Географические исследования Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СИБИРИ. Историю изучения Азиатской России можно характе­ризовать периодами: землепроходческий (1-е походы за Урал — 1670—80-е гг.); экспедиционный (конец XVII в. — середина XIX в.); исследования Русского географического общества (РГО), созданные в 1845; советский индустриальный (с 1917 до конца 1950-х гг.); современный (от создания первых академических географических учреждений на востоке страны до настоящего времени).

Проникновение русских за Урал началось в XI—XII вв. Новгородные дружины, переходя через Полярный и Северный Урал в бассейне Северной Сосьвы (система Оби), встречали таежных охотников и рыболовов — югра (манси и ханты), а так­же их северных соседей — самоядь (ненцы). К серседине XIII в. Югра уже значилась среди Новгород, волостей (см. Походы новгородцев в Северное Зауралье в XII—XV вв.). В ростовской записи XIV в. зафиксировано, что зимой 1364—65 «дети боярские и люди молодые воеводы Алек­сандра Абакумовича воевали на Оби-реке и до моря, а другая половина выше по Оби».

Вероятно, в XII—XIII вв. русские промышленники-по­моры в поисках пушнины и новых лежбищ моржей захо­дили в устья Оби и Таза, вели торг с местными жителями — хантами и ненцами. Сведения о самодийских народах отражены в многочисленных сказаниях, например «О человецах незнаемых и восточной стране» (конец XV в.).

В 1483 московские воеводы князь Ф.С. Курбский-Чер­ный и И.И. Салтык-Травин совершили первый историчес­ки доказанный переход через Средний Урал. В результате этого и других походов московские владения к концу XV в. пере­шли «за Камень», т. е Уральский хребет, который с тех пор стали показывать на картах. Появились первые описания Западно-Сибирской равнины, в том числе  бассейн реки Конды (приток Ир­тыша). Видимо, это и следует считать началом географических исследований Сибири (см. Походы московских воевод в Северное Зауралье в XV—XVI вв.).

В XVI в. началась многолетняя кропотливая работа московских землемеров по составлению планов (чертежей) русских, в том числе  восточных земель. Итогом стала огромная се­рия топографических материалов под названием «Большой чертеж», созданная трудом землепроходцев. Эти картографические мате­риалы, как и их копии, не сохранились, только их описания, также имеющие большую историко-географическую ценность. На чертежах отображалась значительная часть Западно-Сибирской равнины и ее арктическое побережье. К первой половине XVI в. от­носятся попытки западных деятелей — польского священника М. Меховского и немецкого дипломата С. Герберштейна — дать картографическое изображение Московии, в том числе ее восточных земель. Хотя их представления далеки от реальности, они заслуживают упоминания — это первые сведения о Сибири, дошедшие до Европы.

Вторая половина XVI в. — время покорения значительной части Западной Сибири отрядами Ермака и других казачьих атама­нов и присоединения ее к России. Это начало строительства первых сибирских городов: Тюмени, Тобольска, Берёзова и других, ставших опорными пунктами географического изучения Сибири. Как и прежде, промышленники, путешественники составляли описания пройденного пути, в том числе картографические (например, карта Обской губы и Тазовской губы, озаглавленная «Губа море Мангазейско с урочище»).

В наале. XVII в. началось освоение бассейна средней и верхней Оби, был основан Томск (1604), впоследствии один из ведущих центров исследований восточных регионов, затем Кузнецк (1627). За Уралом русские обнаружили хреб­ты: Салаирский, Кузнецкого Алатау, Абаканский, позже Алтай. Отряд под руководством П. Собанского открыл Телецкое озеро.

Освоение Восточной Сибири, как и Западной, началось с севера. В 1607 промышленники в месте впадения в Енисей его притока Турухана основали Новую Мангазею. Через кетькасский водораздел они проникли на средний Енисей, где впервые встретились с тунгусами (эвен­ками), чьим именем и были названы 3 крупнейших правых притока Енисея. В 1618 казаки заложили острог Енисейск — один из основных опорных пунктов русских в Си­бири, а через 10 лет острог Красный, ставший Красноярском. По Верхней Тунгуске (Ангаре) казаки проникли в «страну братов» (бурят), основали Братск (1631). Че­рез Нижнюю Тунгуску и Чечуйский волок землепроходец Пянда в 1620—23 проник на Лену и прошел по ней около 4 тыс. км, дав описание реки и своего пути. В первой половине XVII в. казачьи отряды морским путем открыли устья восточно-сибирских рек — от Пясины до Колымы. В середине века с севера (с реки Лены) русские проникли в Прибайкалье и Забайкалье, а К.А. Иванов в 1643 первым достиг Бай­кала в районе острова Ольхон. В 1661 Я. Похабовым основан Иркутский острог.

В 1639 отряд под предводительством И.Ю. Москвитина достиг Охотского моря, и в последующие 15 лет была исследована и описана большая часть его побе­режья. В 1648 экспедиция С.И. Дежнева и Ф.А. По­пова впервые прошла проливом между Северным Ледовитым и Тихим океанами, доказав, что североамериканский и азиатский континенты не соединяются. Дежнев открыл Чукотский полуостров и Анадырский залив, пересек Корякское нагорье, об­следовал реку Анадырь и Анадырскую низменность. Отряд Попо­ва первым побывал на Камчатке, и почти все участни­ки этой экспедиции погибли там, но сведения о самом большом восточном полуострове были получены. К концу века их существенно дополнил В. В. Атласов.

В то же время Якутск был начальным пунктом для путе­шествий в новые земли — на юге Дальнего Востока, в бассейне Аму­ра. Отряды В.Д. Пояркова, Е.П. Хабарова, П.И. Бекетова, О. Степанова и других достигли Аргуни и Шилки, затем Амура в среднем и нижнем течении, прошли и описали его притоки — Зею, Уссури и другие, поставили несколько кре­постей-острогов, встретились с коренными дальневосточными на­родами — даурами, нанайцами, нивхами и др. П.И. Бе­кетов впервые проследил весь речной путь по Амуру, вплоть до его устья. Были составлены первые гидрографические схемы бассейна Амура.

К концу XVII в., фактически за 100 лет, русские земле­проходцы — военные и промышленники — в невероятно сложных условиях прошли, описали и частично присоединили к России огромные северо-азиатского пространства — до самого Тихого океана, более 10 млн кв. км. Это можно считать началом эпохи Великих географических откры­тий. Итог этой грандиозной работы — выполненный по распоряжению тобольского воеводы П.И. Годунова «Чертеж Сибирская земля», где есть Байкал, Амур, Камчатка.

Последние десятилетия XVII в. характеризуются на­чалом научных географических исследований Сибири, что связано прежде всего с именем С.У. Ремезова, который целенаправленно обследовал бассейн Иртыша и Ишима, но главное — к 1701 составил «Чертежную книгу Сибири» — уникальную сводку материалов по восточным территориям на основе описаний и картосхем XVII в. Работами П. Чичагова (с 1719) начи­нается история инструментальных геодезических съемок Сибири, пос­тоянно уточняющих топографию земной поверхности.

Первой комплексной экспедицией в Сибирь стало путе­шествие Д.-Г. Мессершмидта (1720—27). Чередуя сухопутные и речные маршруты, он прошел и проехал весь юг Запада и Востока Сибири до Забайкалья, исследовал до­лины Оби, Томи, Чулыма, верхнего и среднего Енисея, Нижней Тунгуски, верхней Лены, Ангары. Итогом стало 10-томное «Обозрение Сибири, или три таблицы простых царств природы» на латинском языке.

Первая Камчатская экспедиция (1725—30) под руководством В.И. Беринга, экспедиция А.Ф. ШестаковаД.И. Павлуцкого (1727-46), М.С. Гвоздева и И. Фе­дорова (1732) завершили открытие северо-восточного побережья Азии, впервые описали оба берега пролива между Ази­ей и Америкой. Исследования продолжили отряды Второй Камчатской экспедиции В.И. БерингаА.И. Чирикова (1733—42), в результате сделаны описания Коман­дорских и Алеутских островов и северо-западного побережья Америки. Отрядом М.П. Шпанберга нанесены на карту Курильские острова, восточное побережье острова Сахалин, западная часть побережья Охотского моря, открыт путь от Кам­чатки до Японии.

Северные отряды Второй Камчатской экспедиции обследова­ли арктическое побережье: отряд С.Г. Малыгина полуостров Ямал, Д.Л. Овцына — Ф.А.Минина побережье от устья Оби до устья Енисея, В.В. ПрончищеваХ.П. Лаптева берега Таймыра, П. Лассиниуса — Д.Я. Лаптева побе­режье от устья Лены до устья Колымы, долины нижней Лены, Яны, Индигирки, Колымы, Большого Анюя и Ана­дыря. Были исследованы и нанесены на карты северного бе­рега России на протяжении более 13 тыс. км, долины и устья крупнейших сибирских рек, собраны материалы о морфологии берегов, климате, приливах и ледовом ре­жиме арктических морей.

