Эхириты

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Автор: Неизвестен
Чингисхан
Чингисхан
Автор: Неизвестен
Источник: Архив Иркипедии
Автор: Не известен
Источник: abdullin.blogspot.com
Автор: Не известен
Источник: abdullin.blogspot.com

Эхириты — одно из четырех основных бурятских племен.

Родословная в легендах

Родословная эхиритского племени обычно начинается с героя по имени Эхирит. Согласно легенде, он родился от пестрого налима и береговой щели Байкала. Эхирит имел одного сына - Зонхи. У Зонхи было четверо сыновей: Хуудаг Сагаан, Шоно, Абзай и Хэнгэлдэр. Наиболее многочисленное ответвление эхиритов идет от Хэнгэлдэра, который нередко называется сыном Хэрхэлдээ и, следовательно, внуком Зонхи. У Хэнгэлдэра было по одним данным трое, по другим-пять сыновей. Довольно крупными родами были Шоно, Буура, Хамнагадай, Хадаалай, Ользонов, Баяндай, Абзай.

Расселение родов, относимых к племени эхиритов

Первоначальное ядро эхиритов занимало степные участки на территории современного Качугского, Баяндаевского и Эхирит-Булагатского районов – верхний участок долины реки Лены (Зулхэ), ее притоков Анги, Манзурки, Куленги, среднюю и верхнюю части долины реки Куды и бассейн реки Мурин от устья до истоков. С ростом населения, в связи с межродовыми конфликтами, столкновениями с эвенками из-за охотничьих угодий, а также из-за периодических засух, в результате которых скот оставался без корма, началось миграционное движение на свободные территории Ольхонского и Баргузинского районов и в дельту р. Селенги. Здесь первые поселенцы также столкнулись с эвенками, а позднее происходили стычки старых и новых жителей из-за пастбищ.

В дельте реки Селенги поселились роды: Хэнгэлдэр, Абазай, Баяндай, Балтай, Бахай, Буровский, Олзон, Хадалай, Шоно.

На острове Ольхон – Баяндай, Хэнгэлдэр, Харбатов (ответвление Хэнгэлдэр), Шоно.

Побережье Байкала от Бугульдейки до Онгурена и материковые степи занимали Хэнгэлдэр и ответвления самого многочисленного рода – Шоно, устье р. Сармы – Баяндай.

В долине р. Лены и ее правого притока Анги жили Баяндай, Басай, Хадалай, Хэнгэлдэр, Шоно. Вниз по Лене Шоно проникают до Тутуры и Усть-Кута. Верхнее и среднее течение левого притока р. Лены – р. Куленги – занимает Олзон. Долину р. Манзурки занимают Абазай, Балтай, Шоно и Хэнгэлдэр.

В среднем и верхнем течении р. Куды проживают Абаганаты, Абазай, Буровский, Олзон, Тогто, Хадалай, Хэнгэлдэр.

По реке Мурин – Абазай, Баяндай, Басаев, Олзон.

В междуречье Мурина и Манзурки – Абазай, Баяндай, Буровский, Хадалай, Хамнагадай, Хэнгэлдэр.

За пределами своей основной территории проживания отдельные роды Эхиритов, точнее их ответвления, находятся; в среднем течении долины р. Иды Боханского района – род Шоно; в долине р. Осы (Осинский район) – Буров, Хамнагадай, Хэнгэлдэр; на р. Зиму ушли, вероятно, еще в XVI веке Ашабагаты, расселившись на участке долины от современного города Зима до села Барлук.

Современные эхириты в основном проживают в Эхирит-Булагатском и Баяндаевском районах, Ольхонском, Качугском, Боханском и Осинском районах Иркутской области. Также эхиритские роды можно встретить на территории Селенгинского, Кабанского и Усть-Баргузинского районов республики Бурятия.

История племени эхирит согласно «Сокро­венному сказанию монголов»

Некоторый свет на средневековую исто­рию племени эхирит проливают упомина­ния о его представи­телях эпохи Чингис­хана в параграфах 120,129, 141 «Сокро­венного сказания монголов», из кото­рых видно, что они принимали достаточ­но заметное участие в политической жиз­ни монгольской степи во второй половине 12 века, т. е. в пери­од, непосредственно предшествовавший созданию Великого Монгольского Улуса.

В параграфе 129 говорится о том, что в то время, когда Чжамуха готовился внезапно напасть на курень Чингисхана, «пришло такое известие от Мул­хе-Татаха и Боролдая из племени икирес:

«За убийство своего млад­шeгo брата Тайчара Чжамуха ре­шил воевать с Чингисханом. Чжа­даранцы во главе с Чжамухою объединили вокруг себя тринад­цать племен и составили три тьмы войска, которое переправляется через перевал Алаут-Турхаут и со­бирается напасть на Чингисхана ... »

Далее говорится, что по получе­нии этого известия Чингисхан ус­пел подготовиться к сражению и во всеоружии встретился с войсками Чжамухи. Последний, хотя и выиграл сражение, окончательно разгромить Чингисхана не смог.

Тому удалось сохранить свои силы, запершись в одном из гор­ных ущелий. Крайне раздосадован­ный этим, Чжамуха «приказал сва­рить в семидесяти котлах княжи­чей из рода чонос...». Здесь необ­ходимо некоторое уточнение. В из­данном в 1990 году в Бурятском книжном издательстве «Сокровен­ном сказании монголов» в перево­де Козина под словом «чонос» есть сноска: «Ср.: у ойратов есть кость чонос и чарос». Это, по существу, ошибочное предположение, так как ойраты здесь ни при чем и совер­шенно непонятно в таком случае, за что же Чжамуха вдруг подверг жесточайшей казни семьдесят мо­лодых ойрат. Автор сноски, по-ви­димому, не подозревая, что «чонос» или то же самое слово в един­ственном числе «чоно»-«шоно» есть не что иное, как название одного из родов племени эхирит или ики­рес — в переводах русских монго­ ловедов, — ищет элементарного созвучия в наименованиях групп, не имеющих никакого отношения к рассматриваемому здесь собы­тию. В данном же случае речь идет о роде чоно племени икирес и все вполне укладывается в простую ло­гическую схему по ходу повество­вания: эхириты Боролдай и Мул­хэ-Татаха предупредили Чингисха­на о коварном замысле Чжамухи и тем самым помешали последне­му уничтожить первого. Чжамуха же, разгневавшись на Боролдая и Мулхэ-Татаха за эту помеху, в от­местку повелел казнить юношей из рода чоно племени эхирит. По обычаям того времени подобная месть, когда за деяние соплемен­ника перед «истцом» отвечает лю­бое лицо данного племени, дан­ной крови, было явлением обычным. За отобранную у меркита Чи­леду невесту Оэлун его соплемен­ники через два десятка лет похити­ли жену Тэмуджина Борте, отдали ее младшему брату Чиледу Чильгир Бухэ и считали, что свели счеты. За погубленных своих соплеменников - хана Амбагая, Ухин-Бархага, Есу­гея и других - монголы отомстили, ничтоже сумняшеся, истребив все взрослое мужское население татар. Также и тут: за враждебное деяние эхиритов Боролдая и Мулхэ-Татаха Чжамуха считает справедливым каз­нить их единоплеменников - семь­десят эхиритских юношей из рода чоно.

Далее возникает любопытный вопрос: почему эхириты Мул­хэ-Татаха и Боролдай, будучи в ставке Чжамухи, решили вдруг предупредить Чингисхана об опас­ности? Ведь последующая реакция Чжамухи наглядно показывает, на какой риск они шли, и они не мог­ли не понимать этого. В те време­на чуть ли не единственным побу­дительным мотивом в подобных си­туациях могла быть родственная связь, культ которой пронизывал все нормы морали и нравственности, если не считать единичные случаи клятвенных обязательств побратим­ства и т.п. Но В «Сокровенном ска­зании» нигде не говорится, что Чин­гисхан имел побратимов среди ики­ресов, как, например, говорится о том, что его отец Есугей имел по­братима Тогорила из кереитов и что сам Чингисхан имел побратима Чжамуху из чжадаран. Если бы та­ковые имелись среди икиресов, то это, несомненно, было бы отмече­но в качестве пояснения тут же, в параграфе 129 или отражено в пре­дыдущих главах. Но этого нет. Без веской причины Мулхэ-Татаха и Бо­ролдай не стали бы рисковать для Тэмуджина, тем более что положение того, только начинающего со­бирать отцовский улус, было в тот период достаточно зыбким и шат­ким по сравнению с положением того же Чжамухи, повелителя одно­го из мощнейшего в Монголии пле­мени. Альтруизм в обществе того времени не был популярен.

Не считали ли Боролдай и Мул­хэ-Татаха Чингисхана своим род­ственником, хотя и дальним? Воп­рос этот нам кажется не таким уж праздным, если вспомнить имя и историю первопредка Чингисхана Буртэ-Чино. Как мы уже отметили, чино - название эхиритского рода. Вообще, у монголов существует та­кая традиция в родоплеменной номинации, когда на первом месте стоит имя собственное или назва­ние более узкой родственной груп­пы, а следом — название всего рода или племени, как указание на принадлежность первого к после­днему. Например: кият-борджигины, увас-меркиты, хаат-меркиты и т.д. У поздних эхиритов подобным же образом составлены названия родовых групп: шубтхэй-шоно, тумен­тэй-шоно, оторшо-шоно, борсой­ шоно и т.д. Первые части этих ро­довых наименований первоначаль­но были именами собственными. Не является ли и случай с Буртэ-Чино повторением этой же традиции, только более раннего исторического периода? Буртэ-Чино переплыл внутреннее море Тенгис и поселил­ся на Ононе. Если внутреннее море Тенгис - это озеро Байкал, то Бур­тэ-Чино вышел из земель, которые являются исконной прародиной эхи­ритов. По легенде Эхирит появился из волн Байкала и от него пошли потомки с тотемом «пестрый на­лим». «Пестрый налим — отец наш, береговая расщелина — мать наша», так говорят в своих призываниях эхиритские шаманы.

Буртэ-Чино является предком Чингисхана в двадцать втором по­колении и если временную продол­жительность одного поколения из­мерять общепринятым в историографии отрезком в 25 лет, то он жил за 450 лет до своего великого по­томка. Это рубеж VI - VII веков, время господства тюрков. В Прибайкалье в этот период власть, так же как и повсюду, взяли тюрки-курыкане, монголам там стало неуютно и впол­не понятно то, что Буртэ-Чино по­кидает родину и переселяется на Онон, где тюрок было поменьше, а монголов побольше и власть тюрк­ского кагана доходила сюда в ос­лабленном виде.

Позже, во времена возвыше­ния в Центральной Азии мон­голоязычных киданей, эхири­ты вернулись на исконные свои зем­ли в Прибайкалье и вытеснили ку­рыкан на север, в Якутию. Скорее всего, не все эхириты первоначаль­но уходили отсюда на Онон, как Бур­тэ-Чино. Оставшиеся, согласно ут­верждению профессора Н.П.Егуно­ва, участвовали в уч-курыканском племенном союзе. И не все эхири­ты позже вернулись с Онона обратно. Но факт ухода был, так как «Со­кровенное сказание» зафиксирова­ло присутствие их в большом коли­честве на Ононе: как минимум семьдесят юношей сайтов из одно­ го только рода чоно. Как минимум - потому что в тексте говорится о семидесяти котлах (см. выше), а сколько в них умещалось людей, можем только догадываться, коли­чество их могло быть и двойное и тройное. Но в любом случае, если говорится о не менее чем семидесяти сайтах, не говоря о рядовых сородичах, которых обычно бывает во много раз больше, и представи­телях других родов, то эхиритов на Ононе во второй половине 12 века было внушительное количество, тем более что они несколько раз упо­минаются наряду с другими племе­нами в «Сокровенном сказании». И факт возвращения части их в При­байкалье в XI веке был в достаточ­но массовом порядке, о чем говорится, например, в археологичес­ких материалах академика А.П.Ок­ладникова по Прибайкалью. О том, что вернулись именно эхириты, а не другие монгольские племена, гово­рит вся позднейшая история Буря­тии: тут мы наблюдаем не киданей, не татар, а именно эхиритов совме­стно с булагатами, но о последних мы здесь не говорим - это тема другого разговора.

Из сказанного здесь можно сделать следующее, на наш взгляд, достаточно обоснованное предположение: дальний предок Потрясателя Вселенной, а также многих монгольских родов: хатагин, салчжиут, бугунот, бельгу­ нот и т.д. — Буртэ-Чино по проис­хождению был эхиритом рода шоно. В пользу этого говорят: а) имя рода Буртэ-Чино - аналог Борсой-Шоно, Оторшо-Шоно и т.д.; б) место его происхождения - западная сторона Байкала, исконная прародина эхи­ритов; в) странное сочувствие к по­томку Буртэ-Чино со стороны эхи­ритов Боролдая и Мулхэ-Татаха, ко­торое автор «Сокровенного сказа­ния» никак не объясняет, возможно, полагая, что читателю и так понятна первопричина этого явления, тем более что это произведение было адресовано не широкой публике, а исключительно представителям рода Чингисхана - «Нюуса Тобшо» - «Тай­ная история».

Само племя эхирит очень древ­нее по происхождению и корни его теряются в глуби веков матриарха­та. Недаром родоначальницы эхири­тов и булагатов - две старухи-шаманки, что говорит о господстве в родах и племенах лиц женского пола. Фантастичность появления на свет Булагата и Эхирита — одного от сивого пороза, другого от пестрого налима и береговой расщелины ­ здесь может говорить лишь о край­ней древности данного события. Ког­да в памяти людской уже не сохра­нились реальные факты, связанные с их происхождением, пустоту при­ходится заполнять вымыслом. Про­исхождение рода Чингисхана, не­смотря на достаточную древность ­ 6-7 века, выглядит значительно бо­лее реалистично. Если бы эхириты и булагаты отсчитывали свое происхождение хотя бы примерно с этого времени, то объяснение появления их первопредков не было бы столь туманным и загадочным. Твердые правила отцовского рода - патриархата - обеспечили бы со­хранность конкретных имен их предков, что мы наблюдаем в более поздние времена.

Легенда о происхождении Эхирита и Булагата, где главную роль играют женщины, должна была появиться в эпоху глубокого матриархата, т.е. в ка­менном веке, и просуществовать достаточно продолжительное вре­мя в условиях господства материнского рода, чтобы успеть зак­репиться в сознании народа как неоспоримый, неподлежащий сомнению факт и затем пройти тысячелетний путь в условиях патриархата и сохраниться до наших дней. Иначе, если бы она появи­лась в более позднее время, в эпоху господствующего патриар­хата или даже на пороге его, интерпретация главенствующей роли в происхождении племен была бы пересмотрена в пользу мужчин, а шаманки Асухэн и Ху­сухэн были бы забыты или оттес­нены на второстепенный план.

Если патриархат в степях Цен­тральной Азии окончательно ук­репился около 1 тысячи лет до нашей эры, в эпоху плиточных мо­гил, то в Прибайкалье, которое на порядок отставало в своем ис­торическом развитии от степной полосы, патриархат мог наступить в период хуннского господства. Продолжительное присутствие здесь хуннской государственной системы не могло не ускорить ход общественного развития прибай­кальских аборигенов и вместе с тем смены материнского рода от­цовским. До этого времени, т.е. до наступления нашей эры, и можно, на наш взгляд, предполагать происхождение эхиритов и булагатов. Эпос «Гэсэр», который почти полностью является отра­жением идеологии патриархата, в основном сформировался не позже чем в хуннское время, если иметь в виду, что в своих самых архаичных вариантах - эхирит-бу­лагатских - он не имеет отраже­ния классовых отношений и частной собственности, связанной с ведением скотоводческого хозяй­ства, что уже было развито при курыканах. А происхождение пле­мен эхирит и булагат имело мес­то значительно раньше появления эпоса «Гэсэр».

Ссылки

  1. Бурятия : газета. — 7 августа 2002. — № 143 (2798)

  2. Евгений Хамаганов Бурятские племена // Мир Байкала : сайт.

  3. Первые красавицы округа живут в Эхирите // Окружная правда : газета. — 7 июля 2005.

  4. Станислав Гурулёв В индейцах течет сибирская кровь // Гурулёв.ru : сайт.

  5. Эхирит-Булагатский район - земля шаманов и степных напевов // Копейка : газета. — 10 сентября 2004.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Усть-Ордынский бурятский округ | Иркипедия | Буряты | Эхирит-Булагатский район