Высшая школа на востоке России // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ВЫСШАЯ ШКОЛА НА ВОСТОКЕ РОССИИ. Формирование системы высшего образования на восто­ке страны начинается с Императорского Томского университета.

Впервые вопрос об открытии в азиатской части России высшего учебного заведения возник в начале XIX в. при императоре Александре I. На основании «Предварительных правил народного просвещения» (1803) намечалось учредить в числе прочих университет в Тобольске, в то время административном центре Сиби­ри. Планы организации университетов в периферийных районах стра­ны получили поддержку в российском обществе. Уральский промыш­ленник П.Г. Демидов пожертвовал на создание универ­ситетов в Киеве и Тобольске огромную по тем временам сумму в 100 тыс. руб. Подготовительный период решения воп­роса об организации университета в Сибири затянулся более чем на 80 лет. Во второй половине XIX в. большой вклад в попу­ляризацию концепции сибирского университета внесли лидеры движения областничества (Н.М. Ядринцев, Т.Н. Потанин, С.С. Шашков и другие), сделавшие «университетс­кую идею» одной из центральных в своей программе по борьбе с колониальным положением Сибири.

16 мая 1878 император Александр II подписал указ об учреждении сибирского университета в Томске. В марте 1880 создан Строительный комитет, а 26 августа того же года состоялась торжественная закладка корпуса университе­та. Лишь 22 июля 1888 Императорский Томский университет (в дальней­шем — Томский государственный университет, ТГУ) в составе 1 (медицинского) факультета был открыт для про­ведения занятий. Его первыми профессорами стали вы­ходцы из Московского, Санкт-Петербургского, Казанского, Киевского, Харьковского, Варшавского и Дерптского (Юрьевского) университетов, а также Санкт-Петербургской меди­ко-хирургической академии. В 1893 состоялся первый вы­пуск: дипломы врачей получили 34 человека. В дальнейшем структура университета неоднократно изменялась.

На рубеже XIX—XX вв. почти одновременно в Си­бири и на Дальнем Востоке возникло еще 2 вуза. В 1899 во Владивостоке открылся Восточный институт — учебное заведение гуманитарного профиля для «подготовки учащихся в нем лиц к службе в административных и торгово-про­мышленных учреждениях Восточно-Азиатской России и прилегающих к ней государств». В 1896 основан, а в 1900 открыт для обучения студентов Томский техноло­гический институт (в дальнейшем — Томский политехничес­кий институт, Томский государственный технический университет). Кроме этого, в 1907—09 в Томске действовали частные Историко-фи­лософские курсы П.В. Сергеевой, на которых преподавали профессора университета. В 1910 там же открыты Си­бирские высшие женские курсы, сначала в составе естественного, а с 1911 и математического отделения физико-математического факультета. Они работали вплоть до 1920, когда были включены в состав физико-математического факультета университета. Этот единственный на восто­ке России женский вуз существовал на частные средства. Томск надолго стал образовательной столицей Сибири.

Высшее образование на востоке страны получило значительный импульс развития в годы Гражданской войны. В 1917 в Омске открыт Коммерческий институт в составе 2 отделений — экономического и коммерческого, в марте 1918 переимено­ванный в Политехнический институт. Вскоре к созданным ранее отделениям добавились 3 новых факультета: химический, механический и инженерно-строительный. В феврале 1918 в Омске возник Сельско­хозяйственный институт — вначале как частное учебное заведе­ние, а затем как государственный вуз. В составе института работало 5 факультетов: агрономный, лесной, ветеринарный, кооперации и биотехнической экономики. В августе 1918 учрежден, а 27 октября открыт Иркутский университет в составе историко-филологического и юридического факультетов — первое высшее учебное заведение в Восточной Сибири. В 1918 во Владивостоке создан Политехникум (Политех­нический институт). 17 апреля 1920 Приморская областная земская управа издала постановление об открытии на базе Вос­точного института Дальневосточного государственного университета (ДВГУ).

В его состав вошли восточный, юридический, экономический факультеты и факультет общественных наук. Политехнический институт прекратил свое существование. В октябре 1920 в Екатеринбурге созданы Уральский государственный университет и Политехнический институт, ставшие впоследствии крупнейшими вузами на востоке страны. В годы Гражданской войны при белых правительствах в Томск были эвакуированы и работали там вплоть до 1920 Казан­ский и Пермский университеты, а также Академия Генерально­го штаба. В итоге к началу 1921 в восточных регионах страны, исключая Урал, действовало 9 высших учебных заведений, в которых обучалось свыше 10 тыс. студентов.

После окончания Гражданской войны в Сибири стали быс­тро возникать новые вузы, а система высшего образования все более диверсифицировалась. Так, ветеринарный факультет Омского сельскохозяйственного института был преобразован в Сибирский ветеринарно-зоотехнический институт, при котором открывалось медицинское отделение. В августе 1921 оно преобразо­вано в самостоятельный Омский медицинский институт. Здесь же в 1922 начала работу Сибирская сельскохозяйственная академия. Во Владивостоке, Чите, Иркутске и Красноярске открылись институты народного образования — прообраз педагогический вузов, однако не все из них оказались жизнеспособными. Так, педагогический институт в Чите в 1923 вошел в состав ДВГУ. Некоторые другие вузы вскоре были реорга­низованы в средние профессиональные учебные заведения. К 1923 на вос­токе России осталось лишь 7 высших учебных заведений: 3 университета — в Томске, Иркутске и Владивосто­ке, Сибирский институт сельского хозяйства и лесоводства, Ветеринарный институт и Медицинский институт в Омске, Си­бирский (Томский) технологический институт. В таком ви­де система высшего профессионального образования просуществовала до начала первой пятилетки.

Последовавшая затем реструктуризация сети сибирских ву­зов сопровождалась изменением сроков обучения, а так­же содержания учебных программ и методов подготовки. Стремясь ускорить подготовку специалистов, Наркомат просвещения РСФСР в 1924 сократил срок обучения в вузах с 4—5 до 3 лет. Это делалось за счет исключения из программ общеобразовательных и общетеоретических дисциплин. Лекционную систему предполагалось заменить «актив­ными» формами обучения, в основу которых был положен бригадно-лабораторный метод. Наряду с этим отменялись подготовка и защита студентами курсовых и дипломных работ. Для профессоров вузов было очевидно, что в та­ких условиях готовить фундаментально образованных и готовых к разнообразной профессиональной деятельности специалистов — де­ло крайне затруднительное. Профессионально-преподавательский состав высшей школы активно сопротивлялся внедрению подобных но­вовведений, и это приносило свои плоды. В 1926 сроки обучения в вузах вновь возросли до 5 лет, бригадно-ла­бораторный метод был отменен, и высшая школа вернулась к традиционным формам преподавания: лекциям, семинарам и практическим занятиям. Восстанавливались курсовые и дип­ломные работы. Другие методические нововведения оказались бо­лее удачными и закрепились в высшей школе надолго. В их числе — переход от предметной к курсовой системе обучения, осуществленный в начале 1920-х гг., и введение в учебный процесс производственной практики. В вузах также была начата военная подготовка студентов.

