов и рабочих «русаловских» предприятий. Ма­ло того, подогнали боевую машину пехоты с расчехленным пу­леметом. И какой отзыв у иркутян о губернаторе после этого можно было ожидать, если по социологическим данным 73 % населения областного центра выступали за остановку БЦБК? Гу­бернатор вновь ошибся. Хотел помочь правительству в решении проблем с комбинатом и проживающим в г. Байкальске населе­нием, а вышло, что обострил ее. Он дискредитировал себя и под­ставил верховную власть.

Мало того, когда решение премьера позволило начать работу комбинату, «Серый дом» начал наступление на экологов, даже не предприняв попытки переговоров. А ведь хорошо известно, какое место занимают экологи в общественной жизни региона [61; 70].

Согласно мониторингу Фонда «Петербургская политика», уже на начало мая 2010 г. у Мезенцева в активе скопилось избы­точное количество конфликтов и скандалов. В их числе – пора­жение кандидатов «Единой России» на выборах мэров Иркутска и Усть-Илимска, непринятие экологами и общественностью во­зобновления работы Байкальского ЦБК, критика президентом задолженности по зарплате перед бюджетниками, требования коммунистов об отставке главы Ангарска, критика со стороны зампредседателя Правительства РФ Д. Н. Козака за сбои в подго­товке к зиме, конфликт вокруг заявления об отставке вице- губернатора Битарова, критика за отставание в обеспечении жильем ветеранов войны и др.

По результатам рейтинга Мезенцев вошел в число шести российских губернаторов, получивших максимальный балл по конфликтности стиля управления [31].

Не добавили авторитета и влияния Мезенцеву и проведен­ный им VII Байкальский международный экономический форум (2011     г.) и основная (губернаторская) часть празднования 350-летия Иркутска. По мнению экспертов, бросался в глаза не­высокий уровень ВИП-представительства: не приехали ни прези­дент, ни председатель правительства. Из федеральных министров участвовал только министр регионального развития В. Ф. Ба­саргин. Руководитель Администрации Президента РФ С. Е. На­рышкин приехал для участия в юбилейных мероприятиях как глава оргкомитета. Скорее, протокольным стало присутствие на Форуме и Полномочного Представителя Президента РФ в СФО В.А. Толоконского. Отсутствовал губернатор Красноярского края. Не приехали завсегдатаи БЭФа – министр транспорта И. Е. Левитин и министр природных ресурсов Ю. П. Трутнев, ру­ководство Минэнерго и Минпромторга. Скудным было и пред­ставительство российского парламента. Исключение – первый зампред Совета Федерации А. П. Торшин. Несмотря на участие 3. Д. Смушкина (группа «Илим»), С.В. Чемезова (Ростехноло­гии), В.Ф. Вексельберга (Сколково) и О. В. Дерипаски (РУСАЛ, «Базовый элемент»), бизнес был представлен не в полном объе­ме – не было первых лиц столь важных для региона компаний, как «Газпром», «Роснефть», «РЖД» и «Норильский никель» [92].

Губернатор Мезенцев, как и два его предшественника, не смог выстроить отношения с местными элитами. Это стало глав­ной проблемой для него и для вверенного ему региона. Попытки губернатора добиться лояльности к себе групп интересов закон­чились не слишком удачно. Основой для их консолидации стал постулат о целесообразности замены губернатора Иркутской об­ласти. Последним штрихом к негативному имиджу Мезенцева стала явно не им инспирированная и отвратительно организован­ная попытка баллотироваться в президенты России.

Авторы рейтинга, подготовленного фондом «Петербургская политика» и коммуникационным холдингом «Минченко Консал­тинг», указывали сразу на несколько проблем губернатора. Экс­перты упоминали низкую популярность Мезенцева (в регионе проходили массовые акции с требованием отставки губернатора) и пришедшиеся на последний год его управления регионом скан­далы, просочившиеся на федеральный уровень. Позиции Мезен­цева пошатнула история вокруг выборов мэра Братска: когда жи­тели проголосовали за коммуниста А. В. Серова, однако вскоре после вступления в должность он был арестован и уволен. Осе­нью все в том же Братске произошли пожары; жители жалова­лись на бездействие властей и обвиняли их в попытке замолчать происходящее. В июне 2011 г. Мезенцев оказался опосредован­ным участником скандала вокруг «ДТП с мигалкой»: машина, закрепленная за губернатором, сбила в Москве прохожего на пе­шеходном переходе. Впоследствии против водителя машины воз­будили уголовное дело [ 103].

