Золотодобыча в Восточной Сибири. Из истории

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Очень много усилий было затрачено в поисках месторождений золота в Сиби­ри. К этому подталкивал тот факт, что следы присутствия золота обнаруживали в разных местах и районах Сибири. Такие признаки были отысканы в 1827 г. даже на берегах Ангары вблизи Иркутска. Очень уж хотел первый генерал-губернатор Восточной Сибири А. С. Лавинский открыть под Иркутском месторождение зо­лота, а не где-то в глуши. И нашли следы золота. В 1900 г. купец Шафигуллин даже на иркутских городских землях производил разведку наличия золота, но без­результатно.

Первые разрешения на поисковые работы золотых россыпей в Тобольской и Вятской губерниях были выданы в 1826 г. И с конца двадцатых годов на террито­рии Сибири начали действовать поисковые партии. Считается, что россыпное золото в Сибири первым нашёл верхотурский 1-й гильдии купец Андрей Попов. Он в компании со своим племянником Фёдором Поповым ещё в двадцатых годах XIX в. вел поиски золота. Но все их попытки были неудачными. Позднее они уз­нают, что ссыльный крестьянин Егор Лесной находил и добывал россыпное зо­лото в отрогах Кузнецкого Алатау в районе реки Бирикюль. Воспользовавшись этими сведениями, они начали свою добычу золота. Начало добычи золота в 1829 г., считавшемся датой зарождения золотопромышленности в Сибири, положили освоенные в 1830 г. богатые россыпи на реке Фомихе в Салаирском кряже, где и был заложен прииск Егорьевский. В 1832 г. были открыты и стали разрабатывать­ся первые золотые россыпи в Нерчинском горном округе. Наиболее богатая рос­сыпь была открыта в 1838 г. на реке Каре, притоке Шилки.

А вот в 1834 г. поисковиками Коростылёвым, Толкачёвым и Мошаровым были найдены богатые золотоносные пласты в Иркутской и Енисейской губерниях.

В Восточной Сибири богатые золотоносные россыпи были открыты в 1836 г. в верховьях реки Бирюсы и по речке Хорма. Чтобы стимулировать увеличение по­ступления в казну золота, в 1838 г. утверждается закон, который разрешал на го­сударственных землях Сибири вести розыск и добычу золота частным лицам. Этот закон вызвал большой поток золотоискателей в регионы Сибири.

Первые попытки добычи золота на притоках реки Лены производились в Верхоленском районе в 1840-1841 гг. В 1842 г. мещанин Попов открыл золотую рос­сыпь по речке Бухте, впадающей в приток Олёкмы Тунгир. Самое крупное от­крытие золотых россыпей в тот период произошло летом 1846 г., когда тобольс­кий мещанин Николай Окуловский и местный крестьянин Петро Корнилов по заданию купца Константина Петровича Трапезникова нашли у подножья гольца Высочайшего богатые залежи золота. Месторождение находилось в верховьях речки Хомолхо, являющейся притоком реки Жди и относящейся к бассейну Олекмы. Глубина залегания месторождения от поверхности земли была небольшой, что способствовало удобству его эксплуатации.

В Забайкалье в сороковых годах XIX в. зарождается золотопромышленность в Верхнеудинском и Баргузинском округах. Здесь было найдено золото в системах рек Чикоя, Ципы и Ципикана. Первые прииски здесь возникают в 1844 г.

С 1845 г. стали разрабатываться золотоносные россыпи Витимского и Витимско-Канского районов.

В 1853 г. были найдены большие запасы золота в бассейне реки Большой Па­том. Открытие летом 1863 г. Иваном Новицким более богатых месторождений золота в долине реки Бодайбо ещё более подтолкнуло приискателей на поиски и добычу золота. Этому также способствовало открытие вскоре месторождения по речкам Энгажимо и Тыхтыга, правым притокам Витима.

В последующие годы поиски залежей золотых россыпей велись от случая к слу­чаю, нерегулярно и, как обычно, одним-двумя искателями. Исключение состав­ляла комплексная экспедиция 1896 г. под руководством горного инженера Ф. П. Брусницына. Район её исследований был сосредоточен в местности, ограничен­ной рекой Леной от Жигалово до устья Алдана и далее по реке Алдан и её прито­кам. В течение трёх лет экспедиция работала в разных направлениях науки, вклю­чая геологию, археологию, зоологию, ботанику и др. Русское золотопромышлен­ное Общество поручило экспедиции провести в исследуемом районе изыскания месторождений золота и платины в бассейне реки Алдан.

Летом 1906 г. штейгер Белов по личной инициативе совершил экспедицию в местности, прилегающие к рекам Белой и Осе. В этих местах он разыскал несколь­ко площадей с россыпным золотом. В декабре этого года Белов выехал в Петер­бург, где предлагал предпринимателям эксплуатацию им найденных залежей. Но большого энтузиазма он в столице не встретил. Летом этого же, 1906, года к исто­кам рек Бирюсы, Уды и Ук, как к перспективным золотосодержащим районам, был командирован из Петербурга по предложению группы русских и американс­ких предпринимателей горный инженер Лебедев с целью разведки новых место­рождений золота. Его экспедиция и обработка её результатов затянулись до де­кабря. 17 декабря Лебедев с результатами поисковых работ выехал в Петербург.

О начале поиска золота в долине реки Вилюй газета «Иркутская жизнь» 4 ян­варя 1916 г. писала так: «Один из проезжих с Вилюя сообщает, что по течению р. Вилюя, особенно в районе Сунгарского и Хочинского улусов, во многих местах обнаружено присутствие железной руды высшего качества (магнитной), плати­ны, золота и каменного угля с богатым содержанием. В течение минувшей зимы несколько десятков человек намыли золота, платины приблизительно на 40 000 рублей, причём золотник золота они сдавали скупщику из Якутска по 3 рубля 40 копеек, а золотник платины по 5 рублей, т. е. почти на 100% ниже их действитель­ной стоимости. В настоящее время «Лензолото» и другие производят усиленную разведку системы реки Вилюя. По наблюдениям местных жителей, особое вни­мание при этих изысканиях направлено на самое дно реки, а именно на пороги. Якутами ныне застолблено несколько золотоносных площадей, и в них кой-ког­да предпринимается разработка ручным способом». Та же газета 8 мая сообщает следующее: «Иркутское Горное Управление получило от Министерства торговли и промышленности распоряжение об отводе в пользу казны, с отдачей на особых условиях поручику лейб-гвардии Павловского полка Алькимовичу, более 200 пло­щадей земли в Вилюйском округе Якутской губернии для разработки платино-золотых россыпей».

Начало разработок золотых месторождений на севере Иркутской губернии от­носится к началу сороковых годов девятнадцатого столетия. Сразу же с открыти­ем золотых россыпей по реке Хомолхо (бассейн реки Лены) летом 1846 г. были зарегистрированы два прииска. Один под наименованием «Вознесенский» при­надлежал иркутскому купцу К. П. Трапезникову, а другой — «Спасский» — Реп­нинскому. Но уже в 1848 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Ни­колаевич Муравьёв отправил докладную записку императору, в которой писал об упадке добычи золота в Восточной Сибири при неисчерпаемых запасах золота. Для улучшения работы этой отрасли хозяйства Н. Н. Муравьёв предлагал реорга­низацию золотопромышленности, которая исключала бы злоупотребления, вы­текающие из связи золотопромышленности с откупщиками.