Параллельно с восполнением острейшего дефицита кадров в вузах решалась задача подготовки лояльных к ре­жиму специалистов. С целью пролетаризации системы высшего образования прием студентов стал осуществлять­ся на основе классового подхода: выходцам из рабочей и крестьянской среды поступление в вузы существенно облегча­лось. В 1920 были отменены требования о представле­нии документов об образовании, а также вступительные экза­мены в вузы. С 1922 в вузах Сибири стал практиковать­ся набор студентов по направлениям от партийных, комсомольских органов и общественных организаций. Например, в Томский университет в начале 1920-х гг. по таким путевкам принималось до 50% от общей массы студентов. Начиная с 1924 академические крите­рии приема студентов в вузы вновь стали ужесточать­ся, однако классовый подход к набору усиливался. В этом году во многих вузах страны, в том числе и в Томском ун­иверситете, проводились «академические чистки», в ходе которых из университета отчислялись неуспевающие студенты. Вскоре правила приема претерпели дальнейшие измене­ния: отменялись путевки, вводились вступительные собеседо­вания с целью установления уровня общей грамотности абитуриентов. Для подготовки рабоче-крестьянской молодежи в вузах создавались так называемые рабочие факультеты (рабфа­ки). В Сибири рабфаки были организованы в Омске, Томске, Иркутске, Владивостоке и Анжеро-Судженске. Такие принципы приема в вузы сохранялись вплоть до начала 1930-х гг. Расширялось преподавание общественно-по­литических дисциплин. Политико-воспитательную функцию выполняли партийные и комсомольские организации. Представители «пролетарс­кого студенчества» вводились в органы управления вузами, а также в предметные комиссии (структуры, образованные вместо кафедр для разработки учебных планов) в равном количестве с представителями профессионально-преподавательской коллегии.

Отношения власти с профессурой складывались не­просто. Вскоре после установления советской власти в Сибири из высшей школы были изгнаны преподаватели, сотруд­ничавшие с антибольшевистскими режимами. Так, из Том­ского университета уволили ведущих профессоров-юристов, что наряду с отъездом из города в Европейскую Россию значительной части сотрудников резко обострило дефицит кадров и привело к фактическому закрытию юридического факультета ТГУ. Одна­ко в течение 1920-х гг. задачу обеспечения лояльности профессионально-преподавательского состава вузов Сибири к новой власти в целом удалось решить.

На рубеже 1920—30-х гг. в связи с началом форсирован­ной индустриализации и возросшей потребностью в спе­циалистах в вузовской системе Сибири резко обострилась кадровая проблема. Программа дальнейшего развития высшей школы предполагала ускоренный рост количества вузов, а также отводила главную роль в подготовке специалистов отраслевым вузам с ярко выраженным практическим уклоном. В регионе вновь началась реорганизация крупных уни­верситетов и институтов, приведшая к их дроблению. В частности, к 1931 на базе соответствующих факультетов ТГУ возникли Томский педагогический и Томский ме­дицинские институты. Химическое и геологическое отделения ТГУ и Сибир­ского технологического института (Томск) стали основой для формирования Химико-технологического и Геолого-раз­ведочного институтов. На базе другие отделений Технологическо­го института открылись Механический, Инженерно-строи­тельный, Металлургический институты (последний позднее переименован в Сибирский институт черных металлов и переведен в Сталинск), Угольный институт, а также Институт сельскохозяйственного машиностроения и Институт инже­неров транспорта (Новосибирск).

Иркутский университет послужил основой для организации Ме­дицинского, Педагогического институтов, а также Института со­ветского строительства (впоследствии переведен в Свер­дловск). Бурятское отделение педагогического факультета Иркутского университета преобразовано в Бурятский педагогический институт. В 1930 на базе Омского сельскохозяйственного института открыто 4 вуза: Красноярский лесотехнический институт, Омский институт молочного хозяйства, Омский институт орга­низации территории и Омский институт зернового хозяйст­ва. Различные факультеты ДВГУ стали основой возникновения 4 новых вузов на Дальнем Востоке: Сельскохозяйственного, Лесного, Технического и Педагогического институтов.

Наряду с вузами, «отпочковавшимися» от уни­верситетов, и крупных институтов, создавались и новые высшие учебные заведения. Так, в Омске в 1929 открыты Сибирский автодорожный институт, Институт железнодорожного транспорта, Педагогический институт, Транспортный институт, в 1932 — Сибирский астрономо-геодезический институт. В Новосибирске и Хабаровске в 1929 появились институ­ты народного хозяйства. В Новосибирске также были созданы Товароведный и Урало-Сибирский плановый институты, в Красноярске — Педагогический институт, в Иркутске — Институт инженеров железнодорожного транспорта. В Томске, Иркутске и Хабаровске открывались промышленные академии. На базе переведенного в Томск Московского института тех­нологии зерна и муки был образован Мукомольно-элеваторный учебный комбинат, который в дальнейшем стал именоваться Томским институтом технологии зерна и муки. В Анжеро-Судженске появился Горный институт. Ряд вузов был организован также в других городах региона.

Вскоре разукрупнению подверглась и часть недав­но открытых вузов. Так, Сибирский институт инженеров транспорта, созданный на базе транспортных специаль­ностей строительного и механического факультетов Сибирского техноло­гического института, был разделен на 3 самостоятельных вуза: Новосибирский путейско-строительный институт (вскоре переименованный в Новосибирский путейский институт ин­женеров транспорта), Томский электромеханический институт, Томский институт инженеров водного транспорта. На базе строительного факультета Сибирского технологического института формировался Сибирский строительный институт, который в 1933 переведен из Томска в Новосибирск. Создан­ный в 1929 в Новосибирске Сибирский институт народно­го хозяйства также разделен на 3 института. Новосибирск, быстро растущий промышленный гигант, ставший административным центром Сибирского края, все больше концентрировал в своих грани­цах технические вузы, готовившие специалистов для различных отраслей производства.