Политика внедрения в регион губернаторов-назначенцев привела к тому, что к концу срока пребывания Мезенцева в должности губернатора в Иркутской области, по мнению полито­лога А. В. Петрова, сложилось несколько параллельных и почти равносильных центров внутрирегионального влияния. Это, преж­де всего, губернатор Мезенцев и его окружение; сегмент местной элиты, аффилированный с губернатором, был относительно неве­лик, а его состав носил, скорее, случайный характер. Другой центр был представлен руководством ИРО ЕР, где секретарем политсовета являлся собственник финансово-строительной ком­пании «Новый город», бывший первый заместитель председателя правительства области А. С. Битаров; в эту же группу входило большинство членов президиума политсовета регионального от­деления ЕР. В качестве третьей силы А. В. Петров определил руководство Законодательного собрания и фракции ЕР в ЗС, в ко­тором ключевую роль играли председатель Законодательного со­брания JI. М. Берлина, вице-спикер Г. Н. Нестерович, депутат (и бывший спикер ЗС), председатель совета директоров ОАО «Са­янскхимпласт» В. К. Круглов, председатель бюджетного комите­та ЗС С.В. Курилов. К четвертому центру тяжести политолог причислил мэра Иркутска В. И. Кондрашова и депутатов город­ской думы областного центра, представляющих фракцию ЕР, но, в то же время, менее аффилированных с руководством ИРО ЕР, чем фракция ЕР в ЗС. Особым центром влияния выступали вер­тикально интегрированные компании, работающие на территории Иркутской области: демонстрировавшие по отношению к губер­натору относительно нейтральную позицию (ОАО «Роснефть» и «Илим»); скорее негативную - ВСЖД; и позитивную («Базовый элемент» и РУСАЛ (включая ОАО «Иркутскэнерго») [92]. Ус­ловное равновесие этих центров превратило область в плохо­ управляемый регион.

Вместе с тем губернатор Мезенцев был неординарной лич­ностью, ориентированной на общественно-полезную деятель­ность, обладавшей широким кругозором, пониманием перспектив и ощущением болевых точек. Он проявил себя как ищущий, лег­ко воспринимающий новое и оригинальное и, в свою очередь, немстительный человек. В октябре 2009 г. Мезенцев добился от­ставки непопулярного у иркутян мэра г. Иркутска В.В. Якубов­ского, занявшего место Мезенцева в Совете Федерации [65].

Он пытался стать сопричастным к байкальской теме, и в ав­густе 2010 г. вместе с министром финансов РФ A.Л. Кудриным посетил научно-исследовательскую экспедицию «Миры на Бай­кале». Ее сотрудники с 2008 г. исследовали состояние экосисте­мы водоема, животного и растительного мира, тектонические процессы на дне озера. В ходе поездки они совершили погруже­ние на дно Байкала на глубоководном аппарате «Мир-1», где в составе научного экипажа изучали животный мир озера и прове­ли отбор образцов грунта.

Губернатор своевременно поддержал протест иркутян про­тив решения мэрии, выступил в защиту Кайской реликтовой ро­щи и против сноса их домов, благодаря чему природный резерват был спасен [18; 80].

При нем был сдан в эксплуатацию автомобильный мост че­рез р. Ангару длиной в 1615 м, к 350-летию г. Иркутска открыли его третью очередь. Кроме этого моста построили 25- километровую объездную дорогу с удобной современной развяз­кой. Под Новый год в Свердловском районе города в испыта­тельном формате открыли ледовый дворец и новое здание биб­лиотеки им. Молчанова-Сибирского. Мезенцев привлек под это дело 400 млн руб. Минкультуры РФ. Было начато сооружение жилого комплекса «Иннокентьевская слобода». Открылись новая больница в райцентре Куйтун и перинатальный центр в Усть-Ордынском. По его инициативе и при его личном участии был реконструирован исторический центр города.

Благодаря его позиции в области введена практика выделе­ния «материнского капитала» на семью с более чем двумя деть­ми, запущена система премирования педагогов. Он активно рабо­тал над программой совершенствования ЖКХ и др.

Его внимание к использованию бюджетных средств и гра­мотному применению банковских технологий позволило умень­шить госдолг области с 12 до 4,5 млрд руб. За областью практи­чески не осталось долгов. В 2012 г. гасились облигации, разме­щенные в 2009 г. его предшественником, действовали 83 про­граммы развития [35; 107].

Региональные политики и политологи разошлись в оценках работы Мезенцева на посту губернатора Иркутской области: од­ни считают, что он смог «продвинуть» регион и привлечь инве­стиции, другие заявляют, что экс-руководитель области действо­вал исключительно в интересах Москвы.

По мнению вице-спикера ЗС Иркутской области Г. В. Исто­мина, «Мезенцев сделал для региона достаточно много. Он про­двинул регион на российском уровне, смог отладить бюджетную политику: привлек федеральные средства, при его участии Ир­кутск достойно отпраздновал в 2011 г. свое 350-летие. Наконец, при Мезенцеве в целом социально-экономическое положение ре­гиона улучшилось». Вместе с тем он признал, что при назначении в 2009 г. Мезенцеву не хватало опыта хозяйственника, но отме­тил, что он во все детально вникал и во всем разбирался.

Политтехнолог, президент компании «Инфо-сфера Консалт» В.А. Леонтьев считает Мезенцева своенравным, сильным чело­веком и опытным политиком. Но «...методы его управления и руководства непосредственно Иркутской областью не соответст­вовали стратегическому развитию этого региона» [83].

А исполнительный директор Национального фонда социаль­ных инициатив С. Л. Королев считает, что Мезенцев манипули­ровал иркутской элитой и продемонстрировал ее реальное лицо и возможности. В частности, во время борьбы за кресло мэра Ир­кутска единороссы без сопротивления подчинились губернатору. А Мезенцев, который, по сути, заменил собой партию, состоя­щую целиком из местной элиты, проиграл, и спустя еще ряд не­удачных выборов по области ушел из сторонников политической партии «Единая Россия».

Второй раз, по мнению С. Л. Королева, он переиграл иркут­скую элиту, чтобы явить всему миру исторический новодел в центре Иркутска к юбилею областного центра. Невнимание мест­ной власти к исторической застройке Иркутска, начиная с мэра Говорина, затем его преемника Якубовского, привело к тому, что большая часть исторических зданий сгорела, и на их месте поя­вились торговые центры и рынки. Мезенцев решил не сохранять старое, а открыть новую историю Иркутска. Идею элита не под­держала, но настоять на своем не смогла. В итоге, несмотря на все перипетии проекта, новодел стоит на радость иркутянам и гостям города.

Благодаря фронде с губернатором в Госдуму попал внутри­партийный оппозиционер и любимец иркутян депутат Заксобрания А. В. Романов. В других обстоятельствах проходного места в Государственную Думу местная элита ему бы не предоставила никогда [65].

Эпилогом этого губернаторства стало обращение Д. Ф. Ме­зенцева в апреле 2012 г. к президенту с просьбой об отставке. А в конце месяца, не дожидаясь официальной отставки, он устроил прощальные торжества. 18 мая Президент РФ В. В. Путин подпи­сал указ о досрочном прекращении полномочий губернатора Ир­кутской области Мезенцева [30].

Литература

1. Анисимова А. Питерский «либерал» Мезенцев стал иркутским губер­натором с третьего захода [Электронный ресурс] / А. Анисимова, М. Захаров. — URL: http://www.polit.ru/news/ 2009/05/28/he.htm!_23.09.09.

2. Арзуманов И. А. Культур-конфессиональный фактор в процессах кон­солидации социополитического пространства Байкальской Сибири// Изв. Иркут, гос. ун-та. Сер. Политология. Религиоведение. - 2009. - № 1 (3). - С. 244-250.

3. Астафоров В. Не посол // АИФ Иркутск. - 2009. № 40. - 30 сент.

4. Байкальский форум 2006 [Электронный ресурс]. - URL: http://www.governors.ru/?regmode=fio&region=38&okrug=&razdel=tema&statja= 1455724.09.09.

5. Иркутский губернатор в списках не значился / А. Барахова [и др.] // Коммерсантъ. - 2009. - 29 мая.

6. Беликов Д. АвтоВАЗ справился с управлением // Коммерсантъ. - 2006. - № 235. - 15 дек.

7. Беликов Д. Очень важные персоны // Деньги. - 2005. - 28 нояб.

8. Беликов Д. Владимир Владимирович пришел на АвтоВАЗ / Д. Беликов, Н. Семенов // Коммерсантъ. - 2005. - № 219. - 22 нояб.

9. Беседа с губернатором Иркутской области Сергеем Ерощенко [Элек­тронный ресурс]. - URL: http://government.ru/news/2496.

10. Бывший губернатор Иркутской области Мезенцев стал генсеком ШОС [Электронный ресурс].- URL: //http://www.gazeta.i4i/politics/news/2012/ 06/07/n_2378037.shtml 07.06.2012.

11. В 2004 г. референдума по объединению Усть-Ордынского округа и Иркутской области не будет [Электронный ресурс] // ИА REGNUM. - URI,: http://www. regnum.ru/look/c3c5edede0e4e8e920c8fl I2eeece8ed/?.

12. В 2004 г. референдума по объединению не будет [Электронный ре­сурс]// ИА REGNUM. - URL: http://www.rcgnum.ru/look/c3e5edede0e4e8e920c8f1f2 eeece8ed/?page7.

13. В РЖД сменились два вице-президента// Транспорт сегодня. - 2012. - 8 авг.

14.  В. Путин принял отставку губернатора Иркутской области А. Тишани­на и назначил врио губернатора И. Есиповского [Электронный ресурс] // Прайм- ТАСС, 15.04.2008//Лента.ру,-URL: http://lenta.ru/lib/14164254/.

15. Вакансии «Рособоронэкспорта» заполняются // Профиль. - 2000. — 4 дек.

16. Васильева А. Кому быть губернатором Приангарья? // СМ Номер один. — 2009. - 28 мая.

17. Вернулся в лоно [Электронный ресурс]// Эксперт Online. - 2008.- 15 сент. - URL: http://lenta.ru/lib/14164254.

18. Вертинская E. Губернатор Приангарья спасет Кайскую реликтовую рощу [Электронный ресурс] / Е. Вертинская. - URL: // bg-irkutsk.livejournal.com.

19. Виктор Игнатенко огласил итоги выборов в Заксобрание Иркутской области [Электронный ресурс]. - URL: http://www.irk.ru/news/20130909/results/.

20. Воронин О. Рейтинг влиятельности политической элиты и бизнес- элиты Иркутской области / О. Воронин, А. Черняев // Власть, бизнес, общество в регионах: неправильный треугольник / под ред. Н. Петрова, А. Титкова ; Моск. Центр Карнеги. - М., 2010 - 439 с.

21. Вострикова Е. Игорь Есиповский: В Иркутске создается региональная авиакомпания [Электронный ресурс] // Вост.-Зап. авиалинии. - URL: http://www.rg.rU/2009/04/l0/reg-enisey/avia-anons. html.

22.  Время новостей. - 2005. — 29 авг.

23.  Врио губернатора Иркутской области сформировал правительство ре­гиона [Электронный ресурс] // РИА Новости. - URL: http://old.rian.ru/society/ 20081003/ 151837567.html#ixzz2rhlTLB7b.

24. Выборы в заксобрание Иркутской области: Схватка «Единой» и «Спра­ведливой» [Электронный ресурс]. — URL: http://www.ustordynskiibuiyatskiiao.ru/ news/ news 75453.php.

25. Выборы-2013: победа команды губернатора [Электронный ресурс]. - URL: http://www.irk.ru/news/articles/20130911/governor/.

26. Глава иркутского избиркома сложил полномочия, чтобы стать замес­тителем губернатора    [Электронный ресурс] // Интерфакс. - URL:http://www.interfax-russia.ru/Siberia/main.asp?id=445074.

27. Глаголев В. С. Величие России: основания, иллюзии и реалии// Философия хозяйства. - 2006. - № I. -С. 101-106.

28. Говорин - Тишанину: работать! [Электронный ресурс]// По материа­лам «Телеинформа». - URL:http://itg.irkutsk.ru/index.php?IdAction=docs&

29. Губернатор выбран // Обл. газ. - 2007. - 11 дек.

30. Губернатор Иркутской области Д. Мезенцев досрочно ушел в отставку [Электронный ресурс]. - URL: http://top.rbc.ru/politics/l8/ 05/2012/650942.shtml.

31. Губернатор Иркутской области получил максимальный рейтинг кон­фликтности [Электронный ресурс] // Сибинформ.сом. - URL: http://sibinform.com/

32.  Губернатор Мезенцев и город Иркутск: история ошибок [Электронный ресурс]. - URL: http://www.altairk.ru/component/content/article/34-2012-01-29-07- 52-11/846-2012-04-15-06-11-59 15.04.2012.

33. Губернатор ушел в отставку // Пятница. - 2004. - 20 февр.

34. Дагаева А. Аэропорт Иркутска уедет из города / А. Дагаева. Е. Мазне- ва // Ведомости. - 2006. - 13 июля.

35. Два года с Мезенцевым [Электронный ресурс]. - URL: http://vvvig. Livejournal.com/87612.htm l?thread=6421052February 16th,2012.

36. Демин В. Эти три месяца определили стиль и методы работы иркут­ского губернатора [Электронный ресурс].- URL: http://news.babr.ru/?IDE= 80954_ 2.10.09.

37. Дмитрий Мезенцев [Электронный ресурс].— URL: http://www.peoples.ru/state/governor/dmitriy_mezentsev/.

38. Дмитрий Мезенцев наделен полномочиями губернатора Иркутской облас­ти [Электронный ресурс]. - URL: http://www.vcsti.ru/docJitmi7icH

39. Долго ли умеючи [Электронный ресурс] // Expert Online. - 2008. - 24 нояб. - URL: http://expert.ru/2008/ll/24/esiputverd/.

40. Еловский Д. Закон и судьба // Конкурент. — 2006. - 11 марта.

41.  Еловский Д. Путь замполита // Вост.-Сиб. правда. - 2006. - 14 янв.

42.  Ерощенко Сергей Владимирович [Электронный ресурс]. - URL: http://sportbaikal.ru/ people/7450-eroshhenko-sergej-vladimirovich.

43.  Есиповский, Игорь. Бывший губернатор Иркутской области [Элек­тронный ресурс] // Lenta.ru. - URL: http://lenta.ru/lib/14175372/.

44. Зуляр Р. Ю. Основные направления работы Правительства Иркутской области по политической социализации молодежи / Р. Ю. Зуляр // Проблемы социальной и административной консолидации Сибири : Всерос. науч.-практ. конф. : материалы. - Иркутск, 2011. - С. 88-94.

45. Зуляр Ю. А. История и политика иркутских постсоветских губернато­ров // Изв. Иркут, гос. ун-та. Сер. История. -2012. — № 1-2. - С. 122-128.

46. Иванов А. Губернатор Ерощенко «переметнулся» к единороссам [Электронный ресурс]. - URL: http://www.utronews.ru/politics/001366878254508/.

47. Игорь Есиповский: Улучшение жизни жителей Иркутской области - моя главная задача [Электронный ресурс] // Regions.Ru. - 2008. - 16 апр. - URL: http://lenta.ru/lib/141753 72/.

48.  Иркутская область [Электронный ресурс]. - URL: http://www.panorama.ru/ works/fed/irku.html.

49. Иркутская область слилась с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом [Электронный ресурс!// ИА REGNUM. - URL: http://www.regnum.ru/ news/938945.html.

50. Иркутская область: эксперименты кончились, пора на выход [Элек­тронный ресурс] //Тайга, ini о. - URL: http://e-baikal.ru/news/7recordJxH13058.

51. Иркутские альтернативы [Электронный ресурс]// Сайт: АЛЬТАИР.—URL:http://www.altairk.ru/component/ content/article/ 34-2012-01-29-07-52-11/1196-2012-05-13-10-24-58.

52. Иркутские выборы обострят противостояние Суркова и Володина [Электронный ресурс]. - URL: http://polit.ru/news/2013/03/18/eroshenlco/.

53. Иркутские политики не комментируют отставку губернатора Прианга­рья [Электронный ресурс]// ИА REGNUM.- 2008,- 15 апр,- URL: http://www.regnum.ru/news/987108.html.

54. Иркутский губернатор Мезенцев назначил своим заместителем бывше­го ведущего детской телепрограммы «Шпаргалка» [Электронный ресурс] // Тайга.info. - URL: http://tayga.info/news/2012/01/26/~106729.

55. Иркутский губернатор оспаривает в суде законность бюджета, приня­того Заксобранием [Электронный ресурс]// Лента.ру. - URL: http://lenta.ru/lib/14164254/.

56. Иркутский губернатор официально возглавил Усть-Орду [Электрон­ный ресурс]// ИА REGNUM. - 2007.- 5 февр. - URL: http://www.regnum.ru/ news/777479.html (дата обращения: 01.12.2013).

57. Исполняющим обязанности губернатора Иркутской области назначен Сергей Сокол [Электронный ресурс]. - URL: http://www.vesti.ru/doc.html7icH 283951 (дата обращения: 12.12.2013).

58. Итоги работы администрации // Вост.-Сиб. правда. - 2000. - 8 июля.

59. Кабинет иркутских министров [Электронный ресурс]. - URL: http://www.expert.ru/news/2008/09/01/esip/ (дата обращения: 13.12.2013).

60. Казарин В. И. Сибирь в начале XXI в. : политологический взгляд уча­стников Всероссийской конференции // Изв. Иркут, гос. ун-та. Сер. Политоло­гия. Религиоведение. -2013. -№ 2, ч. 1. - С. 244-254.

61.  Киселев В. Губернатор Иркутской области получил максимальный рейтинг конфликтности [Электронный ресурс] / В. Киселев // Сибинформ. Com. — URL: http://sibinform.com/index.php?option-com_content&task=view&5849

62. Когда свергнут губернатора Мезенцева? [Электронный ресурс] // На­родный контроль Сибири,- URL: http://narodcontrol.org/23-mai-2011/arkhiv- nomerov/23-mai-2011/kogda-svergnut-gubernatora-mezentceva (дата обращения: 17.12.2013).

63. Корня А. Первый на выход / А. Корня. М. Гликин, К. Лату хина// Ве­домости. - 2008. - 4 апр.

64. Королев С. Кто остановит лукавство иркутского губернатора? [Элек­тронный ресурс]// Сайт Радио «Эхо Москвы»,— 2013.- 13 авг. - URL: http://www.echo.msk. ru/blog/bg_irkutsk /1134732-echo/.

65. Королев С. Иркутская область: войны креатива [Электронный ре­сурс]. - URL: http:// bg-irkutsk.livejournal.com 22.09.201 1.

66. Королев С. Удастся ли Сергею Ерощенко удержать власть с помощью «команды губернатора»? [Электронный ресурс]. - URL: http://www.echo.msk.ru/ blog/bgirkutsk/1142024 -echo/.

67.  Кто в Иркутске теперь главный // Коме, правда в Беларуси. - 2008. - 16 апр.

68. Латынина С. 100 дней без раскачки, которые превратили губернатора Сергея Ерощенко из бизнесмена в политика [Электронный ресурс] / С. Латынина. - URL: http://baikal.mk.ru/articie/2012/09/05/744718-100-dney-bez-raskachki.html.

69. Лаховский А. Александр Тишанин - от назначения до выжженной зем­ли [Электронный ресурс] / А. Лаховский. - URL: http://chunatown.com/?IDE=l 04990.

70.  Губернатор Иркутской области получил максимальный рейтинг кон­фликтности [Электронный ресурс] / В. Леви [и др.] // Сибинформ. Com. - URL: http://sibinform.com/index.php?option=com_content&task=view&id=5849&lte mid=2.

71. Лесоповал и телогрейки // Эксперт Сибирь. - 2008. - № 47. - 1 дек.

72. Либман А. Какие губернаторы эффективны в России? [Электронный ресурс] / А. Либман. - URL: http://www.ecpol.ru/syuzhety/633-kakie-gubernatory- effektivny-v-rossii. html.

73. Липчинская О. Игорь Есиповский любит автомобили и разбирается в экономике // Коме, правда. - 2008. - 18 апр.

74.  Лукьянова И. Человек с рублем // Профиль. — 1998. - № 43. - 23 нояб.

75. Лысенко В. Институт губернаторов в современной России вперед в прошлое / В. Лысенко // Казан, федералист. —2004. —№4(12).

76. Материалы к посланию губернатора Иркутской области С. В. Ерощен­ко законодательному собранию Иркутской области. - Иркутск : Правительство Иркут, обл., 2014.-С. 6-7.

77. Медведев выдвинул на пост Иркутского губернатора сенатора Мезен­цева, «не услышав» полпреда [Электронный ресурс]. - URL: http://sibir.rian.nj/polilics/ 20090529/81791749.html_2.10.09.

78. Мезенцев Дмитрий Федорович // Коммерсантъ. - 2009. - 29 мая.

79. Есть такое мнение..., или Указ подкрался незаметно [Электронный ре­сурс]. -URL: http://e-baikal.ru/news7record_icN13721.

80.  Министр финансов РФ Алексей Кудрин и губернатор Иркутской об­ласти Дмитрий Мезенцев совершили в воскресенье погружение на дно Байкала [Электронный ресурс] // РИА Новости. - URL: http://rpn.gov.ru/node/1628.

81. Наделять будут в следующий понедельник [Электронный ресурс]. - URL: http://irkutsk.aldana.ru/new/view/id/14356.

82. Названы кандидаты на пост губернатора Иркутской области [Элек­тронный ресурс]. - URL: http://www.irk.ru/news/20120523/candidates/.

83. Незамятный И. Мезенцев пожелал уйти сам [Электронный ресурс] // МК.РУ. - URL: http:// www.mk.ru/politics/article/2012/05/18/705057-mezentsev- pozhelal-uyti-sam.html.

84. Ни шагу вперед! [Электронный ресурс] // Руспрес «Сибинфо». - URL : http://rospres.com/government/9097.

85. Обл. газ. - 2007. - 11 дек.

86. Обмен мнениями [Электронный ресурс]. - URL: http://www.svobodanews.га/ content/transcript/1749929.html_24.09.09.

87. Огнева М. 100 губернаторских дней Дмитрия Мезенцева // Областная. - 2009. - 16 сент.

88. Павлова А. Игорь Есиповский вступил в должность // Коммерсантъ. - 2008. - 15 дек.

89.  Павлова А. Плохо забытое старое // Коммерсантъ (Иркутск). - 2009. - 10 сент.

90.  Партийцы нацелились на Госдуму // Амур, правда. - 2007. - 26 июля.

91.  Перекрест В. За что сидит Михаил Ходорковский (часть 1)// Изв.- 2006. - 17 мая.