За 10 лет сотрудники отряда Г.Ф. Миллера побы­вали во всех сибирских уездах, зафиксировали местоположе­ние десятков тысяч природных объектов и населенных пунктов, составили историко-географические описания региона.

На 1730—50-е гг. приходится деятельность выдающегося отечественного историка и географа В.Н. Татищева. Он заложил основы теории географической науки (дал ее определение, класси­фикацию, аргументировал выделение экономической географии, связь ее с историей и т. д.), в 1726 первым обосновал организацию транспортной сети Сибири, установив, что имен­но Уральский хребет является природной границей между Европой и Азией.

Середина XVIII в. — «ломоносовское» время. В 1758 М.В. Ломоносов возглавил Географический департа­мент АН. Его деятельность развивалась в нескольких направлени­ях. Во-первых, это воплощение идеи Северного морского пути и организация экспедиций для изучения Арктики. Наиболее известна «экспедиция о возобновлении китовых и других звериных и рыбных промыслов» (1765) под руководством В.Я. Чичагова. Во-вторых, это создание карт, в том числе карт по экономической географии Азиатской России. Первые суждения о причинах континентальности климата Си­бири принадлежат Ломоносову, верно объяснявшему, что более сильные по сравнению с Тобольском морозы в Иркутске или Нерчинске вызваны различной удален­ностью от морей.

Для популяризации географических знаний и утверждения приоритета русских географических открытий большое значение имел созданный Миллером при Академии Наук журнал «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие», в котором географическая тематика занимала центральное место. В частности, в нем опубликованы известные работы Миллера об Арктике и истории ее изучения, о бассейне Амура и др.

В последней трети XVIII в. важное значение имели академические сибирские экспедиции П.С. Палласа и И.Г. Георги.
Продолжались исследования северо-востока азиатского конти­нента и северной части Тихого океана, сопровождавшие экс­пансию русских промышленников на эту территорию. Последующее присоединение Алеутских островов и Аляски к России, со­здание там и в Калифорнии под руководством Г.И. Шелихова и А.А. Баранова Русской Америки было осущест­влено в этот период. Наибольшую географическую значимость имели экспедиции И.И.. Биллингса — Г.А. Сарычева (1785-94), Н.А. Хвостова - Г.И. Давыдова (1802-07), наблюдения И.Г. Вознесенского (1839—49).

Велись также исследования в арктических морях и на арктическом по­бережье. Путешествие на Новосибирские острова М.М. Геденштрома (1809—11) с участием купца Я. Санникова положило начало вековым поискам Земли Санникова. Но наибольшее научное значение в этот период имели экспе­диции П. Ф. Анжу (1821—23) и особенно Ф.П. Врангеля (1820—24), существенно уточнившие очертания восточной части арктического побережья.

Экспедиционные исследования продолжались в Западной и Восточной Сибири. Сибирские путешествия А. Эрдмана (1828—29) и А.Ф. Гумбольдта (1829) продолжили «открытие Си­бири» для Западной Европы. Крупные работы проведены на Алтае Ф.В. Геблером (1833—36), исследовавшим ис­токи Катуни, Г.П. Гельмерсеном (1834) и П.А Чихачевым (1842), составившими первую карту Алтая масштабом 1:1 000 000. Определенное значение имеют географические работы си­биряков — иркутского вице-губернатора Н.В. Семивского, историка П.А Словцова, землемера А.И. Лосева, пе­дагогов С.С. и Н.С. Щукиных и др. Экспедициями А.Ф. Миддендорфа (1843—45) была разработана клас­сификация тундр, приведены доказательства зонального распределения растительности этой территории и дана харак­теристика ее климата.

Таким образом, почти 2-вековые экспедиционные исследования Азиатской России в основном завершили географические открытия и стали осно­вой научных географических представлений об этой территории.

Главной задачей следующего этапа изучения Сибири ста­ли систематизация и обобщение полученных материа­лов, а также использование возможностей новых картографических и инструментальных методов. Эта деятельность почти пол­ностью сосредоточилась в Русском географическом обществе (РГО) и его отделах: Сибирском в Иркутс­ке (1851, Восточно-Сибирском с 1877), Западно-Сибирском в Омске (1877), Приамурском в Хабаровске (1894), Якутском (1913), в их комиссиях, подотделах и отделениях.

Главным способом получения географических знаний остался экс­педиционный. В Восточной Сибири наиболее известны За­байкальская (1849—52), Сибирская (1855—59), Вилюйская под руководством Р.К. Маака (1853—55), Туруханская под руководством И.А. Лопатина (1866) экспедиции, путешествия и исследования П. А. Кропоткина (1862—67), многолетние (1888-1900) работы В.А. Обручева и др. На Западно-Сибирской равнине и на Алтае работы вели Н. М. Ядринцев, Д. А. Клеменц, Г.И. Танфильев, В.В. Сапожников и др. Для Дальнего Востока наибольшее значение имела Амурская экспедиция под руководством Г.И. Невельского (1850—53), обследовавшая Приамурье, Сахалин и Татарский пролив, собравшая первые сведения о малых народностях (ульчах и негидальцах) и поднявшая на нижнем Амуре и на берегах Татарского пролива русский флаг. Необходимо отме­тить, что в отличие от предыдущего этапа большинство экспедиций были комплексными геолого-топографо-географо-этнографическими и сопровождались точными астрономическими, геодезическими и метеорологическими работами, поэтому их материалы имеют особую ценность.

С конца 1860-х гг. польские ссыльные стали веду­щими учеными Сибирского отдела РГО. Б.Т. Дыбовский и В.И. Годлевский вели исследования на Байкале, в Прибай­калье и бассейне Амура, А.П. Чекановский — в Иркутской губернии и на Среднесибирское плоскогорье. Особо значите­лен вклад И. Д. Черского, исследовавшего Восточных Саян, Кузнецкого Алатау, горы Прибайкалья, берега Байкала, а в конце жизни — горы Северо-Восточной Азии.

Для этого этапа характерны героические морские экспе­диции в Арктику, как российских, так и иностранных мореплавате­лей и ученых. Они проходили с зимовками во льдах и нередко заканчивались трагически, хотя бывали и уда­чи. Так, в 1878—79 экспедиция на судне «Вега» под руководством шведа А.Э. Норденшельда прошла от Атлантического до Тихого океана через арктического моря, т. е. Северным морским путем. Однако в 1879 экспедиция под руководством американца Дж. В. Де Лонга на «Жанетте» вмерзла во льды и дрей­фовала почти 2 года (открыв 2 острова в северо-восточной час­ти Новосибирского архипелага) и почти полностью погибла. Гибелью руководителя Э.В. Толля завершилась в 1901—02 экспе­диция на «Заре» в поисках Земли Санникова. Трагичес­ки завершилось плаванье в 1912—14 на «Святой Анне» под руководством Г.Л. Брусилова, однако штурман В.И. Альбанов сумел доставить материалы экспедиции, имеющие боль­шую научную ценность. Значительный вклад в изучение Арктики внесли также экспедиции на специальных построенных для этого ледокольных транспортах «Таймыр» и «Вайгач» (1911—15), открывших острова на Северной Земле и впервые прошед­ших Северным морским путем в западным направлении.

Особенность этих исследований — публикация научных аналитических обзоров почти всех экспедиций в многочисленных специальных изданиях РГО, сохранивших ценность до настоящего време­ни. Кроме того, в этот период изданы классические труды (огромная заслуга президента РГО П.П. Семенова-Тян-Шанского): перевод с немецкого языка «Землеведения Азии» К. Риттера, Географо-статистический словарь Российской им­перии, «История полувековой деятельности Императорского РГО. 1845—1895».

В советское время изменились цели, организация и методы географических исследований Азиатской России. Главной задачей становится обеспечение индустриального развития восточных регионов и военно-политических приоритетов. Организацию исследований вновь возглавля­ет Академия Наук, в состав которой входит и РГО (1938). В Москве и Ленинграде создаются специализированные географические учреждения, как комплексные, так и отраслевые, поскольку география уже достаточно сильно дифференцирована. Набирает силу университетская географическая наука, особенно в Московских и Ленинградских университетах. В изучение восточных регионов включают­ся правительственные географо-экономические учреждения: Комитет по Северу, Совет по развитию производительных сил (СОПС), Комиссия по развитию естественных производительных сил и др. Усиливается значение точных геофизических, гидрометеорологических, аэрофотографических методов, создает­ся сеть специализированных пунктов наблюдений и научно-исследовательских стан­ций, в том числе на территории Сибири и Дальнего Востока.

В этот период «стираются» последние «белые пят­на» на карте Северной Азии, в основном на арктических и северных терри­ториях. В 1924 экспедиция под руководством Б.В. Давыдова обследовала остров Врангеля, а съемка побережья этого острова была проведена в 1928 партией Г.А. Ушакова. Под его руководством была также исследована Северная Земля (1930—31), что полностью изменило представления об этой территории; в частности, залив Шокальского оказался проливом. В 1932—33 ледокол «Сибиряков», а в 1934 ледорез «Литке» впервые прошли Северным морским путем за одну навигацию. С 1937 началась история дрейфу­ющих станций «Северный полюс». Эти исследования сов­местно с морскими экспедициями привели к существенным открытиям в Центральной Арктике.

Шло интенсивное изучение арктического побережья, и в первую очередь это экспедиции по западно-сибирским тунд­рам Б.Н. Городкова (1923—27) и Таймыр, экспедиции Н.Н. Урванцева и А.И. Толмачева (1919—33), которые стали основой горнопромышленного освоения этих территорий. Наибольшие изменения на картах Северо-Восточной Азии сде­ланы после многолетних исследований С.В. Обручева и его коллег (П.К. Хмызников, Ю.Д. Чирихин, Б.В. Зонов, И.Ф. Молодых, В.К. Лежоев, А.П. Васьковский и других) в 1926—46. Практически полностью были пересмотрены представления о рельефе Северо-Восточной Азии, откры­ты гигантские городские системы Черского, Сунтар-Хаята, Корякское и Юдомо-Майское нагорья и т. п., исправлены ори­ентации и высоты ранее известных горных сооружений. Кроме того, здесь был обнаружен один из крупнейших на пла­нете массивов горного оледенения (около 450 ледников).

Были уточнены географические сведения и о многих других восточных районах страны. Широко известны работы В.К. Арсеньева и др. в Приморье, Приамурье, на Сахалине и Ку­рильских островах, открыты районы оледенения на Камчатке и на хребте Кодар, создана новая карта плато Путорана, проведены экспедиции в Восточный Саян и Туву, исследо­ваны другие горные системы юга Сибири.

Начатые еще в 1920-е гг. сотрудниками Томского университета под руководством М.М. Тронова и продолжающиеся до настоящего времени гляциологические исследования в горах Алтая совмещали экспедиционные и стационарные режимные наблюдения. Эта работа позволила существенно уточнить масштабы современного оледенения (сейчас известно более 1 тыс. ледни­ков), изучить динамику ледников и окружающих их ландшафтов. Одним из последних крупных географических откры­тий следует считать обнаружение Т. И. Устиновой (1941) Долины гейзеров на Камчатке. В 1970-х гг. также бы­ли найдены небольшие леднички в горах Прибайкалья, Забайкалья, Кузнецкого Алатау, а в 1983 открыто плато с потухшими вулканами и миниатюрным гейзером в Каларском хребте (Читинская область). Еще ждут научные объяснения географические загадки, например, тунгусских и бодайбинских метеоритов, горы неизвестного происхождения на Патомском нагорье.

Организуемые СОПС и другими государственными учреждениями комп­лексные научные экспедиции в восточные районы страны имели и практическую направленность. Одной из первых была Комплексная экспедиция Академии наук СССР по изучению производительных сил Якутской республики 1925—1930 гг., исследования которой позволили позднее обнаружить здесь месторождения алмазов и природного газа. Успешно рабо­тали Алтайская (1925—27), Кулундинская (1931—34), Ойротская (1936—37) и другие экспедиции (см. Экспедиционная деятельность АН). Шли работы в Кузнецкой котловине, обеспечившие в 1930-е гг. индустриализацию Кузбасса — первого промышленного района на востоке страны. На ос­нове комплексных изысканий были созданы Норильский медно-никелевый, Западно-Сибирский нефтегазовый и другие промышленные районы и территориально-производственные комплексы (ТПК), осваиваю­щие минералогические ресурсы восточных регионов. Эти исследования но­сили преимущественно геолого-экономический характер, а географический аспект сводил­ся к изучению природных условий, способствующих или, наоборот, препятствующих промышленному развитию.