Однако стремление сформировать на востоке стра­ны обширную сеть отраслевых вузов за счет разукрупнения сильных институтов привело не столько к удовлетворе­нию потребности экономики в квалифицированных специалис­тах, сколько к общей деградации учебно-научной базы вузов, росту дефицита профессионально-преподавательских кадров, снижению ка­чества подготовки выпускников. После осознания этой проблемы часть «карликовых» учебных заведений ликвидировали. В частности, в Сибири закрыли Томский институт водного транспорта, Омский транспортный институт и Омс­кий механический институт инженеров транспорта, Омский геодезический институт, Анжеро-Судженский горный институт и многие другие вузы. Некоторые вузы укрупняли путем слияния родственных и смежных учебных заведений. Например, в 1934 Гор­ный, Машиностроительный и Химико-технологический институты Томска, объединившись, создали Томский индус­триальный институт. В 1935 Новосибирский товароведный и Урало-Сибирский плановый институты объединились в Ура­ло-Сибирский институт народного хозяйства. Сибирский ме­таллургический институт в Сталинске значительно укрепил­ся в результате слияния с Сибирским НИИ металлов. Аналогичной реорганизации подверглись и омские вузы сельскохозяйственного направления. Так, Институт зернового хозяйства, Институт молочного хозяйства и Институт организации территории были объединены в Сибирский институт сельского хозяйс­тва, который вскоре превратился в один из крупнейших в СССР научных центров аграрных исследований.

Кафедры вузов восстанавливались как основной формы организации учебного процесса. С 1934 появились стабиль­ные государственные учебные планы. В 1932 введены вступительные экзамены, а с 1935 формально отменен классовый подход при наборе студентов: к этому времени большая часть студенчества уже была представлена выходцами из рабоче-крестьянской среды. Так, в вузах Томска их доля дости­гала 65%, а в вузах Новосибирска — 75%. Среди сту­дентов значительно возросла доля женщин, приблизив­шись к 50%.

Вузы Сибири не избежали репрессий. Например, в ТГУ в ходе массовых репрессий во второй половине 1930-х гг. погиб­ло свыше 12% сотрудников. Из-за резкого сокращения профессионально-преподавательского состава был закрыт Урало-Сибирский институт народного хозяйства в Новосибирске, под угрозой закрытия оказался Томский педагогический институт.

В 1930-е гг. в восточных регионах страны продолжала увеличиваться сеть педагогических институтов, призванная ком­пенсировать острую нехватку учителей. Учительские инсти­туты открылись в Чите и Барнауле, практически при всех институтах создавались вечерние и заочные отделения. В 1935 начал работать вечерний педагогический институт в Новоси­бирске, первоначально финансировавшийся из бюдже­та города. Сохранявшийся в регионе дефицит врачей предполагалось преодолеть благодаря открытию в 1935 Новосибирского медицинского института. Расширялась сеть аграрных вузов: сельскохозяйственные институты организовывались в Но­восибирске, Иркутске и Улан-Удэ.

Несмотря на то, что развитие сибирской высшей школы осу­ществлялось в более сложных материальных, финансовых и кадровых усло­виях, чем в центре страны, темпы развития сети вузов в восточных регионах в довоенный период были выше, чем в сред­нем по СССР. Ускоренное развитие сибирских вузов было при­звано компенсировать прежнее отставание региона в сфе­ре подготовки профессиональных кадров. Оно определялось бурным развитием регионального народно-хозяйственного комплекса в условиях осуществления индустриализационных планов 1930-х гг., в которых Сибири отводилась особая роль — на востоке страны формировалась вторая промышленная база, что предъявляло высокий спрос на квалифицированных специалистов.

К рубежу 1930—40-х гг. в восточных регионах (исключая Урал) функционировало 50 вузов. Из них 27 относи­лись к сфере просвещения и народного образования (в это число входили и учительские институты, которые обеспечива­ли подготовку учителей по сокращенной программе), 10 вузов были техническими, в их числе 3 института го­товили специалистов для отраслей транспорта и связи. В регионе действовало 7 медицинских и 5 сельскохозяйственных институтов и всего 1 вуз социально-экономического профиля. На территории Западной Сибири в 1940 работало 26 институтов (включая учительские). Профессионально-пре­подавательский корпус этих институтов насчитывал около 1 500 человек. Узлами концентрации учреждений высшей школы оста­вались Томск, Новосибирск и Омск. Крупнейший в Сибири, Томский университет состоял из 7 факультетов, 51 кафедры, 36 кабинетов и 34 лабораторий. В структуру универси­тета входили также 3 НИИ и Ботанический сад.

Намного меньше вузов находилось в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. К тому же в этих регионах в общем составе вузов существенно выше был удельный вес учительских ин­ститутов — наиболее слабого звена системы высшего об­разования. Вузовским центром Восточной Сибири оставался Иркутск, где функционировали университет, а также Горно-металлургический, Педагогический, Сельскохо­зяйственный, Финансово-экономический, Медицинский и Стоматологический институты. Именно в Иркутском университете были сосредоточены наиболее квалифицированные кадры пре­подавателей. В целом в регионе продолжал сохраняться острый дефицит квалифицированных преподавателей. Например, доктора наук состояли в штате лишь 2 иркутских вузов, а 80% вузов, персонала в этом городе составляли ассис­тенты. Чем дальше на восток, тем острее ощущался не­достаток высококвалифицированных специалистов на кафедрах высших учебных заведений. На Урале ведущим вузов, цен­тром являлся Свердловск, на Дальнем Востоке — Хабаровск (ДВГУ во Владивостоке в 1938 был закрыт ввиду «на­пряженной международной обстановки»).

Великая Отечественная война серьезно осложни­ла деятельность вузов на востоке страны. Резко сократилось количество студентов и преподавателей. Несмотря на дейст­вовавшие отсрочки от службы в армии, только до конца 1941 на фронт ушли 69 преподавателей ТГУ. Особенно заметно уменьшилось число сотрудников в медицинских учебных заведениях. Например, из Томского медицинского института в армию призвали 230 научных работников и преподавате­лей, из Омского — 152 человек. В 5 крупнейших вузах Но­восибирска в 1942/43 учебном году численность преподавателей по сравнению с 1940/41 учебным годом сократилась на 31,8%, что, однако, несколько меньше, чем по стране в целом.