92.  Петров А. Иркутская область в 2011 г. [Электронный ресурс] / А. Пет­ров. - URL: http://monitoring.carnegie.ru/2012/01/analytics/petrov-2011/.

93.  Петров А. Партийная жизнь Иркутской области// Власть, бизнес, об­щество в регионах: неправильный треугольник / под ред. Н. Петрова. А. Титкова ; Моск. Центр Карнеги. - М.. 2010. - С. 239-238.

94.  Петров А. Иркутская область в июле-августе 2012 г. [Электронный ре­сурс] / А. Петров, - URL: http:// monitoring.carnegie.ru/2012/09/analytics/petrov- 7_8-2012/.

95.  Политическая ситуация [Электронный ресурс] // Интернет-медиа «Общество.ру». - URL: http://socarchive.narod.ru/bibl/polros/Irkutsk/politsit-irkut-. htm.

96.  Политсерпентарий Прибайкалья: 20 лет на грани краха [Электронный ресурс]. - URL: http://vangarske.com/?IDE=l 19599.

97.   Попов А. Неожиданная закономерность [Электронный ресурс] / А. По­пов. -URL: http://www.expert.rU/articles/2008/l 1 /21 /esipguber/2.10.09.

98.  Попов А. Местный бизнесмен Сергей Ерощенко утвержден на посту губернатора Иркутской области [Электронный ресурс] / А. Попов - IJRL: http://expert.ru/2012/05/29/mestny ij-biznesmen/.

99.  Порядок и процедура назначения и снятия губернаторов в России [Электронный ресурс]// РИА Новости, - URL: http://ria.ru/spravka/20110225/ 338705499. html#ixzz2jqz58JEl.

100.  Пронин Ю. В режиме ожидания [Электронный ресурс]. - URL: http://www.politirkutsk.ru/view.php/ 459/1.php_2.10.09.

101.  Пронин Ю. Иркутская область в 2005-2006 гг.: новые тенденции в региональной политике // Власть, бизнес, общество в регионах: неправильный треугольник / под ред. Н. Петрова. А. Титкова : Моск. Центр Карнеги. - М., 2010.-С. 223-238.

102.  Путин назначил Игоря Есиповского врио губернатора Иркутской области [Электронный ресурс]// РИА Новости.— 2008,- 15 апр,- URL: http://rn.ria.ru/politics/20080415/105133063.html.

103.  Путин сыграл в «двадцать одно» [Электронный ресурс]// Газета.Ру. - URL: http://www.gazeta.ru/politics/2012/05/18_a_4592305.shtml.

104.  Работу губернатора Иркутской области на федеральном уровне при­знали высокоэффективной [Электронный ресурс]. - URL: http://liveangarsk.ru/ news/ 20140129/ rabotu-gubernat.

105.  Распоряжение ВС РСФСР. О фонде социального развития России «Возрождение» [Электронный ресурс] // LawRussia.ru. - 1991. - 18 мая. - URL: http://www. lawrussia.ru/texts/legal_861 /doc861 а284х913.htm.

106.  Региональные стратегии [Электронный ресурс].- URL: http://all- politologija.ru/knigi/vlast-biznes-obshestvo-v-regionax-nepravilnij-treugolnik /regionalnye-strategii.

107.  РИА Новости [Электронный ресурс].- URL: http://ria.ru/society/ 20120518/ 651897506.html#ixzz2ktBkMgHI.

108.  Рожкова Н. Иркутская аномалия [Электронный ресурс] / И. Рожкова.- URL: http:// www.vremya.ru/2009/80/4/228972.html_2.10.09.

109.  Рожкова H. Ищите парламент // Время новостей. - 2008. – 18 апр.

110.  Рожкова И. Кандидат от президента [Электронный        ресурс] / Н. Рож­кова. -URL: http://bujet.ru/article/57232.php_2.10.09.

111.  Рос. газ. - 2004. - 15 дек.

112.  Рос. газ.— 2005. —31 дек.

113.  Ружникова И. Власть должна быть в тягость // Обл. газ. - 2007. - 11 дек.

114.  Русский восток. - 2001.-14 июля.

115.  Сергей Владимирович Ерощенко [Электронный ресурс].- URL: http://irkipedia.ru/content/eroshchenko_sergey_vladimirovich.

116.  Сергей Ерощенко вошел в состав президиума Госсовета России [Электронный ресурс]. - URL: http://www.irk.ru/news/20120731/composition/.

117.  Сергей Ерощенко стал губернатором Иркутской области [Электрон­ный ресурс]// Газета.Ру,— 2012,- 29 мая. — URL: http://www.gazeta.ru/politics/ news/2012/05/29/n_23 63 641. shtml.

118.  Сергей Сокол нашел новую работу [Электронный ресурс]. - URL: http:// www.vg-news.ru/news-sergei-sokol-nashel-novuyu-rabotu_2.10.09.

119.  Силантьева М. В. Гуманитарный аспект проблемы самоопределения России: между обществом потребления и национальной самобытностью // Гуманитар, вектор. Сер. Педагогика, психология. — 2008. — № 1. — С. 84—88.

120.  Соларев А. Куда повернет «Лада» // Рос. газ. - 2006. - № 168. - 3 авг.

121.  Сотников В. Юрий Ножиков - человек и политик // Байкал, вести. - 2004. - 13 авг.

122.  Список зарегистрированных депутатов Государственной Думы Фе­дерального Собрания Российской Федерации пятого созыва // Рос. газ. - 2007. - 19 дек.

123.  Сто дней одиночества. [Электронный ресурс]. - URL: http://www.sibcity.ru/

124.  Сто дней Сергея Ерощенко: губернатор играет в нападении// ИА «Телеинформ» [Электронный ресурс]. - URL: http://abaspckt.ru/?р= 193.

125.  Терентьева А. А-31.0 разберут по фрагментам// Коммерсантъ.- 2006. - 11 июля.

126.  Терентьева А. Иркутский губернатор признан неэффективным/ А. Терентьева, Н. Беспалова // Коммерсантъ. - 2008. - 24 марта.

127.  Тишанин, Александр Бывший губернатор Иркутской области [Элек­тронный ресурс]. - URL: //http://lenta.ru/lib/14164254/.

128.  Трифонова Е. Во время рабочей поездки в Усть-Кут губернатор Ир­кутской области рассмотрел перспективы создания газохимического кластера // Конкурент. -2013.-19 авг.

129.  Тростников Д. Обратный отсчет губернатора Говорина [Электрон­ный ресурс] / Д. Тростников, Т. Дугаржапов // Континент Сибирь. — 2004. - № 38. - URL: http://www.ksonline.ru/nomer/ su/-/jid/38/cat_id/1 /id/1092/.

130.  Тростников Д. Мечты сбываются [Электронный ресурс] / Д. Трост­ников. Ж. Костина, А. Белкин.- URL: http://www.infonsk.com/18.04.2008/ politics/88320/.

131.  Удманцев В. Не национализация, а господдержка// Военно- промышлен. курьер. - 2005. - 28 дек.

132.  Улыбина Ю. В Иркутской области раздали все портфели// Коме, правда. - 2008. - 12 дек.

133.  Улыбина Ю. Президенту РФ представлены кандидатуры на долж­ность губернатора Иркутской области // Коме, правда. - 2009. - 28 мая.

134.  Устав Иркутской области [Электронный ресурс].- URL: http://www.irk.gov.ru/about/basic/charter/.

135.  Утверждение нового губернатора Иркутской области [Электронный ресурс]. - URL: http://www.irk.ru/news/subjects/19/.

136.  Федеральный список кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутый от Всероссийской политической партии «Единая Россия» [Электронный ресурс] //' Лента.ру. - URL: http://lema.ru/lib/14164254/.

137.  Фомин А. Юрий Ножиков: «Жизнь не может нормально двигаться вперед, если нет сопротивления» // ТК Город, Иркутск. - 2004. - 20 мая.

138.  Хазбиев А. Спурт военного капитала // Эксперт. - 2006. - № 1-2 (16 янв.).

139.  ЦИК РФ передал иркутский мандат депутата Госдумы очередному кандидату по списку [Электронный ресурс] // ФедералПресс. - 2011. - 28 апр. - URL: http://old.fedpress.ru/federal/polit/part/id_228508.html.

140.  Чернышов С. Перенастройка региона [Электронный ресурс] / С. Чернышов//Эксперт. - 2013,- 2 сент. (№35).- URL: http://expert.ru/expert/ 2013/3 5/perenastroj ka-regiona/.

141.  Шмаров А. // Эксперт (Иркутск). - 2006. - 3 марта.

142.  Экс-глава Приангарья назначен вице-президентом ОАО «РЖД» [Электронный ресурс] // РИА «Сибирь». - 2008. - 15 сент. - URL: http://lenta.ru/ lib/14164254/.

143.  Эксперты: Сокол для Иркутска - вопрос более неактуальный [Элек­тронный ресурс]. - URL: http://nsk.sibnovosti. ru/arlicles/78147_2.10.09.

144. Энергетическое лобби // Рус. восток. - 2001. - 14 июля.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Ю. А. Зуляр | Источник(и): Современная история Иркутской области: 1992-2012 годы : в 2 т. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012 | Том 2. Глава 2. Параграф 2. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.