К этому времени относится рождение будущего города Бодайбо, которое свя­зано с появлением летом 1864 г. при слиянии рек Витима и Бодайбо первого жилья в районе Стефано-Афанасьевского прииска. Сразу же рядом стали строиться и другие жилые и хозяйственные постройки. И вскоре в этой местности возник большой поселок, названный Резиденцией и ставший центром золотопромыш­ленного района. В Бодайбо раньше, чем в Иркутске, начинает функционировать железная дорога, начало строительства которой относится к 1895 г. 10 июня 1903 г. по представлению Государственного Совета был Высочайше утверждён статус города Бодайбо. В «Собрании Узаконений» по этому поводу записано: «Образо­вать из возникшего в Иркутской губернии при впадении реки Бодайбо в реку Витим посёлка, называемого Бодайбинской резиденцией, город под наименова­нием Бодайбо». В январе 1905 г. газета «Иркутские губернские ведомости» сооб­щала: «Завершается разработка Городового положения для Бодайбо. Подготов­ленные работы по набору земель для Бодайбо и составление землемером Беляе­вым проектного плана города уже закончены. В данный момент этот план выпол­няется в окончательном виде в межевом отделении Губернского управления. За­кончены оценка отчуждаемых от золотопромышленности участков земли и опре­деление размера компенсации за отчуждаемые земли. Также определены права владельцев недвижимых имуществ, расположенных на планируемой городской территории». Это Городовое положение после рассмотрения многими государ­ственными инстанциями и соответствующего утверждения было введено в дей­ствие с 1 января 1907 г.

На слиянии рек Олёкмы и Витима начало добычи золота относится к 1851 г. Иркутские купцы Пётр Иосифович Катышевцев и Павел Петрович Баснин в 1855 г. организуют своё Ленское Золотопромышленное Товарищество, официаль­ная регистрация которого состоялась 4 ноября. Производственные дела у Това­рищества шли весьма неплохо, и уже через девять лет П. И. Катышевцев и П. П. Баснин преобразуют своё Товарищество в полное, т. е. в более крупное. Выписка из компанейского акта гласит: «Иркутск, 1864 г., июня 5 дня. Мы, нижеподпи­савшиеся золотопромышленники потомственные почётные граждане, иркутские 1-й гильдии купцы: Павел Петров Баснин и Пётр Осипов Катышевцев на основа­нии 2443 статьи Горного устава (свода законов 1857 г., VII тома), взамен прежде существовавших акта и дополнения к нему составили между собой полное золо­топромышленное Товарищество под фирмой «Ленское золотопромышленное То­варищество почётных граждан Павла Баснина и Петра Катышевцева».

Главная контора этого Товарищества была учреждена в городе Иркутске. Пос­ле смерти П. П. Баснина купец П. И. Катышевцев из-за сильного расстройства финансовых средств не смог вести самостоятельно дела всего Товарищества. Он не смог поправить свои дела, даже опираясь на те возможности, которые предос­тавлял Устав о частной золотопромышленности, Высочайше утверждённым 24 мая 1870 г. Уставом определялись, кроме правил найма рабочих на сибирские золотые прииски, также и правила о ссудах, выдаваемых Иркутским, Енисейским и Томским отделениями Государственного банка. Но ссуды выдавались под шли­ховое золото. А у Катышевцева ввиду полного расстройства дел и этого не было. Поэтому в 1872 г. он и его кредиторы образуют новое «Товарищество Иннокентьевского дела Гинцбурга», в котором было установлено 100 паев, из них конт­рольный пакет (58 штук) принадлежал барону Г. Е. Гинцбургу. В 1882 г. купец П. И. Катышевцев полностью разорился. И Товарищество вновь преобразуется. В компанейском договоре говорилось: «С.-Петербург, 1882 г., декабря 10 дня. Коммерции советник барон Гораций Евзелевич Гинцбург, торговый дом Э. М. Майер и К0 и по доверенности коллежского советника Евграфа Васильеви­ча Каншина статский советник Иван Васильевич Баснин заключили сей договор о нижеследующем: 1) На основании компанейского акта, совершённого у иркут­ского городского маклера Чурина 5 июня 1864 г. за № 226, золотопромышленни­ки, потомственные граждане Павел Петрович Баснин и Пётр Осипович Каты­шевцев составили между собой полное золотопромышленное Товарищество под фирмой «Ленское золотопромышленное товарищество почётных граждан Павла Баснина и Петра Катышевцева», разделив участие в Товариществе на 90 паев или частей. Все эти 90 паев или частей на основании законно совершённых актов со­ставляют ныне собственность участников настоящего договора: барона Гинцбурга, Каншина и торгового дома Э. М. Майер и К°...3) Компании присваивается на­звание «Ленское золотопромышленное товарищество».

Золотопромышленности часто обеспечивалась государственная помощь. Так, в феврале 1891 г. барон Г. Е. Гинцбург для поддержания своих приисков на Лене обратился в Министерство финансов с докладной запиской о предоставлении кредита в Государственном банке. В мае министр финансов С. Ю. Витте сделал доклад российскому самодержцу по записке Г. Е. Гинцбурга. Кредит был Высо­чайше утверждён.

В 1872 г. образовалась Бодайбинская золотопромышленная Компания, паи которой принадлежали купцам Осокиным, Немчиновой, Корзухиным, Котельниковым, Пахолковой. Первоначально Компания разрабатывала мелкие россы­пи и, соответственно, добыча золота была незначительной.

Весной 1863 г. в районе будущего Бодайбо появились первые приискатели во главе с казаком Иваном Новицким, которые прибыли сюда после открытия золо­та по реке Накатали. Здесь приискатели также находят богатые россыпи золота. Первую заявку на разработку золота в районе будущего Бодайбо по реке Витиму оформил 27 июля 1863 г. иркутский купец Михаил Александрович Сибиряков. Была застолблена площадь в 23,2 гектара. К этому же году относятся организация иркутскими купцами Ленского золотопромышленного Товарищества. При этом отмечается, что «Лензолото» имеет уже 20 приисков. На территории будущего го­рода Бодайбо 20 июня 1864 г. отводится для разработки золота первый прииск — Стефано-Афанасьевский, в районе которого летом этого же года была поставле­на первая изба. Это событие и отмечается как дата основания города Бодайбо.

Набравшее силу Ленское золотопромышленное Товарищество в 1868 г. полу­чает право на разработку месторождений золота в Сухом Логе. В 1887 г. Товари­щество разрешило партии старателей разработку Сухоложского месторождения. Но как только старатели добрались в 1889г. до богатых золотом пластов, так сразу же Ленское золотопромышленное Товарищество немедленно вернуло себе это месторождение. И уже на следующий год здесь был открыт Предтеченский при­иск. К концу девятнадцатого столетия «Лензолото» расширяет свои промышлен­ные дела за счёт покупки и аренды частных приисков мелких предпринимателей. 3 декабря 1896 г. главноуправляющий Ленскими промыслами «Лензолота» Л. Ф. Грауман сообщил правлению предложение предпринимателя Клейнмихеля, ко­торый предлагал взять у него в аренду заявки, сделанные им на Бульбухте, и дру­гие. Правление, рассмотрев это предложение, предоставило право Л. Ф. Грауману заключить таковой договор с выдачей ему ссуды в 50 тысяч рублей под получа­емое с этих участков золото. Буквально через неделю «Лензолото» приобретает у Базилевского в полное и непосредственное владение, впредь до выработки 16 приисков в Олёкминском округе, хотя по документам указаны лишь 13 из них, а именно: Нижний, Талый, Софийский, Августовский, Надеждинский, Тонкий, Задорный, Динамитный, Елизаветинский, Сергеевский, Боевой, Сукировский и Екатерининский. А ещё через неделю, 17 декабря, Л. Ф. Грауман телеграммой рекомендует правлению взять в аренду у предпринимателя Тетерина два приис­ка, расположенные под Бодайбо. На такие операции нужны были большие день­ги. Тем более, что в 1901 г. появилась возможность приобрести прииски Бодай­бинской золотопромышленной Компании. Правление «Лензолота» по этому по­воду обратилось в Государственный банк о предоставлении ему кредитов на при­обретение упомянутых приисков. Но Государственный банк в 1903 г. приобретает эти прииски Бодайбинской Компании и по обоюдному согласию передаёт их в аренду Ленскому золотопромышленному Товариществу.