Большую роль в дальнейшем развитии высшей шко­лы Сибири сыграла эвакуация в регион значительного чис­ла вузов из центральных и западных регионов России. Только в Западную Сибирь было эвакуировано свыше 30 вузов. На территории Новосибирской области разместились такие московские вузы, как Инженерно-строительный институт, Электромеханический институт инженеров транспорта, Институт инженеров комму­нального строительства, Институт стали, Авиационно-технологический институт. Из Ленинграда в Новосибирск эвакуированы Театральный институт, Институт точной механики и оптики, Институт инженеров железнодорожного транспор­та, из Днепропетровска — Институт инженеров транспорта и Химико-технологический институт, а также другие вузы. В Омске располагался второй Московский медицинский институт, Ворошиловградский машиностроительный институт. В Ал­тайском крае — Мичуринский плодово-овощной институт, 2 педагогических вуза из Москвы, Химико-технологический и Сель­скохозяйственный инчтитуты из Ленинграда. Некоторые вузы перемещались еще дальше в глубь Сибири: в Иркутске разместился Ленинградский горный инчтитут и часть Меди­цинского института, в Красноярске — Воронежский меди­цинский институт и 2 медицинских вуза из Ленинграда.

На базе эвакуированных институтов в годы войны возник­ло несколько новых вузов, которые затем получили в регионе постоянную прописку. Например, на базе Запорожского машиностроительного института и Пушкинского сельскохозяйст­венного института в 1942 образованы соответственно Ал­тайский машиностроительный и Сельскохозяйственный институты в Барнауле. На основе 3 эвакуированных медицинских вузов со­здан Красноярский медицинский институт и т. д.

Вскоре после эвакуации на восток ряда вузов их преподаватели стали в массовом порядке замещать должности ушедших в действующую армию штаских, сотрудников сибирских учебных институтов. Благодаря этим ученым на время существенно повысился квалификационный уровень преподавателей в сибирских вузах, значительно возросла до­ля докторов и кандидатов наук. Многие из них возглавили кафедры, продолжили в новых условиях свои научные исследования, начали готовить высококвалифицированные кадры из местных специалистов.

Однако период этот оказался недолгим, т. к. уже с середины 1942 начался обратный процесс — реэвакуация ву­зов на запад. Начиная с 1943 в сибирских вузах резко сокращается число преподавателей, снижается квалификационный уровень профессионально-преподавательского состава. В течение 1943 лишь из Новосибирска выбыло 17 профессоров, 29 доцентов и 48 ассистентов. В результате к осени этого года на ка­федрах вузов города появились 43 вакансии профессо­ров, 54 — доцентов и 99 — преподавателей и ассистентов. В особо сложном положении оказались вновь созданные вузы, только что проведшие набор студентов. Для пре­дотвращения закрытия в некоторых из этих институтов, например, в Красноярском медицинском, в вузах Алтайско­го края, возвращение преподавателей на прежние места жительства откладывалось до конца войны.

Война скорректировала планы научных исследований вузовских работников, переориентировав их на нужды обороны. Сотрудники вузов Урала, Сибири и Дальнего Востока активно работали в Комитетах ученых (см. Комитеты ученых в Сибири в годы Великой Отечественной войны), ставших новой формой территориальной координации исследований для целей обороны, возникшей в результате общественной инициативы. Особенно заметной была деятельность Томско­го комитета, в состав которого входили прежде всего со­трудники вузов.

Тяготы военного времени в полной мере распространя­лись на институты Сибири, их преподавателей и студен­тов. Эвакуация резко ухудшила материально-техническую базу вузов на востоке страны. Часть помещений учебных институтов пе­редавалась оборонным предприятиям и госпиталям. Например, в ведении Сибирского лесотехнического института в Красно­ярске оставалось лишь 14% довоенных учебных площадей. Рез­ко сокращались и общие затраты на содержание высшей школы в государственном бюджете. В таких условиях типичными становились решения об объединении однопрофильных ву­зов, в том числе местных и эвакуированных в регион из центра страны. В то же время война стимулировала развитие системы высшего образования на востоке России. Возникновение здесь на короткий срок высокой концентрации крупней­ших ученых и высококвалифицированных преподавателей не прошло для сибирских вузов бесследно. За военные годы в высшей школе сформировались новые специальности, были подготовлены высококвалифицированные кадры, в Сибири и на Урале создан целый ряд вузов. Часть эвакуированных специ­алистов работала в сибирских городах достаточно долго, ус­пев передать региону свой опыт и знания. Сложнейшие задачи перед высшим образованием были поставлены и многочисленными предприятиями оборонного комплекса, сформи­рованными в Сибири в военные годы.

После окончания Великой Отечественной войны темпы вос­становления и развития социально-экономического комплекса страны во многом зависели от решения кадровых проблемы. Острейший дефицит высококвалифицированных специалистов испытывали все отрасли экономики. Экономические потребности настоятель­но требовали ускоренного развития высшей школы в восточных регионах России.

В 1945/46 уч. г. высшая школа Сибири объединяла 53 учебных заведения, включая учительские институты. Студен­ческий контингент составлял почти 37 тыс. человек, из них около 30 тыс. учились на дневных отделениях. На Урале рабо­тали 43 вуза, на Дальнем Востоке — 12 вузов. Большинство сибирских вузов располагалось в Западной Сибири (32), в них обучалось свыше 25,5 тыс. студентов. Крупными вузовскими центра­ми Сибири оставались Томск, Омск, Новосибирск, Ир­кутск. На Урале большинство вузов было сосредоточено в Свердловске, Перми, Челябинске, на Дальнем Востоке — в Хабаровске. Отраслевая структура сибирской высшей школы и ее территориальное размещение испытывали влияние меняющихся экономических и социально-культурных потребностей региона.

Место конкретного вуза или группы вузов в системе вы­сшего образования страны определялось профилем, мас­штабами и качеством подготовки специалистов. В этом плане по-прежнему выделялись ведущие центры образо­вания и науки — классические университеты в Томске и Ир­кутске, а также Томский политехнический институт (ТПИ) — прообраз технического университета. На Урале аналогичное мес­то занимали Уральский государственный университет и Уральский политех­нический институт в Свердловске. Одной из самых значительных в Сибири оставалась группа вузов, сосредоточивших наибольший контингент студентов. Кроме ТПИ, ос­тальные технические институты региона являлись отраслевыми. Сельскохозяйственные вузы были невелики по своим размерам и доста­точно рационально размещены в районах с аграрной специа­лизацией. Самой многочисленной в Сибири являлась группа педагогических и учительских институтов, как правило, совсем небольших учебных заведений, хуже других обеспеченных квалифицированными преподавателями и материальными ресурсами. Напротив, медицинские инс­титуты располагали необходимой материальной базой и обладали наиболее квалифицированным преподавательским составом. Заочное и вечернее образование в первые послевоенные годы развивалось весь­ма слабо. Например, в Западной Сибири только 9 из 32 вузов вели заочную подготовку и 4 — вечернюю. Подготовка без отрыва от производства осуществлялась в основном педагогическими инсти­тутами. В дальнейшем эта ситуация изменилась.

В целом отраслевая структура вузов отражала хозяйственную спе­циализацию края, сложившуюся к середине 1940-х гг. Одна­ко региональная система высшего образования оказывалась не в состоянии удовлетворить стремительно растущий спрос на специалистов со стороны как традиционных, так и новых отраслей экономики. Самыми трудными для вузовской сис­темы восточных регионов стали первые послевоенные годы, ког­да основная часть средств направлялась на восстановление экономики и культуры освобожденных районов.

Большую роль в упорядочении деятельности вузов сыг­рала реформа организации управления высшей школой. В 1946 действовавший в стране Всесоюзный государственный комитет по делам высшей школы реформирован в союзно-республиканское Министерство высшего образования, в ведение которого перешли все университеты и основная часть технических вузов. С этого времени в образовательной политике государства усиливается региональный аспект. Организованное министерство начинает масш­табную работу по упорядочению отраслевой сети вузов и более равномерному их размещению по территории страны. Пред­полагается укрепить материально-техническую основу работы вузов, восстановить систему подготовки высококвалифицированных научно-педагогических кадров, закрыть слабые и открыть новые, востребованные институты, факультеты и специальнос­ти. Эти задачи решаются по мере восстановления эко­номики. Постепенно укрепляется материальная база вузов, уве­личивается контингент студентов, организуются новые институты. В 1950 открыт Кемеровский горный институт, в 1953 — Томский инженерно-строительный институт, Ново­сибирский электротехнический институт и Новосибирский электротехнический институт связи (НЭИС). Увеличивает­ся число учительских институтов.

В середине 1950-х гг. на фоне происходивших в стране больших политических событий перед высшей школой Сиби­ри открываются хорошие перспективы. Они вытекают из нового курса экономической и научно-технической политики государства и усиления ее регионализации. Провозглашенная в начале 1950-х гг. и акцентированная на XX съезде КПСС ориентация на ускоренное развитие экономического потенциала восточных регионов страны способствовала бурному развитию здесь вузовской сети. Требовались специалисты совершен­но иного уровня, способные работать с новой техникой и передовыми технологиями. С этого времени в стране взят курс на приоритетное развитие вузов на востоке Рос­сии. Только в 1956—58 Минвуз СССР увеличил долю затрат на строительство высших учебных заведений на востоке до 23% от общего объема капиталовложений, направляе­мых на соответствующие цели, против 15% в 1951—55.

В 1950—60-е гг. централизованно проводилась работа по упорядочению сети вузов в стране. Наряду с некоторыми нежизнеспособными вузами закрывались и учительские институты как исполнившие свою задачу; большая их часть влилась в педагогические институты.

Одновременно предпринимались попытки перемеще­ния части вузов из Центра на периферию. Эта задача, однако, оказалась трудновыполнимой. Перемещенные на восток вузы долго вставали на ноги. Так было, например, с Институтом цветных металлов, перебазированным из Мос­квы в Красноярск. Гораздо легче проходила адаптация перемещенного вуза к новым условиям, если это про­исходило в пределах одного региона, хотя и в таких случаях данный процесс был сопряжен с многочисленными сложностями.

В 1955—56 Минвуз СССР впервые получил от министерств и ведомств данные о потребностях каждого экономического района в специалистах высокой квалификации и внес коррективы в планы их подготовки по перспективным специаль­ностям. Большое внимание уделялось развитию универ­ситетского образования. Крупным событием для страны стало открытие в 1959 Новосибирского государственного университета (НГУ), принципиально нового типа учебного заведения, действовавшего на стыке современного образования и науки, представленной комплексом учреждений СО АН СССР (см. Сибирское отделение Российской академии наук).

Ускорение промышленного развития Сибири оказало непос­редственное влияние на состояние высшего технического образо­вания в регионе. Сеть вузов динамично развивалась. Только в Западной Сибири к концу 1950-х — началу 1960-х гг. она увеличилась на 150%, тогда как в целом по стра­не — на 115%. В 1960 в Хабаровске открывается Политехнический институт, в Красноярске — Институт космической техники. В эти годы отчетливо проявилась тенденция к политехнизации образования. Во втузах возникают новые специальности и факультеты. Например, в Томском по­литехническом институте число факультетов увеличилось с 6 (в 1945/46 учебном году.) до 11 (в конце 1950-х гг.).

Отраслевая структура высшей технической школы Сибири все более приближалась к региональному профилю производительных сил, что позволяло лучше удовлетворять кадровые потребности промышленности. Уже с середины 1950-х гг. высшее техническое обра­зование становится доминирующим в региональной системе высшей школы. И все же, хотя темпы роста сибирских технических вузов обгоняли общесоюзные показатели, по ряду пер­спективных направлений науки и производства подготовка кадров в 1960-х гг. существенно отставала от потреб­ностей экономики.

Начало целинных и залежных земель освоения в восточных районах страны дало толчок к развитию высшего аг­рарного образования. Восстанавливались или открывались новые сельскохозяйственные институты в Красноярске, Тюмени, Уссурийске и других городах на востоке России. Как и во вту­зах, здесь осуществлялся переход к подготовке специалистов широкого профиля.

В 1950—60-х гг. заметно выросла сеть медицинских и педагогических ин­ститутов. Медицинские вузы действовали теперь почти во всех областных и краевых центрах Сибири. Доля педагогических вузов в структуре региональной высшей школы сократилась из-за ликвидации учительских институтов. Появились вузы нового профиля. Например, в Новосибирске, ставшем за послевоенные годы крупней­шим вузовским центром, были открыты государственная консерва­тория и Институт советской кооперативной торговли.

