«Эхо эколого-экономических скандалов». Глава 7 // Корытный Л.М. (2011)

Вы здесь

ГЛАВА 7. БЦБК: ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ СЕРИАЛ

«Нет повести печальнее на свете…». Возьмем эти шекспировские строки вместо эпиграфа. В самом деле, более «долгоиграющей» и грустной экологической истории, чем с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом (БЦБК), на отечественных просторах не было и нет. В «заложниках» у нее уже несколько поколений работников комбината и жителей г. Байкальск, многих ее участников уже нет в живых , а у других появились внуки правнуки.

Сказано и написано по это проблеме немало. Напомним только книги: «Слово в защиту Байкала» (1987) – сборник материалов дискуссии; «Целлюлозно-бумажная промышленность Байкальского региона: история, эколого-экономические проблемы, перспективы развития» (1995) – монография ученого-экономиста А.П.Суходолова; «Байкальский синдром. Расследование экологического преступления века» (1996) – книга одного из ведущих иркутских историков и журналистов С.И.Гольдфарба. А уж документов, статей, выступлений, «круглых столов», интервью, телепередач – не счесть, многие из них включены в вышеупомянутые книги. Но книги давно стали библиографической редкостью …

Все это продолжается уже более 50 (!!!) лет. «Но воз и ныне там». Комбинат работает, сбрасывает в Байкал сточные воды, загрязняет атмосферу байкальского побережья. Сама история настолько поучительна, а сюжет ее настолько закручен, местами «уходит в мифологию» и достигает временами такой остроты интриги, что параллель со столь любимыми российским зрителем сериалами напрашивается сама собой. Среди его героев: чиновники, администраторы, ученые, писатели, журналисты, инженеры, жители региона, экологи-общественники, а в последних сериях – «новые русские» и их менеджмент, иностранцы разных мастей и даже президент страны.

7.1. СЕРИЯ ПЕРВАЯ. СТРОИТЕЛЬСТВО. 1950-Е – СЕРЕДИНА 1960-ЫХ ГГ.

Конечно, досконально сейчас определить, в чью умную голову пришла идея о строительстве на берегу Байкала предприятия по химической переработке древесины, невозможно. Но по версии журналиста Л. Шинкарева, повторенной и С.Гольдфарбом в его книге, уже летом 1953г. ленинградский проектировщик Б..А.Смирнов получил задание от тогдашнего министра бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР Ф.Д.Вараксина – поработать над выбором варианта площадки для производства кордной целлюлозы на Байкале. Решение наладить выпуск отечественного вискозного корда было принято 3 апреля 1954 г. (распоряжение СМ СССР № 3499-р), а уже в июне 1954г. были подписаны документы о составе комиссии по выбору площадки на Байкале.

Миф 1. Чтобы не проиграть соперничества со США, необходимо срочно получить высококачественную отечественную целлюлозу, с дальнейшим получением из него сверхпрочного вискозного авиационного корда.

Опровержение мифа – академик Б.Н.Ласкорин (1971г., комбинат, увы, уже вовсю работает): Не одного грамма, ни одного килограмма байкальского авиация не использовала для покрышек. Ни один самолет, даже если бы он взлетел, не смог бы на этом корде приземлиться. В то время была неправильная ориентация, пришлось сделать срочный рывок в развитии мощностей по производству синтетического корда – на нем в итоге и летаем.

Миф 2. Для такого производства необходимо постоянство состава маломинерализованной воды, что имеется только на Байкале.

Опровержение мифа. Близкая по составу вода имеется во многих водоемах страны, в частности, в Ладожском, Онежском, Телецком озерах. Да и нужна ли такая маломинерализованная вода, тем более если вискозный корд для авиации не нужен. Думается, что причины выбора байкальской площадки вполне прозаические: общий «сдвиг» производительных сил на восток, удобное место рядом с Транссибом, под рукой лесосырьевая база.

Конечно, о планетарном статусе великого озера, о возможных экологических проблемах чиновники и власти, принимающие решения, тогда и не задумывались. А общественность и население о готовящемся и не знали. Сибирские ученые впервые узнали об этом в 1958 г., когда в Иркутске проходила конференция по развитию производительных сил Восточной Сибири, и сразу насторожились – уж они-то знали истинную цену Байкалу. Но советоваться с ними лесному ведомству тогда и в голову не приходило. 3 апреля 1959г. СМ СССР утвердил площадку недалеко от железнодорожной станции Солзан на юго-восточном побережье Байкала в 35 км от ст. Слюдянка. В том же году было утверждено разработанное Гипробумом (Ленинград) проектное задание на строительство завода по производству 100 т/год сульфатной кордной целлюлозы, а в следующем году на площадку вышли молодые строители. Но уже Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР № 1083-471 от 6 декабря 1961 г. мощность завода увеличивалась вдвое, причем строительство поручалось могучему оборонному ведомству – Министерству среднего машиностроения СССР, а основными его строителями стали заключенные лагерей.

Миф 3. Солзанская площадка настолько благоприятна по инженерно-геологическим условиям, что корпуса завода можно ставить прямо на берегу Байкала.

Опровержение мифа – член-корреспондент АН СССР В.П.Солоненко и др.Завод строится в зоне 9-10- балльной сейсмичности, совсем неподалеку от него знаменитый залив Провал, образовавшийся во время прошедшего 100 лет назад разрушительного землетрясения. Надо обязательно укрепить строительные конструкции, а также передвинуть некоторые объекты по крайней мере на несколько километров от Байкала. И уж никак нельзя строить, как планировалось, в этих местах большой город.

Мнение, поддержанное Президиумом Сибирского отделения АН СССР, было передано «наверх». И к нему прислушались, от намерения строить здесь город с населением более 300 тысяч человек отказались. Так впервые предложение ученых получило в этой истории свое конкретное воплощение в практике.

Значительно позднее было осознано, что в это время здесь, на Байкале, рождался феномен советской жизни – протестное экологическое движение. Да-да, именно здесь и сейчас, в начале 1960-х, в период «хрущевской оттепели», это стало возможным. И началось оно сразу двумя потоками – научным и журналистско-писательским.

Первым, как это им и положено, слово взяли сибирские ученые. Иркутяне М.М.Одинцов, В.А.Кротов, Г.И.Галазий, Н.А.Флоренцов, В.П.Солоненко, К.К.Вотинцев и др., поддержанные в Новосибирске руководителями Сибирского отделения АН СССР академиками М.А.Лаврентьевым и А.А.Трофимуком, один за другим – раздельно и вместе – пытаются достучаться до высоких московских кабинетов с предупреждениями о негативных последствиях, к которым может привести сооружение БЦБК. Не услышав вразумительных ответов, директор Лимнологического института СО АН СССР, в то время еще совсем молодой ученый, кандидат наук, Г.И.Галазий опубликовал 26 декабря 1961 г. в «Комсомольской правде» письмо «Байкал в опасности». В нем, в частности, говорилось:

«Есть три выхода. Можно построить комбинаты так, что промышленные стоки будут выпариваться, а твердые остатки – утилизоваться. Если при этом еще наладить вторичное использование очищенной воды, то никакого загрязнения Байкала не произойдет. Если этот способ по какой-то причине неприемлем, то сброс промышленных сточных вод следует производить за пределы Байкала. Такая возможность есть.

Третий вариант – не строить вообще на Байкале целлюлозных комбинатов. Так, завод кордной целлюлозы можно построить в районе Братской ГЭС, может быть, на базе Братского комбината. Древесина там в несколько раз дешевле, чем в Прибайкалье. Не нужно также строить тепловой электростанции. Лесоразработки вблизи Братска не повлекут за собой облысения гор, обмеления рек, которые неизбежно произойдут, если сносить прибайкальские леса.

Я призываю проектировщиков, инженеров, работников и руководителей Госплана РСФСР и Госплана СССР высказать свои предложения, направленные на то, чтобы, не затягивая сроков и не удорожая строительства, вместе с тем оградить Байкал от ущерба. Уверен, что такой выход найдется. Давайте же искать, руководствуясь не ведомственными интересами, а пользой дела. Ведь Байкал – наша общая гордость и наше общее богатство».

Возможно, это спокойное письмо стало первооткрывателем нового жанра – открытых писем к населению. Как продолжение – тут же в районной слюдянской газете «Ленинское знамя» появился ответ – письмо комсомольцев строительства БЦБК, в котором говорилось: «Мы уверены, что благодаря совместным усилиям ученых, инженеров, техников и рабочих будет найден такой способ очистки промстоков, при котором вода после очистки не будет отличаться от исходной». А далее ученый обвинялся – о ужас! – в кошмарном намерении оставить природу Байкала священной и первозданной… Так начиналась череда гонений на Григория Ивановича Галазия, продолжающаяся 40 лет, из которой он с честью вышел, заслужив научное звание академика и еще более почетное народное – рыцаря Байкала.

Одновременно формируется второй, журналистско-писательский, протестный поток. Эти выступления, статьи, письма приведены в названных выше книгах. Достаточно только назвать некоторые из них: В. Чивилихин «Светлое око Сибири» («Октябрь», 1963); Олег Волков «Туман над Байкалом» («Литературная газета», 6 февраля 1965); Л.Соболев, С. Сартаков, Ф.Таурин, М.Сергеев и др. «В защиту Байкала» («Литературная газета», 18 марта 1965). А цитату приведу только одну, но зато из речи на XXIII съезде КПСС Михаила Шолохова:

«А может быть, мы найдем в себе мужество и откажемся от вырубки лесов вокруг Байкала, от строительства там целлюлозных предприятий, а взамен их построим такие, которые не будут угрожать гибелью сокровищнице русской природы – Байкалу?» (цит. по «Правде», 2 апреля 1966).

Нет, конечно, отказываться от планов строек коммунизма, тем более уже близившихся к завершению, у нас было не принято. Но и просто отмолчаться, когда пристают академики с научными доводами, а писатели во главе с нобелевским лауреатом – с гуманитарными, уже не получается. Тем более что основные нападки идут на эти злочастные промстоки…

Миф 4 – Председатель Госкомитета, министр СССР Г.Орлов: Проектные решения дают полную гарантию очистки промышленных сточных вод, впадающих в озеро Байкал. Зам. председателя Госкомитета по лесной, целлюлозно-бумажной, деревообрабатывающей промышленности и лесному хозяйству при Госплане СССР Н. Чистяков: Совершенно бесцветная и прозрачная, вода стоков не будет содержать примесей, которые существующий ГОСТ считает вредными для питьевой воды.

Опровержение мифа. Во-первых, даже после в самом деле уникальной системы очистки (которая ранее не планировалась, но была в ответ на протесты срочно запроектирована и сооружена, составив более четверти стоимости комбината) в Байкал и по сей день систематически выливается 40-50 т стоков в год, содержащих целый букет загрязняющих веществ. Во-вторых, вода Байкала – абсолютно особая жидкость, которой обязан весь эндемичный живой мир великого озера, и то, что годится для любого другого объекта, для Байкала не пригодно. Для него должны быть индивидуальные нормы воздействия, которые, кстати, не утверждены до сих пор. В-третьих, как и любое производство, БЦБК не застрахован от аварийных ситуаций, когда сбросы загрязняющих веществ увеличиваются не в разы – на порядки. Такие аварии не редкость и сейчас, а сколько их было в пуско-наладочный период – никто не знает. Ведь тогда все сведения о таких ситуациях были строго засекречены.

Кажется непонятным – если все это было известно и тогда, как же все-таки удалось отбиться чиновникам Госплана и лесного ведомства, проектировщикам, строителям? Здесь нельзя не сказать о грустном – помогли … ученые. К огромному сожалению, и тогда, и сейчас нередко вид из окон московских кабинетов совершенно иной, чем из наших сибирских. Вот и в нашей истории столичные обитатели составляли подавляющую часть различных ведомственных и экспертных комиссий. Особую роль здесь сыграл академик Н.Жаворонков, возглавлявший в АН СССР Отделение общей неорганической химии, не раз и не два спасавший губителей Байкала. Чего стоят только его известные высказывания о том, что Байкал спокойно выдержит несколько комбинатов и что реки несут в озеро гораздо больше вещества. Как мог химик не отличать естественный сток от техногенного загрязнения? Увы, его поддерживали и академик А.Виноградов, и даже президенты Академии А.Александров и М.Келдыш., и многие другие. Получилось, что Академия наук поддерживает проектные решения по БЦБК, и только ученые Сибирского отделения – против. В такой ситуации начальство всегда отбирает те советы, которые их устраивают.

Так или иначе – но в 1966г. первая очередь. БЦБК заработала. «Первый тайм мы уже отыграли …».

7.2.СЕРИЯ ВТОРАЯ. В ГОДЫ ЗАСТОЯ. СЕРЕДИНА 1960-х – СЕРЕДИНА 1980-х.

Многие из читателей хорошо помнят эти годы. Жизнь в стране шла монотонно и скучно, под диктовку руководства; обсуждалась и осуждалась в основном на кухнях, а немногочисленные открытые протесты «уходили в песок». Впрочем, немало людей вспоминают те времена с тоскою, предпочитая неоднозначным переменам последующих лет. Как говорится, дело вкуса.

В полной мере все это относится и к нашей истории. Комбинат заработал – это реальность, и многие смирились. Многие – но не все. Выделим из событий этих двух десятилетий ряд характерных эпизодов.

Эпизод первый: лесной

Одной из предпосылок строительства БЦБК было мнение лесного ведомства, что бассейне оз. Байкал имеется так много леса, что можно построить несколько заводов по его переработке (и еще один, Селенгинский, был вскоре построен неподалеку от Байкальского). Это тем более выгодно, что лес можно сплавлять по текущим в Байкал рекам молем, т.е. россыпью, а потом по Байкалу привозить к комбинату в плотах.

Не знаю, чего больше было в этом мнении – глупости или лукавстваВедь профессионалы должны были знать, что байкальский бассейн – отнюдь не самый богатая лесосырьевая база на юге Сибири. Абсолютное большинство лесов здесь – или находятся в малолесных районах лесостепных котловин, или это горные леса водоохранного и прочего природоохранного значения, в которых и формируется основной сток в Байкал. И вообще рубки на крутых горных склонах – прямой путь к резкому усилению эрозии.

В итоге промышленные рубки в бассейне Байкала с конца 1950-х гг. резко усилились. При этом сплошь и рядом допускался переруб расчетной лесосеки, то есть вырубленный лес не компенсировался приростом; в частности, для самой ценной породы – сосны – в бассейне втрое, а в некоторых лесхозах – в 5-6 раз! Очень быстро многие реки бассейна, в том числе такие крупные, как Баргузин, Турка, Голоустная, оказались в результате молевого сплава захламлены бревнами и топляком. К концу 1960-х гг. 20 рек Бурятии общей протяженностью около1500 км потеряли свое рыбохозяйственное значение.

Не считаться со всем этим было невозможно. В начале 1969 г. Советом Министров ССР принимается Постановление, направленное на комплексное и рациональное использование природных богатств в бассейне оз. Байкал. Центральным пунктом в нем было запрещение промышленных рубок в бассейне. Так что сырье для комбината пришлось возить за сотни и даже тысячи (!) километров. Этим же Постановлением был прекращен молевой сплав, хотя его последствия не устранены до сих пор. Несколько позже была прекращена и перевозка древесины по озеру в плотах.

Эпизод второй: нормы

В 1966г., во время пуска первой очереди комбината, были согласованы весьма жесткие нормы содержание веществ промышленных стоках: надеялись на сверхмощную очистку. Но первые годы работы очистных показали, что достичь этого сложно. И тогда – истинно соломоново решение – нормы были резко изменены, по некоторым компонентом – в разы, то есть подогнаны под ситуацию – сбрасывать стало можно больше. И не беда, что главное ведомство – Министерство мелиорации и водного хозяйства, отвечающее тогда за Байкал – эти нормы тогда не согласовало, – будем работать по ведомственным нормам. А водный министр эти нормы потом потихоньку утвердил. Так загрязнение озера было узаконено. В районе сброса начала формироваться зона загрязнения.

И вообще эти нормы пересматривались за всю историю чуть ли не десять раз, что выдавалось за основные меры по защите Байкала. А в 1973г. в строй вступила вторая очередь комбината.

Эпизод третий: публицистический

Весь этот период продолжаются выступления писателей в защиту Байкала. Причем их тактика изменилась. Поскольку комбинат уже работает, а вдаваться в полемику по поводу цифр норм или последствий загрязнения – не гуманитарное дело, они сосредоточились на показе уникальности озера и его всепланетарного значения, убеждая тем самым в приоритетности его экологической, а не лесохозяйственной и иной производственной ценности. Об этом красноречиво говорят названия публицистических очерков: Франц Таурин «Здравница духа», Олег Гусев «Священный Байкал», Валентин Распутин «Байкал у нас один». Конечно, все это не только про комбинат, но редкое произведение обходится без его темы. Уже в 1970-х гг. один из ведущих отечественных писателей Валентин Распутин основал вместе с Эдуардом Балаяном Байкальское движение – особое экологической объединение; байкальская тема остается одной из центральной в его творчестве до сих пор.

В 1970г. на экраны выходит фильм Сергея Герасимова «У озера». Впервые отечественный фильм коснулся природоохранной тематики, и закономерно, что это как раз о строительстве Байкальского комбината – самой острой экологической теме того времени (да и всех времен). Дискуссионные моменты были показаны, как это и присуще великому мастеру, – талантливо и откровенно. Этому, конечно, способствовал и ансамбль великолепных артистов: Олег Жаков, Василий Шукшин, молодые тогда Наталья Белохвостикова, Николай Еременко, Валентина Теличкина и др. Василий Шукшин в роли директора строящегося комбината – инженера-сибиряка Черных – прекрасно показал все сложности тогдашнего положения технократов: болея всей душой за природу, он не может не выполнять приказания «сверху».

Эпизод четвертый: ведомственная наука

Когда Минлеспромбум и комбинат устали отбиваться от нападок ученых и прессы, был придуман гениальный ход: в науку был введен «троянский конь». Скромный экспедиционный отряд Петрозаводского университета был преобразован в Институт экологической токсикологии (ИЭТ) под руководством энергичного кандидата медицинских наук А.М.Бейма. Теперь на каждое мнение ученых Сибирского отделения АН СССР появлялось противоположное мнение ИЭТ. А это уже называется «научная дискуссия», и из этих мнений легко выбрать нужное.

Тем более что у ИЭТ нашлись влиятельные защитники и в Москве во главе все с тем же академиком Н.М. Жаворонковым. Вот фраза из его письма в Государственную комиссию по Байкалу: « промышленное значение Байкала состоит в том, что он служит мощным очистителем воды, и наша забота: сохранить его способность очищать воду. Поэтому лозунг «Не трогайте Байкал» – это неправильный лозунг. Уникальное озеро можно и нужно эксплуатировать, но так, чтобы сохранить его очистительные свойства». Как говорится, комментарии излишни.

О содержании же исследований ИЭТ говорят его много раз повторяющиеся выводы: «вопрос о необходимой для сохранения Байкала степени разбавления решен»; «установленные предельно допустимые концентрации обеспечивают чистоту озера»; « с помощью радиоактивных изотопов установлено, что на относительно небольшом расстоянии от места сброса промстоков обычное качество байкальской воды остается неизменным»; «общая минерализация стоков сопоставима с минерализацией некоторых притоков Байкала, таких как Бугульдейка, годовой сток которой втрое больше, чем объем стоков комбината» (дескать, вот откуда главные опасности для Байкала!).

Как удобно ведомству держать «карманный институт». Правда, со временем ИЭТ был передан в Министерство природных ресурсов, но суть его работ не изменилась.

Эпизод пятый: воздушный

Что же мы все время о воде и о воде. Ведь первое, что видит приезжающий на Южный Байкал – клубы дыма над БЦБК. Характерный запах слышен за десятки километров от Байкальска, и всем пассажирам главной дороги страны – Транссиба – он хорошо знаком. Я уж не говорю о жителях Байкальска и окрестностей. Этот «дым» – смесь сероводорода, метилмеркаптана и других органическо-сернистых соединений, и для здоровья он отнюдь не полезен.

В значительной степени страдают от атмосферных выбросов БЦБК и биогеоценозы близлежащих склонов хребта Хамар-Дабан. Наиболее чувствительной оказалась пихта, наблюдались суховершинность, пожелтение хвои и другая патология многих других деревьев и кустарников. Зона воздействия достигла нескольких сотен гектаров. Зафиксированы негативные изменения и в горных почвах, в том числе увеличение количества токсичных тяжелых металлов. И все это смывается ливневыми потоками все в тот же Байкал.

Таким образом, поскольку негативные последствия воздействия БЦБК на атмосферу, гидросферу, биосферу были налицо (как бы их не пыталась скрыть ведомственная наука), в частности, росла зона загрязнения в Байкале, и последствия этого для озера было трудно прогнозировать, один за другим появлялись документы, фактически «постфактум» признающие ошибочность размещения комбината на байкальском берегу. О Постановлении 1969 г. уже говорилось. Назовем еще два высшего уровня: Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О дополнительных мерах по обеспечению рационального использования и сохранения природных богатств бассейна озера Байкал» (1971); Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по дальнейшему обеспечению охраны и рационального использования природных богатств бассейна озера Байкал» (1977). Во исполнении последнего постановления была сформирована программа научно-технических работ по деминерализации промышленных стоков Байкальского БЦБК и полной утилизации загрязняющих веществ в этих стоках или переработке их в нетоксические вещества. К концу 1970-ых гг. была завершена огромная работа многих НИИ по созданию Территориальной комплексной схемы охраны природы бассейна озера Байкал, и там также был поставлен вопрос о необходимости коренного решения– прекращении сброса загрязняющих веществ БЦБК в Байкал. Но вскоре, в начале 1980-ых гг., началась «чехарда» в высшем руководстве страны, обострилась международная обстановка, и снова всем стало не до Байкала.

7.3. СЕРИЯ ТРЕТЬЯ. В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ. 1985-1991 гг.

Этот короткий период оказался судьбоносным и для населения страны, и для всей страны в целом. Старшему и среднему поколениям эти годы хорошо запомнились, хотя прошло уже два десятилетия. Памятно, что одной из первых примет начавшейся перестройки стала гласность, в том числе и в экологической сфере. Большинство людей тогда с изумлением узнали, что и в нашей стране, оказывается, имеется немало экологических проблем, причем весьма острых. Был принят и ряд важнейших конкретных шагов, из которых наиболее известно решение о прекращении работ по переброске стока северных и сибирских рек.

На этой «волне» вновь внимание возвращается к байкальской проблеме. В феврале 1986 г. создается авторитетная комиссия во главе с председателем Госплана СССР Н.В.Талызиным, которая вскоре посещает Байкал. В материалах Комиссии, которые поступают высшему руководству страны, в соответствии с «духом времени» появляется ряд принципиально новых моментов, в том числе и в отношении БЦБК. Впервые открыто признается, что загрязнение Байкала комбинатом имеет место, и последствия этого могут быть непредсказуемы. Более того, как вспоминает Валентин Распутин, Н.В.Талызин без излишней дипломатии сказал в Иркутске: «Сейчас и дураку ясно, что целлюлозный комбинат нельзя было строить». В документах Комиссии появляются слова «перепрофилирование», «закрытие комбината».

На основе Заключения Комиссии и многочисленных консультаций, в основном в московских коридорах, 13 апреля 1987 г. появляется Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 434 «О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна оз. Байкал в 1987-1995 гг.». В нем, кроме констатации неудовлетворительной ситуации, был намечен ряд важных конкретных мер, в частности, по началу разработки генеральной концепции развития производительных сил в байкальском регионе, по строительству и реконструкции очистных сооружений на промышленных и коммунальных объектах, по усилению внимания к экологическим функциям лесов и многим другим природоохранным мероприятиям. Многие из них впоследствии были реализованы.

Естественно, не обошло Постановление своим вниманием и БЦБК. Однако решение по нему оказалось наиболее непродуманным. Предусматривалось достижение сразу четырех, но в значительной степени взаимоисключающих целей:

– модернизация существующего варочного оборудования;

– строительство трубопровода БЦБК – Иркут для отвода за пределы бассейна озера очищенных сточных вод предприятия;

– перепрофилирование комбината на мебельно-сборочное производство с полным прекращением стоков;

– закрытие комбината к 1993 г.

Противоречивость целей бросается в глаза: если перепрофилировать, то зачем закрывать? И зачем тогда заниматься модернизацией? Но наибольшие споры вызвало предложение о строительстве трубопровода.

Оно не было новым. Еще в 1960-е гг. его предлагал заместитель Председателя СО АН СССР, один из его основателей академик А.А.Трофимук, считая это одним из путей спасения Байкала. Тогда оно было решительно отвергнуто лесобумажным ведомством. Сейчас же – поддержано, причем работы на трассе трубопровода начались мгновенно, даже без проведения обязательной экологической экспертизы. Это сразу же вызвало подозрения: не является ли труба поводом забыть и о модернизации, и о перепрофилировании, и о закрытии?

Нашлись и существенные аргументы против этого строительства. Нельзя было гарантировать отсутствия влияния стоков на р.Иркут , затем – на Ангару и здоровье живущего на берегах населения, а также на рыбные ресурсы водотоков. Строительство предполагалось в сейсмо-, селе- и морозоопасной зоне . с большим аварийным риском и опасностью загрязнения природных сред. Да и сама 75-икилометровая просека для трубопровода неизбежно принесла бы окружающей среде значительный вред.

Начались возражения ученых и разбуженного гласностью населения. Далее события развивались стремительно; им много внимания уделено в перечисленных во многих публикациях. Воспользовавшись ими и опытом личного участия, буду излагать их в жанре экологического сериала – в короткой хронике.

Июнь 1987г. На ряде заседаний (партийно-хозяйственном активе Иркутской области и Бурятской АССР, президиуме Иркутского научного центра СО АН СССР и др.) иркутские ученые во главе с Председателем Президиума ИНЦ Н.А.Логачевым выступили с обоснованной критикой проекта строительства трубопровода, несмотря на негативную реакцию партийного руководства области и страны (как же можно противиться партийному постановлению!). Начало протестов общественности и сбора подписей против строительства.

Июль 1987г. Начало прорубки просеки для будущего трубопровода, несмотря на отсутствие акта на пользование землей, согласования с местными Советами и природоохранными органами, разрешения экологической экспертизы. На заседании бюро Иркутского обкома партии осуждена «оппозиционная позиция»» Н.А.Логачева.

Август 1987г. Созданная по инициативе первого секретаря Иркутского обкома партии комиссия из ведущих ученых и специалистов региона во главе с Н.А.Логачевым. высказалась против строительства трубы и за ускорение перепрофилирования БЦБК. Но уже начат завоз строителей из Башкирии и Западной Сибири.

Сентябрь-октябрь 1987г. В регионе создан ряд общественных экологических организаций, главная задача которых на этом этапе – недопущение строительства трубы. Собрано уже около 50 тысяч подписей жителей под этим лозунгом. В различных инстанциях (Госстрое СССР, Президиуме АН СССР, Байкальской комиссии и др.) продолжаются экспертизы и консультации, после которых возражения против строительства становятся все более обоснованными. Подготовлены аргументированные письма: Н.А.Логачева – председателю СМ СССР Н.И.Рыжкову, Иркутского обкома (который к тому времени перешел на «антитрубные позиции») – в ЦК КПСС.

Ноябрь 1987г. Прорублено уже 6 км просеки, завезены стальные трубы и другое оборудование для трубопровода. На заседании Президиума СО АН СССР после доклада Н.А.Логачева принимается решение о нецелесообразности строительства трубы, несмотря на возражения А.А.Трофимука, который остается при своем прежнем мнении. Президиум АН СССР после некоторого колебания также склоняется к этому решению, прежде всего благодаря решительной позиции Председателя СО АН СССР академика В.А.Коптюга. В конце месяца после усиления протестов общественности и представления руководству БЦБК актов от Западно–Байкальской природоохранной прокуратуры на нарушения природоохранного законодательства строительство приостановлено.

Декабрь 1987г. В Иркутске новая Комиссия во главе с председателем Государственного Комитета по науке и технике СССР Б.Л.Толстых высказалась за отмену пункта Постановления №434 о строительстве трубопровода (несколько лет назад такое могло только присниться в кошмарном сне!).

19 марта 1988г. Принято Постановление о прекращении строительства трубопровода.

Так закончилась на Байкале эта первая «трубная» история (вторая будет через два десятилетия, о ней уже рассказывлось в разд. 6.2). Конечно, тогда она воспринималась как победа здравого смысла, нового мышления (в том числе руководства области и страны) и новой силы – общественного экологического движения. Я и сам участвовал в этом, разумеется, на рядовых ролях, как и многие сотрудники иркутских институтов, – подписывал письма и протесты, участвовал в митингах, поддерживал руководство Иркутского научного центра, которому на первых порах было ох как нелегко. Мы пребывали в состоянии эйфории, считая случившееся началом новой экологической политики в обновляюшейся стране.

А теперь посмотрим на прошедшее «сквозь даль времен». Недостаточно очищенные стоки не пошли в Иркут и остались на месте, продолжая загрязнять Байкал, поскольку никакой серьезной модернизации, не говоря уж о перепрофилировании или закрытии, за последующие 2 десятитлетия так и не произошло, и только в этом году ожидается прекращение сбросов сточных вод в озеро. Постановление №434 в части БЦБК постигла плачевная судьба всех предыдущих. Вскоре и КПСС не стало, и страны, и рыночные ветры заставили по-иному решать байкальскую проблему. Так, может, надо было проложить эту злочастную трубу, не пожалеть выделенных на это 100-120 млн рублей, и был все же прав академик А.А.Трофимук?

7.4. СЕРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ. 1990-2000-ЫЕ ГГ.

Несмотря на два бурных десятилетия, начавшиеся в одной стране, а продолжающиеся в другой, попытки решения проблемы БЦБК не прекращались. Выделим несколько характерных эпизодов.

Эпизод первый: перепрофилирование

После отказа от строительства трубы были резко интенсифицированы проектные разработки различных вариантов перепрофилирования. Учитывая, что они продолжаются до сегодняшнего дня, есть смысл кратко остановиться на них, классифицируя на группы.

  1. Производство целлюлозно-бумажной продукции на основе новых природощадящих технологий. Понятно, что именно это – основное направление ведомственных предложений. Только иркутским институтом «Сибгипробум» разработано здесь до десятка вариантов, и многие из них – весьма перспективные. Их основная суть – отказ от хлорного отбеливания, переход на замкнутый водооборот, резкое расширение ассортимента продукции: различные виды бумаги, бумажно-беловых товаров, картона, потребительской тары, вспомогательных продуктов (скипидара-сырца, талового масла и др.).
  2. Создание модульно-сборочного домостроения и мебели, производство пиломатериалов. При этом сохраняется «древесный профиль» комбината и города.
  3. 3. Альтернативные предложения. Их немало, в том числе весьма экзотических. Среди них: производство микропроцессорной техники, контрольно-измерительной аппаратуры, создание предприятий по розливу байкальской воды, напитков, кондитерских изделий и т.д. Большинство из них не имеет должного технико-экономического обоснования.
  4. Превращение Байкальска в международный рекреационный центр. В последние годы этой идее способствовало создание здесь горнолыжного курорта.
  5. 5. Закрытие комбината с переносом его производства на другие площадки. Среди них в разные годы рассматривались Усть-Илимская, Братская, Селенгинская, а также в Красноярском крае – Енисейская и Кодинская.

Рассматривалась и комбинация различных вариантов. Предпочтение диверсификации производства, т.е. создания в Байкальске группы разноплановых предприятий, должно помочь решить проблему занятости жителей города.

На подготовку проектов перепрофилирования затрачено немало сил и средств. Почему же ни один из них так и не осуществился? Здесь множество причин, среди которых две важнейшие: отсутствие консенсуса между ведомством (предприятием), местной и региональной властью, природоохранными органами; отсутствие средств. Не раз казалось: вот-вот будет найдено, принято и реализовано верное решение, но в последний момент обязательно что-то мешало.

Первые варианты были просчитаны еще в Советском Союзе, к середине 1990-го года. Из них сам комбинат, поддержанный министерством, выбрал вариант с производством картона, гофрокартона и гофротары из полуфабрикатов, получаемых на базе существующего оборудования в виде небеленой целлюлозы на основе бессернистого (натронного) способа. При этом исключались промстоки в озеро и ликвидировалось хлорорганическое производство, а основная доля средств на задуманное предполагалась из собственных средств. Правда, тогда перепрофилирование затянулось бы почти на десяток лет. Или этот факт, или что другое, но предварительное заключение областного комитета охраны природы на этот вариант было отрицательным, а полноценной сравнительной экологической экспертизы вариантов так и не было организовано, и опять все замерло.

Продолжение истории относится уже к новой стране. Череда документов по комбинату продлилась в декабре 1992г. постановлением правительства России № 925 «О перепрофилировании БЦБК и создании компенсирующих мощностей по производству целлюлозы», подписанным и.о. премьер-министра Егором Гайдаром. Тяжелая экономическая ситуация в стране объясняла решение сохранять до 1996 г. выпуск растворимой целлюлозы в объеме 160 тысяч т/год, но предписовалось за это время подготовить ТЭО размещения компенсирующих мощностей, провести международный конкурс проектов экологически безопасных и экономически обоснованных технологий, а также комплекс рекультивационных и других природоохранных работ.

Увы, Постановлением не были определены источники финансирования, что в условиях рыночной стихии сразу определило его невыполнение. Тем более что в эти годы БЦБК удалось, в отличие от множества предприятий, удержаться «на плаву», даже увеличить объемы производства, в том числе на экспорт и стать основным донором бюджета всего Слюдянского административного района …

Эпизод второй: экспертиза ЮНИДО

1995 год. После продолжавшегося несколько лет затишья по названным выше причинам тема БЦБК получает новый разворот, на этот раз – международный. Мне не известно, на каком уровне было принято решение – доверить судьбу Байкала мировому сообществу, а конкретно – группе экспертов ЮНИДО – Организации экономического развития ООН. Ознакомившись с материалами по БЦБК, посетив летом 1995г. комбинат и Байкал, группа сделала следующее заключение:

– комбинат не имеет значительного влияния на озеро Байкал:

– не существует альтернативных видов промышленности, которые могли бы быть созданы в Байкальске для компенсации социальных затрат, связанных с закрытием комбината;

– капитальные затраты для демонтажа комбината и рекультивации территории составят 229 млн долларов;

– поэтому не о каком перепрофилировании не может быть и речи, а рекомендуются две фазы модернизации производства, проекты которых подготовлены на БЦБК.

Ученые и экологическая общественность региона, ознакомившиеся с этим Заключением, были в шоке. Мало нам было своих технократов, так теперь добавились из-за рубежа. Причем об их экологической компетенции красноречиво говорят содержащиеся в документе предложения, например, о сжигании накопившегося за десятилетии лигнина (несмотря на опаснейший поток в атмосферу диоксинов) или о адаптации экологических норм к техническим возможностям предприятия..

Угроза навсегда отказаться от идей перепрофилирования была явной, тем более что комбинат теперь был акционерным обществом и вроде бы сам был волен принимать решения о перспективах своего развития. Пошли в ход проверенные способы: протесты на митингах, выступления ученых, острые материалы в прессе, письма руководству области и в Москву, в природоохранное ведомство, даже публичные призывы к гражданской ответственности тогдашнего директора БЦБК В.В.Глазырина (кстати, очень опытного производственника и хорошего руководителя). Никто не знает, что в итоге подействовало, но рекомендации ЮНИДО в итоге были проигнорированы, и опять начались разработки по перепрофилированию. И все же интересно: кто же оплачивал услуги экспертов ЮНИДО?

Эпизод третий: ФЦП

Эта абревеатура означает «Федеральная Целевая Программа». Решение о подготовке такой ФЦП по БЦБК и г. Байкальск было принято в начале 1996г. во исполнение вышеупомянутого Постановления СМ 1992г. по предложению созданной к тому времени Правительственной комиссии по Байкалу. Цель программы была прежняя: создание полностью бессточного и не имеющего аэропромвыбросов производства, с одновременной диверсификацией экономики Байкальска. Помимо БЦБК и администраций Слюдянского района и города, к разработке программы были привлечены все тот же Сибгипробум, Лимнологический институт СО РАН, а также консультационная компания CH2 V Hill, рекомендованная Агентством США по международному развитию.

Разработчики ФЦП остановились на одном варианте перепрофилирования: создание производства натронно-перекисной химико-термомеханической массы (НПХТММ) мощностью до 120 тыс. т/год, а на этой основе – производства писчебумажных бумаг мощностью до 140 тыс. т/год, с последующей организацией альтернативных видов экономической деятельности. Два завода по производству НПХТММ успешно работали в Канаде. Программа была рассчитана на 1997 – 2006 гг.; ее финансирование предполагалось в сумме3400 млрд руб . (в ценах 1996г.), причем 40 % – это средства самого комбината, а основу остальных, предполагалось, составит беспроцентный кредит Правительства РФ (т.е. фактически тоже финансы комбината).

Казалось бы – чего же еще? Заголовки статей были сначала оптимистичны: «У БЦБК появилось будущее». Но шли месяцы, затем годы …Против проекта выступили иркутские общественные экологические организации во главе с самой радикально настроенной «Байкальской экологической волной». Их не устраивал факт существования на берегу Байкала любого производства. Видно, было напрочь забыто известное изречение: лучшее – враг хорошего. Да еще в это время Байкал был включен в перечень участков Всемирного природного наследия, где такие предприятия, конечно, не рекомендуются. К тому же подоспел в стране финансовый кризис 1998г., и о каком государственном кредите можно было говорить…

И опять ничего не вышло – ФЦП не прошла Государственную экологическую экспертизу. Комбинат продолжил работу по прежней технологии, и прошло с того времени немного-немало – еще 10 лет. А руководитель ФЦП, директор Лимнологического института СО РАН академик М.А.Грачев до сих пор считает предлагавшийся вариант наиболее перспективным.

Эпизод четвертый: концепция плюс кредит Всемирного банка

Но разработки ФЦП не пропали даром. Во многом они вошли в концепцию «Программы перепрофилирования БЦБК и развития г. Байкальска», разработанной в 1999-2000 гг. коллективом специалистов Иркутского научного центра СО РАН, институтов «Сибгипробум» (Иркутск) и «ВНИП» (Санкт-Петербург), администрации г. Байкальск и общественных организаций под руководством докт. экон. наук И.И.Думовой. Концепция была утверждена административным советом Иркутской области, а в апреле 2000г. была одобрена Правительственной комиссией по Байкалу. В концепции было 4 равноправных блока: технологический, экономический, экологический и социальный. Было рассмотрено 5 вариантов перепрофилирования БЦБК, в том числе вышеупомянутый по созданию производства НПХТММ. В итоге был выбран вариант перехода на первом этапе к производству небеленой целлюлозы, внедрению замкнутого водооборота, проведения мероприятий по очистке подземных вод и рекультивации шламлигниновых карт, со строительством в дальнейшем картонно-бумажной фабрики.

Тот же коллектив, вместе с БЦБК, вскоре начал подготовку практической реализации Программы: разработку проектов и других документов, проведение некоторых природоохранных мероприятий и, главное, поиск источников финансирования. Конечно, программа потребовала огромных затрат – около 300млн долларов, и найти их было непросто. Здесь было важно хотя бы начать …

Здесь в нашу историю опять вмешался случай, в этот раз вроде бы счастливый. В марте 2002г. президент России В.В.Путин вместе с дочками отдыхал в Прибайкалье: катался на горных лыжах на курорте «Гора Соболиная», т.е. как раз под Байкальском. Отдых отдыхом, но нельзя было во встречах с активом области обойти проблему БЦБК, тем более ее «атмосферный аспект» ощущался непосредственно. Думается, что именно этот визит стал причиной решения президента страны дать личные гарантии под открытие кредита Всемирного банка для перепрофилирования БЦБК. В этой ситуации решение о выделении кредита (экологического займа) на сумму 22.4 млн долларов было принято беспрецендентно быстро, и уже в 2002г. было разработано Технико-экономическое обоснование проекта. Казалось, вот оно – долгожданное решение проблемы. Реализация проекта была рассчитана на 4 года. В 2003 г. запланируемые мероприятия, носившие подготовительный характер, в основном выполнялись. В октябре 2003г. договор о займе вступил в силу.

И снова в нашем экологическом сериале – новый поворот, полностью отвечающий сегодняшним рыночным реалиям страны. В 2004 г. резко ухудшились финансовые показатели комбината, и в результате у БЦБК сменился собственник. Управляющей компанией Байкальского ЦБК стало ООО «Лесопромышленная компания «Континенталь-Менеджмент (КМ)», принадлежащая «Базовому элементу» – детищу одного из ведущих российских олигархов Олега Дерипаски. У БЭ в руках оказалось 51 % акций БЦБК. И одним из первых действий нового собственника стал … отказ ото всех предыдущих договоренностей о программе перепрофилирования БЦБК. По его мнению, не были достаточно учтены экономические обстоятельства (изменения курсовой стоимости евро-доллар, маркетинговая составляющая и др.), появилась необходимость в ряде кардинально новых технических решениях, соответственно как минимум вдвое должен быть увеличен объем инвестиций, в итоге пересмотрено ТЭО, и т п. В итоге предложенный проект должен быть, по мнению КМ, пересмотрен с участием международных экспертов (естественно, подобранных КМ).

Стало ясно, что история БЦБК запущена на новый виток. Это подтвердила и контрольная миссия Всемирного банка, посетившая Байкальск в декабре 2004г. Вот выдержка из ее Памятной записки.

«Реализация проекта на ОАО «Байкальский ЦБК» идет неудовлетворительно. Финансовые показатели Байкальского ЦБК в целом не улучшились из-за того, что КМ продолжает практику установления низких отпускных цен на целлюлозу, формируя, таким образом, центр накопления прибыли в другом филиале. Большой риск связан с намерением КМ внести изменения как в объем работ, так и в технические решения, чтобы минимизировать его общую стоимость. Это особенно важно в случае закупки варочного оборудования, так как новые предложения сильно отличаются от первоначальных решений. Предложенные изменения значительно снизят экономическую эффективность инвестиционного проекта. Высока вероятность того, что субпроект на Байкальском ЦБК не будет завершен до даты закрытия займа (31 декабря 2007 г.). Банк ожидает получить к 5 февраля 2005 года удовлетворительный план действий, подкрепленный гарантиями собственного финансирования со стороны Управляющей компании, что позволило бы своевременно завершить проект на Байкальском ЦБК. В случае, если такая договоренность не будет достигнута к этому сроку, Банку не остается ничего другого, кроме как предложить аннулировать данный субпроект, поскольку он не может быть реализован своевременно».

Вразумительного ответа от КМ и новой дирекции комбината получено не было. Угроза прекращения проекта стала реальной. И это при том, что оставшиеся 49 % акций БЦБК принадлежат Российскому фонду федерального имущества, т.е. государству. Это подчеркивается в Открытом письме руководителей общественных экологических организаций Иркутской области (всего 12 подписей) Президенту РФ В.В.Путину, которое было опубликовано во многих СМИ, в том числе в «Истоке».

«После Вашего содействия в выделении кредита Всемирным банком на перепрофилирование, мы были уверены, что проблема сохранения Байкала как общечеловеческого природного наследия скоро решится. Однако этого, к сожалению, не произошло. Сегодня перепрофилирование Байкальского целлюлозно-бумажного комбината находится под угрозой срыва. Эксперты Всемирного банка, кредитующего программу перепрофилирования Байкальского ЦБК, всерьез думают о прекращении участия в этой программе. Они обеспокоены значительным отставанием от графика работ, удорожанием проекта и реальной возможностью полного срыва проекта перепрофилирования комбината, отравляющего Байкал. К настоящему времени из 12 закупочных пакетов выполнен только 1 (Рабочее проектирование и управление проектом) на общую сумму 617 тыс. долларов США собственных средств. Не реализован ни один контракт на закупку основного оборудования, тогда как в соответствии с новым проектным графиком сумма израсходованных предприятием собственных и заемных средств за 2004 год должна была составить около 16 млн. долларов США.

Проблема вызвана опасной и безответственной позицией лесопромышленной компании «Континенталь Менеджмент», управляющей комбинатом. Она нарушает планы по вложению в программу собственных средств и пытается пересмотреть список закупаемого оборудования.

Если Всемирный банк выйдет из проекта перепрофилирования БЦБК, это станет очередным ударом по репутации не столько его собственников (которым, похоже, это безразлично), сколько всей нашей страны. Учитывая, что собственниками БЦБК являются компания «Базовый элемент» (51%) и государство в лице РФФИ (49%), обращаемся к Вам как к последней инстанции с просьбой прекратить самоустранение Правительства РФ от управления комбинатом. Нельзя никому позволять ради своих личных финансовых интересов невежественно вести себя по отношению к Байкалу и населению Байкальского региона, грубо нарушать международные обязательства страны. При этом оз. Байкал может быть лишено статуса Участка Всемирного природного наследия со всеми вытекающими последствиями из этой унизительной для России процедуры. Просим Вас взять под личный контроль вопрос перепрофилирования Байкальского ЦБК с целью спасения озера Байкал – жемчужины планеты» (публикуется в сокращении).

Неизвестно, дошло ли это письмо до президента. Во всяком случае, никаких мер принято не было, кредит Всемирного банка был отозван, что и было первоочередной задачей новых собственников и менеджмента. БЦБК продолжил работать в прежнем режиме. Однако было обещано в 2007г. перейти на оборотный цикл водоснабжения, прекратив сбросы сточных вод в озеро.

7.5. СЕРИЯ ПЯТАЯ. НЕУЖЕЛИ ЗАКРОЮТ? 2006-2008ГГ.

Как и положено сериалу, постепенно пружина интриги закручивается до предела. Изложим события в быстром темпе – по законам жанра.

Декорации

Получив очередную передышку, БЦБК в 2006г. продолжил наращивать производство продукции. По сравнению с предыдущим годом выпуск товарной продукции (в том числе беленой целлюлозы) увеличился на 38 тыс. т – более чем на четверть. По данным Государственного доклада «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2006г.», подготовленном природоохранными ведомствами, на 11,2% увеличился выброс вредных веществ в атмосферу, на 3,3% – в Байкал и на 19,7% выросли объемы отходов. В озере на площади 32 кв. км максимальные концентрации несульфатной серы превышали допустимые на всех горизонтах, в том числе на глубине 25-50 м – десятикратно, а на границах этой зоны – в 3,3 раза. По сравнению с 2005г. концентрации взвешенных веществ возросли в 4,7 раза, фенолов – достигли 2 ПДК.

Хроника событий

Июнь 2007г. Комбинат рапортует, что 26 июня готов, согласно предписанию, провести пробный запуск замкнутого водооборота. Но перейти на это невозможно, так как не готовы канализационные очистные сооружения (КОС) Байкальска. Поскольку для КОС еще даже не заказан биореактор, и еще на него не найдены средства, то срок перехода на замкнутый водооборот затягивается более чем на год. На заседании координационного совета при губернаторе Иркутской области были установлены новые сроки введения в эксплуатацию системы замкнутого водооборота на БЦБК – 15 сентября 2008 года – через месяц после пуска очистных сооружений Байкальска. Кто виноват в ситуации с КОС – неизвестно. Одна из причин – прекращения действия в 2006г. ФЦП «Экология и природные ресурсы РФ на 2002 -2010гг.)».

Октябрь – ноябрь 2007. На первом заседании реанимированной Межведомственной комиссии по охране оз. Байкал 23 октября Росприроднадзору получено разобраться в ситуации с БЦБК. Вскоре он подготовил документы о срочной остановке БЦБК по двум главным основаниям – как предприятия, сбрасывающего в Байкал сточные воды с существенным превышением предельно допустимых норм (нарушая правила работы в особо охраняемой зоне), как объекта с истекшим сроком лицензии на водопользование (закончившейся 3 ноября 2007г.) и разрешения на сбросы. Руководство комбината отказалось остановить завод, т.к. это, по его мнению, привело бы к коллапсу системы водо- и теплоснабжения и канализации г. Байкальска, а остановка предприятия зимой на длительный период привела бы к тому, что вся флора очистных сооружений погибла. К тому же будут неизбежны серьезные социальные последствия. Власти региона согласились с этим.

Декабрь 2007г. – февраль 2008г. Арбитражный суд Иркутской области получил ряд исков Росприроднадзора об остановке комбината, в том числе о возмещении ущерба, причинённого озеру Байкал сбросом загрязняющих веществ. Истец просил обязать БЦБК выплатить 4,165 млрд. рублей. Заявлено, что сумма взысканного иска к БЦБК пойдет на обеспечение адаптации к закрытию комбината жителей Байкальска. Комбинат планирует оспорить правомерность предписания в судебном порядке, подать встречный иск, обвиняет федеральные власти в предвзятом отношении к комбинату, искусственном затягивании вопроса получения лицензии и разрешения. Судебная процедура продолжается до сих пор.

В это же время Росприроднадзор назначает новым руководителем своего подразделения по Иркутской области А.С.Полякова с главной задачей – добиться закрытия комбината. Форсируя кампанию против БЦБК, Росприроднадзор привез на комбинат потенциальных претендентов на заводские мощности – специалистов компании «Кока-Кола Эйч-би-си Евразия». Энтузиазма компании не отмечено. Заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь обращается в Генеральную прокуратуру с просьбой принять меры прокурорского реагирования в отношении представителей ОАО "Байкальский ЦБК".

«Байкальское движение» и другие общественные экологические организации начинают компанию за немедленное закрытие комбината. В Иркутске прошли митинги и пикеты, которые продолжаются весь 2008г.

Март-апрель 2008г. Новый ветер подул из иркутского «серого дома». Губернатор области А.Г.Тишанин заявил на пресс-конференции о необходимости скорейшего закрытия БЦБК, а вскоре, выступая перед областным активом – о недопустимости приоритета извлечения прибыли на берегах великого озера. В администрации области начинают рассматривать варианты последствий закрытия комбината для жителей города и окружающей среды. Олег Митволь заявил, что Росприроднадзор намерен «сделать всё-таки так, чтобы через полгода, через год эта история, когда мы в самом большом резервуаре пресной воды полощем белёную целлюлозу, закончилась». Наконец, 3 апреля Александр Тишанин, вместе с писателем Валентином Распутиным и академиком Феликсом Летниковым написали письмо президенту страны В.В.Путину с предложением срочно эвакуировать БЦБК на другую площадку на территории области. Комментируя этот факт в прессе, губернатор сказал:

«Мне стало понятно, что Байкал, которым так гордятся сибиряки, действительно находится в колоссальной опасности. Надеюсь, что после десятилетий пустых разговоров нам действительно удастся сдвинуть эту тему с мертвой точки. Пора исправлять те ошибки, которые наши предшественники допустили по отношению к Байкалу».

Как говорится, «ваши слова бы – да богу в уши!». Но это письмо стало одним из последних действий А.Г.Тишанина на посту губернатора Иркутской области, на котором он пробыл всего 2,5 года …

Май – июль 2008г. И снова новый поворот сюжета. Врио губернатора области Игорь Есиповский резко отмежевался от заявлений своего предшественника. БЦБК стал первым объектом, который посетил новый глава региона после прибытия в Иркутск. На совещании в администрации Байкальска он сказал:

«Проблемы комбината – это длительная, серьезная тема, которую мы будем обсуждать сегодня, завтра, послезавтра и находить те варианты, которые в итоге приведут к их решению. Область не может делать резких движений и огромное количество людей бросать в пропасть путем закрытия комбината».

С этим, правда, попытались поспорить некоторые депутаты на «круглом столе» 25 апреля, но в итоге было принято очередное решение о необходимости очередной программы (причем федеральной) по закрытию БЦБК. Все решили: «Замкнутый словооборот» снова продолжился.

Август – сентябрь 2008г. Однако это было не так.15 августа были сданы в эксплуатацию КОС г. Байкальска, хотя и в «черновом варианте»: определенные недоработки остались. На 10 сентября, во время V Байкальского экономического форума, был первоначально запланирован переход комбината на замкнутый водооборот. Это событие было отложено, но не надолго: 29 сентября, в присутствие министра МПР Юрия Трутнева свершилось – БЦБК прекратил сброс сточных вод в Байкал. Эхо долгожданного события прокатилось по всему миру как крупная победа экологических сил. Конечно, остались проблемы с накопленными твердыми отходами, с атмосферными выбросами, но главное – воды Байкала загрязняться здесь больше не будут!

Октябрь – ноябрь 2008 г. Но состояние эйфории продолжалось недолго. Комбинат выполнил свои обязательства, но сам попал в тяжелейшее финансовое положение. Переход на замкнутый цикл означал для него отказ от производства беленой целлюлозы – основной продукции. Как оказалось, должной замены этой продукции не было подготовлено, и неясно – как же менеджмент комбината готовился к этой ситуации, на что рассчитывал? Не мог же он всерьез думать, что ему разрешат вернуться к прежней схеме производства и снова начать сбросы в Байкал? Но именно с такой просьбой выступило руководство комбината. А когда реакции не последовало, основное производство было остановлено, началась подготовка к его консервации. И главное: сотни рабочих были направлены в вынужденный отпуск, а более тысячи человек вообще получили уведомление о предстоящем сокращении. Для жителей Байкальска экологическая победа обернулась социальной катастрофой.

Таким образом, в отличие от «мыльных опер», наш экологический сериал, увы, не спешит завершаться счастливым концом. Пусть наконец прекратились сбросы загрязненных вод в великое озеро, пусть полувековая печальная история много говорит о временах и нравах, многому учит, но не об этом сейчас думают оставшиеся без средств к существованию работники БЦБК и их семьи. Эту проблему руководство комбината и его владельцы пытаются полностью переложить на плечи местных и региональных властей. А как же государство, которое, напомним, владеет почти половиной собственности комбината?

Все продолжалось.

7.6. СЕРИЯ ШЕСТАЯ . БАЙКАЛ БЕЗ БЦБК. 2009 г.

Что делать с Байкальском? Январь-апрель 2009 г.

Кажется, все уже уверены в неизбежности закрытия БЦБК, во всяком случае, как предприятия, выпускающего целлюлозу (о, как легко можно ошибиться в нашей стране; опять забываем знаменитое обращение Юлиуса Фучика «Люди, будьте бдительны!»). На комбинат навалилось множество кредиторов, начинаются судебные процессы. Основная проблема: что делать с оставшимися без средств существования уволенными (или отправленными в отпуск) работниками БЦБК, которым даже положенные по закону выходные пособия выдаются с задержками. Главное – полная неопределенность с будущим комбината, да и всего Байкальска.

Ответ необходимо иметь срочно. Еще в конце 2008 г. за дело берется Иркутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук (ИНЦ СО РАН). С участием приглашенных квалифицированных экспертов, в том числе из Москвы, в кратчайшие сроки проводится экономическая оценка сценариев развития г. Байкальска.

Экономический анализ работы Байкальского ЦБК позволяет сделать следующие выводы:

– экономические показатели предприятия не позволяют осуществлять безубыточную работу (при работе со сбросами сточных вод себестоимость вискозной (беленой) целлюлозы в августе 2008 г. составляла 25302, а цена – 18152 руб. за тонну, небеленой – себестоимость 15155 при цене – 9643 руб. за тонну), в том числе и при выпуске только беленой целлюлозы со сбросами сточных вод;

– вероятность банкротства ОАО «Байкальский ЦБК» характеризуется как высокая;

– значительная дебиторская задолженность предприятия позволяет продолжать работу в течение полугода (ее величина на конец 1 полугодия 2008 г. составило более 800 млн руб.);

– вызывает вопросы значительная кредиторская задолженность (на конец 1 полугодия 2008 года – более 1 млрд руб.) и ее высокий рост – более 60 %, который не подтверждается реально выполненными работами;

– очень низкое значение показателей амортизационных отчислений (4 %) свидетельствует о высокой степени изношенности оборудования;

– только 1 % выпускаемой целлюлозы направляется на рынок СНГ (Белоруссия), остальная целлюлоза поставляется в Китай;

– отчетные показатели деятельности БЦБК вызывают сомнения в их истинности.

Были рассмотрены следующие сценарии развития г. Байкальска:

  1. 1. Продолжение производства небеленой целлюлозы на замкнутом водообороте (варианты возобновления производства беленой целлюлозы со сбросами сточных вод в озеро Байкал не рассматривались ввиду их незаконности, а также экономической убыточности).
  2. 2. ереориентация развития города в направлении альтернативных видов деятельности с полной санацией промышленной площадки БЦБК и накопленных отходов производства.
  3. 3. Нулевой сценарий – прекращение действующего производства и отсутствие поддержки со стороны собственников БЦБК.

Каждый из сценариев включал несколько вариантов развития и содержал экономические обоснования (бизнес-планы), а также экологические, социальные и политические оценки. Наиболее приемлемым признан сценарий развития альтернативных видов деятельности с определением в качестве центрального звена высокоэффективного производства в сочетании с вахтовым методом трудоустройства временно высвобождающихся работников БЦБК.

Эти материалы были рассмотрены 21 января на заседании Правительства области совместно с Президиумом ИНЦ СО РАН, на котором и мне довелось присутствовать. Оно прошло в очень деловой и конструктивной обстановке, с выступлениями не только разработчиков оценки, но и некоторых авторов предлагаемых альтернативных производств, в частности, по изготовлению стройматериалов для домостроительства. Единодушно было рекомендовано решение совещания, в котором Правительству РФ предлагалось рассмотреть вопросы:

– о прекращении производственной деятельности ОАО «Байкальский ЦБК», связанной с производством целлюлозы;

– о включении ОАО «Байкальский ЦБК» в перечень предприятий, которым Правительством РФ будет оказана государственная поддержка для обеспечения выплат пособия по безработице уволенным работникам ОАО «Байкальского ЦБК» и выполнения программы содействия занятости;

– о функционировании жилищно-коммунальной сферы муниципального образования «город Байкальск» и демонтаже оборудования комбината, санации территории промышленной площадки ОАО «Байкальский ЦБК» с целью ликвидации накопленного экологического ущерба от хозяйственной деятельности;

– о разработке Министерством промышленности и торговли Российской Федерации механизма передачи контрольного пакета акций ОАО «Байкальский ЦБК» с целью его продажи потенциальному инвестору на конкурсной основе для развития альтернативных видов производства;

– об объявлении федерального тендера на использование освободившейся промышленной площадки ОАО «Байкальский ЦБК» для развития экономически эффективных альтернативных производств с учетом экологических ограничений и трудоустройством населения города.

В завершении руководивший заседанием министр экономического развития труда, науки и высшей школы области В. И. Пашков заверил присутствующих, что правительство области твердо намерено добиваться озвученных решений.

Уж не знаю, дошло ли настоящие решения до правительства страны; во всяком случае, ни одно из них не было выполнено. Правительству же области пришлось решать в этот период не стратегические, а вполне конкретные задачи, чтобы не оставить жителей Байкальска без тепла и вообще средств к существованию; это удалось с большим трудом. А горнолыжники впервые катались по склонам курорта «Гора Соболиная», дыша чистым воздухом без запаха метилмеркаптана… Посетивший Иркутск и Байкал в марте президент страны Дмитрий Медведев был очарован великим озером, говорил о долге России перед планетой по его защите, но тема БЦБК затрагивалась лишь в контексте социальной помощи жителям Байкальска.

Ветер подул в другую сторону? Май – октябрь 2009г.

Май в Иркутской области начался с трагического события, в итоге изменившего и обстановку вокруг БЦБК. Гибель губернатора Эдуарда Есиповского привела к вынужденной паузе в управлении областью. Приход нового губернатора Дмитрия Мезенцева, имеющего свои значительные «лоббистские» возможности в столице, необходимость «входа в проблему», корректировки команды, выбора приоритетов – все это требовало определенного времени. Но уже в июле, после встречи с главой холдинга «Базовый элемент» Олегом Дерипаской, губернатор говорит о проработке руководством области вариантов запуска БЦБК, хотя и подчеркивает необходимость гарантированности экологически чистого и безопасного производства и запуска только на небольшой срок. Таким образом, речь об альтернативных производствах уже не идет. Комбинат и его основной собственник «Континенталь Менеджмент» с энтузиазмом продолжил рассчитывать технологические варианты своего запуска и их экономические оценки, рассчитывая на федеральные средства. В частности, озвучивались возможные ежемесячные государственные дотации в сумме 32 млн руб.; хотя, по мнению ученого секретаря научного совета по Байкалу Ирины Максимовой, лучше было бы выплачивать эти деньги работникам комбината и параллельно разрабатывать проект рекультивации отходов и альтернативные производства.

В связи с вышесказанным тревогой было пронизано интервью крупнейшего на планете специалиста по Байкалу, академика Михаила Грачева, данное в середине июля «Восточно-Сибирской правде». Он подчеркнул, что временный запуск комбината в любом варианте ничего не решает, а в замкнутом цикле вообще противозаконен. Комбинат фактически является банкротом, целесообразно оформить это юридически, и уже новые собственники должны разумно определять его профиль, сняв в первую очередь экологические обременения. И дело здесь не столько в прямых экологических последствиях (могучий Байкал пока почти все «переваривает»), сколько в принципиальной недопустимости размещения на берегу «колодца планеты» вредного производства. В заключение академик посетовал на закрытость принятия решений по БЦБК, неучастие в этом иркутского и в целом российского гражданского общества.

Увы, последний тезис вскоре проявился в полной мере. На Байкал приехал Председатель правительства страны Владимир Путин, одной из главных задач которого было проведения совещания по экологическим проблемам. Основными докладчиками совещания стали чиновники высокого ранга из Москвы (а что, нельзя было их послушать в столице?), участие иркутян ограничилось академиками Михаилом Грачевым и Михаилом Кузьминым, а также «хозяином» помещения, директором Байкальского музея СО РАН Владимиром Фиалковым. Вся экологическая общественность была представлена директором программы «Гринпис России» Иваном Блоковом и директором WWF России Игорем Честиным (опять-таки из столицы, а иркутяне блистательно отсутствовали). Это сказалось и при обсуждении проблемы БЦБК. Собственно говоря, особого обсуждения и не было: еще до совещания Путин заявил, что не исключает возобновления работы Байкальского ЦБК. На заседании он обосновал это, во-первых, необходимостью именно такого пути решения социальных проблем жителей Байкальска, а во-вторых, отсутствием существенного вреда озеру за время работы БЦБК. При этом Путин сослался на мнение директора Института океанологии Роберта Нигматулина , а также… на свое погружение на дно озера на аппарате «Мир-1». Приятно, что озеро показалось премьер-министру чистым, но нельзя же считать этот аргумент определяющим в судьбе БЦБК… Возражения ученых-иркутян и Блокова были отвергнуты, и вот уже Дмитрий Мезенцев спешит признать мнение Путина руководством к действию. Сейчас, спустя полгода, можно констатировать – руководящие указания достойно выполняются. Так что совещание в Листвянке дало старт новому витку экологического сериала.

Но это, так сказать, публично. Уже позже стало известно, что решение было принято еще раньше, 18 июля, на специальном заседании у Председателя правительства, с участием Дмитрия Мезенцева и Олега Дерипаски. В 12 пунктах Решения открывалась «зеленая улица» пуску комбината в условиях, подчеркнем, замкнутого водооборота. Цитируем (в сокращении) пункты 2, 3 и 6 этого Решения:

«Минпромторгу (В.Б.Христенко), Росимуществу (Ю.А.Петрову), администрации Иркутской области (Д.Ф.Мезенцеву) совместно с акционерами ОАО «Байкальский БЦБК» обеспечить возобновление, начиная с 15.09.10 производство целлюлозы при замкнутом водобороте. Минприроды России (Ю.П.Трутневу) принять меры по оформлению документации для работы БЦБК в условиях замкнутого водооборота. Разработать программу по ликвидации утилизации накопленных ОАО «БЦБК» отходов и доложить в октябре 20009г. Предусмотреть выделение на эти цели средств из федерального бюджета в объеме приблизительно 4 млрд рублей».

Ничего этого в указанные сроки, включая выделение средств, выполнено не было. Однако уже в августе – сентябре темпы подготовки к запуску комбината, получившего карт-бланш, усилились, хотя пока вроде бы речь шла о замкнутом влагообороте. Однако заместитель Министерства промышленности и торговли РФ Андрей Дементьев (по совместительству случайно являющийся председателем Совета директоров БЦБК!) и генеральный директор «Континенталь Менеджмента» Константин Акимов уже уверенно заявляют о необходимости выполнения на БЦБК ответственного оборонного заказа, для чего цикл надо разомкнуть. Похоже, что они хорошо знают, о чем говорят.

При этом продолжаются ссылки на то, что только такой путь к спасению жителей Байкальска возможен. Но так ли это? В сентябре научные сотрудники Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН Вера Куклина и Центра независимых социальных исследований и образования Ирина Абдулова по просьбе правительства области провели экспресс-опрос уволенных сотрудников БЦБК и экспертов в Байкальске. Оказалось, что из бывших сотрудников БЦБК (всего было уволено около 1500 сотрудников) лишь 725 состоит на учёте в центре занятости. Из них лишь безработные, занятые на общественных работах (около 150 человек), а также безработные старше 40 лет с низкой квалификацией либо имеющие значительный трудовой стаж по специальностям, которые не востребованы на современном рынке труда, готовы вернуться на работу на любых условиях. Остальные уже нашли свою «трудовую нишу».

За что боролись? Ноябрь 2009- февраль 2010 гг.

Вскоре стало ясно, что отношение властей области в проблеме БЦБК кардинально изменилось. Нагляднее всего это видно из откровенных ответов Владимира Пашкова, уже в ранге заместителя председателя правительства области, на вопросы всем известного экологического обозревателя «Восточно-Сибирской правды» Георгия Кузнецова (великолепные материалы которого по этой проблеме я многократно использую в этой главе). Так вот, ответственный чиновник, в отличие от заявлений начала года, уже считает ошибочной остановку комбината и готов приветствовать решение о его запуске. По его мнению, оно необходимо для выработки 50 000 тонн химикатов (?!?), для рекультивации шламонакопителей, конечно, для занятости населения (см. по этому поводу выше), ну и, возможно, даже для получения целлюлозы (правда, на грани рентабельности, но пусть риск заботит акционеров). И в заключение были сказаны правильные слова о приоритете Байкала и его жителей при необходимой консолидации усилий всех сторон, заинтересованных в решении проблемы.

Подчеркнем, что в интервью речь вроде бы идет о запуске комбината с замкнутым циклом водооборота, с которым власть уже смирилась. Но намерения собственников и руководителей комбината давно простирались далее – к выпуску беленой целлюлозы по прежней технологии, со сбросами в Байкал, т.е. к возвращению ситуации предыдущих 50 лет. Еще 28 октября об этом было заявлено на заседании областного Арбитражного суда. А в середине декабря тревожные новости захлестнули Иркутск. И хотя и в Москве, и в Иркутске это поспешили объявить неподтвержденными слухами, мне доподлинно известно – принципиальное решение уже было принято, и в чиновничьей среде об этом было известно.

Реакция ученых на это последовала незамедлительно. Председатель Научного совета СО РАН по Байкалу акад. М.И. Кузьмин и ученый секретарь этого совета И.И. Максимова выступили с открытым письмом к В.В. Путину, которое было опубликовано в газетах «За науку в Сибири» и «Восточно-Сибирская правда». Публикуем его и здесь.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В связи с подготовкой Минпромторгом России проекта постановления Правительства Российской Федерации о внесении изменений в Перечень ви­дов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной тер­ритории, утверждённого Постановлением Прави­тельства Российской Федерации от 30 августа 2001 г. № 643, в части исключения из указанного переч­ня вида деятельности "Производство целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них без использова­ния бессточных систем водопользования на произ­водственные нужды и с использованием хлора», обращаемся к Вам с просьбой о дополнительном рассмотрении проблемы Байкальского ЦБК и горо­да Байкальска.

Постановка Минпромторгом России вопроса о внесении изменений в нормативный акт правитель­ства России указывает на решение председателя совета директоров ОАО «Байкальский ЦБК» А. Де­ментьева, являющегося заместителем министра промышленности и торговли Российской Федера­ции, о возобновлении производства целлюлозы на предприятии со сбросами сточных вод в озеро Байкал. Стремление внести изменения в действую­щее законодательство является на самом деле по­пыткой сделать это решение якобы легитимным.

Планы о возобновлении производства белёной целлюлозы со сбросами сточных вод подтвержда­ются информацией директора Байкальского ЦБК и руководства управляющей компании БЦБК «Континенталь Менеджмент». Такие планы противоречат Вашему решению, принятому в Иркутске 1 августа т.г., о возобновлении производства целлюлозы на замкнутом водообороте и об исключении сброса сточных вод в озеро Байкал.

Производство целлюлозы на комбинате эконо­мически убыточно и экологически недопустимо. Кроме того, возобновление производства на предприятии не позволит начать решение пробле­мы ликвидации накопленных отходов производ­ства. С позиции решения социальных проблем, ко­торые якобы являются причиной возобновления производства, предлагаемый план в значительной мере запоздал – в настоящее время, по информа­ции профсоюза комбината, без работы находятся около 700 бывших сотрудников предприятия, при­чём среди них нет высококвалифицированных спе­циалистов. На основе специально проведённого социологического опроса бывших работников БЦБК можно утверждать, что готовы возвратиться на предприятие далеко не все уехавшие специа­листы, а те, кто готов это сделать, ставят условие -гарантия производства не менее 3-5 лет. В резуль­тате для возобновления производства руководству предприятия придётся набирать специалистов из других регионов России, что делает бессмыслен­ной саму постановку проблемы решения социальных вопросов населения города. Безусловно, поте­рявшие работу жители Баикальска должны быть материально обеспечены вплоть до начала эксплу­атации новых предприятий в городе: выплата сред­ней заработной платы всем безработным на нес­колько порядков ниже затрат, необходимых для возобновления производства.

Существует ещё одна проблема: ОАО «Бай­кальский ЦБК» находится в настоящее время в про­цедуре банкротства. Предприятие было остановле­но менеджментом в октябре 2008 г. в связи с его убыточностью, хотя убытки начались с июля 2008 г., когда предприятие выпускало белёную целлюлозу и сбрасывало сточные воды в Байкал. Остановка производства не была плановой: не были выработа­ны даже хранящиеся на предприятии опасные сырьевые компоненты.

Учитывая нарушение действующего законода­тельства Российской Федерации и международных обязательств государства при возобновлении про­изводства целлюлозы на Байкальском ЦБК, необ­ходимость значительных инвестиций для реализа­ции этого проекта, текущую экономическую убы­точность и отсутствие решения реальных социаль­ных проблем населения города, просим Вас, ува­жаемый Владимир Владимирович, предотвратить реализацию планов по возобновлению производ­ства целлюлозы на Байкальском ЦБК со сбросом сточных вод в Байкал.

В приемную Правительства РФ это письмо поступило 16 декабря. Реакции на него не последовало. Более того, уже готовился документ, упомянутый в письме – об изменении Постановления Правительства РФ № 643. На этом необходимо остановиться подробнее. Дело в том, что в Федеральный закон «Об охране озера Байкал» является рамочным, а конкретные виды деятельности, запрещенные в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, прописаны в дополняющем его упомянутом Постановлении. Изменить закон можно только через Государственную думу, и здесь столько мороки… А вот изменить Постановление можно одним росчерком пера председателя правительства!

Но до последнего момента не хотелось верить, что это возможно. Совсем недавно, всего три с половиной года назад, тот же В.В. Путин ради снятия гипотетической опасности загрязнения Байкала одним движением фломастера решил проблему переноса трассы нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». А ведь здесь опасность не возможная, а вполне реальная.

Очень хотелось услышать мнение по этому поводу губернатора. Для этого научная и экологическая общественность намеривалась использовать планируемое присутствие губернатора на заседании в ИНЦ СО РАН, где вместе с Общественной палатой области должны были обсуждаться поправки в Закон «Об охране озера Байкал». Но заседание было перенесено под Новый год – на 28 декабря, народ, естественно, собрался плохо, да и губернатор в итоге так и не появился. К тому же попытки и акад. Михаила Грачева, и сопредседателя Байкальской экологической волны» Марины Рихвановой обратиться к теме БЦБК, даже включить протест против размыкания цикла в резолюцию заседания, были в корне пресечены министром природных ресурсов и экологии Иркутской области Ольгой Гайковой: «Официального решения о размыкании нет, и не о чем говорить».

Действительно, официального решения в то время не было. Ведь для этого необходимо разрешение специально уполномоченных на это органов регионального уровня. Постановление № 643 препятствовало выдаче такого разрешения, можно было и под суд загреметь.

И вот после утомительных новогодних гуляний 13 января 2010 г. появилось подписанное В.В. Путиным Постановление Правительства РФ №1, в котором исключался из Постановления № 643 абзац о запрете сбросов в Байкал. Вот так начало года! Верно назвал передовицу об этом в «Восточке» Георгий Кузнецов – «За что боролись?». Все возвращается на круги своя…

Понятно, что и разрешительные документы чиновников – на выпуск без замкнутого водооборота, но пока небеленой целлюлозы, на 2,5 года – не заставили себя долго ждать. Чиновникам в этой ситуации вообще не позавидуешь. Я знаком с большинством из них, а с многими в дружеских отношениях. И в душе, и в дружеских разговорах они все истинные патриоты и региона, и Байкала, и не меньше большинства иркутян возмущены создавшейся ситуацией. Но они вынуждены действовать в рамках своих полномочий и в соответствующем правовом поле, да к тому же под постоянным прессом своих руководителей как в Москве, так и в Иркутске. Что делать в такой ситуации: подать в отставку? Так подпишет другой. Это штрих к вопросу о нашем гражданском обществе…

Интересна в этом смысле и реакция законодательной ветви власти, которая вроде бы вправе высказываться независимо, т.е. по своему разумению. Если Народный Хурал Республики Бурятия достаточно резко высказался против запуска БЦБК на этих условиях, то Законодательное собрание Иркутской области просто отмолчалось, а его отдельные представители поддержали запуск, как и депутаты Госдумы от Иркутской области.

Научное сообщество еще пытается изменить ситуацию. 10 февраля состоялось заседание Научного совета по Байкалу, на котором было принято решение об отправке В.В.Путину очередного протестующего письма, подкрепленного обосновывающей это мнение аналитической запиской. Надеюсь, что эту линию поддержит и Академия наук в Новосибирске и Москве, как это было в ситуации с трубой.

Не сдается пока и экологическая общественность. На известном сайте babr.ru появилось открытое письмо к президенту страны. Приведем его и мы.

Закрыть БЦБК! Голосуй против БЦБК!

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Правительство РФ приняло Постановление, которое позволяет возобновить работу Байкальского ЦБК со сбросом в Байкал ядовитых стоков, а также складировать, захоранивать и сжигать опасные отходы на его берегу.

Это решение принято в угоду сиюминутным интересам владельцев БЦБК.

Хотя БЦБК считается "градообразующим предприятием", Байкальск фактически не нуждается в нем. Задержки зарплаты, постоянная угроза закрытия, развитие альтернативных производств заставили людей искать и найти другие пути выживания, и социальный взрыв здесь не произойдет; – будущее Байкальска в альтернативных производствах и туризме. Для их развития здесь есть все возможности.

Открытие БЦБК требует его модернизации, стоимость которой может равняться стоимости нового предприятия. Его запуск чреват самыми печальными последствиями. Одно из подтверждений тому авария со взрывом емкости в начале 2010 г.

Возобновление работы БЦБК противоречит требованиям российского и международного законодательства, в частности законам "Об охране озера Байкал", "О международных договорах Российской Федерации", Конституции РФ, международной Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия.

Мы считаем недопустимым запускать БЦБК, тем более в режиме разомкнутого водооборота. У Байкала и Байкальска нет будущего с БЦБК.

Направьте усилия государства на реальные улучшения экономического и социального положения Байкальского региона. Государство может и должно сделать выбор в пользу людей.

Дмитрий Анатольевич, отмените постановление, принятое с целью угодить зарвавшемуся олигарху Дерипаске и в ущерб людей России и всего мира, в ущерб мировому хранилищу чистой питьевой воды.

К середине февраля письмо подписало уже более 30 тысяч человек. Но вот поможет ли это Байкалу? Хотя комбинат еще не запущен, но загрязнения при пробных запусках уже попали в пруд-аэратор городских очистных сооружений. А через него – в Байкал, т. е. загрязнение озера, увы, возобновилось. Предстоят и многочисленные судебные процессы: около 70 претензий кредиторов поступило в арбитражный суд Иркутской области; неужели государство наше настолько богато, что готово спасти обанкротившееся предприятие? Поэтому легко предугадывается следующий шаг – переход к выпуску беленой целлюлозы, с применением хлора, т.е. полный возврат к ситуации прежних десятилетий. Население региона готовится выйти на протестные митинги (первый из них прошел 13 февраля в Иркутске и, несмотря на холодную погоду, собрал более 3 тыс. человек) и наверняка будет поддержано в стране и мире. Может, еще раз произойдет чудо, и наше мнение будет услышано сильными мира сего, как было в истории с трубой? Говорят, надежда умирает последней!

P.SНельзя не рассказать еще об одной истории. Верно говорят «Юпитер, ты сердишься – значит, ты не прав!».Именно в это время, о котором идет речь в разделе, у одного из активнейших организаторов протестных акций – известной и в стране, и в мире общественной организации «Байкальская экологическая волна» – местные правоохранительные органы забрали системные блоки 12 компьютеров, ссылаясь на использование нелицензионного программного обеспечения. К тому же было возбуждено уголовное дело, и прокуратура насчитала ущерб компании Microsoft от иркутских экологов в сумме аж 117824 рубля 16 копеек. Конечно, в совпадении сроков этого глупейшего «наезда» с пиком протестов против БЦБК не может быть случайности, просто у кого-то наверху сдали нервы. Дело тянулось долго, в него пришлось вмешаться московскому офису Microsoft, а затем – после выхода статьи об этой истории американского журналиста Клиффорда Леви в Нью-Йорк Таймс (опозорились на весь мир!) – даже центральному офису Microsoft. Естественно, компьютеры «Волне» вернули, уголовное дело прекратили, но что извинились – мне об этом неизвестно. Но не бывает худа без добра: Microsoft в итоге принял решение о бесплатной лицензии на программное обеспечение для неправительственных организаций.

7.7. СЕРИЯ СЕДЬМАЯ. БАЙКАЛ СНОВА С БЦБК. МАРТ-АВГУСТ 2010 г.г.

Итак, весной 2010 г. комбинат, получив все необходимые формальные разрешения, постепенно, с большим трудом, начинает выпуск целлюлозы. Загрязнение Байкала возобновилось. Руководство области, в соответствии со своим местом в «вертикали власти», поддерживает «верхнее» решение, в частности, фактически организует альтернативный митинг в сквере у своей резиденции, якобы свидетельствующий о народной поддержке возобновления работы комбината.

Только ученые Байкальского региона и экологическая общественность продолжают «барахтаться». Научным Советом СО РАН по проблемам Байкала было отправлено открытое письмо В.В.Путину с просьбой быть последовательным в деле защиты Байкала: запретить производство целлюлозы в центральной экологической зоне оз. Байкал и сохранить «колодец планеты» на благо будущего России. В прилагаемой к этому письму аналитической записке была изложены экологические последствия, к которым может привести возобновление работы БЦБК со сбросом сточных вод в Байкал.

Письмо было опубликовано в «Восточно-Сибирской правде» и «Науке в Сибири», а также в «Истоке» №3 за 2010 г. Общественными организациями – коалицией НПО «За Байкал» – было подготовлено и 30 июня передано обращение к ЮНЕСКО, с просьбой сделатьвсе возможное для спасения уникального природного объекта, имеющего статус всемирного наследия. Оно было выставлено в Интернете, его подписали 125 тысяч из 52 стран; оно также было опубликовано в «Истоке» №3. Приводим эти документы.

ПИСЬМО В.В.ПУТИНУ

Уважаемый Владимир Владимирович!

В связи с принятием Постановления Правительства Российской Федерации от 13 января 2010 г. № 1 «О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории», создана ситуация, разрешающая производство целлюлозы со сбросами сточных вод в озеро Байкал и складирование отходов всех классов опасности на берегу уникального озера. Очевидно, что данное Постановление направлено на возобновление функционирования БЦБК с использованием технологий производства целлюлозы 40-летней давности, не соответствующих современным требованиям и предусматривающих, в том числе, дурно пахнущие выбросы вредных веществ в атмосферу, которые ощущаются на расстоянии до 70 км и препятствуют туристическому направлению развития территории.

БЦБК с момента начала своего функционирования стал камнем преткновения между руководством страны и обществом. Именно БЦБК стимулировал развитие экологического движения в нашей стране и до сих пор угрожает экологической катастрофой не только для страны, но и для всего мира.

Возобновление производства целлюлозы Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом в режиме сброса сточных вод нарушает международные обязательства России по охране уникальной всемирной ценности – объекта всемирного природного наследия озера Байкал, а также противоречит требованиям Федерального закона «Об охране озера Байкал», и не позволяет начать реализацию действительно экономически целесообразных и экологически допустимых проектов развития города Байкальска на основе использования природного потенциала озера Байкал: туризма и рекреации, производства бутилированной байкальской воды и других.

Нам представляется, что средства, которые планируются в виде дотаций на возобновление производства целлюлозы на БЦБК, наверно, более рационально было бы направить на поддержку уволенных работников комбината и на перепрофилирование производства в г. Байкальске. В частности, превращение г. Байкальска в туристический центр сможет решить многие вопросы занятости населения города. Кроме того, в г. Байкальске возможно развернуть производство лекарственных препаратов из сибирской лиственницы, изготовление кремниевых солнечных батарей и модулей, другие производства, запланированные к реализации на ближайшие годы в Иркутской области. Наконец, производство бутилированной байкальской воды, которая так необходима для азиатского континента, не может быть высоко рентабельным, пока действует комбинат.

Следует вспомнить: когда Байкал получал статус участка всемирного природного наследия, Россия гарантировала перепрофилировать БЦБК. Теперь это обещание забыто, что вызывает отрицательную реакцию мирового сообщества.

Владимир Владимирович, мы с благодарностью вспоминаем Ваше решение – отодвинуть от берегов Байкала нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Поэтому мы обращаемся к Вам с просьбой быть последовательным в деле защиты Байкала: запретить производство целлюлозы в центральной экологической зоне оз. Байкал и сохранить «колодец планеты» на благо будущего России.

В прилагаемой к этому письму аналитической записке мы изложили экологические последствия, к которым может привести возобновление работы БЦБК со сбросом сточных вод в Байкал.

Акад. М.И.Кузьмин, председатель Научного Совета СО РАН по проблемам Байкала,

и еще 8 подписей членов Совета из Иркутска и Улан-Удэ

 

Аналитическая записка

для принятия решения по БЦБК и г. Байкальску

Озеро Байкал является уникальным природным объектом, важным источником пресных вод планеты. При включении озера Байкал в список участков всемирного природного наследия Комитетом ЮНЕСКО руководству Российской Федерации были даны специальные рекомендации: 1) окончательное принятие Федерального закона об озере Байкал; 2) перепрофилирование Байкальского ЦБК в целях ликвидации его как источника загрязнения; 3) снижение сброса загрязняющих веществ в реку Селенга; 4) увеличение ресурсного обеспечения деятельности прилегающих к озеру заповедников и национальных парков; 5) продолжение и дальнейшая поддержка научных исследований и мониторинга на озере Байкал.

Особенностью ситуации в г.Байкальске является не только тяжелейшее экономическое положение, которое сложилось из-за неэффективного управления БЦБК и его остановки по решению руководства компании «Континенталь Менеджмент», но и значительные экологические проблемы. Учет экологической составляющей в клубке проблем г.Байкальска в данном случае является столь же значимым, как и экономической, и социальной.

Постановление Правительства Российской Федерации от 13 января 2010 г. № 1 «О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории», создало ситуацию, разрешающую возобновление производства целлюлозы со сбросом сточных вод в озеро Байкал и складирование отходов всех классов опасности на берегу уникального озера.

Вполне понятно, что любое решение о деятельности БЦБК должно сопровождаться планами будущего г. Байкальска. Непринятие решений о будущем г.Байкальска так же недопустимо, как и принятие недостаточно проработанных и научно не обоснованных решений. В соответствии со взятыми на себя Правительством РФ обязательствами, необходимо перепрофилировать БЦБК, чтобы он перестал быть источником загрязнения озера Байкал.

Высказанное академиком Р.И.Нигматулиным в Иркутске летом 2009 г. мнение о чистоте озера Байкал было неверно истолковано как заключение об отсутствии негативного воздействия производственной деятельности Байкальского ЦБК на экосистему озера Байкал и прилегающую территорию. В действительности, учеными Российской академии наук, в первую очередь Сибирским отделением РАН, на протяжении более 40 лет проводятся исследования, которые свидетельствуют как о фиксируемом антропогенном воздействии Байкальского ЦБК и прогнозах среднесрочных и отдаленных последствий этого воздействия, так и о существенных экологических рисках целлюлозно-бумажного производства.

Председатель научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал академик М.И.Кузьмин говорил о необходимости перепрофилирования БЦБК на встрече с Вами 1 августа 2009 года, а также в письме, направленном Вам 16 декабря 2009 года, в котором говорилось о недопустимости запуска БЦБК со сбросом сточных вод в Байкал.

Сброс сточных вод в Байкал необходим комбинату для производства беленой целлюлозы с применением хлорного отбеливания, т.е. с производственным циклом, разработанным БЦБК. В результате работы целлюлозно-бумажных предприятий с хлорным отбеливанием в качестве побочных продуктов образуются диоксины и хлорированные фураны. Их состав в сточных водах БЦБК имеет значительное сходство с составами диоксинов и хлорированных фуранов в почвах и донных отложениях, зоопланктоне, отловленном вблизи БЦБК. Диоксины найдены также в ряде живых организмов Байкала. При регулярном употреблении в пищу животных, в которых накапливаются диоксины, увеличивается канцерогенный риск для населения, что установлено на берегах водоемов, на которых расположено производство беленой целлюлозы с хлорным отбеливателем. В связи с этим научное сообщество категорически против запуска БЦБК со сбросом отработанных вод непосредственно в Байкал. За рубежом на аналогичных ЦБ предприятиях переходят на отбелку целлюлозы перекисью водорода и озоном.

Переход на такую технологию для БЦБК затруднителен, так как комбинат работает с использованием технологии, которая была разработана в начале 1960-х годов. Основное технологическое оборудование БЦБК, схема варки, промывки, отбелки, регенерации извести, подготовки древесины за более чем 40 лет практически не изменились. Мощность БЦБК мала сравнительно с мощностью передовых российских и зарубежных предприятий. При современной мощности БЦБК имеет низкую конкурентоспособность и на мировом, и на внутреннем рынках.

В водах, сбрасываемых БЦБК, отмечались высокие концентрации фенола, превышенные по отношению к ПДК для водных объектов, повышенное содержание хлорид -и сульфат-ионов. Отмечалось повышенное содержание ПХБ, источники которых до конца не ясны. Но самое главное, в окрестностях БЦБК присутствуют в воздухе высокие концентрации дурнопахнущих соединений двухвалентной серы – сероводорода, метилмеркаптана, диметилсульфида и диметилдисульфида. Запах меркаптанов отчётливо ощущается на расстоянии до 70 километров. БЦБК выбрасывает в сутки одну тонну дурнопахнущих веществ. Концентрации меркаптана в населённой части г. Байкальска превышали предельно-допустимую концентрацию в 10 и более раз. Это приводит к существенному дискомфорту для человека в самом городе и его окрестностях.

В соответствии с Государственным докладом «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2007 году» (Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Москва, 2008, таблица 1.4.11.1), доля объема выбросов в атмосферу Байкальским ЦБК от общего объема выбросов всеми источниками (включая предприятия, организации, ЖКХ и др.) в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории составляет 51%, аналогичный показатель по сбросам сточных вод – 86%, и по образованию отходов – 42%.

Значительные выбросы метилмеркаптана, диметилсульфида, диметилдисульфида отрицательно действуют на здоровье человека. Совместное влияние этих веществ вызывает значительные раздражающие действия на дыхательную систему, угнетает окислительно-восстановительные процессы, вызывает нарушения углеводного обмена, оказывает отрицательное влияние на состояние белковых молекул человека. Исследования показали неблагоприятное влияние этих веществ на репродуктивную функцию женщин. Сотрудники НИИ медицины труда и экологии человека ВСНЦ СО РАМН установили, что у женщин детородного возраста, испытывающих воздействие метилсернистых соединений, наблюдается повышенная частота осложнений во время беременности и родов. Установлены такие нарушения: патология плаценты, угроза прерывания беременности, возможность выкидыша (риск составляет 54-76%).

Комбинат расположен в зоне высокой сейсмической активности с возможными землетрясениями силой до 9-11 баллов по 12-бальной шкале Рихтера. Таким образом, при землетрясениях большой силы в Байкал из разрушенных ёмкостей могут попасть реагенты и отходы. При рассмотрении рисков необходимо иметь в виду возможность утечки жидкого хлора из ёмкостей, разрушение ёмкостей – хранилищ белого и чёрного щелока, нефтепродуктов, серной кислоты, а также прорыв ограждающих конструкций и поступление в Байкал накопленных отходов очистки сточных вод из шламонакопителей. Возможны и другие тяжелые экологические последствия.

Очевидно, целесообразно вспомнить заявление Президента В.В.Путина, когда он принял решение о переносе нефтяной трубы далеко на север. «Если есть хоть ничтожная доля опасности загрязнения Байкала, то мы, думая о будущих поколениях, должны сделать все, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить».

Следует заметить, что в период работы комбината, как отмечается в письме директора Департамента лесной и легкой промышленности Министерства промышленности и торговли РФ М.Ю.Клинова академику М.И. Кузьмину (от 19.01.2010 г.), производство целлюлозы на комбинате было экономически убыточным. Перед закрытием комбината 3.10.08г., по данным М.Ю. Клинова, предприятие ежемесячно получало до 80 млн руб. убытков. В связи с этим трудно надеяться, что БЦБК сможет формировать доходную базу областного и городского бюджетов.

Мы понимаем, что потерявшие работу жители г. Байкальска должны быть материально обеспечены вплоть до начала эксплуатации новых предприятий в городе. Средства, которые планируются в виде дотаций на возобновление производства целлюлозы на БЦБК, наверно, более рационально было бы направить на поддержку уволенных работников комбината и на перепрофилирование производства в г. Байкальске. В частности, превращение г. Байкальска в туристический центр сможет решить многие вопросы занятости населения города. Кроме того, в г. Байкальске возможно развернуть производство лекарственных препаратов из сибирской лиственницы, изготовление кремниевых солнечных батарей и модулей, другие производства, запланированные на ближайшие годы в Иркутской области. Наконец, производство бутилированной байкальской воды, которая так необходима для азиатского континента, в полном масштабе не может быть налажено, пока действует комбинат. Так же до его перепрофилирования нельзя решать вопросы создания привлекательных рекреационно-туристической и спортивно-оздоровительной зон в г. Байкальске.

Мы надеемся, что данные, которые приведены в этой записке, помогут принять правильное решение в отношении Байкала и жителей г. Байкальска.

 

ПИСЬМО В ЮНЕСКО

Генеральному директору ЮНЕСКО

г-же Ирине Боковой

Уважаемая госпожа Генеральный директор!

Я хочу выразить свое глубокое беспокойство по поводу принятия Правительством Российской Федерации Постановления №1 от 13 января 2010 г. «О внесении изменений в Перечень видов деятельности, запрещенных в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории». В результате введения в действие этого постановления Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату (БЦБК), как и любым другим предприятиям, официально разрешено сбрасывать в озеро Байкал токсичные сточные воды без каких-либо ограничений, а также складировать, перерабатывать и сжигать на его берегах любые отходы, даже самые опасные.

Озеро Байкал уникальный природный объект с точки зрения биологического разнообразия и крупнейший природный резервуар пресной воды на планете.

В 1996 г. Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО признал озеро Байкал объектом всемирного природного наследия. Байкал – одна из немногих территорий, включенных в Список всемирного наследия сразу по всем 4 критериям, которые используются для номинирования.

Решение о возобновлении работы БЦБК угрожает величайшему озеру мира непоправимым ущербом и уже вызвало широкий протест российской и зарубежной общественности.

Уважаемая госпожа Бокова, прошу Вас, как главу авторитетной международной организации, сделать все возможное для спасения уникального природного объекта, имеющего статус всемирного наследия.

Я уверен(а), что есть все возможности для отмены указанного Постановления Правительства РФ, а также создания необходимых условий для развития альтернативных производств и туристической отрасли в Байкальском регионе.

В прошлом, только благодаря активному вмешательству ЮНЕСКО, для человечества были сохранены такие уникальные культурные объекты, как пирамиды Гизы в Египте и археологические памятники города Дельфы в Греции. Сейчас в помощи ЮНЕСКО нуждается Байкал. Природное наследие не менее ценно для человечества, чем культурное, и если сейчас не остановить экологически, социально и стратегически необоснованные тенденции, мы сможем потерять одну из мировых жемчужин природы.

Увы, никакой реакции на все это не последовало. Более того, в середине марта В.В.Путин, выступая на расширенном заседании Попечительского совета Русского географического общества (РГО), фактически оправдал возможность сброса сточных вод в Байкал, ссылаясь … на еще большие сбросы в Иркутске, Ангарске и Гусиноозерске (естественно, не имеющие отношения к озеру, рассмешив тем самым экологов всей планеты). Надеемся, что те, кто «подставил» премьера, уже наказаны, но дело не в этом. На этом же заседании один из первых грантов суммой в 4,5 млн руб. был выделен РГО для исследований по Байкалу. Но грант не дошел до прибайкальских географов, застрял где-то в Москве и в итоге так и не был использован. А жаль, проблем, требующих решения, на Байкале хватает, в том числе и в связи с БЦБК (к примеру, ликвидация накопившихся в непомерном количестве твердых отходов комбината).

Не помогло и обращение к ЮНЕСКО. На 34-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО российская делегацию уверяла, что проблема загрязнения Байкала сбросами и выбросами БЦБК будет решена в течение 30 месяцев, что производство белёной целлюлозы с БЦБК на другое предприятие за пределами водосборного бассейна озера Байкал, что готовится Федеральная целевая программа по защите озера Байкал, которая предусматривает утилизацию и переработку накопленных промышленных отходов и альтернативное социально-экономическое развитие региона (на реализацию программы Иркутская область планирует получить в следующем году около миллиарда рублей). В итоге Комитет, можно сказать, мягко «пожурил» Россию за БЦБК и даже не стал вносить Байкал в список объектов Всемирного наследия, находящихся под угрозой. Как заявил исполнительный директор Гринпис России Сергей Цыпленков: «То, что члены Комитета пошли на поводу у российской делегации, говорит о том, что даже в таких уважаемых международных организациях политическая конъюнктура важнее уникальных природных объектов».

Как и следовало ожидать, не помог и Верховный суд России, ответив отказом на требование экологов признать незаконным постановление правительства, позволившее комбинату возобновить работу. Теперь разве что в Европейский суд по правам человека в Страсбурге обратиться…

Тем временем «Васька слушает, да ест». Комбинат уже, как и прогнозировалось, перешел к выпуску беленой целлюлозы с разомкнутым циклом, хотя этого даже злополучное Постановление не разрешало. Снова пошли в озера потоки загрязняющих веществ. Даже по данным собственного производственного контроля, поступление фенолов, скипидара, нефтепродуктов, формальдегида, метанола значительно превышают допустимые концентрации. Обнаружены нарушения и при выбросах в атмосферу, и по неуплате за загрязнение среды (только за 1 квартал 2010 г. – более 11млн руб.). В результате проверки Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой возбуждено 12 дел об административных правонарушениях.

Но и без этого менеджменту БЦБК не сладко: кредиторы одолели. Отчаявшись получить долги (сумма которых зашкалила за 1 млрд руб.), крупнейшие из них, прежде всего Альфа-банк, предлагают ввести внешнее управление для того, чтобы просто распродать имущество БЦБК по частям. Правда, управляющий БЦБК Сергей Решетников успешно бегал от суда, но не могло же это продолжаться вечно!

Впрочем, кто сейчас на самом деле управляет комбинатом – неясно. Напомним, что контрольный пакет принадлежал компании «ЛПК Континенталь Менеджмент» (50,27 % акций), принадлежащей холдингу «Базовый элемент» Олега Дерипаски. В апреле 2010 г. 25,07 % акций были проданы ООО «Инвестиционная компания Континентальинвест», в июне 2010 г. оставшиеся 25,2 % акций также перешли в управление этой компании. Таким образом, новым собственником БЦБК стала «Инвестиционная компания Континентальинвест». Скорее всего, это все своего рода декорации; но может, Дерипаска готовит вариант своего отступления от безнадежно обанкротившегося предприятия?

Иногда кажется, что и властные структуры готовятся признать свою ошибку. То выходит документ об исключении БЦБК из перечня стратегически важных предприятий (а кто в эту важность верил?), то Байкальск включается в федеральную программу по развитию моногородов, что позволит городу претендовать на выделение государственных средств в рамках новых проектов по строительству и модернизации объектов туризма и розлива байкальской воды (но какой может быть туризм и розлив при работающем комбинате?). А региональные власти с энтузиазмом поддержали заявление нового собственника комбината о переносе мощностей Байкальского ЦБК на площадку Тайшетского ЛПК. Правда, это будет только к 2014 году … К тому же, как верно отметила ученый секретарь научного совета по Байкалу СО РАН Ирина Максимова, связь тайшетского проекта с БЦБК надуманна: для замены мощностей комбината в Байкальске достаточно лабораторной установки мощностью 300 тысяч тонн в год, а не целого ЛПК, да и байкальчане в Тайшет не поедут.

И все же, все же …Вдруг что-то зреет (или уже созрело?) наверху, только проблема – как сделать «хорошую мину при плохой игре»? А ведь в начале сентября есть удобный момент – Байкальский экономический форум, да еще накануне Дня Байкала! Как прекрасно было бы сделать подарок всей планете!

7.8. СЕРИЯ ВОСЬМАЯ. БЦБК БУДЕТ ЖИТЬ ВЕЧНО? Сентябрь 2010 – март 2011 гг.

«Надежды юношей питают …». Очередной Байкальский форум благополучно прошел. Участникам пленарного заседания был представлен вариант проекта планировок Байкальска, предусматривающий, что город станет опорным в особой экономической зоне, а его. реализация сделает город и район более комфортным для проживания и туризма. Было заявлено, что Иркутская область представила в правительство РФ комплексный инвестиционный план развития и модернизации Байкальска до 2014 г., согласно которому область рассчитывает на общий объем финансирования Байкальска на пять лет в размере 14,7 млрд руб. А на «Круглом столе», посвященном экологическим проблемам региона, где мне довелось присутствовать, тема БЦБК почти не звучала. Лишь А.К.Тулохонов в своем, как всегда, эмоциональном выступлении об экологических бедах региона и равнодушии к ним Центра, упомянул и о комбинате как символе этого равнодушия. До выступлений общественных организаций, как обычно, не дошло …

А БЦБК продолжает работать. В его истории добавилось немало интересных эпизодов. Расскажем о нескольких из них.

О замкнутом цикле

Очередной «виток» не заставил себя долго ждать. 26 октября на совещании по вопросам стратегии развития Сибири В.В.Путин дал поручение соответствующим ведомствам совместно с правительством Иркутской области проработать вопрос о переводе в течение 2011 года Байкальского ЦБК на замкнутый цикл водооборота.. Приводим некоторые комментарии и прогнозы дальнейших событий

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев.Поручение председателя правительства РФ Владимира Путина подтверждает внимание правительства страны к развитию Приангарья, позицию по соблюдению экологических требований и защите природоохранной зоны озера Байкал. Поручение обязывает собственников комбината, имеющего сложную многодесятилетнюю судьбу, добиться такого уровня модернизации производства, чтобы воздействие на экосистему озера было минимальным. На рассмотрении рабочей группы, созданной при правительстве РФ и возглавляемой заместителем министра промышленности и торговли России Андреем Дементьевым, находится проект стратегии развития БЦБК. В рамках разрабатываемой стратегии планируется провести в течение 2011 года постепенное переоборудование производства беленой целлюлозы на замкнутом цикле водооборота. Сейчас прорабатывается вопрос о проведении процесса добелки целлюлозы в Китае, в рамках развития производства ведутся переговоры с научными кругами Приангарья по выпуску продуктов лесохимической линии. Планируется организовать переработку отходов шлам-лигнина по новой технологии.

Председатель иркутской региональной общественной организации «Байкальская экологическая волна» Марина Рихванова. Перевести БЦБК на замкнутый цикл водооборота невозможно. Такое решение Владимир Путин уже принимал в июле 2009 года. В сентябре БЦБК перешел на замкнутый водооборот, но не смог работать. Если все-таки в 2011 году комбинат снова переведут на замкнутый водооборот, сможет ли он работать? А если не сможет, закроют ли его? Считаю, что замкнутый водооброт невозможен. Но если все-таки комбинат переведут, надо разработать проект, в котором будет разработан план закрытия комбината, указаны источники теплоснабжения для Байкальска. Яена, что вероятность перевода комбината на замкнутый цикл очень низка. Во-первых, общество не может быть уверено, на каком обороте работает Байкальский ЦБК, потому что попасть на его территорию очень сложно, скорее невозможно. Во- вторых, оборудование старое. Под комбинатом собираются отходы и стекают в Байкал. В-третьих, в атмосферу все равно будут выбрасываться хлор и другие вредные вещества. Такой воздух приводит к усыханию лесов.

Гринпис. Можно только приветствовать это решение, призванное оградить Байкал от ядовитых стоков, а Россию от международного позора. Но остается ряд серьезных вопросов. Представляется маловероятным, что перевести БЦБК на замкнутый водооборот возможно в принципе. Один раз это уже пытались делать, и всем известно, каким громким пшиком все закончилось. БЦБК закрылся буквально сразу после торжественного ввода долгожданного водооборота. Нет никаких причин предполагать, что вторая попытка увенчается успехом. Возникают серьезные сомнения в оправданности серьезных затрат, которые потребует «экологизация» БЦБК. Он находится в состоянии «полутрупа». Огромные физические и финансовые ресурсы тратятся на то, чтобы он не развалился на глазах. При этом аварийные ситуации стали обыденным делом, и из-за крайней изношенности оборудования, некомпетентности руководства гибнут люди. Совершенно очевидно, что превратить комбинат в безопасный для Байкала объект невозможно физически. Как минимум, кроме стоков, нужно решать проблемы воздушных выбросов, накопления опасных отходов производства. Успешное их решение представляется крайне маловероятным. Так зачем искусственно продлевать «агонию», которая стоит России так дорого в финансовом и имиджевом смысле? На недавнем совещании в Байкальске, которое было посвящено перспективам развития города и региона Южного Байкала, представители городской и областной администраций, региональных и федеральных контролирующих органов, ученые, специалисты, общественники согласились, что сейчас БЦБК серьезно мешает цивилизованному развитию региона. Все больше авторитетных специалистов убеждаются – по сути дела комбинат не нужен ни городу, ни региону, ни стране. Есть конкретные, просчитанные учеными альтернативы БЦБК, которые могут стать залогом эффективного развития Байкальска, но они требуют внимательного отношения и определенной помощи в реализации. Гринпис и другие заинтересованные в сохранении Байкала экологические организации еще раз предлагают российским властям начать цивилизованное, конструктивное обсуждение проблемы БЦБК. Экологи уверены, что приемлемый для всех способ ее решения найти не так сложно, как представляется на первый взгляд.

 

О нормах загрязнения Байкала

Нет-нет, я не ошибся в заголовке. Речь в самом деле пойдет о попытке … узаконивании загрязнения великого озера. Пытаясь выполнить указание Председателя Правительства РФ, в Минпромторге РФ легко убедились, что выполнить его нельзя. Об этом говорит замминистра Андрей Дементьев (между прочим, член Совета директоров БЦБК) в официальном письме т 11.11.2010 № ДА-12153/19 на имя замести­теля председателя правительства Российской Федерации Игоря Сечина. В нем он подчеркивает, что анализ сложившейся ситуации показывает невозможность формирова­ние плана устойчивой работы БЦБК без решения проб­лем, возникающих в связи с существованием утвер­жденных нормативов предельно допус­тимых воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал и перечня вредных веществ, относя­щихся к категориям особо опасных, высокоопасных, опасных и умеренно опасных для уникальной экологичес­кой системы озера Байкал. Нарушение нормативов приводит к непомерным штрафам (до 200 млн руб. в месяц) для ОАО «Байкальский ЦБК».

Логика подсказывает, что если собственник не в состоянии обеспечить работу своего предприятия в соответствии с действу­ющей нормативной базой, то его предприятие не имеет права на суще­ствование. Но это не логика российских чиновников. Господин Дементь­ев, сравнив российские нормы (между прочем, разра­ботанные специально для защиты уни­кальной экологической системы Бай­кала !), с европейскими нормами для обыкновенных, в том числе и без того уже сильно загрязнённых водных объ­ектов, не стал скрывать своих пережи­ваний, конечно, не за судьбу Байкала, а за судьбу убыточного БЦБК. Он предложил … изменить в сторону послабления утверждённые нормативы для устране­ния возникших правовых коллизий и удобства работы предприятия, исполь­зующего устаревшие технологии.

А ведь еще в ноябре 2009 г. в Байкальске на пресс-конференции, посвященной работе «стратегическо­го семинара» по проблемам моного­родов, тот же Андрей Дементьев говорил журналистам о необходимости разработки программы ликвидации предприятия. Он публично обе­щал, что если будет принято решение о возобновлении его работы, то тут же будет ста­виться задач разработки программы ликвидации этого производства «...Речь не идёт сегодня о вы­пуске белёной целлюлозы. Поэтому мы будем вводить в эксплуатацию ре­жим замкнутого водооборота. При этом, т.е. даже при использовании сис­темы замкнутого водопользования, допускающей варку только небелёной целлюлозы, та бизнес-модель, кото­рая предложена руководством БЦБК, позволяет выйти на рентабельность». Как же легко меняются «компетентные мнения!».

Вот мнение по этому вопросу председателя пре­зидиума Иркутского научного центра СО РАН, академика Игоря Бычкова:

«Позиция Сибирского отделе­ния РАН по байкальской проблеме ос­таётся неизменной: Байкальскому ЦБК не место на Байкале даже в ре­жиме замкнутого водооборота. Тем более недопустимо давать комбинату разрешение на сброс стоков в озеро и на увеличение объёмов производства. Приостановку действия нормативов воздействия, с целью их уменьшения, счита­ем нецелесообразным и очень опасным для нашего региона. Нормы допустимого воздействия на экосистему Байкала, конечно, нуж­но дорабатывать, это очень большая исследовательская, на­учная работа, быстро её выполнить невоз­можно. Но отменять то, что существу­ет сегодня, чтобы оказаться в абсо­лютном правовом вакууме, это совсем уж бессмысленно».

О несовершенстве норм воздействия не раз говорил академик Михаил Грачев. Он указывал, что в производствен­ных стоках БЦБК есть целый спектр ве­ществ, на которые предельно допусти­мые концентрации вообще не установлены. Это делает их сброс, если соблюдать закон, недопустимым в принципе. Но они сбрасываются.

Есть здесь еще один нюанс. Вообще очень трудно проверить, что именно сбрасывает комбинат со стоками, в каком количестве, и укладываются ли стоки этого качества в законные нормативы. По удивительному российскому законодательству, плановую проверку сбросов может делать только Росприроднадзор, причем только один раз в год, да еще за три дня предупредив предприятие об этой проверке. А что помешает комбинату в это время организовать необходимое качество, даже если потребуется остановить для этого комбинат? Научных сотрудников на территорию комбината не пускают, общественные организации – тоже. Как узнать в этих условиях реальное воздействие комбината на уникальную экосистему озера – совершенно непонятно.

О письме Дементьева стало известно перед новым 2011 годом. Хорош новогодний подарок! Опять поднялась волна протестов экологической общественности, был организован митинг, совпавший с годовщиной пресловутого январского Постановления 2010 г. Не знаю, это ли подействовало, но реакции Сечина на письмо Дементьева не последовало, а сам чиновник был выведен из состава Совета директоров БЦБК. Попытка узаконивания загрязнения не удалась, но сбросы сточных вод с превышением существующих норм продолжались.

О загрязнении озера и правовом беспределе

Недавно стало известно о результатах исследований Института гео­химии СО РАН (при финансовой под­держке Гринпис), подтвердивших наличие очень опасных для здоровья органических веществ – диоксинов и родственных им соединений – в донных отложениях южного Бай­кала. Пробы донного осадка были взяты летом 2010 г. с помощью глубоко­водного аппарата «Мир-2» рядом с местом сброса стоков Байкальского ЦБК. Концентрации этих веществ очень низки, выявить их присутствие в каких-либо природ­ных средах могут, пожалуй, всего-то одна или от силы две лаборатории на всю нашу страну. Недавно из Уфы, из аттестован­ной лаборатории нужного профиля, в Иркутск поступили тревожные резуль­таты анализов. Причиной появления диоксинов в Байкале, по мнению учё­ных, является всё тот же БЦБК.

Михаил Кузьмин, директор Инс­титута геохимии, академик РАН, рассказал, что в этот раз ученые частич­но повторили исследования, прове­дённые в 1997 году Институтом эколо­гической токсикологии, который в то время ещё существовал в Байкальске. Тогда анализы выполнялись за границей. И они показали, что донные осадки вблизи комбината загрязнены диоксинами практически на порядок больше, чем в центральной части озе­ра (на Селенгинском мелководье) и на северном Байкале. Новые цифры со­держания этого опасного соединения в пробах, взятых с заглублением в осадок на несколько сантиметров, оказались сопоставимы с теми, что были зафиксированы 13 лет назад. А пробы, взятые сачком с самой поверх­ности донных отложений, оказались практически чистыми. Дело в том, что диоксины образуются только при про­изводстве белёной целлюлозы с ис­пользованием хлора. Учёные предпо­лагают, что поверхностный слой све­жих осадков мог остаться «чистым» как раз потому, что в последнее вре­мя комбинат какой-то период произ­водил небелёную целлюлозу, а потом более полутора лет и вовсе простаивал. В глубине же сохраняются естественным образом захороненные диоксины, сброшенные в озеро за всю пре­дыдущую историю существования комбината.

На основании анализов взятых пока только четырёх проб невозможно сделать полные и объективные выво­ды. Чтобы не допустить беды, необхо­димо детальное изучение сегодняш­него состояния и проведение систем­ного, постоянного контроля диокси­нов и родственных им соединений в Байкале. Но для этого Иркутскому на­учному центру необходим хромато-масс-спектрометр высокого разреше­ния, который стоит не менее 500 тыс. евро. Заявка на его приобретение по­дана в Сибирское отделение РАН.

Исследования стоков БЦБК провел и Лимнологический институт СО РАН. Он отби­рал пробы промышленных стоков из пруда-отстойника, завершающего систему очистных сооружений комби­ната, откуда сточные воды уже напрямую сбрасы­ваются в Байкал. В пробах были обнару­жены некоторые токсичные вещества, включённые в категорию особо опас­ных для уникальной экологической системы озера Байкал и сброс кото­рых в озеро недопустим в принципе. Да и концентрации распространенных веществ превышены: хлоридов – в 3,9 раза, нат­рия – в 4,7 раза, сульфатов – в 6 раз, нитрит-анионов – в 12,5 раза. Эти работы ЛИН СО РАН проводил в январе 2011г. совместно с главными контролирующими экологическими органами области – реги­ональными управлениями Росприроднадзора и Ростехнадзора, по заданию Западно-Байкальской прокуратуры. По данным этих ведомств, объемы разрешенных выбросов, например, фурфурола были превышены в 50 раз, сероводорода – в 223 раза, а лигниновых вещества -в 740 526 раз! Всего же средние концентрации загрязня­ющих веществ в сточных водах пре­высили установленные разрешением концентрации по 17 ингредиентам из 26 нормируемых.

По результатам этой проверки экологический обозреватель «Восточно-Сибирской правды» Георгий Кузнецов взял интервью у заместителя Западно-Байкальского прокурора Андрея Швецова. Вот некоторые выдержки из высказываний юриста о создавшейся ситуации.

– «Были проведены анализы, резуль­тат которых оказался не совсем хоро­шим для Байкала, но в целом достаточно ожидаемым, Все прекрасно знают, как влияет произ­водство целлюлозы на озеро. Особен­но в том плачевном состоянии, в котором оно нахо­дится в настоящий момент. По­добные нарушения выявляются не первый раз. Но руководство комбината никак не устраня­ет их, потому что подходит к этому формально. Ему дешевле заплатить штраф. Будем направлять иски в суд о понуждении их, чтобы они хоть как-то что-то где-то устраняли».

– «Кроме нарушения водного зако­нодательства и Закона «Об охране озера Байкал», имеются и нарушения законодательства в области охраны атмосферного воздуха. От источников отбельного цеха и цеха бе­лильных растворов в атмосферный воздух выбрасываются, в частности, хлор и двуокись хлора. Разрешения на их выброс в 2010 году не имелось».

– «В 2010 году Байкальским ЦБК плата за негативное воздействие на окружаю­щую среду не производилась. Общая задолженность составляет 26 705 604 рублей 37 копеек. И из 15 мероприятий по охране водного и воздушного бассейнов, указанных в плане, который они предъявляли нам во время прошлой проверки, не вы­полнено ни одного. Ни одного замечания не уст­ранили, не сделано ни-че-го!».

Таким образом, продолжая загрязнение озера, комбинат исхитрился не внести платежи даже за «плано­вые», т.е. допустимые законом загрязне­ния. И при этом он продолжает работать, никто за правовой беспредел не наказан. Трудно не согласиться с Г.И.Кузнецовым в том, что Байкальский ЦБК сможет войти в правовое поле только в том случае, если право­вое поле России будет специально и кардинально перекроено под сегодняшние возможности предприятия.

О «финансовом оздоровлении»

Увы, не оправдываются надежды и на так называемое «внешнее управление», введенное в прошлом году из-за глубокого банкротства комбината. Напомним, суммарные требования кредиторов на декабрь 2010 года составляли 1,71 млрд ру­блей, основные кредиторы – «Альфа-банк» и «Базо­вый элемент», причем Альфа-банк» аккумулировал более 51% задолженности БЦБК. На прошедшем недавно собрании контролирующих Байкальский ЦБК кредиторов целлюлозно-бумажного комбината принято решение провести процедуру финансового оздоровле­ния предприятия. Что же это означает в глазах банкиров? Подразумевается вывод первой производственной линии мощностью 100 тыс. тонн беле­ной вискозной целлюлозы в год на 100%-ную загрузку (на данный мо­мент линия загружена на 70%), А с октября 2011 года – запуск ныне простаивающе­го второго технологического потока мощностью 100 тыс. тонн небеленой целлюлозы в год.

Понять банкиров, наверно, можно: они просто хотят вернуть свои немалые деньги. Экологические и этические проблемы их не волнуют. Поэтому в их планах и стоит запуск комбината фактически на полную мощность на долгое время, как минимум – на полтора –два года, т.е. до 2013 г. Надеются они и на получение каких-нибудь средств из федерального бюджета, и не без оснований – ведь 49% комбината по-прежнему принадлежит государству (Росимуществу).

Так что, все сопротивления бесполезны, и комбинат снова заработает на полную мощность? Мнения экспертов по этому поводу различны.

Марина Рихванова, сопредседатель «Байкальской экологической волны: Собственникам БЦБК надо получить какие-то льготы, поскольку решение о запуске комбината дает возможность реструктуризации долга, какие-то преференции, возможность получить из федерального бюджета какие-то деньги. Но это предприятие невозможно эксплуатировать, нецелесообразно. Требуется проверка его технического состояния. На комбинате происходят несчастные случи, гибнут люди, оборудование не работает. Например, отходы – шлам-лигнин – не складировали по технологии, потому что была сломанная специальная техника. Думаю, если закрыть глаза на состояние комбината, на послед­ствия запуска, на закон, тогда, да – возмо­жен запуск на полную мощность.

Юрий Фалейчик, председатель комите­та по экологии и природопользованию Зако­нодательного собрания Иркутской области:

На полную мощность в замкнутом режиме комбинат работать не сможет. Там 15-20% мощности «съедает» необходимость исполь­зования воды в замкнутом режиме водообо­рота. Кроме того, в замкнутом водообороте нет 100% очистки для хлорсодержащих реа­гентов, поэтому речь может идти только о вы­пуске небеленой целлюлозы. Может ли в этих условиях предпри­ятие пройти через процедуру финоздо-ровления? Да, вполне возможно. Сегодня рынок небеленой целлюлозы дефицитен, спрос высокий. Можно ли верить в план внешнего управления? Я сам себе отве­чаю: почему бы и нет?

Закрывать или нет БЦБК? Моя позиция всегда была таковой, что до тех пор, пока в Байкальске не смоде­лирована целостная система занятости на­селения (либо особая экономическая зона, либо другие проекты по замещению занято­сти), комбинат останавливать нельзя. Я хо­тел бы пожелать разработчикам ОЭЗ, чтобы их работа была успешной, и они предложи­ли проекты занятости населения. Но пока таковых нет. А как только такие проекты появятся, тогда можно будет ставить вопрос о закрытии комбината.

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев:

Без понимания перспектив рабо­ты комбината мы не можем быть уве­ренными, что инвесторы захотят реги­стрироваться в качестве резидентов особой экономической зоны туристско-рекреационного типа

Академик Игорь Бычков:

Главная сегодняшняя проблема БЦБК и Байкала обус­ловлена отсутствием утверждённой правительством чёткой, ясной прог­раммы реорганизации БЦБК и ликви­дации накопленного экологического ущерба с указанием конкретных ис­полнителей и сроков её исполнения, с определением надёжных источников финансирования.

Академик Михаил Кузьмин:

Байкальский комбинат несёт наибольшую и наибо­лее реальную угрозу для уникальной экологической системы Байкала. Вопрос о его перепрофилировании откладывать недопустимо. Решение необходимо принимать в ближайшее время. Но госу­дарство, владеющее почти полови­ной пакета акций БЦБК, учёных не слышит. Поэтому агонизирующее от старости предприятие, использую­щее технологии середины прошлого века, продолжает бессмысленно ды­мить и сбрасывать ядовитые стоки в участок Всемирного природного нас­ледия под пафосные разговоры о всеохватных модернизациях, новаци­ях и нанотехнологиях..

Послесловие к главе

Итак, всем известно и понятно, что:

– размещение БЦБК на байкальских берегах было крупной ошибкой, которую давно надо было исправить;

– пред­приятие, использующее технологии середины прошлого века, не может со­ответствовать современным требова­ниям природоохранного законодатель­ства и будет продолжать загрязнять Байкал;

– комбинат, бессмыслен­но реанимированный после полутора лет естественной смерти, не способен обеспечить ни экономическую, ни соци­альную стабильность в Байкальске;

– БЦБК тормозит развитие обширной территории южного Прибай­калья, отпугивая серьёзных инвесторов дурной славой и непередаваемыми ароматами;

– владельцы комбината – как частные компании и банки, так и конкретные «физические лица», – тратить милли­оны или миллиарды на обеспечение экологической безопасности Байкала не собираются;

– управляющие структуры разных уровней и определяющие их политику «первые лица» своими противоречивыми действиями «вокруг БЦБК» уже нанесли немало вреда авторитету и имиджу и государства, и своему лично, причем в глазах как своего населения, так и мировой общественности.

И что же дальше?

Так получилось, что я заканчиваю текст этой главы и всей книги 1 апреля. «Первого апреля – никому не веря …». Как бы хотелось, чтобы весь этот сериал показался придумкой, глупой шуткой. Пусть, пока книжка будет издаваться, это все станет только историей, и на байкальских берегах все начнется «с чистого листа»!

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Экологическое путешествие по планете Земля, России, Байкальскому региону закончилось. Спасибо тем читателем, кто дошел до финиша вместе с автором и разделил с ним боль и тревогу за современное состояние природы и общества.

Сплести в единую ткань книги три авторских обличья оказалось непросто. Доктор наук старался аргументировано доказать свои суждения, привлекая для этого, хотя и в упрощенном виде, фрагменты из своих научных работ. Думается, что эти части книги заинтересуют специалистов. Профессор представлял, что он читает лекции студентам или выступает перед массовыми аудиториями. В связи с этим в книге немало разделов, популярно рассказывающих, например, о свойствах озона, парниковом эффекте, особенностях водных ресурсов или концепции устойчивого развития. Для любознательного читателя и предназначен краткий перечень рекомендуемой литературы. Наконец, руководитель экологических общественных организаций и издатель экологической газеты откровенно выражал свою гражданскую позицию, что, собственно говоря, он и делал всю жизнь. Насколько удалось слить все эти потоки в единую научно-популярно–публицистическую реку – судить вам.

Эти завершающие книгу строки пишутся в марте 2011 года – в трагические дни японской катастрофы. Землетрясение и цунами, вызвавшие техногенную катастрофу на атомной станции Фукусима, наглядно продемонстрировали всему человечеству, насколько хрупка и уязвима наша маленькая планета. События развивались по классической экологической цепи «воздействие – изменения – последствия», а его ЭХО – как физическое, так и экологическое, экономическое, политическое – уже оббежало вокруг нашего шарика, и аукнется, увы, еще не один раз.

События такого масштаба пока, к счастью, обходят Россию. Но и у нас уже была катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, и хватает других негативных последствий, только о некоторых из которых рассказано в этой книге. И это известно всем.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев:

К сожалению, на протяжении последних практически ста лет вопросы охраны окружающей среды находились на обочине внимания государства.

Президент РФ Дмитрий Медведев:

Нам необходима единая государственная политика в области экологии. Попытка решить экологические проблемы за счет разрозненных действий ни к чему не приведет.

На том же майском (2010г.) заседании Госсовета страны, где прозвучали эти слова, были озвучены очередные планы коренных изменений в сфере природоохранного законодательства и практических действий. Но пока немногое удалось осуществить …

Впрочем, не хочется заканчивать текст на печальной ноте. Всегда остается надежда на мудрость наших руководителей, социальную ответственность бизнеса, наконец, на коллективный разум человечества.Если эта книга кого-то заставит задуматься, в ком–то разбудит совесть, а кто-то вступит в ряды активных защитников природы своей местности – автор будет вполне удовлетворен.

Я глубоко признателен коллегам по Институту географии им. В.Б.Сочавы СО РАН, в первую очередь Леониду Безрукову, с которыми я прошел немало экспедиционных дорог и при помощи которых родилась эта книга. Большое спасибо иркутскому журналисту Георгию Кузнецову, согласившемуся быть моим соавтором. Огромная благодарность родным и многочисленным друзьям за моральную поддержку и ценные советы – без вас этой книжки просто бы не было!

 

Рекомендуемая литература

  1. Акимова Т.А., Мосейкин Ю.Н. Экономика устойчивого развития / Учебное пособие. – М.: Экономика, 2009. – 430 с.
  2. Безруков Л.А., Густокашина Н.Н., Никольский А.Ф., Балыбина А.С. Воздействие Ангарского каскада ГЭС и водохранилищ на климат, хозяйство и население Иркутской области // Проблемы комплексного использования водных ресурсов ангарских водохранилищ. – М, 2000. – С.69 -80.
  3. Безруков Л.А., Корытный Л.М. Роль территории Сибири в экономическом развитии Сибири // География и природные ресурсы. – 2009. – №3. – С.22-30.
  4. В защиту науки. Бюллетень № 6 Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. М.: Наука, 2009. – с.
  5. Глазырина И.П. Природный капитал в экономике переходного периода. – М.: НИА-Природа, РЭФИА, 2001. -204 с.
  6. Горшков С.П. Концептуальные основы геоэкологии / Учебное пособие. – Смоленск, 1998. – 448 с.
  7. Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Лосев К.С. Экологическая безопасность. Общие принципы и российский аспект / Учебное пособие. – М.: МППА БИМПА, 2007. – 288 с.
  8. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Потребление воды: экологический, экономический, социальный и политический аспекты. – М.: Наука, 2006. – 221 с.
  9. Корытный Л.М. Реки Красноярского края. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1991. – 157 с.
  10. Корытный Л.М. Бассейновая концепция в природопользовнии. – Иркутск: Изд-во Института географии СО РАН, 2001. – 163 с.
  11. Корытный Л.М., Жерелина И.А. Международные речные и озерные бассейны Азии: конфликты, пути сотрудничества // География и природные ресурсы. – 2010. – № 2. – С. 11 -19.
  12. Лукьянчиков Н.Н. О будущем современного мира и России. М.:: Экономика, 2010.
  13. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. – СПб, 1995. – 464 с.
  14. Рященко С.В., Богданов В.Н., Романова О.И. Региональный анализ рекреационной деятельности. – Иркутск: Изд-во Института географии СО РАН, 2008. – 143 с.
  15. Савельева И.Л. Минерально-сырьевые циклы производств Азиатской России: региональные черты становления и развития. – Новосибирск: Изд-во СО РАН,2007. – 274 с.
  16. Устойчивое развитие: проблемы и перспективы / Серия, тома 1 – 4. – М.: Товарищество научных изданий КМК.
  17. Фрумин Г.Т. Геоэкология: реальность, наукообразные мифы, ошибки, заблуждения / Учебное пособие. – СПб.: Изд. РГГМУ, 2006. – 122 с.
  18. Яншин А.Л., Мелуа А.И. Уроки экологических просчетов. – М.: Мысль, 1991.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Корытный Леонид Маркусович | Источник(и): Эхо эколого-экономических скандалов - Издательство СО РАН. 2011 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Книги | Иркутская область | Библиотека по теме "Природа. Экология"