Центральный рынок Иркутска

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Новости ogirk.ru

Центральный рынок Иркутска

Торговые ряды одного из залов
Торговые ряды одного из залов
Автор: Сергей Игнатенко
Автор: Неизвестен

Центральный рынок Иркутска находится в центре города, в Правобережном округе. Адрес: ул. Чехова, 22. 

История Центрального рынка Иркутска

Рынок находится на территории бывшей Арсенальной площади. В 1774 на пустыре за городом был построен каменный пороховой погреб. После постройки нового порохового погреба на Петрушиной горе в старом устроили военный арсенал. Когда город разросся, пустырь превратился в площадь, ее стали называть Арсенальной, или Арсенальской, как и прилегающую к ней улицу.

К середине XIX века арсенал пришел в ветхость. Вместо пороха и оружия в него для хранения стали складывать известь. Долго пустовавшая площадь стала местом городского рынка. В окт. 1848 сюда перевели сенной и дровяной базары. Площадь стала называться Сенной.

Затем были построены рыбный и мясной ряды. В 1859 сюда перенесли торговлю хлебом, мукой, зерном, и площадь получила название Хлебной. Кроме хлебных, здесь также находились мясной, молочный, рыбный, обжорный (где продавали разную снедь), бондарный, железный ряды; места дегтярное, дровяное, конское. Из-за невыгодного расположения площади дождевые воды окрестных возвышенностей устремлялись вниз и затопляли базар, поэтому в 1893 городская управа вынесла специальное постановление: наиболее болотистые и особенно грязные места завалить мусором и засыпать галькой. В постановлении говорилось: «...приступить ныне же к сломке порохового погреба, причем предварительно снять с погреба фотографию... Весь мусор употребить на утрамбовку Арсенальской площади». Площадь окружали постоялые дворы, множество питейных заведений, кабаков, посреди расположилась важня. Самое оживленное место города днем, ночью оно превращалось в одно из самых пустынных, безлюдных и небезопасных.

Центральный рынок Иркутска 1930-х годов в повести Юрия Нагибина "Встань и иди"

Жизнь все-таки полна интереса, вот хотя бы чудо иркутского рынка!.. Среди бесчисленных палаток, лотков, деревянных рядов переливалась пестрая, шумная, разноязыкая толпа: русские, татары, буряты, якуты, китайцы. Висели на крюках цельные бычьи туши, и отдельно лежали под ними волосатые, рогатые и глазастые бычьи головы; висели изящные бараньи и телячьи тушки, на цинковых лотках горами высились лилово-коричневые ошмотья печени, тугие, мускулистые сердца, селитряно воняла шершавая зеленоватая пупырчатая требуха. А рядом покрывалась пылью на деревянных лотках халва из кедровых орехов, желтели глыбы сливочного масла, густо попахивало в кадушках золотистое, крупичатое, похожее на чуть засахарившийся мед русское масло; кусками горной породы лежала ароматная смолка, которую так вкусно жевать; груды всевозможных, домашнего изготовления, сластей перемежались с лепешками козьего сыра, кусками красивого, без жилки и мосолка, пунцового медвежьего мяса, бутылками коричневатых сливок, бидонами жирного, густого молока. В крытых рядах было царство зелени. Павлиньими шлейфами свешивалась с прилавков ботва крупной, с голову ребенка, свеклы и под стать ей брюквы и репы, прямо на земле валялись расколотые чаши тыкв; гирлянды луковиц в мертвой, сухой одежде соотносились с живой плотью моркови, петрушки, огурцов, помидоров, редиса, как сухие бессмертники с нежной жизнью других цветов. В огромных кадках, в темной жиже, проросшей, казалось, плавающим поверху желтоватым укропом, пряно благоухали всевозможные соленья; связки сухих грибов висели вперемежку со связками сушеных яблок, груш, слив, и как же все это пахло под жарким иркутским солнцем! Дальше шли рыбные ряды, источавшие столь мощную вонь, что без дела туда не зайдешь. Там сверкала серебром свежая рыба и смуглым золотом копчености; там царил - гордость Иркутска - истекающий медленным янтарным жиром омуль... Запахи снеди смешивались с крепким запахом лошадиной мочи и гнилого сена, колесного, поплывшего на жаре дегтя, густое, жаркое, пахучее облако плыло над рынком, сладостно щекоча ноздри. Будто заколдованные, бродили мы среди роскошной, баснословно доступной снеди; кошелки давно уж набиты всем нужным и ненужным, а мы все ходим и ходим среди палаток, рядов, лотков, не в силах вырваться из сладкого дурмана. Рынок крутил нас, как водоворот, возбуждал, напрягал и обострял чувства. - Смотрите, вон женщина с золотыми глазами! - слышится испуганно-восторженный голос мамы, и мы мчимся куда-то, разбивая толпу, задевая, чуть не опрокидывая лотки, и вдруг все трое, разом остолбенев, замираем в перехвате двух огромных, истинно золотых, небывалых глаз.

...По иркутскому рынку бродили слепцы и цыгане, шарманщики и медвежатники; пелись песни о мачехе, сжегшей в печи неродных детушек, о бродяге и омулевой бочке. Сколько минуло лет, а мне до сих пор снятся его пестрота и шум, его снедь и сытые запахи, теплая, вязкая смолка, кедровая халва и золотые глаза женщины.

...Один край рынка занимали частные лавочки: зеленные, мясные, рыбные, кондитерские. Как-то раз, придя довольно поздно и не найдя нужной нам "вырезки", мы зашли в мясную лавку. За цинковым прилавком в кровавых потеках и загустьях орудовал молодой человек с залысевшим лбом и тонкими, пышно отдутыми назад волосами на висках и темени. Он звучно шлепал перед покупателем на прилавок мясную часть, затем швырял ее на иссеченную, похожую на плаху, толстую колоду, хряскал топором по хрящам и косточкам, с небрежным видом бросал отрубок на весы и, не давая успокоиться медным чашкам, так был он уверен в своем глазе, быстро заворачивал покупку в газету.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.