В те же годы быстрыми темпами развивалось заочное и вечернее образование, особенно в высшей технической школе. Многие вечерние и заочные отделения переросли в факультеты, от­раслевой спектр подготовки специалистов непрерывно рас­ширялся. Одновременно в сибирских городах открывались учебно-консультативные пункты всесоюзных заочных институтов. Большинство из них функционировало на базе крупных заводов. Со второй половины 1950-х гг., а особенно в 1960-е гг., заочное образование становится одной из ведущих форм массовой подготовки специалистов с высшим образовани­ем, что позволяет быстрей и дешевле решать проблему кадрового дефицита.

Начиная со второй половины 1950-х гг. в стране прилагают­ся усилия, направленные на повышение эффективности использования научного потенциала вузов. В это время в вузах работало больше специалистов, обладавших учеными степенями и званиями, чем в научных учреждениях. В 1956 принимается решение открыть при ведущих вузах, где сложились сильные научные школы, проблемные и отраслевые на­учные лаборатории. Они должны были стать основной формой организации научной деятельности в высшей школе. При сибирских вузах предполагалось сформировать 17 научно-исследовательских лабораторий. С этого времени количество специализированных НИУ в вузах региона быстро возрастает. Уже к 1961 в Сибири организовано 28 НИУ при вузах. Из них абсолютное большинство (22) — в вузах Западной Сибири, главным образом при ТГУ и ТПИ. При этих вузах, а также при Иркутском университете действовали и крупные НИИ, в том числе широко известный в стране Сибирский физико-технический институт в Томске. Ярким примером взаимодействия большой науки и высшей школы стало сотрудничество НГУ и ННЦ СО АН СССР (см. Новосибирский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук). Это обеспечивало высокий уровень фундаментальной подготовки студентов.

В послевоенный период серьезной проблемой оставалось слабое кадровое обеспечение учреждений высшей школы, особенно небольших отраслевых институтов или вновь организованных вузов. Острее всего кадровый дефицит ощу­щался по перспективным направлениям развития науки и техники. В 1950—60-х гг. высоким потенциалом обла­дали учебные комплексы Томска, Омска, Новосибирска, Иркутска, в меньшей степени — Кемерова. Свыше чет­верти всех докторов наук трудились в учебных заведениях Томска. Значительная часть докторов наук работала в вузах Но­восибирска, Иркутска, Омска. Распределение кандидатов на­ук по вузам региона было более равномерно. Самыми слабыми в этом отношении оставались учебные институты Тюмени, Бурятии и Тувы.

Снижение удельного веса специалистов со степенями и зва­ниями в вузах и НИИ на фоне быстрого роста количества на­учных учреждений характерно для всей страны. Однако на востоке России, где всегда имелся дефицит высококвалифицированных кадров, оно ощущалась особенно остро. Что­бы укрепить вузы, были предприняты большие усилия, направленные на ускоренное развитие в регионе аспиран­туры и докторантуры. Количество аспирантов в вузах Сиби­ри возрастало более чем в 2 раза быстрее, чем в вузах страны в целом, однако быстро решить проблему дефи­цита преподавателей это не помогло. К началу 1970-х гг. рост численности научно-педагогических кадров в Сибири удалось уско­рить, но по насыщенности докторов и кандидатов наук сибирские вузы все еще существенно отставали от общесоюзного уровня. Форсированное наращивание кадрового потенциала высшей школы привело к ухудшению его качественного состава. Удельный вес кандидатов наук в сибирских вузах возрос почти повсеместно, однако доля докторов наук в большинстве вузов, центров значительно снизилась. Это особенно заметно в Омске, Томске, Иркутске, где ранее удельный вес докторов среди профессионально-преподавательского состава был достаточно высок.

Актуальной для всех сибирских вузов оставалась пробле­ма материального обеспечения. Еще трудней решались вопросы строительства учебных и лабораторных корпусов как для уже действовавших, так и для только что созданных институ­тов. В середине 1950-х гг. материальная база сибирских вузов все еще не достигла довоенного уровня. Острые затруднения в связи с нехваткой учебных и лабораторных площадей испытывали почти все вузы Сибири.

К середине 1960-х гг. в стране оформились региональные про­порции в распределении сети высших учебных заведений, сохранявшиеся на протяжении всей второй половины XX в. В 1965 на Урале действовало 10% от общего количества высших учебных заведений России, при этом в них обучалось 9,2% всего российского студенчества. Доля Сибири составляла 14,1% по количеству вузов и 12,9% по числу студентов. При этом почти 2/3 вузов находились на территории Западной Сибири: в них обучалось свыше 2/3 сибирских студентов. Доля вузов Дальнего Вос­тока была еще меньше — 5,1%, а удельный вес студентов, обу­чавшихся в дальневосточных вузах, не превышал 3,5%. Для сравнения — удельный вес Москвы по количеству вузов составлял 17%, по численности студентов — 25,6%, Ленинграда — 10 и 11,5% соответственно.

1970-е гг. характеризуются активными поисками новых форм подготовки специалистов. Пересматриваются учебные планы, большое внимание уделяется упорядочению и расширению производственной практики. В 1960—70-х гг. в высшей школе активно внедряются новые технические средства обучения, в том числе автоматизированныхе системы — информацион­ные (АИС), управляющие (АСУ) и обучающие (АСО). В ведущих учебных заведениях широко практикуются но­вые прогрессивные методы и формы обучения с примене­нием ЭВМ. Вузы Сибири накапливают положительный опыт рационализации учебного процесса. С 1969 при значительной час­ти институтов региона организуются подготовительные отделения для рабочей молодежи. Некоторые вузы осуществляют функцию не только подготовки специалистов, но и по­вышения квалификации преподавателей.

К началу 1970-х гг. в Сибири действовало 70 вузов, где обучалось почти 380 тыс. студентов. Из них на дневных отделениях — 215 тыс., на заочных — 121 тыс. и на ве­черних — 43 тыс. студентов. Внутрирегиональные пропорции в размещении сибирских вузов остались почти неизменными: вузы были сосредоточены преимущественно в Западной Сибири. Чис­ло их в этом регионе возросло с 32 (в 1945/46 учебном году) до 46 (в 1970/71 учебном году), что превышало по темпам и абсолютным показателям рост количества вузов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Степень равномерности в расположении учебных инс­титутов постепенно повышалась, что отражало прово­дившуюся в сфере высшего образования региональную политику. В Западной Сибири это происходило за счет снижения удельного веса вузов Томска, Омска и быстрого роста новых, набирающих силу вузов, центров — Кемерова и Тюме­ни. Лидерство в регионе оставалось за Новосибирском, сосредоточившим к началу 1970-х гг. 3/5 всех сибирских вузов. Его быстро догонял по числу вузов Красноярск, оспа­ривавший у Иркутска роль крупнейшего вузовского центра в Восточной Сибири. Возрастало количество институтов в При­морском крае.

Положительные сдвиги произошли и в отраслевом распределе­нии вузов. Повысился и приблизился к среднестатистическим по стране показателям удельный вес сибирских втузов, университетов и снизился — педагогических институтов. Преимущественный рост технических вузов при явной нехватке экономических и юридических учебных заведений свидетельствовал о сохранении утвердившегося со вре­мен индустриализации технократического подхода к развитию региональной системы высшего образования. Несмотря на высо­кие темпы развития, высшая школа Сибири не успевала за ростом экономического потенциала региона. В политике государства в этой сфере порой отсутствовал системный подход.

На рубеже 1960—70-х гг. в Сибири организуются сразу несколько новых университетов. Одни из них созда­ются на базе педагогических институтов (Тюмень, Кемерово), другие преобразуются из филиалов вузов (Красноярск), тре­тьи открываются на «ровном месте» (Барнаул, Омск). Формирование новых университетов иногда носит «кам­панейский» характер, сказывается влияние амбиций местных властей. Большую роль в их кадровом укреплении играют «десанты» научно-педагогических сил из ведущих университетов Си­бири — ТГУ и НГУ и научных центров СО АН СССР.

В 1970-е гг. в регионе созданы вузы, обеспечиваю­щие подготовку по «дефицитным» для востока России специальностям, в том числе институты культуры в Улан-Удэ, Кемерове, Барнауле, Красноярске. Разработка крупных региональных комплексных программ в 1970—80-х гг. привела к открытию вузов в новых хозяйственных центрах. Например, в связи с началом активного освоения зоны Байкало-Амурской магистрали (БАМ) в 1975 создается Техно­логический институт в Благовещенске. В итоге к 1980/81 учебному году на востоке страны, исключая Урал, функционирова­ло 8 университетов, 18 педагогических, 23 технических, 7 сельскохозяйственных, 2 экономических, 9 медицинских институтов, а также несколько институтов транспор­та, торговли, культуры и консерватория (всего 80 учебных заведений). В них обучалось 464 тыс. студентов.

В интересах ускорения научно-технического прогресса в 1970—80-х гг. на базе промышленных предприятий, ведущих научных учреждений и академических институтов стали формиро­ваться учебно-производственные комплексы и объединения, создаваться специализированные кафедры. В силу того что по действовавшему законодательству предприятия и организации были лишены возможности «напрямую» финан­сировать подготовку специалистов нужного профиля, данный процесс шел весьма сложно. Уже в 1980-х гг. в Сибири избыток выпускников традиционных специальнос­тей сочетался с их дефицитом по новым направлениям науки и техники. С середины 1980-х гг. происходит сокра­щение общей численности студентов. Эта тенденция, обуслов­ленная тяжелейшим экономическим и политическим кризисом, носила повсеместный характер и прослеживалась в стране и регионе до середины следующего десятилетия.

По мере расширения сети вузов увеличивалась и численность профессионально-преподавательского состава. Только за период с 1975/76 по 1980/81 учебные годы она возросла в регионе с 26,7 тыс. до 30,8 тыс. человек, в том числе в Западной Сибири — с 17 тыс. до 19,8 тыс., в Восточной Сибири — с 9,4 тыс. до 10,9 тыс. человек. Количество докторов и кандидатов наук увеличивалось медленнее. В 1975/76 учебном году в вузах Сибири работал 561 докторов наук и 9 276 кандидатов наук, в 1980/81 учебном году — 626 докторов наук и 11 576 кандидатов наук соответственно. Удельный вес преподавателей с учеными степенями и званиями в вузах Сибири и в 1980-х гг. был значительно ниже, чем в среднем по РСФСР. В это время в Сибири еще встречались учебные заведения, где не работало ни одного доктора наук или профессора. Проблема обеспечения высококвалифицированными кадрами оставалась для региона весьма актуальной.

К концу 1980-х — началу 1990-х гг. высшая школа Си­бири обладала развитой отраслевой и территориальной структу­рой, она характеризовалась высокой долей отраслевых ву­зов и значительной концентрацией вузов в больших городах. Ряд мегаполисов в азиатской части России — Свердловск (Екатеринбург), Новосибирск, Красноярск, Иркутск, в каждом из которых работало более 10 учреждений высшей школы, относился к числу крупнейших вузов, центров страны. Сохранял свою традиционную роль и Томск: в середине 1990-х гг. в нем функционировало 6 вузов.

Однако перекосы в территориальном размещении вузов и их кадрового потенциала между центральными и восточными регионами страны не были преодолены: показатель локализации учебных институтов в центре оставался намного выше, чем в Сибири. Территориальные диспропорции сохранялись и внут­ри региона: между Западной Сибирью (где концентрировал­ся основной научно-образовательный потенциал), Восточной Сибирью и Дальним Востоком. Вузовская система региона в целом по-преж­нему отставала от потребностей развития его социально-экономического комплекса. Одновременно с открытием вузов на востоке России формировались соответствующие отрасли экономики. Исключением стало открытие в Тюмени еще в 1963, в ка­нун начала промышленной добычи нефти в Западной Сибири, Индус­триального института, специализированного на подготовке кадров для нефтяной и газовой промышленности. Подобная кон­фигурация учреждений высшего образования продолжала негативно сказываться на обеспечении кадрами районов перспективного хозяйственного освоения. В этих условиях назревала необходимость очередной реформы отраслевой и территориальной структуры высшего образования. Контуры ее оформились к концу 1980-х гг., однако обострение кризиса в стране остановило реформу. И все же, несмотря на трудности «перестроечного» времени, на востоке открывались но­вые учебные заведения, в том числе в самых отдаленных регионах. В 1987 в Петропавловске-Камчатском на базе филиала Дальневосточного технического института рыбной промыш­ленности создается самостоятельный вуз — Высшее мореходное училище; в 1989 начинает работу первый самостоятельный вуз в Биробиджане — Педагогический институт.