9 июля 1910 г. «Лензолото» у Компании промышленности (была и такая) при­обретает все права на заявки, отводы и в придачу на всё имущество 122 приисков. Всё это было оценено в 4 миллиона 800 тысяч рублей. В этом же году 14 августа «Лензолото» покупает за 400 тысяч рублей Ленско-Витимское пароходство, принад­лежащее Михаилу Александровичу Сибирякову и Ивану Ивановичу Базанову.

С 1898 г. одиночными и мелкими группами старателей начались разработки в небольших масштабах месторождений золота в бассейне реки Маракан на ключе Мельбечный. За первые два года здесь было добыто около 100 килограммов золота. В 1903 г. инженер П. И. Преображенский совершил геологические изыскания по реке Маракан вплоть до реки Большой Патом. Это были первые сведения по гео­логическому строению этого в будущем перспективного золотоносного района.

Взоры искателей золота ещё со времён сибирских первопроходцев неоднок­ратно останавливались на прилегающих к Байкалу районах. Здесь изредка нахо­дили в небольших количествах золотые россыпи. И даже в 1905 г. существовало Прибрежно-Байкальское золотопромышленное Товарищество. На собрании его членов, состоявшемся 21 июля 1905 г. в конторе фирмы Я. Д. Фризера, был решён вопрос о разработке Александровского и Николаевского приисков.

Весьма перспективным, сточки зрения добычи золота, прозвучало сообщение газеты «Иркутские губернские ведомости» от 27 августа 1905 г.: «На берегу озера Байкала, приблизительно в верстах 20 от Лиственичного, приступлено к прими­тивным промывкам обнаруженных золотоносных россыпей. Владельцы приис­ка, не довольствуясь россыпным золотом, содержание которого здесь довольно богатое, решили углубиться штольней в прилегающую к прииску гору с целью найти в ней рудное золото, наличность которого здесь вне всяких сомнений». Но оптимизм скоро улетучился — промышленного золота не было найдено.

Такой же кратковременной, нежизнеспособной стала организованная в Ир­кутске двумя техниками «Компания социально-промышленного труда», цель ко­торой состояла в разведке россыпей драгоценных металлов по реке Витиму и в других местах Сибири.

О существовании ещё одного акционерного общества повествует 14 июня 1916 г. газета «Иркутская жизнь»: «Коммерции советник Д. В. Полутов вошёл в Губернское Управление с ходатайством об учреждении «Байкальского золотопро­мышленного и горнопромышленного акционерного общества». Цель учрежде­ния Общества такова: поиски, разведка и добыча золота, платины, а равно и других полезных ископаемых во всех местностях Азиатской России. Основной капи­тал Общества определён в 100 000 рублей, разделённых на 1000 акций по 100 руб­лей каждая. Всё количество акций распределяется между учредителями и пригла­шёнными в Общество лицами по взаимному соглашению. Общество может уве­личивать основной капитал посредством дополнительных выпусков акций нари­цательной цены акций предыдущих выпусков, но не иначе, как по постановле­нию общего собрания акционеров и с особого каждый раз разрешения правитель­ства порядком, им утверждённым».

Богатейшие месторождения золота в Сибири и Забайкалье привлекали вни­мание иностранных капиталистов и, в первую очередь, капиталистов Англии. 20 марта 1907 г. подписывается договор между великобританским подданным Э. А. Маундом и российским правительством о создании английского акционерного Общества под названием «Центральная Сибирь», которому предоставлялось право поиска и разведки по добыче россыпного и жильного золота в Нерчинском окру­ге на государственных землях. Капитал Общества составлял 500 тысяч рублей.

Другой английский инженер, являющийся представителем великобританских предпринимателей, Гаскэйт, 3 июня 1916 г. обратился с официальной просьбой к губернской власти о выдаче ему разрешения на организацию золотых и горных промыслов в Иркутской губернии.

Но наибольшего успеха в Сибири добилось английское акционерное Обще­ство фирмы «Лена Гольдфилдс», организованное в 1908 г. Сразу же в этом году было создано русско-английское акционерное Общество — Ленское золотопро­мышленное Товарищество «Лензолото». Уже в 1912 г. «Лена Гольдфилдс» имела около 70% (т. е. контрольный пакет) всех акций «Лензолота».

Летом 1913 г. из Лондона прибыл на Ленские прииски видный специалист по гидравлической и дражной разработке россыпей американский инженер Ч. Пюрингтон. Он в Ленском Товариществе занял должность инженера-консультанта. Ему было поручено произвести обследование Ленских приисков на предмет их реконструкций. Ровно через год Пюрингтон представил правлению Товарище­ства план технической и хозяйственной реорганизации приисков. Основные по­зиции плана — внедрение механизации производства, широкое применение гид­равлических методов добычи, внедрение выгодных методов добычи и промывки золота, применяемых на приисках Аляски и Калифорнии. Реорганизацию пред­полагалось провести за пять лет. При этом потребовалось бы 8250 тысяч рублей. Планом Пюрингтона предполагалось занятие командных постов в техническом руководстве иностранным персоналом с оплатой их труда в один миллион руб­лей. Правление «Лензолота» чрезвычайно сдержанно и недоверчиво отнеслось к предложениям Пюрингтона.

Кроме составления плана реорганизации, Пюрингтон обратил внимание на пути сообщения золотоносных и центральных районов губернии. Исследовав этот вопрос, он 19 июня 1916 г. передаёт в правление «Лензолота» письмо-доклад, где указывает на техническую возможность прокладки тракта от Балаганска до Усть-Кута, по которому можно было бы организовать автомобильное сообщение. По его предварительным подсчётам, устройство такой автомобильной дороги обо­шлось бы не более 2000 рублей с версты. При расстоянии тракта в 500 вёрст об­щие затраты не превысят миллиона рублей. Стоимость перевозки автомобиль­ным транспортом одного пуда груза составила бы не более чем по 40 копеек. В то время перевозка одного пуда гужевым транспортом только до Жигалово обходи­лась по 50 копеек. Пюрингтон рекомендовал «Лензолоту» приступить к деталь­ному исследованию тракта на Балаганск.

Отдаленность золотоносных районов от центральных городов Сибири, слож­ность природных условий, беззащитность рабочих и мелких служащих перед при­исковой администрацией делали жизнь и условия труда чрезвычайно тяжёлыми. Сюда ещё нужно добавить почти ручной труд и отсутствие повсеместно безопас­ных условий труда, а также и безобразные бытовые условия. Мало что изменяли и открывшиеся с 25 февраля 1886 г. при Главном управлении Восточной Сибири со­вещания по вопросам, касающимся золотого промысла. На этих совещаниях рас­сматривался следующий круг проблем: взаимоотношения предпринимателей и ра­бочих, устройство больниц, школ и богаделен на приисках, замена охраны казака­ми на вольнонаёмных, меры наказания за доставку спирта на прииски, изменения некоторых статей Горного устава, меры предотвращения кражи золота. Участие в работе этих совещаний мог принять любой желающий. Но изменений в положи­тельную сторону не произошло. Это подтвердило сообщение Леонида Александ­ровича Карпинского о положении золотопромышленности на Олёкминских при­исках, сделанное им 11 декабря 1886 г. на общем собрании членов Географическо­го Общества. Докладчик убедительно и обоснованно показал низкую техническую оснащённость приисков. Особенно яркими красками Л. А. Карпинский нарисовал картину «возмутительной эксплуатации рабочих приисковыми управлениями».

Особенно тяжёлым становятся условия жизни и работы на золотых приисках с началом Мировой войны 1914 г. Положение ухудшалось из года в год. Летом 1916г. через Иркутск следуют рабочие, возвращающиеся в Россию из золотопромыш­ленного района вследствие тяжёлых условий жизни в этом крае, вызванных до­роговизной товаров и продуктов. Количество выехавших с Лены составляло, по свидетельству газеты «Иркутская жизнь», несколько тысяч человек.

Как выше было сказано, на приисках процветал, в основном, только ручной труд. Но это не говорит о том, что на приисках не было изобретений и не испытывалась новая техника. Одним из первых изобретений была машина для золотых песков, предложенная минусинским купцом Пакулевым. Он на своё изоб­ретение получил 2 мая 1857 г. от российского правительства «привилегию» на 10 лет. В этом же году управляющий Ленским Товариществом И. Ф. Шмотин изоб­рёл машину для вскрыши пустой породы. В 1858 г. эта машина была испытана и получены хорошие результаты её работы. Но далее испытаний машина не пошла, а в дальнейшем были потеряны и все её чертежи.

Очень много шума наделал «песковоз» инженера А. Н. Лопатина. Это был про­тотип будущих ленточных транспортёров. На его примере первая иркутская газе­та «Амур» первой из российских периодических изданий вступила в борьбу за приоритет русских людей в области изобретения новой техники. Инженер А. Н. Лопатин, работавший на одном из енисейских приисков, в начале 1859 г. изобрёл свой «песковоз». В октябре этого же года практическая осуществимость была автором подтверждена на действующей модели. Газета «Амур» в №38 за 1860 г. писала: «Нашлись люди, упрекавшие Лопатина в том, что изобретение бес­конечной ленты принадлежит не ему, а Лессепсу, который предлагал в том же 1859 г. проверить работу подобной машины на строительстве Суэцкого канала». Сопоставив факты, газета «Амур» категорически заявляет, что «отрицать изобре­тение Лопатина может только тот, у которого голова не в порядке; таким людям ничего и никогда не докажешь». По этому вопросу развернулась на страницах газеты дискуссия. Ну, а «песковоз» после некоторых усовершенствований уже в 1860 г. при­менялся на многих промыслах Восточной Сибири. Иркутский издатель Персии с 1 января 1861 г. выпустил в продажу небольшую книжку А. Н.Лопатина «Песковоз для разработки золотых промыслов». К книге прилагалось пять листов рисунков маши­ны. В тексте указываюсь, что «песковоз» в течение всего лета 1860 г. успешно эксп­луатировался на приисках, высвободив большое количество лошадей.

Иногда предложения, облегчающие труд, исходили снизу, из рабочей среды. В 1860 г. один ленский рабочий изобрёл водоподъём, с успехом применённый на Олёкминских приисках. Фамилия этого рабочего до нас не дошла. Также имени автора (или авторов)организованного свободного водостока, начавшего функци­онировать с 6 апреля 1914 г. на приисках «Лензолота» Нижнем и Федосеевском, мы уже, по-видимому, никогда не узнаем.

Но больше всего изобретений и предложений подавалось на сам процесс про­мывки и добычи золота. С 3 по 5 января 1871 г. в зале Географического Общества экспонировалась модель новой золотопромывательной передвижной машины. Сведения о технических характеристиках и объяснения принципов действия да­вал сам изобретатель этой машины М. П. Кеузов. Но, в основном, оборудование, машины, агрегаты, приборы и т. п. на золотые прииски завозились. И чаще всего они были иностранного производства. В этом отношении золотопромышленно­сти оказывалась государственная помощь.

В 1898 г. Высочайше утверждён закон, разрешающий беспошлинный ввоз ма­шин и оборудования на золотые прииски. 12 июня 1916 г. газета «Иркутская жизнь» сообщает: «В Иркутской таможне получено телеграфное распоряжение Мини­стерства финансов о беспошлинном пропуске для нужд сибирской золотопро­мышленности временно сроком на десять лет драг и экскаваторов, приборов и ап­паратов, служащих для изменения золотосодержащих руд и для добычи золота химическим путём, приборов для разведок и других принадлежностей».

Из Москвы через Иркутск 3 февраля 1897 г. была провезена на 8 лошадях золото промывочная машина больших размеров, которая была доставлена, установ­лена и запущена в эксплуатацию на Витимских приисках. Если говорить о золотопромывочной технике, то, наверное, следует упомянуть о внедрении в произ­водство 14 мая 1914 г. первой в золотоносном районе паровой драги. Такую драгу новозеландского типа поставила и запустила на Софие-Ивановском прииске, расположенном на реке Жуе, голландская фирма Мюллера. Ёмкость черпаков равнялась 210 литрам. Драга проработала четыре года.

Что касается новых методов добычи золота, то уже в 1887 г., 6 марта, в зале Географического Общества Леонид Антонович Ячевский давал объяснения чле­нам Общества принципов действия гидравлического способа разработки золото­содержащих россыпей. О внедрении этого способа в Забайкалье рассказывал в январе 1889 г. следовавший через Иркутск в Петербург инженер М. А. Шостак, внедривший гидродобычу золота на приисках.

О подробностях другого способа разработки золотых россыпей поведали ир­кутянам два бельгийских инженера, прибывшие в Иркутск 27 января 1912 г. Они направлялись на золотые прииски Баргузинского округа. Ввиду того, что в тех местностях грунт мягкий, не каменистый, инженеры решили для разработки при­менить специальные машины-землесосы,

К концу девятнадцатого века из-за расширяющегося производства золота стал ощущаться недостаток квалифицированных специалистов как среди инженерного состава, так и в среде рабочих и служащих. В 1892 г. было решено организовать для учащихся Промышленного училища практическую командировку на золо­тые прииски Олёкминской и Витимской систем. На это было получено разреше­ние генерал-губернатора Александра Дмитриевича Горемыкина. 22 мая десять учеников восьмого класса под руководством преподавателя, инженера-техноло­га А. В. Янчуковского, отбыли на золотые прииски. Цель практики — ознакомле­ние на месте с организацией работ на приисках, с техническими приёмами добы­чи золота, а также технико-экономической и организационно-технической сто­роной производства. Собранные учениками данные позволили им написать отчёты-сочинения. На следующий, 1893-й, год с 1 сентября открывается Горное учи­лище, которое готовило техников для горного дела и некоторое количество спе­циализировавшихся по направлению золотодобычи. Финансы на содержание учи­лища в сумме 21 тысячи рублей ежегодно выделял Горный департамент. В учили­ще принималась молодёжь от 15 и до 20 лет с образованием не ниже двухкласс­ных городских и сельских училищ. За обучение взималась плата по 20 рублей в год. В 1893 г. открылся только первый класс, на который было зачислено 30 чело­век. В программу обучения входили общеобразовательные и специальные дис­циплины, а также предусматривались производственные практики. Так, газета «Иркутские губернские ведомости» в 1905 г. свидетельствует, что 20 мая «выпуск­ники Горного училища отправились на производственную практику на Олёкминские золотые прииски, где они будут работать под руководством горного инжене­ра Р. Ф. Левицкого. Из 47 учеников Горного училища ныне должны окончить курс штейгерами 9 человек, которые с практических занятий с Олёкмы возвратятся в Иркутск к августу».

Источник: Иркутские повествования. 1661 — 1917 годы. В 2 т. /Автор-соста­витель А. К. Чернигов. Иркутск: «Оттиск», 2003. Т. 2. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Иркутская область | Библиотека по теме "История" | Библиотека по теме "Экономика" | Депонирование
Загрузка...