Комплексные экспедиции 1940—50-х гг. на юге Восточной Сибири связаны с изучением гидроэнергетического потенциала и созданием на этой основе мощных ТПК. Большая зависимость планируемых комплексов, использующих местные гидроэнергетические, водные, лесные, минеральные ресурсы, от при­родных условий и географического положения, в том числе экономико-географические и транспортно-географические, определяла рост географической составляющей в исследованиях. Сложные проблемы создания восточно-сибирской ГЭС, промышленных узлов и ТПК обсуждались коллегиально на научной конференции по развитию производительных сил Сибири и Дальнего Востока,  первая состоялась в Иркутске (1947).

Большой экономический потенциал востока страны требовал качественно новых широкомасштабных исследований. Возникла необходимость создавать сеть региональных учреждений географической направленности. Первыми стали Лимнологическая стан­ция в поселке Листвянка на Байкале (1925), Якутская научно-исследовательская мерзлотная станция в Якутске (1941) и отделом экономики и географии в Иркутске (1949). Работали географические кафедры и факультеты в университетах Томска, Иркутска и Владивостока. Должного уровня развития сеть географических учреж­дений Сибири и Дальнего Востока достигла после создания в 1957 Сибирского отделения Академии Наук СССР.

В настоящее время в СО РАН географические исследования ведут Институт географии им. В.Б. Сочавы (Иркутск), а также инсти­туты, имеющие отделы и лабораторного географического профиля: Лимнологический институт (Иркутск), Институт водных и экологиче­ских проблем (Барнаул), Байкальский институт природополь­зования (Улан-Удэ), Институт мерзлотоведения (Якутск), Институт криосферы Земли (Тюмень), Институт мониторинга климатических и экологических систем (Томск), Интитут природных ресурсов, экологии и криологии (Чита).

За последние 50 лет достигнуты значительные успехи в изучении Азиатской России. Созданы новые теоретические учения и научные школы мирового уровня, раскрывающие суть про­цессов преобразования окружающей среды: учение о природных геосистемах, теория пионерского освоения тайги и географические экс­пертизы, теория пространственных линейно-узловых систем производства, ландшафтно-гидрологическая школа и другое. Развива­ются новые направления географической науки: медицинская география и экология человека, рекреационная география, природные ресурсы, криология, электоральная география, культурная география, ландшафтное планирование и другое, а также изу­чение особых контактных (суша—море, трансграничных и других) территорий. Получены принципиально новые ма­териалы по динамике ландшафтов и их компонентов, а также палеогеографические данные в результате многолетних экс­периментальных работ на географическом и экологическом стационарах, созданы специальные программы, например, глубокого бурения на Байкале. Проведены многие комплексные экспедиции по проектам строительства промышленных узлов, транспортных систем и других объектов хозяйственного освоения восточных пространств: (Братско-Усть-Илимский и Нижнеангарский ТПК, БАМ, КАТЭК, идея переброски сибирских рек в Среднюю Азию, трубопроводы из Восточной Сибири до Тихого океана и др.). В последние десятилетия прово­дится большая картографическая работа — создаются тематические атласы и серии карт. Развиваются новые методы исследований: математическое и натурное моделирование, космические, спорово-пыльцевые, дистанционные, геоинформационные и другие.

Современные исследования направлены на углубление знаний о природных процессах в условиях глобальных и региональных кли­матических и антропогенно обусловленных изменений, на изучение территориальной организации общества в новых социально-экономических ус­ловиях, на определение географических аспектов встраивания хозяйства восточных регионов России в мировую, прежде всего азиатскую экономику.

Лит.: Берг Л. С. Очерки по истории русских географических открытий. М.; Л., 1949; Сухова Н.Г. Физико-географические ис­следования Восточной Сибири в XIX веке. М., 1964; Наумов Г.В. Русские географические исследования Сибири в XIX — начале XX в. М., 1965; Гвоздецкий Н.А. Советские географические исследования и открытия. М., 1967; Алексеев А.И. Русские географические исследования на Дальнем Востоке и в Северной Америке (XIX — начало XX в.). М., 1976; Магидович И.П., Магидович В.И. Очер­ки по истории географических открытий: В 5 т. М., 1986; Рус­ское географическое общество. 150 лет. М., 1995; Географическое изучение Азиатской России (к 40-летию Института географии СО РАН). Иркутск, 1997.

В.М. Плюснин

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири