Живопись // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ЖИВОПИСЬ, художественное изображение предметного мира на плоскости посредством цветных материалов.

Основные подраз­деления живописи: станковая, монументальная, декоративная. Каждое из подразделений имеет различия по исполь­зуемым материалам: масло, темпера, акварель; фреска, мозаика, энкаустика и т. д. Помимо того, существует свой диапазон возможностей в живописи профессиональной, народной (крестьянской), самодеятельной, детской.

Живопись в Сибири появилась вместе с русскими первопроход­цами в виде икон (станковая форма) и в виде роспи­сей церковных интерьеров (монументальной и декоративной формы). В XVII—XVIII вв. в крае распространялась привозная иконопись, постепенно замещавшаяся иконописью мес­тной. Владимиро-суздальские, московские, украинские иконописцы, мастера Русского Севера поставляли в Сибирь большое чис­ло произведений своего письма. Собственная сибирская иконопись явилась производным названных школ. Она зародилась при архиерейском доме в Тобольске, распространилась по монастырям Томска, Иркутска, оттуда была пере­дана в другие сибирские города и везде взаимодействовала с при­возными иконами. Светская живопись, почти исключительно станковая, возникает несколько позже. На начальном этапе, вплоть до конца XVIII в., она числом и разнообразием произведений значительно уступает церковной. У нее свой круг видов и жанров: портреты сибирских промышленников, купцов, губер­наторов, виды городов, достопримечательностей приро­ды, декоративные варианты украшения интерьеров.

Процесс приживления профессиональной светской живописи в Си­бири совершался трудно, что объясняется медленным развитием городской культуры. В Сибирь шли казаки, земледельцы, промысловики, торговцы, в светской живописи не нуждавшиеся. В ней нуждались представители высшей и средней администрации, высшее духовенство, купечество, преуспевавшие промышленники, с начала XVIII в. при­обретавшие в Сибири все больший вес.

Живопись проникала в Сибирь следом за графикой и в единстве с графикой, чем особенно характерен XVIII в. Потребности промышленного и культурного освоения Сибири приве­ли к необходимости изучения условий жизни в крае. С 1720-х гг. до конца столетия в Сибири перебывало немало ученых экспедиций Петербургской Академии Наук. В составе каж­дой экспедиции находились художники. Они получали задания зарисовывать этнографические типы аборигенов, виды сибирских городов, образцы растений и т. д. Живопись использова­лась преимущественно акварельная, камерная, легко соединяющая­ся с графикой. Стилистически она примыкала к барокко и классицизму. В самой Сибири от художественных работ ученых экспедиций не оставалось почти ничего. Их роль — в утверждении ценности документального рисунка и живописи, надолго определившей краеведческие интересы художников Сибири. Прямого влияния на местную живопись эти работы не оказали. Лишь те художники, которые, выполняя задания послав­ших их в Сибирь учреждений, одновременно обучали рисова­нию и живописи местных подростков, с достаточным основанием вписываются в сибирскую художественную жизнь. Один из них — дарови­тый рисовальщик В.П. Петров, обучавший в 1800-х гг. юношей Барнаульской школы Горного управления.

В 1829 на Колыванскую шлифовальную фабрику был направлен М.И. Мягков (1779-1852), учившийся в Ака­демии художеств в Санкт-Петербурге. Для выполнения заказов на художественной работы он организовал в Барнауле мастерскую, которая считалась иконописной, но в ней писали картины и на светские темы. В качестве аттестационной работы на звание академической живописи Мягков представил картину «Сцена из семейной жизни сибирских дикарей» (1833). Стилистика картины определяется классицизмом. Од­нако краеведческий сюжет, подчеркнутый в пояснительной записке Мягкова, этнографические приметы быта алтайцев уводят ху­дожника от свойственного классицизму возвышенного тона и идеальной формы. Краеведческие мотивы, не являясь исключительно сибирской чертой живописи, на протяжении XIX в. и значительной части XX в. проходили в ней лейтмотивом.

С начала XIX в. в Сибири появляются местные живопис­цы, работавшие уже преимущественно в светской манере. Одним из первых был талантливый художник-портретист и педагог М.А. Васильев, выполнивший ряд портретов иркутских купцов и чиновников. С 1805 по 1819 он преподавал рисование в Иркутской губернской гимназии. Там же в первой половине XIX в. преподавали рисование П.Н. Колодезни­ков и Г.С. Уткин. В 1840-х гг. в связи с открытием в Иркутске женском учебном заведений (Сиропитательного дома Е. Медведниковой, 1838; Девичьего института Восточной Сиби­ри, 1845) обучаться рисованию стали девушки.

В Томске в начале 1850-х гг. стал преподавать рисова­ние в гимназии, затем реальном училище художник П.М. Кошаров (1824—1902). Основное место в его творчестве заняли виды Алтая, Тянь-Шаня, Иссык-Куля, Томска с его окрестностями. Писал он и виды других городов Сиби­ри, портреты, этнографические зарисовки, бытовые сцены, иконы. Участвовал в научных экспедициях (в 1857 был спутни­ком П.П. Семенова в его путешествии на Тянь-Шань). Издал альбом рисунков «Виды города Томска» (1886), серию литографических листов «Художественно-этнографические рисунки Сибири» (1889—91). Его педагогическая и просветительская деятельность, в том числе проведение художественных выставок в Томске (1-я — в 1860, несколько выставок в 1880—90-е гг.), внесли значительных вклад в развитие культуры края.

В 1860-х гг. в Красноярске, затем в Иркутске обучал рисованию художник Н.В. Гребнев — первый учитель В. И. Сурикова. В Тобольске в 1860—80-е гг. работал художник М.С. Знаменский, в ТюмениИ.А. Калганов (1845— 82) — ученик иконописца, ставший самобытным худож­ником. Путешествовал по Сибири и долгое время жил в Иркутске художник-пейзажист Е.Е. Мейер (1822-1867), принимавший активное участие в экспедициях Сибирского отдела Русского географического общества.

Неотъемлемой частью истории сибирского изобразительного ис­кусства стало творчество ссыльных поляков. В 1840— 50-е гг. здесь работали. Немировский, в конце 1850-х — начале 1860-х гг. живописец и график П. Кшижановский, в 1870—80-е гг. — А. Якубовский, Ю. Беркман, С. Вроньский и А. Сохачевский.

Отдельным эпизодом развития живописи в Сибири XIX в. явля­ется творчество декабристов. Оно занимает промежуточное положение между профессиональным художественным творчеством и любительским, самодеятельным, имея при этом большую историческую и эстетическую значимость. Наибольшую активность как живо­писец проявил Н. А. Бестужев, оставивший обширную га­лерею портретов близких ему людей, а также портре­тов, выполненных по заказу жителей Иркутска, Кяхты, Селенгинска.

Во второй  половине XIX в. в различных учебных заведениях Си­бири преподавали выпускники Императорской Академии худо­жеств (Санкт-Петербург), Московского, Киевского и других художественных училищ. В Иркутске в числе наиболее заметных педагогов-художников были М.В. Зязин, работавший вначале в Енисейске, М.А. Рутченко (Короткоручко), работавший также в Красноярске, позже в Чите; И.Ф. Фокин, Н.В. Голубев, Г.Е. Некрасов, В.И. Эндерлейт, В.М. Скиндер, О.Т. Власенко, В.А. Болотов, А.Х. Клименко, В.А. Александров и другие.

Во второй половине XIX в. сибиряки стали получать образо­вание в художественных учебных заведениях Санкт-Петербурга и Москвы. В 1855 генерал-губернатор Восточной Сибири послал в Императорскую Академию художеств иркутянина М.И. Пескова, в 1868 был отправлен в Академию В.И. Суриков. Сибиряк по рождению А.Э. Мако (1850—1925) учился в Мюнхенской Академии художеств. С конца 1870-х гг. он преподавал в томской мужской гимназии, позже организовал первую в городе художественную студию. Писал пейзажи Алтая и Нарымского края, работал как художник-анималист. В 1870—75 учился в Ака­демии художеств уроженец Селенгинска П.И. Старцев, позже работавший в Иркутске и Кяхте, писавший карти­ны исторического содержания, пейзажи. Н.И. Верхотуров (1863— 1944), получивший первые уроки рисования у нерчинского художника Н.Н. Рябцева, в 1880-е гг. учился в Московском учили­ще живописи, ваяния и зодчества, в 1889—1901 жил в Иркутске. В 1907 окончил Академию художеств (мас­терская И.Е. Репина). С начала XX в ведущее место в его творчестве принадлежало историко-революционной тематике.

Назревшая потребность в местных художественных школах привела к появлению студий в Томске в 1880-е гг., в Иркутске в 1890-е гг. Рисовальные классы создавались также общественными организациями, например: воскресные классы художественно-технического рисования при Обществе попечения о начальном образова­нии (Томск, 1885), класс рисования при Обществе распро­странения народного образования и народных развле­чений (Иркутск, 1905). В Иркутске в 1900 по инициа­тиве художников Н.И. Верхотурова и М.А. Рутченко возникла рисовальная школа, существовавшая около года. В 1905—07 в Иркутске действовали разрешенные Министерством императорского двора классы рисования и живописи, которые вел С.Ф. Лытнев. В 1910 открылись художественные школы в Красноярске и Иркутске. Ведущим преподавателем Красноярской рисовальной школы (первый заведующий архитектор и художник Л.А. Чернышев) многие годы являлся художник Д.И. Каратанов. Школа рисования и живописи И.Л. Копылова в Иркутске, пережив в своем развитии ряд трансформа­ций, существует сегодня как Иркутское художественное училище. В 1913 в Чите открыта художественно-промышленная школа (государственное профессиональное учебное заведение, существовала до 1923).

Новые веяния коснулись иконописных мастерских. Бийская иконописная мастерская дала общую профессионально-художественную подготовку алтайцу Г.И. Гуркину, открывшую ему возможность помимо икон писать картины на бытовые те­мы («Камлание», 1895) и в конце 1890-х гг. поступить в Санкт-Петербурге в мастерскую И.И. Шишкина. Расстоя­ние от иконной живописи до светской сократилось благодаря расширившейся стилистике того и другого ряда.

Росло число любителей живописи. В 1860-е гг. картины де­монстрировались на сельскохозяйственных и промышленных выставках в Иркутске, Чите. Позже, хотя и нерегулярно, стали устраиваться самостоятельные выставки картин и гравюр. В 1880-е гг. художественные выставки становятся заметным явлением в культурной жиз­ни Томска (1882, 1886, 1887). В 1892 состоялась первая городская художественная выставка в Красноярске. Начинают формировать­ся художественные коллекции. С 1870-х гг. иркутянин В.П. Сукачев начал собирать коллекцию живописи, ориентиру­ясь прежде всего на творчество передвижников. В конце XIX в. была создана частная картинная галерея Сукачева, ставшая основой Иркутского художественного музея (1920). На томской выставке (1899) было представле­но 85 работ 13 мест, владельцев картин. В Красноярске самой значительной была художественная коллекция П.И. Кузне­цова. В Омске коллекции живописных и графических работ собирались с конца XIX в. в музее ЗСОРГО.

С конца XIX в. история живописи на всей территории Сибири уже не прерывается. На регулярных выставках в Томске, Ир­кутске, Красноярске, Барнауле, Омске демонстриру­ются сложившиеся жанры: пейзаж, портрет, сюжетно-тематическая картина и натюрморт. Все они писались либо полностью с натуры (портрет, пейзаж, натюрморт), либо с использованием натуры после изучения ее в этюдах. Стилевых отличий сибирской живописи от московской или петербургской не наблюдается, хотя о желательности сибирского колорита в искусстве патриоты Сибири уже заговорили. Не колорит как художественный строй живописи, а мотивы пейзажа и сюжеты отлича­ют сибиряков. Показательным примером в этом плане может служить живопись В.И. Сурикова. Сюжетами ряд его картин впрямую связан с Сибирью («Меншиков в Берёзове», 1883; «Взятие снежного городка», 1891; «Покорение Сибири Ермаком», 1895), прообразы героев его эпопей почти все сибирские. В Сибири написана большая часть пейзажей Сурикова. Все художники Западной Сибири увле­ченно писали виды Алтая, художники Восточной Сибири — пейзажи Севера и Байкала. Наибольшее признание получил Г.И. Гуркин, после персональной выставки в Том­ске (1907) на 10 лет сделавшийся самым популярным живописцем Сибири. Он писал почти исключительно пейзажи Алтая («Хан-Алтай», 1907; «Озеро горных духов», 1910; «Корона Катуни», 1910; «Цветущий ма­ральник», 1916).

Реализм сибирской живописи отличался от реализма передвиж­ников почти полным отсутствием критические направления. Сибирская живопись по преимуществу пейзажная и портретная. А пейзаж и портрет по своей природе не критичны. Сюжетно-тематических картин у сибиряков мало, и они чаще всего либо исторического, либо этнографического характера. Так, на первой периодической выставке Томского общества любителей художеств (1908) Л.П. Базанова показала работы «Съезд князей в Любиче», «Съезд старейшин 1-й Алтайской дючины», А.С. Капустина«Шишкованье», «Переселеночка», «В староверской избе».

Со второй половины XIX в. основным методом сибирской живописи становится пленэр, т. е. трактовка цвета с учетом световоздушной среды. Такая живопись располагает зрителя вглядываться в ее нюансы; строй картины, каков бы ни был ее сюжет, она смягчает тоном созерцательности. Пленэрная живопись свойственна В.И. Сурикову, Г.И. Гуркину, Д.И. Караганову, А.О. Никулину, многим их современникам и пос­ледователям. Ее не поколебали веяния авангардизма, достигшие Сибири в 1910-х гг. В творчестве художни­ков, пропагандировавших новации в Сибири, эти вея­ния оказались неглубокими. Сибирская живопись восприняла лег­кий отсвет стиля модерн в варианте, представленном объединением «Мир искусства».

Среди большого числа иконописцев начала XX в. отме­тим И.А. Панкрышева, переехавшего в Томск из Мстеры (1898). Он работал для церквей и индивидуальных заказчиков Бийска, Бердска, Иркутска, Мариинска, Новониколаевска (Новосибирска), Томска, Читы, предлагая на выбор трактовку живописи от древнегреческого и византийского типа до классицизма, переходящего в реализм. Панкрышев учас­твовал в выставках икон в Чикаго, Антверпене, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге. Примером его убедительного про­фессионализма может служить икона «Святой Николай Чудотворец» (1907) в Троицком храме Томска. После установления советской власти в Сибири (1920) иконописание как вид живописи быстро и надолго исчезло.

В начале XX в. активную роль в организации художественных выставок в сибирских городах играли местные объединения художников: кружок любителей живописи в Иркутске (1899) при Обществе любителей музыки и литературы, Товарищество художников в Красноярске (1905), Томское общество любителей худо­жеств (1909—19) и других (см. Общества художественные). В 1903 состоялась первая передвижная художественная выстав­ка для Сибири, организованная художницами-сибирячками М.И. Педашенко-Третьяковой и М.В. Сукачевой. Вы­ставка была составлена из произведений петербургских и сибирских художников. Картины экспонировались в Красноярске, Томске и Иркутске. Последующие годы отмечены ростом выставочной деятельности в Сибири: в 1907 — 3, в 1908 — 5, в 1909 — 6 выставок. В Томске в первое десятилетие XX в. состоялись персональные выставки В. Д. Вучичевича (1901, 1906, 1908), Л.П. Базановой (1902), Г.И. Гуркина (1907, 1910), А.О. Никулина (1909). Томское общество лю­бителей художеств регулярно проводило передвижные художественные выставки в разных городах Сибири, непременны­ми участниками которых были местные художники. В 1905 состоялась первая художественная выставка в Чите — персональная выстав­ка выпускника Академии художеств С.Р. Бирнбаума, работавшего в учебных заведениях города с конца 1890-х гг. В 1907 организована первая выставка омских художни­ков Н.К. Молочникова, И.В. Волкова, В.А. Конева, А.С. Михайлова, Г.Г. Платонова.

В Общество художников-сибиряков (1913) вошли барнаульцы В.Н. Гуляев, В.В. Кареев, М.И. Курзин, И.Д. Чашников, томичи Н.Г. Котов, М.М. Черемных и другие молодые художники. Они организовали в Томске выставки своих произведений (1914, 1915), где наряду с идиллическими пейзажами присутствовала графика в духе символистов и футуристического искания.

Иркутское общество художников (ИОХ, 1915—22), об­разованное по инициативе художников А.В. Овчинни­кова, К.И. Померанцева и Н.М. Чистякова, устраивало не только собственные ежегодные выставки, но и организовы­вало выставки заезжих художников. Члены общества при­нимали участие в выставках в Томске, Красноярске и в других городах Сибири.

В годы Первой мировой, а затем Гражданской вой­ны в Сибири оказались многие деятели культуры, в том числе художники, прибывшие с потоком беженцев из Европейской России, с Поволжья, Урала. Это способствовало значительной активизации художественной жизни в Омске, Томске, Барна­уле, Бийске и других городах, созданию новых художественных и литературно-художественных объединений. В 1918—21 в регионе возникают но­вые художественные учебные заведения (школы, студии), художественные музеи, а также художественные отделы (галереи) в краеведческих музеях Томска (1922), Омска (1924) и др.

Обществом художников и любителей изящных искусств Степного края (ОХЛИИСК, 1916-20) в Омске были открыты общедоступные художественные  курсы, регулярно организовывались выставки. Крупным событием культурной жизни Омска стала художественная выставка, проведенная ОХЛИИСК весной 1919, в которой наряду с омскими авторами и вла­дельцами художественных коллекций участвовали приезжие худож­ники. В марте 1919 в Омске состоялась выставка московских и петроградских художников, на открытии которой присутство­вал Д. Д. Бурлюк. По его инициативе вскоре была орга­низована аналогичная художественная выставка в Томске (апрель 1919), в которой участвовали также томские художники Н.Г. Ко­тов, М.М. Поляков, И.Я. Хазов и другие. ОХЛИИСК в 1919 провело работу по организации художественно-промышленного училища (затем техникума) им. М. Врубеля, открытого в Омске в октябре 1920 уже при советской власти.

В Иркутске в марте 1918 открылся Институт изящных искусств, в Томске в мае 1918 — Сибирская народная художественная академия с картинной галереей при ней (организа­тор и первый руководитель художник К.К. Зеленевский). В 1918—19 в Томске проводились персональные выставки местных и приезжих художников (например, московского художника-футуриста Н.М. Гущина в марте 1919), выставки Союза томских художников (создан в апреле 1918). Зимой 1918/19 про­шла последняя (11-я) периодическая выставка Томского общества любителей художеств.

Алтайское художественное общество (АХО, 1918— 20) объединяло местных и приезжих художников в Бар­науле. В городе действовали художественные студии А.О. Нику­лина (с 1917), Е.Л. Коровай (с 1918), классы живопи­си, проводились художественные выставки. В 1918—21 в Бийске работала художественная студия, занятия в которой вели художники А.Э. Мако, И.Д. Кузнецов, скульптор В.А. Сенгалевич. В Барнауле были открыты Алтайская губернская советская художественная школа, преобразованная вскоре в губернские художественные мастерские (1919—22), музей живописной культуры (1920 — середина 1920-х гг.), основу фондов которого составила коллекция П.К. Фролова (горный инженер, начальник Колывано-Воскресенских (Алтайских) заводов в 1817—30).

В начале 1920-х гг. при губернских отделах народного образова­ния созданы секции изобразительных искусств (ИЗО), в ведение которых перешли действовавшие художественные школы и студии, общественные объединения с имевшимися у них художественными коллекциями и т. д. Возникали новые художественные школы и студии (Бийск, Барнаул, Новониколаевск, Томск и другие города), многие из которых вскоре прекратили существование в условиях финансового кризиса первых лет новой экономической политики. Появлялись новые художественные объединения. В Омске по инициативе художников Н.А. Мамонтова, В.И. УфимцеваВ.С Шабль-Табулевича организова­на литературно-художественная группа футуристического направления «Червон­ная тройка» (1921—22). В 1922—24 действовали литературно-художественные общества в Иркутске («Юрта»), Барнауле (клуб худож­ников, литераторов, артистов, музыкантов — «Хлам») и других городах. Предпринимались попытки объединить художественные силы Сибири. Осенью 1925 в Иркутске по иници­ативе художника Б.И. Лебединского была организована первая Всесибирская выставка искусств, на которой экспонировалось около 300 работ. Большая часть экспонатов принадлежала Омску и Иркутску. Были представлены также работы художников Томска, Мариинска, Гурьевского Завода, Семипалатинска, Красноярска, Бурятии, Владивостока, Хабаровска, Читы, Петропавловска (Казахстан), Новониколаевска. Несмотря на то, что ряд крупнейших художников Сибири и Дальнего Востока в ней не участвовал, первая сибирская художественная выставка имела большое значение для вы­явления художественных сил Сибири. Группа красноярских художни­ков (1926), в правление которой входили И.И. Ляхов и В.Л. Петраков, ставила задачи бороться с халтурой в искусстве, повышать квалификацию художников, вести просветительскую работу в массах.

Осенью 1925 в Сибири организуются местные фили­алы Ассоциации художников революционной России (АХРР, 1922—32) — в Омске, Томске, Новониколаевске и Барнауле. В 1926 сибирские филиалы АХРР совместно с Обществом изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока организовали в Москве Сибирскую художественную выставку.

Всесибирской организацией стало общество «Новая Сибирь», созданное по инициативе новосибирских художников (январь 1926). Вскоре филиалы нового общества были образованы в Омске, Томске, Красноярске, Иркутске, Барнауле, Бийске, Минусинске, Улале (Горно-Алтайск). В него вошли (полностью или частично) местные филиалы АХРР и другие организации художников. Обществом был организован первый съезд сибирских художников (январь 1927, Новосибирск), вы­работавший единую идеологическую платформу и оргинальные формы объединения. Творческим методом, отвечающим зада­чам советского искусства был признан «героический реализм», основанный на идеологии марксизма, оптимальной фор­мой объединения художников Сибирского края — общество «Новая Сибирь». Одновременно со съездом художников была организована всесибирская выставка (участвовало более 70 художников, экспонировалось около 600 произведений живописи, скульптуры, графики и архитектуры). Вы­ставка побывала в Омске, Томске, Красноярске и Ир­кутске, ее посетило более 30 тыс. человек.

Общество «Новая Сибирь» объединило более 100 ху­дожников края (32 — в Новосибирске, 19 — в Иркут­ске, 14 — в Омске, 12 — в Томске, 10 — в Барнауле и т. д.). Филиалы общества открывали художественные школы и круж­ки, устраивали выставки, вели декоративно-оформительскую работу. Ликвидировано в 1931 в связи с организацией Федерации работников пространственных искусств СССР (1930) и ее филиалов на местах. В 1932 на базе федерации со­здается единый Союз советских художников с соответствующей сетью организаций на местах.

В советский период большое влияние на живопись стали оказы­вать агитационные и пропагандистские задания. Изменился не характер живописи, из­менились сюжеты (И.И. Тютиков «Партизаны», 1926; Н.А. Янова-Надольская «Октябрины», 1926). Живопись при­обретала черты журнальной графики. Примером может слу­жить «Культчайная» (роспись чайной Вокзального района Новосибирска, 1929), выполненная группой художни­ков под руководством А.В. Вощакина. Лишь отдельные авторы, ис­пользуя образы символизма, способны были выражать революционные идеи средствами живописи (А.П. Жибинов «Идущие к солнцу», 1928). В 1930-х гг. задания художникам ста­новились все более жесткими, с прямым обозначением тем и сюжетов и без учета специфики живописи, что привело к снижению ее качества (Н.Ф. Смолин «Вступление красных отрядов в Томск в 1919 году», И.И. Тютиков «Гибель красногвардейского отряда Петра Сухова. Ал­тай, 1918 год», Н.И. Чевалков «Красное знамя на Эмердинском перевале», П.Г. Якубовский «Подпольная кон­ференция большевиков города Новосибирска в декабре 1918 года»). Профессионализм живописца понизился в цене и потому, что классовый подход ко всем вопро­сам культуры выдвинул на первый план не имевших шко­лы и достаточного опыта самоучек. Краевые выставки в Сибири стали на равных основаниях комплектовать из картин художников, получивших профессиональную подготовку, и случайных в этой профессии людей. Однако полного упадка живописи не произошло. Приспосабливаясь к требо­ваниям времени, профессиональные художники продолжали отста­ивать культуру живописи. Установка на создание значительной по содержанию картины стимулировала оглядку на твор­чество передвижников. Пленэрная традиция вернулась. Вторая половина 1930-х — первая  половина 1950-х гг. — время ее безраздельного господства.

В 1933 в Сибири возникли отделения Союза худож­ников СССР, состоявшие в основном из живописцев. Центр Западно-Сибирского отделения находился в Новосибирске, Восточно-Сибирского — в Иркутске. Самодеятельные художники, за редким исключением, в них не входили. Союз художников — устойчивая творческая организация, сохранившаяся и в XXI в. В ее системе в разное время видное место занимали омские пейзажисты К.П. Белов и А.Н. Либеров, кемеровчане А.Н. Кирчанов и П.А. Чернов, барнаулец М.Я Будкеев, томичи А.А. Шумилкин и Т.Н. Завьялов, новосибирцы В.В. Титков, И.В. Титков и И.И. Тютиков, красноярцы Д.И. Каратанов, А.П. Лекаренко и Б.Я. Ряузов, ирку­тяне А.И. Алексеев, А.И. Вычугжанин и В.С. Рогаль, С.К. Ланзы из Кызыла, А.Н. Осипов из Якутска, Ц.С. Сампилов и Д.Н. Дугаров из Улан-Удэ.

Великая Отечественная война изменила сюжеты, условия жизни и творчества художников. Живописцы выполняли плакаты. Возникли трудности снабжения ма­териалами живописи. В города Сибири прибыло немалое число московских, ленинградских, белорусских, украинских живописцев (В.И. Ви-кулов, А.Н. Самохвалов, В.И. Прагер, Д.П. Штеренберг). Совместно с ними в годы войны продолжалось творчество сибиряков, устраивались выставки.

Во второй половине 1950-х гг. поднялась волна направле­ния, получившего название «Суровый стиль». В творчест­ве следовавших ему художников упростился цвет, укрупнилась форма, публицистичной стала трактовка сюжета (Х.А. Аврутис «Теоретики», А.И. Гутерзон «Проводник геологов», А.С. Тришин «Пожарные. Отбой», Л.Р. Цесюлевич, И.Р. Цесюлевич «Строители», «Творец химии»). «Суровый стиль» проявился во всех видах изобразительного искусства, однако на его основе не была создана последовательная система формообразования.

В художественных учебных заведениях учили живописи пленэрной, оста­вавшейся действенной, имевшей широкий круг при­верженцев (О.Л. Гинзбург, К.Г. Залозный, В.С. Зевакин, Б.В. Крюков, П.Л. Поротников, Б.Я. Ряузов, Н.М. Шемаров). «Суровый стиль» сопутствовал небы­валому в Сибири подъему монументальной живописи. Коллективы художников сибирских городов пополнились выпускниками факультетов монументальной живописи ленинградских художественных вузов (Р.А. Галков, В.Г. Кирьянов, М.И. Слободин, В.Г. Смагин, Г.Н. Трошкин, А.С. Чернобровцев). Распространились новые техники монументального искусства: мозаика, сграффи­то, витраж, расписная керамика. Сохранялись и старые виды росписей. Монументалисты со специальным образованием стали центром, к которому потянулись живописцы-стан­ковисты, графики, даже скульпторы и прикладники (В.Е. Семенова, Г.В. Черемушкин, панно «Авиация» в ДК им. В.П. Чкалова, Новосибирск).

Со второй половины 1960-х гг. «Суровый стиль» стал уга­сать, уступая место прямо противоположным, камерным тенденциям. Стилевая целостность растворялась в сво­боде трактовки тем и сюжетов. Централизованные задания действовали, но ослабли. Умножились так называемые встречные предложения, шедшие от авторов картин. Видную роль заняла театральная живопись. В ней проявлялись веяния конструк­тивизма, экспрессионизма, сюрреализма. Театры драма­тический, оперный, музыкальной комедии давали возможность проявиться различным стилевым подходам к оформлению спектаклей, что и отразилось в театральной живописи (Р.П. Акопов, эскизы декораций к спектаклю «Материнское поле» по повести Ч. Айтматова; Т.Д. Дидишвили, оформление комедии В. Шекспира «Виндзорские насмешницы»; Г.С. Якубовская, оформление мюзикла «Золушка»).

Живопись Сибири 1970-х гг. многолика. Не умирает пле­нэрная традиция. Ярко выражены абстрактный экспрес­сионизм (Н.Д. Грицюк), фовизм и экспрессионизм (А.Г. Поздеев). К 1980-м гг. в различных тенденциях растворилась самая возможность единого определения сибирской живописи, подобного определениям «классицизм», «реализм», «модерн». Наступило время постмодернизма. Наиболее заметные тенденции живописи 1970—80-х гг. свя­заны с фотореализмом (Г.П. Кичигин, Н.А. Белянов, Г.И. Панаркин, М.С. Омбыш-Кузнецов) и сюрреализ­мом (И.Д. Шуриц, В.А. Карманов, В.А. Авдеев). На­званные тенденции явственнее проявились в Западной Си­бири, хотя и здесь они не существуют в чистом виде и не отличаются числом приверженцев.

К 1980-м гг. относится возрождение иконописания. Художники светской станковой и монументальной живописи (А.С. Чернобровцев, Е.М. Тищенко, С.Н. Фролов, М.Б. Лутаенко, С.Ю. Шишков и другие) активно включи­лись в роспись строящихся храмов, осваивая несвойс­твенную им тематику и стилистику. Начало XXI в. откры­ло перед иконописанием новые перспективы. Появились профессиональные иконописцы. В программу ряда государственных художественных учебных заведений введены курсы иконописания. Зародились специальные школы, например при Богословском институте Новосибир­ской епархии. Возрождение этого вида живописи не является простым продолжением дореволюционных традиций. На него нало­жило отпечаток распространение в Сибири конца XX в. восточного и древнеязыческого мистицизма, повлияли и материальные условия современности. В православных храмах появился витраж, более характерный для готики.

Во второй половине XX в. создаются художественные музеи (картинные галереи, музеи изобразительного искусств) в Новосибирске (1957), Барнауле (1958), Красноярске (1958, на базе художественного отдела областного краеведческого музея), Новокузнецке (1961), Кемерове (1969), Норильске (1974), (Томске (1979, на базе художественного отдела областного краеведческого музея) и других городах. Ранее (в 1940) был образован Омский областной музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля. Новые художественные галереи, салоны, студии, в том числе частные, появились в конце XX — начале XXI в.

Конец XX в. ознаменовался открытием художественных учебных за­ведений, главнейшими из которых являются Новоалтай­ское худлжественное училище (1971), Кемеровское художественное училище (1972), Новосибирский институт искусств (1975), Новоси­бирское художественное училище (1984), Красноярский художест­венный институт (1987), Новосибирская архитектурно-худо­жественная академия с кафедрой монументально-декоративного искусства (1993). Этапным событием для изобразительного искусства Си­бири XX в. является открытие в Красноярске Сибирско-Дальневосточного отделения Российской Академии худо­жеств (1986) и творческих мастерских при ней, где живописи отведе­но видное место. К столь благоприятным условиям развития профессиональной живописи художественная культура Сибири шла 200 лет.

Лит.: История Сибири. Ленинград, 1968. Т. 2—3; Копылов А.П. Очерки культурной жизни Сибири XVII — начала XIX вв. Новосибирск, 1974; Муратов П.Д. Изобразительное искусство Томска. Новосибирск, 1974; Он же. Художественная жизнь Сиби­ри 1920-х годов. Л., 1974; Снитко Л.И. Первые художники Ал­тая. Л., 1983; Токарев В.П. Художники Сибири. XIX век. Ново­сибирск, 1993; Деветьярова И.Г. Художественная жизнь Омска XIX — первой четверти XX века. Омск, 2000.

Е.А. Добрынина, П.Д. Муратов

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 января 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири