Древний мир. Гипотеза об апокалипсисе на Байкале

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
На Байкале древнему человеку было не прожить. На стоянках мы находим кости нерпы. Но охота на нее возможна только весной, ни зимой, ни летом нерпу гарпуном или копьем не добудешь! Поэтому есть предположение: люди не жили постоянно в этих местах, они приходили сюда на пару месяцев половить рыбу или нерпу, а потом уходили в тайгу. В лесу легче прокормиться. Поэтому-то и нет в этих местах захоронений.
На Байкале древнему человеку было не прожить. На стоянках мы находим кости нерпы. Но охота на нее возможна только весной, ни зимой, ни летом нерпу гарпуном или копьем не добудешь! Поэтому есть предположение: люди не жили постоянно в этих местах, они приходили сюда на пару месяцев половить рыбу или нерпу, а потом уходили в тайгу. В лесу легче прокормиться. Поэтому-то и нет в этих местах захоронений.
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Иркипедия
Источник: Иркипедия
Источник: Архив Иркипедии

В течение полутора тысяч лет в эпоху неолита на земле Прибайкалья не появилось ни одного захоронения

Был ли апокалипсис на Байкале в эпоху неолита? Если был, то какой? Канадский археолог Анджей Вебер утверждает, что за полторы тысячи лет возле Байкала не предали земле ни одно тело. А раз не было мертвых, то не было и живых. "5500 лет назад здесь случилась какая–то катастрофа! Апокалипсис!"  утверждает Вебер. Иркутский археолог, специалист по неолиту Николай Савельев с этим не согласен: просто древние люди стали хоронить своих покойников иначе. Видимо, произошло переселение народов, пришли другие племена с иной культурой и стали хоронить мертвых каким–то новым способом: оставлять на съедение диким зверям, пускать по реке в лодке, помещать покойников в лабазах на деревьях. Могил почти полторы тысячи лет действительно не было. А стоянок  полно. Очаги кто–то разжигал, кто–то охотился на косуль и оленей, бил нерпу и ловил красную рыбу!

Канадец верит в апокалипсис

Итальянская газета La Stampa опубликовала статью журналиста Габриэле Беккариа об апокалипсисе на Байкале. Интервью газете дал Анджей Вебер – канадский археолог, который уже десять лет ведет раскопки совместно с нашими археологами по программе Baikal Archeological Project. По словам Вебера, катастрофа, имевшая место в Сибири 5500 лет назад, унесла с собой жизни целого народа охотников и рыболовов.

В интервью итальянской газете Анджей Вебер утверждал, что многочисленный народ охотников–кочевников, проживавший в то время на берегу озера Байкал, неожиданно исчез, вероятно, по причине резкого изменения климата.

"Мы пытаемся понять, какие резкие климатические изменения произошли приблизительно 5500 лет до Рождества Христова: они кажутся очень похожими на те, которые мы наблюдаем сегодня", – сказал Анджей Вебер, археолог, изучающий неолит. Он предположил, что охотники–кочевники могли стать жертвой внезапного повышения температуры наподобие парникового эффекта, в результате которого высохли равнины, резко сократилось поголовье тюленей и оленей, упал уровень воды в озере Байкал. Невинные жертвы: у них, похоже, не было времени, чтобы разрушить окружающую среду, как у индейцев майя с Юкотана или у полинезийцев с Рапа–Нуи (остров Пасхи), и потому их внезапная гибель становится еще более пророческой для нас, безнаказанно выбрасывающих в атмосферу углекислый газ.

Иркутские учёные — против

– Заявление Вебера сродни вашим журналистским технологиям: важно сказать! Важно придумать сенсацию! А потом пусть разбираются: было это или не было. Я 40 лет в экспедициях, занимаюсь эпохой неолита и ни разу не видел намеков на вселенскую катастрофу, – рассказал нам Николай Александрович Савельев, кандидат исторических наук, заведующий лабораторией археологии, палеоэкологии и эволюции человека при кафедре истории ИГУ. – Никто никуда внезапно не исчезал. И даже если была какая–то климатическая катастрофа, она не могла убить всех древних людей. Люди – это такие существа, что их трудно истребить всех до одного. Кто–нибудь где–нибудь все равно останется. С тем, что были отдельные изменения климата, я согласен, с тем, что один древний народ сменил другой, – тоже. Но в эпоху неолита на Байкале не было периода в полторы тысячи лет, когда бы здесь не обитали люди. Люди здесь живут постоянно более десяти тысяч лет!

И Анджей Вебер, и Николай Савельев с целой бригадой иркутских археологов уже с 1994 года ведут раскопки в районе Бугульдейки на Байкале. Только вот выводы у русских и у американских археологов получаются разные.

На чем основал свои выводы Анджей Вебер? Во–первых, на отсутствии захоронений. Примерно полторы тысячи лет – таков период, в котором на Байкале совсем нет человеческих скелетов под толщей земли. Нет могил – нет мертвых. "А раз нет мертвых – не было и живых", – считает Анджей Вебер.

С этим категорически не согласен Николай Савельев:

– Просто ритуалы сменились! Изменилась сама культура захоронений! Ведь кроме захоронений мы же еще и стоянки раскапываем, а там нет перерывов в обитании.

Во–вторых, Вебер основывает свои догадки на том, что сначала древние люди ели одну рыбу. Это показали биохимические анализы. А через полторы тысячи лет появились другие племена, которые могли есть и рыбу, и мясо.

– Да, – говорит Николай Савельев, – было переселение народов. Но эпоха неолита в Прибайкалье не знала периодов безлюдья: одни племена уходили, и сразу им на смену приходили другие. Менялась культура, менялись религиозные воззрения. Но человек здесь жил постоянно!

Бугульдейская катастрофа?

По словам Николая Савельева, раскопки на Байкале в окрестностях Бугульдейки, в Ольхонском районе, ведутся с 1994 года. Это странное место: напротив, на том берегу озера, Селенга впадает в Байкал. Геологи говорят, что на Байкале именно в этом месте идет разлом. Поэтому данный район трясет постоянно. Более того, некоторые иркутские геологи утверждают, что раньше вода стекала из Байкала не по Ангаре, как мы привыкли видеть, а по реке Бугульдейке и дальше – по Манзурке. Именно здесь был в древности сток из озера. А Ангара появилась где–то 25–30 тысяч лет назад, это сравнительно молодое геологическое образование. Поэтому существуют легенды о "беглянке Ангаре": видимо, этот сток из Байкала формировался на глазах у древнего человека, и он закрепил свои впечатления в мифах и легендах.

– Мы обнаруживаем в районе Бугульдейки огромные валуны на большой глубине, – говорит Николай Савельев. – Это значит, что здесь произошло когда–то мощное землетрясение. Но это была локальная катастрофа – бугульдейская. Землетрясение повлекло за собой сход рыхлых толщ. Причина того, что произошел снос такого количества валунов, – подземный толчок. Возможно, это землетрясение совпало по времени с таянием вечной мерзлоты: как тряхнуло, все, как на салазках, вниз скатилось!

В районе реки Белой в этот период отмечаются большие паводки, а на Байкале и Селенге – серия очень крупных паводков. Все это говорит о том, что вечная мерзлота начала таять и было это между V и III тысячелетиями до Рождества Христова.

И что они были за люди?

А что касается людей, которые жили в районе современной Бугульдейки, то тут надо разобраться: Байкал – вообще–то, не очень комфортное место для жизни человека. Аура у него не та, что ли. Ну не располагает наше озеро к постоянному местопребыванию! И сейчас мы можем наблюдать, что только некоторые берега Байкала являются обитаемыми. В основном люди приходят сюда только на лето. Зимой же стараются убраться в более теплые и комфортные условия. Так есть сейчас, и так было в древности.

– Существуют сезоны, в которые люди приходят к Байкалу, чтобы поохотиться и половить рыбу. То же самое было и в древности. У современных кочевых племен эвенков календарь разбит на сегменты: сезон, когда линяет утка, сезон, когда хариус идет на нерест, когда омуль идет на нерест, и так далее, –– рассказывает Николай Савельев.

На Байкале древнему человеку было не прожить. Ловить рыб–эндемиков без сетей на глубинах невозможно. А сорная рыба есть не везде: только на Малом море, в Чивыркуйском заливе, в устье Селенги. На стоянках мы находим кости нерпы. Но охота на нерпу возможна только весной, ни зимой, ни летом нерпу гарпуном или копьем не добудешь! Поэтому есть предположение: люди не жили постоянно в этих местах, они приходили сюда на пару месяцев половить рыбу или нерпу, а потом уходили в тайгу. В лесу легче прокормиться. Поэтому–то и нет в этих местах захоронений.

Охота на нерпу

Работа археолога сродни работе следователя: в истории ничего доказать, ничего проверить нельзя. Можно только делать догадки и строить предположения. Культура древних людей – это мертвая культура, уже нет ни их языка, ни их обычаев и понятий. Но можно сравнить культуру современных нам кочевых народов с культурой ископаемых – и здесь мы находим много общего.

Например, как эвенки охотятся на нерпу? Они берут саночки, в саночках делают внизу отверстие для ружья, делают из простыни щит и тихонько подкрадываются с заветренной стороны к тому месту, где лежит нерпа. Она не видит охотника, не чует его носом, не слышит. Но у древнего охотника не было ружья, он был вооружен всего лишь копьем. Значит, ему нужно было быть в сто раз сильнее и хитрее.

– Во время неолита у охотников уже были и луки, и самострелы, а это серьезное оружие, – рассказывает Николай Савельев. – Сохранились свидетельства, что индейцы из двухметрового лука с расстояния 300 м пронзали насквозь испанских конкистадоров, закованных в металлические латы. Но на Байкале охота на нерпу требовала не только хорошего оружия, но и умения. Ни зимой, ни летом нерпа к себе охотника не подпустит.

Древняя письменность?

Еще одно свидетельство того, что люди здесь жили всегда и во время неолита тоже, – древняя керамика. Это удивительные, ни с чем не сравнимые сосуды! Каждый керамический горшок – загадка для ученых–археологов! Во–первых, что на них изображено? Мы видим, что по краю каждого горшка идет точечный рисунок. В письменности древних народов точка могла обозначать след или день. Ниже идет ряд волнистых или изломанных геометрических линий, нанесенных стеком или отступной лопаточкой. Волнистая линия – это река. Вот пока и все, что мы знаем. Но на каждом горшке рисунок повторяется. А знаете, на каком расстоянии были сделаны эти горшки? От Читинской области до Красноярского края и Прибайкалья – повсеместно. Единой фабрики, а также транспорта (самолетов и пароходов) не было, чтобы доставить эти горшки к каждому очагу древнего человека. Так почему же рисунок один и тот же?

– Значит, это древняя письменность? Или религиозные представления о картине мира, передававшиеся из рода в род? Смотрите, у этого горшка круглое дно, – рассказывает Николай Савельев. Его не поставишь на стол, но в нем можно в два раза быстрее вскипятить воду! Именно такие горшки мы встречаем на огромной территории: и в Саудовской Аравии, и в Палестине, и в Северной Турции, и у нас, в Прибайкалье. 3,5 млн лет человечество обходилось без горшка. И вдруг – произошла революция! Человек научился делать керамику. Причем это была первая технологическая линия: в глине есть примеси перышек, шерсти, даже помета благородного оленя. Чистая глина для горшка не годилась: она была слишком бедной. И древний человек додумался, как ее обогатить!

Горшок как паспорт

По словам иркутских археологов, керамика изготовлялась женскими руками. Более того, узор своего племени в новую семью (женщин брали из другого рода) приносила женщина. И счет рода шел по женской линии, был тогда в Прибайкалье настоящий матриархат. Мать рода можно было вычислить всегда, а вот отца – вряд ли. А по орнаменту на керамике и по украшениям узнавали, из какого рода–племени человек. Так что орнамент служил своеобразным паспортом или удостоверением личности.

Еще одна небезынтересная для господина Вебера подробность: на всем протяжении от Урала до Охотского моря в неолите проживало 30–40 тысяч человек. Причем как сейчас живут тунгусы и эвенки по 10–15 человек, так жили и тогда. Почему так? Да потому что эта земля не могла прокормить большое количество народа. Лимнологи говорят, что омуля в наше время в 3 раза больше, чем было в неолите. И потом, пойди попробуй его поймай на больших глубинах, если нет сети!

– Древние охотники перегораживали мелкие речушки, когда рыба шла на нерест, – говорит Николай Савельев. – А сетей в то время еще не было, поэтому рыбалка на рыб–эндемиков была неразвита. Что же находят на стоянках древнего человека? Конечно, в наиболее благоприятные времена  выложенные из камня розетки для горшков (кипятили воду, бульон, а мясо ели полусырым, вареной пищи не употребляли). Кости косули, благородного оленя, тарбагана, кабана и бобра. Кости нерпы. Ну и рыбьи кости, если стоянка была сделана в удобном для ловли рыбы месте. А женщины хранили очаг, лепили горшки, шили одежду, рожали детей. Даже чум и тот ставили женщины!

А почему нет могил?

Это самый интересный вопрос, который позволил Анджею Веберу сказать, что у нас полторы тысячи лет было безлюдье. Дело все в том, что самые древние могилы – китойские, названные так по названию реки Китоя, где были впервые обнаружены, – ярко характеризуют народ, который здесь жил в каменном веке.

– Очень импозантные могилы, – с удовольствием, с каким только может это рассказывать настоящий археолог, говорит Николай Савельев. – Когда открываешь такую могилу, весь костяк засыпан красной охрой. Такой красной, как моя пачка сигарет.

Есть еще другие захоронения – исаковские, названные по месту, где были впервые обнаружены, возле деревни Исаково. Там уже без охры хоронили. А вот между китойскими и исаковскими могильниками 1,5 тысячи лет в эпоху неолита был перерыв – нет могил! А стоянки есть!

– Это может говорить о том, что изменилась культура, о том, что произошло переселение народов, – говорит Николай Савельев. – А хоронить могли как? Вот в Монголии оставляют своих мертвецов в Черной долине на съедение шакалам: и чем скорее съедят труп звери, тем быстрее душа на небо попадет. Наши эвенки поднимают труп на дерево, в лабаз. Пока не сгниет дно, пока кости не растащат дикие звери, труп лежит между небом и землей. Викинги отправляли своих покойников по реке, и так могло быть. Ведь способов хоронить  масса. Надо только узнать, как хоронили древние люди...

Николай Савельев 40 лет занимается неолитом, и, по его словам, каждое новое открытие дополняет картину древнего мира. Возможно, следующее открытие расскажет нам о том, какими были эти захоронения: воздушными, речными, или покойников оставляли на съедение диким зверям. А парниковый эффект тут ни при чем.Был ли апокалипсис на Байкале в эпоху неолита? Если был, то какой? Канадский археолог Анджей Вебер утверждает, что за полторы тысячи лет возле Байкала не предали земле ни одно тело. А раз не было мертвых, то не было и живых. "5500 лет назад здесь случилась какая–то катастрофа! Апокалипсис!" – утверждает Вебер. Иркутский археолог, специалист по неолиту Николай Савельев с этим не согласен: просто древние люди стали хоронить своих покойников иначе. Видимо, произошло переселение народов, пришли другие племена с иной культурой и стали хоронить мертвых каким–то новым способом: оставлять на съедение диким зверям, пускать по реке в лодке, помещать покойников в лабазах на деревьях. Могил почти полторы тысячи лет действительно не было. А стоянок – полно. Очаги кто–то разжигал, кто–то охотился на косуль и оленей, бил нерпу и ловил красную рыбу!

Апокалипсиса не было!

О древнем климате Сибири рассказывает Кирилл Георгиевич Леви, заместитель директора по науке Института земной коры, доктор геолого–минералогических наук.

 Климатические изменения происходили на Земле постоянно. Резкие смены теплых периодов на холодные нередко приводили к массовому вымиранию живых организмов. Именно такие природные изменения можно считать глобальными, поскольку они сопровождались существенными перестройками во всех геосферах. В конце 1970–х годов академиком К.К.Марковым было высказано предположение, что глобальный климат определяется космическими причинами, а региональный тектоническими. Существенные изменения на территории Восточной Сибири и Монголии начали проявляться в кайнозойскую эру в связи с ростом горных сооружений Алтая, Саян, Прибайкалья и Становика. Еще в миоцене (около 18 млн лет назад) на юге Сибири и в Монголии сохранялись условия, близкие к субтропическим, но с "ростом" гор ситуация существенно изменилась. На территорию Монголии перестал поступать влажный воздух с Атлантики, а азиатский антициклон, вероятно возникший на западе Монголии, и растущие горные цепи Приморья на востоке перекрыли поступление влажного воздуха со стороны Тихого океана. Произошло потепление климата Монголии и нарастание сухости. Не остались в стороне и события ледниковой эпохи. Все эти процессы привели к тому, что мы имеем в плане климата сегодня.

В Сибири в эпоху плейстоцена (1–2 млн лет назад) было несколько оледенений. На русской платформе было пять стадий оледенения, в Сибири – три. (Нам повезло, мы живем в эпоху голоцена, начавшегося примерно 12 тыс. лет назад, в коротком теплом промежутке, который, что бы там ни говорили, скоро закончится.) Но до начала голоцена, 125 тысяч лет назад, наблюдалась эпоха казанцевского потепления. Затем наступило похолодание, которое вновь сменилось около 40 тысяч лет назад каргинским потеплением, длившимся примерно 12–14 тыс. лет. На смену последнему вновь пришло похолодание, и наступило сартанское оледенение, длившееся также, как и в предыдущем случае, 12–14 тыс. лет.

В эпоху голоцена, которая началась примерно 12 тыс. лет назад и в которую мы с вами живем, резких климатических изменений не происходило, но в интервале 7–5 тыс. лет назад наблюдалось небольшое похолодание, которое, однако, не вызвало существенных перестроек в природной среде.

Что я могу сказать определенно? Никакого коллапса, никакого апокалипсиса в голоцене не было. Много шума из ничего. Мы знаем, что климатический оптимум, то есть самый благоприятный для человека климат, наступил около 4,5 тыс. лет назад. Что касается сейсмической активности в Байкальской Сибири, то примерно в это же время наступил период некоего сейсмического затишья. Иными словами, условия для жизни человека были самыми благоприятными.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Гордеева Оксана | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015