Авиазавод. Модификация Ер-2 // Хвощевский Г.И. «Страницы истории...»

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Источник: Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска
Источник: Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска
Коллектив центральной электростанции завода у Красного знамени
Коллектив центральной электростанции завода у Красного знамени
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
"Менжинцы", оставшиеся на заводе №39 после окончания ВОВ
Источник: Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска
Дом культуры завода №39
Дом культуры завода №39
Источник: Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска

В 1945 году завод продолжает выпуск бомбардировщиков Ер-2. Планом НКАП предусматривалась постройка 305-ти машин. В первом полугодии завод работал по серийно-операционной технологии, разработанной в III квартале 1944 года. В целях отработки машины и улучшения ее качества, а также соблюдения утвержденной технологической дисциплины, в январе был организован разбор повторяющихся дефектов. Всего рассмотрено 1070 дефектов, в том числе: конструктивных – 592, технологических – 177, производственных – 301. Устранение дефектов позволило снизить трудоемкость и повысить качество изготовления отдельных деталей, узлов и агрегатов.

Победа СССР в Великой Отечественной войне

Однако выпуск готовых машин происходил с отставанием от заданной программы. Одной из основных причин вновь называют необеспеченность качественными двигателями АЧ-30Б, их неравномерное поступление на завод, отсутствие отдельных видов готовых изделий и материалов. Так в феврале месяце на собранных машинах стояли 37 забракованных и требующих замены двигателей, в марте требовалась замена 9 двигателей, в апреле - на программу и замену ранее забракованных недоставало 45 двигателей. Полученные в конце апреля двигатели были с резко ухудшенным качеством. В мае месяце отсутствие двигателей и основных готовых изделий (турельных установок ТУМ-5, водо и маслорадиаторов, ручных помп, электромоторов и др.) стало причиной полной остановки работы сборочных цехов. Существенной причиной отставания являлось также проведение ряда конструктивных и технологических изменений (224).

Одновременно с постройкой самолетов, завод продолжает заниматься созданием поточных линий. В течение первого полугодия в цехах завода внедрено 10 поточных линий по изготовлению деталей баков, общей сборки баков, сборки жалюзи водо - и маслорадиаторов, сборки передней части капота, других узлов и агрегатов. Шесть поточных линий механизированы и оснащены транспортными средствами. Вместе с ранее выпущенными, на заводе в 1945 году работали 29 поточных линий. Организация указанных линий потребовала изготовления 142-х единиц специальной оснастки и 92-х единиц специального инструмента, а также перестановки оборудования в количестве 85-ти единиц. Действующие поточные линии позволили сократить трудоемкость изготовляемых деталей на 916 часов, сократить средний цикл изготовления на 58 часов, уменьшить количество производственных рабочих на 153 человека. Удельный вес трудоемкости работ, выполняемых поточным методом, стал составлять 9,4% от общего объема работ единицы изделия. Кроме того, с внедрением поточных линий был обеспечен строго определенный порядок при изготовлении деталей, улучшены условия труда рабочих, упростилось диспетчирование внутри цехов, в ряде случаев «расшиты узкие места».

Параллельно с выпуском Ер-2 в Иркутске, в ОКБ П.О. Сухого на заводе № 134 приступили к их радикальной модернизации. В феврале под руководством Сухого был проведен анализ наиболее существенных недостатков бомбардировщика, для устранения которых конструкторы приступили к разработке рабочих проектов двух вариантов модернизации: малая модернизация (проект Ер-2ММ); большая модернизация (проект Ер-2БМ).

К весне этого победного года полки дальней авиации, вооруженные иркутскими «Ерами» приступили к активным боевым действиям. Бомбардировщики наносили бомбовые удары по военно-морским базам Восточной Пруссии, топили немецкие транспорты в Балтийском море. Крупный массированный налет был совершен на город-крепость Кенигсберг, после которого основательно разрушенный город был взят советскими войсками. В апреле 1945 мощные удары наносились по Зееловским высотам и Берлину.

Первые майские дни 1945 года были наполнены волнующим ожиданием главного известия: заводчане напряженно слушали радиопередачи, в цехах постоянно работали репродукторы. На всю жизнь остался в памяти ветеранов долгожданнй День Победы. По рассказам Н.М. Алексеевской, ветерана Иркутского авиационного завода, утро 9-го мая выдалось солнечным, теплым. Кругом царило хорошее настроение.

В 10 часов утра Москва объявила о победе Советского Союза в Великой Отечественной войне и безоговорочной капитуляции Германии. Радиопередача в начале внезапно прервалась, а после томительной тишины зазвучали позывные мелодии "Широка страна моя родная". Затем диктор московского радио Юрий Левитан своим неповторимым голосом объявил:

Сегодня, 9 мая, день всенародного торжества, праздник Победы! Слава народу-победителю!

Разом все смешалось в этот счастливый момент - бурная радость, крепкие объятия, восторженный блеск в глазах людей и горькие слезы. Работающая смена завода вышла на площадь перед проходными, где возник стихийный митинг. Пожалуй, это был единственный в истории завода день, когда в цехах никого не осталось. На площади быстро была сооружена трибуна из свежевыструганных сосновых досок.

Кругом появились красные флаги, плакаты, разноцветные знамена трех союзных стран-победительниц, портреты И.В. Сталина, руководителей партии и правительства, прославленных маршалов и полководцев Красной Армии.

С поздравительной речью обратился к ликующим заводчанам директор завода генерал-майор Виктор Иванович Абрамов:

На протяжении четырех лет мы посылали на десятки фронтов боевую продукцию нашего завода. И теперь во весь рост встала перед нами наша Победа, наш труд, о котором товарищ Сталин сказал, что он войдет в историю наряду с героической борьбой Красной Армии как беспримерный подвиг народа в защите Родины. Гитлеровская Германия пала! Слава доблестной Красной Армии! Слава полководцу Сталину!

После того незабываемого митинга день был объявлен нерабочим, и жители поселка стали быстро собираться у Дома культуры. Недалеко от парадного входа принаряженных людей встречали два оркестра: духовой и джазовый. Сменяя друг друга, музыканты непрерывно играли торжественные марши и популярные танцевальные мелодии. Безудержное веселье продолжалось до самого утра. Люди танцевали, нередко пускались в пляс, целовали знакомых и незнакомых военных, то и дело громко кричали "Ура!"

Сколько неописуемой радости и светлого счастья было вокруг!

Кто-то запел песню "Москва майская", и все собравшиеся, подхватив ее в едином порыве, пели так, что звенел воздух от могучей мелодии. Потом еще не раз повторяли эту песню.

Рассказывая, Нина Михайловна не отказала себе в удовольствии исполнить припев этой знаменитой песни композиторов братьев Покрасс на стихи В. Лебедева-Кумача:

Кипучая, могучая, никем не победимая,

Страна моя, Москва моя, ты - самая любимая!

Немало заводчан в тот день отправились в центр города. Пригородные "передачи" из поселка шли переполненными. На площади имени Кирова состоялся грандиозный митинг, на который, казалось, собрался весь Иркутск.

В тот же день по радио выступил Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин. Поздравляя "соотечественников и соотечественниц с великим Днем Победы над Германией", вождь говорил, что "великие жертвы, принесенные нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряженный труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Отечества, не прошли даром и увенчались полной победой над врагом".

С окончанием Великой Отечественной войны завод постепенно начинал входить в колею мирной жизни. Рабочий день на заводе вновь стал восьмичасовым, резко сократились сверхурочные работы, меньше людей стало работать в ночную смену. Через некоторое время стали предоставлять очередные отпуска.

Тем памятным летом на территории строящегося стадиона по инициативе дирекции завода и партийной организации возводят величественный монумент с легендарным боевым самолетом - пикирующим бомбардировщиком Пе-2 как символ Победы в Великой Отечественной войне над Германией. Надо признать, что на высоком 20-метровом серповидном постаменте в действительности стоял Пе-2 в облике истребителя Пе-3.

Открытие монумента состоялось при большом стечении заводчан и многочисленных гостей. И вновь это был праздник. Играл духовой оркестр, артисты Дома культуры исполняли любимые песни военных лет. Вновь вместе с радостью остро ощущалась горечь пережитых лишений и потерь.

А в августе 1945 года на постаменте появилась еще одна надпись:

В честь Победы советского народа над милитаристской Японией.

Монумент всегда вызывал восхищение своей удивительной торжественностью и так украшал в те годы скромный рабочий поселок иркутских авиастроителей. Место вокруг монумента всегда было притягательным. У многих заводчан хранятся фотографии, где они запечатлены на фоне того монумента. Однако он простоял недолго. В начале 1950-х годов, в пору тотального засекречивания всех предприятий оборонной промышленности, монумент был демонтирован. В один из летних вечером к нему подкатили трактор, зацепили тросом его носовую часть, и...бомбардировщик совершил свой последний пикирующий полет, упав в кусты окружавшей его акации.

Выпуск модифицированных Ер-2

После окончания боевых действий программа выпуска Ер-2 не уменьшается и на III-й квартал составляет 120 машин. Вместе с тем к самолетам стали предъявляться гораздо повышенные требования в части улучшения их летно-тактических и эксплуатационных характеристик. Однако прежние проблемы сохраняются: значительная часть прибывающих на завод двигателей АЧ-30Б выходит из строя на этапе входного контроля.

Решением ГКО № 9920сс от 27-го августа 1945 года и соответствующим приказом НКАП № 359сс от 31-го августа, приемку Ер-2 на заводе приостановили. Такое решение было обусловлено отрицательными результатами войсковых испытаний бомбардировщиков, прошедших в период с 26-го июня по 23 августа в 18-й бомбардировочной авиадивизии с участием представителей НИИ ВВС. Упомянутый приказ НКАП обязывал главного конструктора П.О. Сухого и директора завода № 39 В.И. Абрамова произвести на бомбардировщиках Ер-2 малую модернизацию. СНК СССР установил сроки проведения малой модернизации Ер-2 в IV квартале и обязал завод № 39 построить в октябре – 5 машин, в ноябре - 10 и декабре - 15 машин (225).

Проект Ер-2ММ предполагал использование более мощных дизелей АЧ-31 с флюгерными винтами, что обещало устранить два главных недостатка бомбардировщика - длинный разбег при взлете и посадке, невозможность продолжать полет с нагрузкой на одном двигателе. Кроме того, намечалось перенести маслорадиаторы с передней кромки отъемной части крыла под мотогондолы, на нижнюю стрелковую точку установить обтекатель, заменить жалюзи водорадиаторов, переделать капоты, коки винтов, выхлопные насадки, осуществить другие доработки.

К сентябрю 1945 года из ОКБ П.О. Сухого поступил первый комплект конструкторской документации, включающий 631 чертеж. В ноябре завод получил 1216 чертежей, последние чертежи пришли в декабре. В сентябре-ноябре технологическим отделом завода была разработана маршрутная технология на изготовление деталей, узлов, агрегатов и производство монтажей машины Ер-2ММ. Директор завода В.И. Абрамов приказал прекратить всякие доводки машин, уже законченных производством, а пять бомбардировщиков из числа последних, разобрать и использовать в качестве «заготовок» для варианта «малой модернизации». К декабрю 1945 года предназначенные к установке на Ер-2ММ новые двигатели АЧ-31 на завод так и не поступили. На бомбардировщики по-прежнему ставили двигатели АЧ-30Б. «Малой модернизации» подвергались 30 самолетов: - 20 самолетов 722 серии и 10 самолетов 723 серии.

Во II-м полугодии, одновременно с постановкой на производство Ер-2ММ «малой модернизации», завод получил задание на изготовление Ер-2БМ «большой модернизации». Ситуация с этим вариантом оказалась еще сложнее. На Ер-2БМ предполагалась установка двигателя АЧ-30БФ, перенос радиаторов из крыла в передние части капотов двигателей, уменьшение емкости основных топливных баков и установка двух подвесных баков, введение аварийного слива бака № 3, установка масломерных стекол на маслобаках, введение системы отопления и другое.

Позднее поступление конструкторской документации в количестве 2836 чертежей также не позволило заводу в полной мере развернуть работу по Ер-2БМ. На 1-е января 1946 года не был получен теоретический чертеж фюзеляжа: в этой связи не были подготовлены соответствующие плазы и шаблоны. К изготовлению деталей и полуфабрикатов в конце октября 1945 года смогли приступить только литейный, кузнечный и слесарно-сварочный цехи. Работы по «большой модернизации» бомбардировщиков Ер-2 остались неоконченными.

В 1945 году году завод построил 181 машину, а всего за годы войны заводом № 39 был построен 391 бомбардировщик Ер-2. 1945 год завод завершил выполнением заказа по постройке комплекта крыльев бомбардировщика для проведения опытных работ в ОКБ П.О.Сухого.

Среди тех, кто в тяжелейшие военные годы прилагал огромнейшие усилия для постановки бомбардировщика на серийное производство и обеспечивал своим трудом его дальнейший выпуск, были технические руководители завода К.А. Петров, И.К. Ситников, Т.А. Яковлев, Д.А. Одесский, Ф.М. Матвеев, Н.И. Лениц, М.Г. Лукьянцев, Г.С. Городков, А.М. Аверин, А.Ф. Еремин, В.П. Дегтярев, И.М. Барышев, И.А. Губарев, А.И. Кузнецов, А.А. Мынко, Н.М. Оськин, А.Д. Нешумаев, Г.Т. Агнаев, Н.М. Демидов, С.Т. Костюк, Д.М. Чумаченко, С.В. Голованов, А.А. Остроумов, Г.М. Жуков, Ф.Р. Кугель, П.С. Юрцев, Д.П. Закуцкий, С.А. Белявский, А.Г.Куликовский, Ф.П. Вознесенский, а также летчики-испытатели Н.С. Бушкевич, И.П. Яшин, А.А. Холодов, ведущий инженер по испытаниям Л.М. Малышев, бортмеханики Д.Е. Токарев, А.Д. Лебедев, М.М. Волков, мотористы И.П. Мирошников, И.К. Денисов, А.Е. Максимов, И.Е. Богатов и другие специалисты аэродромного цеха.

Утилизация Ер-2

В соответствии с принятым 26 февраля 1946 года Постановлением правительства о снятии бомбардировщиков Ер-2 с производства, а затем и с вооружения, руководство авиапромышленности принимает решение об их утилизации на заводе № 39. На 1-е января 1946 года в незавершенном производстве числилось 246 условных машин, из них комплектного задела в агрегатах и деталях было 165 условных единиц или 65%. Немало самолетов находилось и на заводском аэродроме.

К утилизации бомбардировщиков приступили весной 1946 года. С них снимали двигатели, демонтировали все приборы, оборудование, агрегаты и сдавали на склады. Планер разделывали подручными инструментами. По рассказам ветеранов, самолеты утилизировали с горечью в душе, подчас с повлажневшими глазами - ведь уничтожался свой труд. Начальник технологического отдела Б.И. Беляков в заводской газете «Иркутский авиастроитель» писал (226):

Вспоминаю период, когда было остановлено изготовление бомбардировщика Ер-2. К этому времени сварочный цех успел изготовить большой задел сварных трубчатых ферм. Я в это время исполнял обязанности начальника технологического отдела завода и часто встречался с главным инженером завода К.А. Петровым. И вот при очередной встрече Кирилл Александрович, обратившись ко мне, спросил: «Что делать с готовыми фермами? Обидно превращать в металлолом, ведь на их изготовление такой труд коллектива затрачен!»

Рассмотрев несколько вариантов их применения, мы приняли предварительное решение: использовать трубчатые фермы для ограждения территории Дома Культуры и Комсомольского парка. Руководители завода это решение поддержали. И трубчатые фермы (шпангоуты № № 10 и 15. Прим. автора) несколько лет служили декоративным забором.

Напоминали о бомбардировщиках Ер-2 и снятые с них часы, часть из которых, по-видимому официально, была передана заводчанам. Украшеные самодельными обрамлениями из цветного оргстекла, они долго стояли на довоенных комодах и исправно отсчитывали положенное время.

Утилизации подлежали и Ер-2, стоявшие на вооружении советских ВВС (Прим. 63).

15-го марта 1946 года выходит Закон «О преобразовании Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР...», на основании которого все Наркоматы были преобразованы в соответствующие министерства. Министром авиационной промышленности страны был назначен М.В. Хруничев. Народный комиссар А.И. Шахурин, с первого до последнего дня войны возглавлявший авиационную промышленность, был арестован (Прим. 64). При новом руководителе были закрыты многие авиационные конструкторские бюро и среди них ОКБ П.О. Сухого.

Непрофильные технологии на заводе № 39

Далее хотелось бы остановиться на менее известной и уже подзабытой истории создания непрофильных технологий на заводе в военное время, в разработке которых московские специалисты принимали самое непосредственное участие.

Потеря промышленных районов европейской части страны в самом начале войны, помимо прочих бед, обернулась и прекращением поставок многих видов сырья и материалов, необходимых для производства самолетов. Положение по некоторым из них становилось катастрофическим. В то время на заводе при отделе 28 была организована инициативная группа, состоящая из специалистов эвакуированного завода № 39, Всесоюзного научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ), а также работников отдела: Э.В. Баронской, К.Ф. Богачевой, Р.Д. Горового, В.И. Дмитриева, Т.К. Дубининой, М.С. Казакова, Н.А. Шалашова, Х.О. Ядуто и других. Группу возглавил главный металлург завода Д.А. Одесский. Практически во всех лабораториях отдела были развернуты опытные работы по налаживанию производства некоторых остродефицитных материалов.

В первую очередь специалистами группы решались вопросы создания заменителей горючего для автотранспорта завода. Большая часть автомобилей завода была оборудована газогенераторами собственного изготовления для получения газообразного топлива путем сжигания березовых чурбаков.

В городе Усолье–Сибирское на базе местного завода жидкого топлива была разработана технология и организовано производство суррогатного бензина (лигроина), керосина и смазочных материалов. Сырьем служил бурый уголь (сапропелит), добываемый вблизи железнодорожной станции Будагово. В связи с началом производства ГСМ, в апреле 1943 году, согласно Постановлению СНК СССР, Усольский завод стал именоваться «объектом

№ 5» завода № 39. Директором объекта назначается Ю.З. Фельгин, главным инженером – Н.И. Егоров.

В срочном порядке также была проделана работа по технологии получения карбида кальция путем накаливания смеси негашеной извести и угля в электропечи. В результате проведенных опытов, карбид кальция стал поставляться в цеха для последующего выделения из него ацетилена при сварочных работах.

Тяжелое положение сложилось на заводе в связи с прекращением поставок цемента. Сырьем для его собственного производства на заводе послужили шлаковые отходы котельных и мраморная крошка. Путем многочисленных экспериментов с количественным составом компонентов и температурой в электропечи были достигнуты приемлемые результаты и организовано производство цемента, чем сняты многие проблемы при выполнении ремонтных и строительных работ.

Одной из серьезных работ группы явилась разработка технологии получения едкого натрия (щелочи), применяемого для травления деталей из алюминиевых сплавов, исходным сырьем для получения которого являлись гашеная известь и сода.

При изготовлении свинцово-цинковых штампов для падающих молотов оказывалось много шлаковых отходов с большим содержанием свинца и цинка. Учитывая, что свинец и цинк в годы войны являлись крайне дефицитными металлами, специалисты химической лаборатории предложили способ получения свинца и цинка (выделение металла углем), с выходом 300 кг свинца и цинка из тонны шлака.

Для собственных нужд завода была также разработана технология получения бумаги из бумажных отходов - деловых писем, отработанных документов, старых газет, налажено производство хозяйственного мыла на основе растительного масла, воды, канифоли и щелочи. Освоены процессы получения чернил из железных опилок, обработанных соляной кислотой, разведенной в воде, реставрации лент для пишущих машинок, изготовления несмываемой туши. Были разработаны технологии восстановления перегоревших злектрических лампочек, технологии по изготовлению медно-графитовых токосъемных щеток для электродвигателей. Путем алитирования железной проволоки получали заменитель нихрома для навивки спиралей электроплиток и многое другое (227).

Все военные годы активно работали заводские рационализаторы. Организация работ по рационализации, изобретательству, техническим усовершенствованиям и информации осуществлялась отделом № 32, который находился в подчинении главного инженера. Основные производственные проблемы, требующие технического разрешения, отображались в «темниках», обсуждались на инструктивных совещаниях с активом рационализаторов. В среднем ежегодно подавалось до 500 предложений по улучшению работы оборудования, совершенствованию технологических операций, упрощению конструкции деталей. Много рационализаторских предложений было связано с отработкой поточных линий. Наиболее ценными считались предложения, направленные на экономию цветных металлов, инструментальной и хромоникелевой стали, бензина, мазута смазочных материалов, кислорода, ацетилена, карбида, электрической энергии.

Жизнь москвичей в Иркутске в послевоенные годы

Но вновь вернемся в 1945 год. По окончании Великой Отечественной войны «за образцовое выполнение заданий правительства по выпуску боевых самолетов в 1941-45 годах» большая группа работников завода № 39 награждается орденами и медалями СССР. Первого октября 1945 года выходит специальный выпуск заводской многотиражной газеты «Сталинец» с поздравительными телеграммами в адрес дирекции завода, руководителей партийных и профсоюзных организаций. Под лозунгом «Орденоносцам завода – наш пламенный привет!» публикуется Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении передовиков производства образованного в годы войны многотысячного авиастроительного предприятия. Полный текст Указа с фамилиями награжденных приведен в приложении 11.

Отметим, что в начале апреля 1946 года все рабочие, инженерно-технические работники и служащие, трудившиеся на заводе в военный период не менее одного года, награждаются медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945». Этой награды удостоены 10246 заводчан.

Со второй половины 1945 года начался отъезд москвичей из Иркутска. Осенью, по распоряжению Наркомата авиационной промышленности, более двух тысяч человек переводятся на другие предприятия отрасли. К тому времени многие москвичи были удостоены особой награды – медали «За оборону Москвы». Этой медалью, учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1-го мая 1944 года награждались «...лица из гражданского населения – наиболее активные участники обороны Москвы от воздушных налетов противника с 22 июля по 25 января 1942 года; ...гражданские лица из населения города Москвы, принимавшие активное участие в строительстве оборонительных рубежей..» (228). Поскольку немало работников эвакуированного завода имени Менжинского в Москве занимались строительством оборонительных сооружений, тушением пожаров во время налетов вражеской авиации, а также выполнением заказов оборонного назначения, руководство завода № 39 обратилось в Наркомат и партийные органы Москвы с ходатайством о награждении этой медалью большой группы москвичей. Ходатайство было удовлетворено и вскоре первые семь «менжинцев» были удостоены этой награды: К.В. Беренштам - мастер сварки; М.С. Горелов – мастер слесарной группы; Г.М. Жуков – начальник слесарного цеха; Н.М. Забазарных – начальник кузнечного цеха; Г.Ф. Завьялов – слесарь; Н.А. Нилов - мастер сварки; А.С. Шепелев – слесарь. В целом за 1944-45 годы медалью «За оборону Москвы» было награждено более трех тысяч человек.

В 1946 году отъезд москвичей принимает массовый характер. Оказавшись вдали от дома, оторванные от привычной обустроенной жизни, эвакуированные москвичи гораздо труднее, чем сибиряки переносили тяготы военного лихолетья. Прожившие три с половиной года в напрочь перенаселенных коммуналках, бараках, да превращенных в общежития полуподвалах, люди стремились поскорее вернуться домой, в Москву. И никакие уговоры или заманчивые предложения не могли их остановить. Уезжали профессионалы, мастера своего дела. Особенно большие потери произошли в инженерном составе завода, восполнить которые в то время просто было некем.

В мае 1946 года директора завода, генерал-майора инженерной службы Виктора Ивановича Абрамова, под началом которого закончился тяжелейший период биографии завода, переводят в Москву (Прим. 65). На должность директора завода назначается главный инженер Кирилл Александрович Петров. Главным инженером завода становится Иван Константинович Ситников, ранее работавший начальником производства «объекта-4». Но и К.А. Петрову пришлось не только с сожалением отпускать бывших «менжинцев» в Москву, но и решать возникшие проблемы острейшего кадрового дефицита. На инженерные должности вновь стали назначать техников, мастеров, опытных практиков. Последовали приглашения на работу выпускников ведущих авиационных вузов и техникумов страны. В мае 1948 года по ряду причин Кирилл Александрович Петров и сам покидает Иркутск (Прим. 66).

Но уехали, конечно, не все. Одних привлекли перспективы быстрого карьерного роста, другим приглянулась таежная Сибирь, были и такие, которым просто некуда было уезжать. Оставленное наспех осенью 1941 года жилье в Москве, в годы войны подчас было занято другими. За три с половиной года эвакуации подружившимися молодыми москвичами и иркутянами было образовано немало супружеских пар: некоторые из них решили не спешить с отъездом.

О приблизительном количество оставшихся в Иркутске москвичей в послевоенные годы удалось узнать благодаря заметному событию в жизни столицы - восьмисотлетию со дня ее основания. В честь этого события Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20-го сентября 1947 года была учреждена медаль «В память 800-летия Москвы». Статус этой медали предполагал «награждение работников государственных учреждений, партийных, профсоюзных, комсомольских и других организаций – отличившихся в проведении работ по реконструкции столицы и обеспечившие своим трудом развитие ее промышленности, транспорта, городского хозяйства, научных и культурно-просветительских учреждений. Трудящиеся награждались при условии проживания в Москве или ее пригородах не менее 5 лет» (229).

В связи этим событием и вспомнили о москвичах, проживавших в Иркутске, поскольку практически все они до эвакуации, в свободное от основной работы время строили станции «Маяковская» и «Динамо» Московского метрополитена имени Л.М. Кагановича. Участие в строительстве метрополитена, в основном, и послужило поводом для их награждения.

В архиве музея истории Иркутского авиационного завода хранится «Список граждан, представленных к награде медалью «В память 800-летия Москвы», выбывших из гор. Москвы», подписанный директором завода М.П. Семеновым, парторгом ЦК ВКП(б) И.А. Прихотько, председателем заводского комитета профсоюза Д.М. Чумаченко. Полный список содержит 601 фамилию. В нем встречаются несколько фамилий эвакуированных из подмосковного завода № 22, ВАМИ, ЦАГИ и других московских авиационных предприятий, но подавляющее большинство представленных к награде – бывшие «менжинцы». Вместе с их фамилиями указаны довоенные московские места работы, должности и адреса проживания награжденных. Указаны также и иркутские адреса на момент вручения медалей.

Однако, по мнению автора, после окончания войны на заводе оставалось предположительно более тысячи «менжинцев». Наиболее известными из них и других москвичей в послевоенные и последующие годы были С.А. Балк, Г.И. Брегадзе, В.А. Бушкова, И.Г. Василевский, М.Ф. Гайчман, Г.С. Городков, Л.С. Гордин, Д.П. Голубин, Н.В. Гусев, Г.М. Жуков, А.Г. Куликовский, Ф.Р. Кугель, А.К. Кулинич, Б.И. Левантовская, А.А. Остроумов, К.А. Петров, К.Г. Пудалов, Н.М. Родин, М.П. Семенов, А.В. Синчурин, И.К. Ситников, В.П. Струнин, А.С. Хлопотунов, П.С. Юрцев и другие главные и ведущие специалисты. Сегодня на Иркутском авиационном заводе работают представители не только второго, но и третьего поколения оставшихся москвичей.

С апреля 1960 года по март 1968 года завод возглавлял А.С. Хлопотунов. До назначения директором Анатолий Сергеевич, бывший инженер-металлург завода № 39 имени Менжинского, прошел многие ступени инженерных и руководящих должностей (Прим. 67). Полный состав директорского корпуса и главных инженеров Иркутского авиационного завода в разные годы приведен в приложении 12.

Среди «менжинцев» было немало творчески одаренных людей. Так в послевоенные годы, яркой звездой засверкал талант Б.И. Левантовской – поэтессы, прозаика и драматурга. Вместе с мужем М.А. Бендером – инженером завода имени Менжинского и семьей в 1941 году Белла Ильинична была эвакуирована в Иркутск. Имея за плечами годы учебы в Литературном институте Белла Ильинична, по рекомендации парткома завода начинает работать ответственным секретарем, а затем и редактором заводской многотиражной газеты «Сталинец». Темы ее публикаций - героика рабочих будней, стихи, фельетоны, очерки, портреты рабочих. На территории и в цехах завода часто размещались плакаты с патриотическими призывами и стихами Беллы. После войны у нее был шанс уехать обратно в Москву, но очарованная Восточной Сибирью, она им не воспользовалась.

Иркутск в судьбе Беллы Левантовской стал целой эпохой. Здесь Левантовская выросла в крупного драматурга. А на сцену Иркутского драматического театра имени Н. Охлопкова впервые вышли герои ее пьес: «Дмитрий Стоянов», «От щедрости сердца», «Валерия Нечаева», в которых играли молодые артисты Леонид Броневой, Людмила Макарьева, Милюков. В 50-е годы ее первая пьеса «Судьба товарища» была поставлена в Москве, а 1958 году во МХАТе состоялась премьера «Дмитрия Стоянова». Пьесы «Терзание певчих птиц», «Под чужим именем», «Доказательство любви» ставились многими театрами страны, однако самыми лучшими автор считала спектакли Владивостокского драмтеатра и Новосибирского «Красного факела». Одновременно Белла Левантовская много работала в области поэзии и прозы.

Белла Ильинишна очень тяжело переживала перестройку и последующий распад Советского Союза. Все, что создавалось Левантовской в течение последних двадцати лет, уходило в стол. В 2007 году в Иркутске выходит ее замечательный поэтический сборник «Против волны», в котором есть такие строки (230):

Мы были не как все. Любили бескорыстно.

Честнейшим образом трудились. А теперь?

Теперь как все. О деньгах и Достатке –

Все помыслы. Ничтожны мы как все.

Какой же смысл ругать растленный запад?

Когда за ним бескровными ростками

Мы тянемся во мраке бездуховном?

А было время! Были не как все...

Спустя много лет Александр Дмитриевич вспоминал (231):

Теперь уж давно позади кошмары воздушных тревог и «зажигалки», которые ловил и сбрасывал с крыш во время дежурств. Потом эвакуационный эшелон до Иркутска. Сунула мне второпях бабушка булку хлеба да две банки консервов... На тридцать двое суток растянулась наша дорога, пока меня и других не принял иркутский завод. Затем четыре года напряженного труда медником на гнутье труб для боевых машин. Трудно было. В Москве родные, младшие брат и сестра. После войны нашел в Сибири свою любовь…

Вскоре выяснилось, что Аверин прекрасно рисует, и Александр становится цеховым художником – оформителем, одним из лучших на заводе. Акварельные и масляные краски навсегда вошли в его жизнь. В пятидесятые годы на первой же выставке его работы были замечены профессиональной комиссией и отправлены на республиканский смотр народных талантов в Москву. И в дальнейшем на всех многочисленных показах работ самодеятельных художников, пейзажи и натюрморты Аверина привлекали внимание, отличались хорошей композицией, реализмом сюжетов и утонченной передачей цвета.

Художник Александр Дмитриевич Аверин, после эвакуации с заводом имени Менжинского из Москвы, также навсегда остался в Иркутске. Еще до войны Александр окончил художественное училище и, как отличник, был направлен в Академию художеств для продолжения учебы. Но началась война и он пошел учеником слесаря на завод № 39.

Искуснейшим резчиком по дереву на заводе считался Анатолий Сергеевич Соболев, один из лучших токарей цеха оснастки, награжденный орденом Трудовой Славы III степени. В 1941 году Анатолий подростком, вместе с родителями, работниками завода № 39 имени Менжинского, приехал в Иркутск и, повзрослев, остался жить в этом понравившемся ему сибирском городе. Еще до окончания войны он поступает учеником токаря на авиационный завод и вскоре становится настоящим профессионалом.

Анатолий всегда увлекался резьбой, но первый публичный показ его работ, изумивших зрителей своей изящностью, состоялся только в середине пятидесятых годах. К Соболеву пришло признание. Сегодня его резные ажурные изделия из дерева украшают экспозицию областного этнографического музея в Тальцах, что по Байкальскому тракту, некоторые поделки Анатолий Сергеевич передал музею Иркутского авиационного завода.

Это лишь отдельные штрихи к портретам талантливых людей. На самом деле их среди «менжинцев» было гораздо больше, но это другая тема.

Далее уместно вспомнить и о том, что завод № 39 имени Менжинского вывез в Иркутск большую библиотеку с технической и художественной литературой: некоторые из этих книг и ныне хранятся в профсоюзной библиотеке Дворца Культуры имени Ю.А. Гагарина. Среди них – уникальные довоенные издания по многим авиационным дисциплинам. Но главное в вывезенной библиотеке – фонд редкой книги, который ежегодно выставляется во Дворце 24 мая в дни русской письменности. Фонд поражает большим количеством научно-популярной, исторической и художественной литературы с обилием иллюстративного материала. Выставляемые раритеты изданы в XIX и начале XX века известными книгоиздательскими фирмами М.О. Вольфа, А.С. Суворина, А.Ф. Маркса в Петербурге, И.Д. Сытина в Москве.

Из книг изданных поставщиком его Императорского Величества М.О Вольфом, привлекают внимание « Божественная комедия» А. Данте (1874 г.), и вышедший в 1879-1901 годах монументальный двенадцатитомный сборник « Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экологическом и бытовом значении» под редакцией П.П. Семенова–Тян–Шанского. Для того времени издание сборников «Живописной России» являлось уникальным. В фонде редкой книги хранятся шесть томов сборника. Один из них, имеющий подзаголовок «Восточные окраины России. Восточная Сибирь», содержит любопытные исторические сведения о нашем крае и прекрасно иллюстрирован. И еще в фонде хранятся три тома знаменитого «Толкового словаря живого Великорусского языка Владимира Даля», изданные Вольфом в 1909 году.

Среди изданий А.Ф. Маркса выделяется крупноформатное издание «Потерянного рая» Д. Мильтона с иллюстрациями (1895 год). Но основное издание Маркса – популярнейший иллюстрированный журнал «Нива», выходивший еженедельно с 1870 до 1917 года. В приложении к журналу выходили книги зарубежных классиков: некоторые из них, как, например, Мольер, Гейне, Ибсен, присутствуют в фонде.

Из книг московского издателя И.Д. Сытина в фонде представлены шесть томов исторического сборника «Три века» под редакцией В. Баллаша, выпущенных к 300-летию дома Романовых в 1912 году. «Россия от смуты до нашего времени» – значится в подзаголовках книг. С большим интересом воспринимаются издания, посвященные войнам, которые Россия вела в начале 20 века. Это вышедшие в 1909 году в Санкт-Петербурге «Участники Русско-Японской войны. Портреты», а также «Великая война в образах и картинах», автором которой является Генерального штаба генерал-майор А.Д. Шеманский. Несколько фотоальбомов этой книги, изданных в 1915 году, отражают события Первой мировой войны.

Здесь упомянуты только самые интересные, на взгляд автора, книги. Но каждый читатель может найти что-то для себя. Например, многих любителей художественной литературы не оставят равнодушными прижизненные издания А.С. Пушкина, А.П. Чехова и других знаменитых писателей дореволюционной России. Хочется отметить, что практически все книги фонда являются образцами высочайшего художественного оформления и полиграфического качества, прикасаясь к которым испытываешь трепетное чувство. Ведь это наши культурные и духовные цен ности, наше историческое наследие.

Вот такую историю московского завода № 39 имени Менжинского волею судьбы унаследовал Иркутский авиационный завод в 1941 году.

К предыдущему фрагменту | К содержанию | К следующему фрагменту

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Хвощевский Г.И. | Источник(и): Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска: хроникально-документальная история. - Иркутск: Изд-во ООО "Типография "Иркут", 2012 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.