После распада СССР глубокие изменения, происхо­дившие в российском обществе, отразились на системе высшего об­разования. Сохранялись и прежние проблемы: в начале 1990-х гг. по числу студентов на 10 тыс. населения периферийные районы уступали районам-лидерам в 5—7 раз. Сре­ди отстающих оказались Сахалинская, Читинская, Камчатская области, а также Чукотский АО, Республики Тыва и Саха (Якутия), хотя темпы роста численности студенческого контингента в этих районах одни из самых высоких в регионе. Динамика роста вузов и численность сту­дентов в первой половине 1990-х гг. свидетельствует об активном процессе дальнейшей регионализации высшего образова­ния. В 1992 в Западной Сибири функционировало 55 вузов с контингентом студентов 270,5 тыс. человек, в Восточной Си­бири — 32 вуза с 155,4 тыс. студентов, на Дальнем Востоке — 32 вуза с 115,8 тыс. студентов. К 1994 количество высших учебных заведений в Западной Сибири увеличилось до 59, на Дальнем Востоке — до 34.

Одновременно в 1990-е гг. началась экспансия в ре­гион многочисленных филиалов центральных вузов. Однако такие структуры не выдерживали проверку временем: большая часть филиалов прекратила свое существование спус­тя несколько лет. Лишь некоторые, наиболее крупные филиалы столичных вузов превратились в самостоятельные учреждения, примером этого является Алтайская академия экономи­ки и права. Другой особенностью развития системы профессионального образования в Сибири, как и во всей России, было формирование отраслевых структур, своеобразных учебно-научно-производственных комплексов. В состав вузов стали включаться в качестве структурных подразделений средних учебных заведения (колледжи).

В первой половине 1990-х гг. высшая школа находилась на грани выживания из-за резко сократившегося государственного фи­нансирования. Однако к рубежу тысячелетий ситуация в региональном образовательном комплексе несколько стабилизирова­лась. Причинами этого стали возросшая доля расходов государства на высшее образование, а также частичная децентрализация и демократизация управления, предостав­ление учебным заведениям самостоятельности в решении своих задач в сфере образования и науки, что позво­лило вузам сформировать индивидиульные стратегии выжи­вания и развития.

1990-е гг. отмечены новой волной «университезации»: происходил процесс преобразования многих политехнических и отраслевых институтов в университеты. Университеты от­крылись в Сургуте, Горно-Алтайске, Улан-Удэ, Кызыле и других городах. В момент создания «новые» уни­верситеты сильно уступали «старым» по своему научному потенциалу. В связи с открытием в технических вузах тума­нитных факультетов и реорганизацией политехнических институтов в технические университеты стали стираться различия между техническими и классическими университетами. Возникло немало академий. Особое место среди них заняли академии государственной службы, осуществляющие подготовку кадров государственных чиновников. Они открылись главным образом на базе высших партийных школ. На востоке России такие академии действуют в Новоси­бирске и Екатеринбурге и располагают широкой сетью филиалов и представительств в других регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока.

Важнейшей тенденцией, изменившей структуру высшего образования, стало возникновение в начале 1990-х гг. негосударственных образовательных учреждений. Развитию негосударственного сектора высшего образования способствовали трудности с финан­сированием государственных вузов, неудовлетворенный спрос части населения на образовательные услуги, большая гибкость негосударственных вузов, использование ими новых технологий обучения. Частные вузы появились практически во всех крупных го­родах на востоке страны.

В 1990-е — начале 2000-х гг. резко расширились воз­можности международных контактов сибирских вузов. Практичес­ки все крупные вузы Сибири сотрудничают с ведущими американскими, европейскими и азиатскими университетами. Еще до подпи­сания Россией в 2003 конвенции о присоединении к Болонскому процессу многие из них перешли на принятые на Западе программы обучения по системе «бакалаври­ат — магистратура», сохранив, однако, и традиционные дип­ломы специалистов. Ряд сибирских университетов работает ныне на основе соглашений, подписанных с зарубежными ву­зами, что дает студентам возможность закончить вузы в России, получая одновременно дипломы университе­тов-партнеров.

В высшую школу активно вторгаются рыночные от­ношения. Увеличение платного набора студентов позво­ляет вузам самостоятельно решать проблемы материально-технического обеспечения. Недостаток государственного финансирования побуждает институты строить свою деятельность на коммерческих началах, ак­тивно бороться за государственные заказы и заказы частных фирм.

В результате действия разновекторных процессов за 1990-е гг. общее количество высших учебных заведений и контингент студентов на востоке страны существенно увеличились. К началу 2003 в Сибири (в границах Сибирского федерального округа (СФО)) работало 114 ву­зов (обучалось свыше 820 тыс. студентов), на Урале (в Уральском федеральном округе (УФО)) — 75 вузов (около 500 тыс. студентов), на Дальнем Востоке (в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО)) — 60 вузов (около 280 тыс. студентов). Однако темпы развития системы высшего образования в центре страны были еще выше. В итоге удельный вес СФО по количеству вузов составил 11,1%, УФО - 7,2 и ДВФО - 5,8% от общероссийского, т. е. несколько снизился по сравнению с началом 1990-х гг. Доля Москвы, напротив, еще более возросла, составив к 2003 10,7%. В системе высшего образования вновь возникла тенденция опережающего развития в центре страны по сравнению с ее восточными окраинами.

Таким образом, несмотря на относительно короткий по историческим меркам срок формирования и развития, система высшего образования на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке сложилась в одну из профильных отраслей регионального социально-экономического комплекса. Во многих городах — Екатеринбург, Томск, Новосибирск, Иркутск, Красноярск и других — высшее об­разование входит в число ведущих отраслей специали­зации. Дальнейшее укрепление системы вузов при их интеграции с бизнесом, с учреждениями и предприяти­ями научно-технической и производственной сферы положено в ос­нову перспективных региональных и муниципальных стратегий (см. также Университеты Сибири).

Лит.: Очерки истории высшего и среднего специального обра­зования в Сибири (1917—1980). Новосибирск, 1986; Водичев Е.Г. Путь на Восток: формирование и развитие научного потенциала Сиби­ри. Середина 1950-х— 1960-е гг. Новосибирск, 1994; Остатка Т.П. Наука и ученые в годы Великой Отечественной войны. Новоси­бирск, 2002; Катровский Л.П. Формирование и развитие терри­ториальной структуры высшего образования России. М., 2003: Энциклопедия образования в Западной Сибири. Барнаул, 2003. Т. 1.

Е.Г. Водичев, И.П. Коробкова, А.В. Литейнов

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири