Туризм на Байкале. Лечебные свойства // Карнышев А .Д. Байкал таинственный...

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Общеизвестна истина о том, что климат и некоторые особенности определенных местностей способствуют возникновению и развитию конкретных заболеваний. На этот счет существует немало исследо­ваний. Гораздо реже мы можем прочитать или услышать данные о влиянии местности на становление системы медицинских взглядов, отличающихся от тех, которые возникли и развиваются в целом. Хотя, вне всякого сомнения, какие-то связи здесь можно проследить. Последнее обстоятельство мы в России все больше и больше стали понимать в связи с внедрением восточной системы «фэн-шуй», что значит «вода и воздух». В таком же ключе можно понимать, что ти­бетская медицина - это не только порождение мудрости тибетских лам, но и воздействие гор и горного воздуха, бездонной синевы неба, побуждающих к нравственным размышлениям и чистоте духа. Точно также, говоря о сибирском здоровье, невозможно не вспомнить о раз­бросанных по таежному краю рецептах сибирской медицины. Анало­гичное содержание хочется вложить и в понятие Байкалотерапия.

Вода Байкала

«Чужой, но полезный, есть близкий, - и близкий, но вредный, есть чужой; вредна, говорят, болезнь, происходящая в теле, но по­лезна лекарственная трава, которая из леса» - так утверждает вос­точная мудрость. И в этом плане потенциалы окружающей природы это то, что весьма близко к человеку.  Не будем повторяться о значении главного слагаемого любых возможностей священного моря - воде и ее различных ипостасях, просто вспомним, в чем может со­стоять ее врачебная сущность. Латинское изречение гласит:

In vino veritas

In aqua sanitas

Первую часть изречения, благодаря строкам А. Блока «и пьяни­цы с глазами кроликов in vino veritas кричат», знают многие люди, говорящие на русском языке: истина в вине. А вот вторую его часть «здоровье в воде» на латинском языке могут пояснить лишь не­многие. Но согласие с древней истиной, наверное, выразят все люди. Вода Байкала лечит своим видом: её голубые, синие, лазурные, жемчужные и другие оттенки успокаивают, утешают, улучшают на­строение, помогают думать о будущем и верить в его лучшие сторо­ны. Вода Байкала лечит своим составом - в ней, кроме как в за­грязнённых человеком местах, нет вредных для организма веществ, а находящиеся в мизерном количестве минералы делают её очень полезной для питья. Вода Байкала лечит своим вкусом - для че­ловека томимого жаждой она сравнивается с нектаром и амброзией. Вода Байкала врачует своим запахом: сырое дыхание влаги и тума­на сливается с душистым ароматом тайги, растений, цветов, стано­вясь своего рода фимиамом для души. Вода Байкала оздоравливает теми звуками, которые она порой создаёт: ритмичные и спокойные всплески байкальского прибоя, становящиеся шумными под музыку ветров штормящие волны, о чём-то шепчущиеся с Байкалом речные притоки, — всё это любо и полезно человеческому слуху. Вода Бай­кала лечит своим влиянием на тактильные ощущения - в приятной для тела прохладной и тёплой воде одно удовольствие находиться, а холодное её состояние закаливает человека, делает его ядрёным и выносливым. В конце концов резонно сказать, что человеческая ценность воды должна измеряться прежде всего человеческими мер­ками.

Когда задумываешься об оздоравливающей сути байкальской природы, начинаешь сопоставлять разные народные воззрения и практические навыки о характере взаимодействия и взаимовлияния природных и человеческих субстанций. Причем данное явление сегодня рассмотривается на основе конкретных вещей. Например, в Китае, Гонконге и Сингапуре (а в последнее время широко и в Японии, Вьет­наме и Корее) активно используется прием, называемый фен-шуй, что обозначает «ветер и вода». Сторонники фен-шуя рекомендуют создавать наиболее благоприятные условия для деятельности любого предприятия за счет правильного размещения офисных зданий и рас­становки мебели внутри помещений. Согласно принципам фен-шуя здание должно выходить фасадом на воду, а с флангов иметь горы. Другими словами, оно не должно блокировать благотворное влияние гор. Таких мест в наших местах, как говорится, пруд пруди.

Факторы влияния на здоровье человека

Продолжая разговор о влиянии Байкала, всей природы на самочувствие и состояния человека, обратимся к понятию «психологическое здоровье». В широком смысле оно означает бессознатель­ное (как до, так и после осознания) единство людей с окружающим миром, единство, выражающееся в стабильности, согласованности и гармоничности жизнедеятельности всех органов и в соответствующих ощущениях. Проще говоря, это состояние «Рыба в воде»: она не знает и не чувствует, то, что «чувствует» — ей просто хорошо и ком­фортно.

Анализ воздействия Байкала на физическое и психологическое здоровье человека может идти по двум направлениям: во-первых, выяснение того, какое конкретное воздействие оказывается на психофизиологическое состояние людей и в каких опять таки кон­кретных проявлениях это реализуется; во-вторых, какие внешние факторы так или иначе выступают средствами улучшения и (или) стабилизации здоровья тех, кто оказывается в сфере влияния озера.

Обращаясь к первому моменту, ниже мы раскроем возможные изменения в самочувствии и ощущениях человека. Алгоритм анализа второго момента может быть раскрыт через рассмотрение внешних факторов:

а) ландшафтные и климатические зоны и их влияние на здоровье человека;

b) рекреационные ресурсы байкальского региона;

с) традиции и процедуры народной профилактической медици­ны;

d) средства и способы оздоровления и лечения, встречающиеся в регионе в связи с заимствованиями из традиционных центров враче­вания (в частности, из тибетской медицины).

Такой анализ должен помочь систематизировать общие возмож­ности влияния байкальских реалий на человека.

О том, что Байкал оказывает латентное, скрытое влияние на энергетику человека, говорит хотя бы тот факт, что шаманы Ольхона и Баргузинской долины делали подпитку своей «мистической силе» именно в наиболее ярких по природе и «спокойных» байкальских местах, где и уникальность окружающей среды и стихийные силы священного моря находились в благодатном равновесии. Для некото­рых людей пребывание на Байкале становилось точкой отсчета или (и) стимулом проявления своих экстрасенсорных возможностей.

О влиянии энергетики Байкала не только на людей, но и на употребляемые ими продукты, говорит интересный эксперимент, проделанный с французским вином в 2005 году. Зимой 12 бутылок этого вина погрузили на глубину 38метров и через полгода 1 июля извлек­ли их со дна с помощью аквалангистов. На следующий день в одном из ресторанов Иркутска состоялась дегустация. Организаторы рас­печатали 8бутылок и те, кто пробовал вино с байкальской энергети­кой, отмечали его изменившийся необыкновенный вкус. Оценить это смогли не только иркутяне. 4 бутылки были направлены в Москву, а две из них даже вернулись к своим производителям. На аукцио­не в московском ресторане одна из бутылок была продана за 3000 долларов. Или еще один такой пример. В июле 2007 года известный российский певец А.Макаревич, спустившись на дно Байкал в Ли­ствянке, достал оттуда несколько бутылок вина, которые два года назад он опустил туда. Попробовав это вино, певец заявил, что оно заметно изменилось по качеству. Все дегустаторы сошлись во мне­нии, что вкус вина стал более терпким, богатым и интересным. «Мне кажется, оно стало как будто более густым по вкусу», отметил сам музыкант. Конечно, достоверность результатов таких экспери­ментов должна оцениваться опять-таки экспериментальным методом с помощью компетентных дегустаторов, но их суть уже сама по себе вызывает заинтересованность.

Метаморфозы, которые происходят с человеком, в течение всей жизни, обычно касаются самых различных сторон его бытия. Наверное, и встреча с Байкалом может повлиять на перемены в состояниях и мыслях человека, зависимых от уникальности самой личности и особенностей ситуации, в которой индивид находится. Фиксирование изменений, которые происходят с человеком на Байкале, носит совершенно случайный характер: имеются выска­зывания и впечатления отдельных людей, которые пока никак не систематизируются.

Но из всего многообразия возможных трансформаций, на наш взгляд, можно и нужно выделить три направления изменений психо­логического плана, которые касаются: 1) изменения в самовосприятии и отношении к себе; 2) изменения в отношении к природе; 3) измене­ния в отношении к другим. Именно эти три момента можно уверенно назвать основными составляющими современных понятий психологи­ческое здоровье и психологическое благополучие. Попытаемся в кон­кретных пунктах раскрыть содержание каждого из этих изменений.

1.  Самовосприятие и отношение к себе:

• ощущение «подпитки» природной энергией, что может проявить­ся в изменениях в физической (снижение порогов чувствительности в восприятии цвета, звуков, запахов), психоневрологической (ста­билизация кровяного давления) и эмоциональной чувствительности (увеличение стенических реакций); в ощущении весомой «прибавки» сил и внутренних потенциалов активности; в необычных энергетичес­ких ощущениях в теле («землю всю перевернул бы») и т.д;

•  укрепление чувства равновесия и стабильности, например, улучшение настроения, рост оптимизма, настроенности на более пол­ное использование своих потенциалов, возможностей мыслительных процессов и т.д.;

•  более полное понимание смысла жизни, предназначенности человека в общей картине бытия и космоса, его миссии на земле;

•  возрастание самооценки и самоуважения, которое возникает в связи со всеми перечисленными выше обстоятельствами и естествен­но сопровождается повышением уверенности человека в себе и своих силах, становлением более высокого уровня достоинства.

•  упрочение желания самоактуализации и самосовершенствования.

2. Отношение к природе при восприятии таких ее совершенных творений, как Байкал, обычно изменяется, правда, не всегда удается предугадать, тем более запрограммировать - в какую сторону. Как минимум, здесь возможны следующие варианты:

•  возникновение мыслей о том, что человек мобильней и разносторонней природы, поскольку она «мертва и бездушна», скроена по единому, хоть и эстетически привлекательному, образцу;

•  понимание единства человека и природы, видение в ней себя и себя в ней, осознание гармонии мироздания;

•  осознание зависимости человека от природы (особенно в слу­чаях всесильного и «рассвирипевшего» Байкала), тщетности усилий противопоставляться ее величию, встать над ней;

• общее улучшение отношения к природе, ее более высокая оценка.

Одну из представленных реакций или даже какой-то их симбиоз, скорее всего, надо ожидать от многих людей. И надо стремиться все сделать, чтобы эта реакция способствовала укреплению положитель­ных связей человека и природы.

3. Природа может и должна влиять на характер межличност­ных отношений, поскольку гармония в ней проявляется и в гар­монии человеческих контактов. Не случайно люди сознательно и подсознательно стремятся к различным «пикникам» на природе, очень быстро отзываются на предложения о них, и после таких пикников долгое время вспоминают интересные, впечатляющие (и не очень) детали поездок. И именно на природе мы зачастую лучше узнаем окружающих, замечаем и понимаем мельчайшие детали их духовного мира. Само отношение человека к природе вызывает в нас восхищение им или, наоборот, его отторжение. Общий, суммирующий эффект от общения с природой в плане его влияния на человеческие отношения может быть представлен следующим (мы не говорим о случаях, когда не оказывается ни­какого воздействия или в силу каких-то причин портится мнение о конкретных людях):

•  растет терпимость, внимательность, предупредительность к близким;

• улучшается отношение к людям в целом, а отсюда уменьшаются или сходят на нет различные социальные фобии.

Социальная психология дает возможности хотя бы приблизитель­но выявить возможные реакции людей на восприятие байкальского мира. Идя в русле рассмотренных возможностей влияния природы на человека, мы включили в опросник «Байкал» два значимых в этом плане вопроса (напомним: число опрошенных в данном иссле­довании — 422 человека).

Отвечая на первый из них «Оказывает ли на Вас общение с Байкалом какое-либо влияние?» 78% респондентов ответили «да», 5,2% - «нет», 8,8— затруднились с ответом. При этом конкретное воздействие больше ощущается коренными жителями бурятами (84,6%) и русскими (83,8%).

При определении конкретного влияния, которое оказывает Бай­кал на первые 7 мест вышли следующие формулировки:

1.   Чувствуется прилив физической и духовной энергии — 37,0%

2.   Заметно полнее ощущается душевное равновесие — 34,4%

3.    Возникает чувство единства человека с природой — 31,8%

4.   Еще больше понимаешь,  насколько мы зависим от природы - 27,3%

5.   Приходят глубокие мысли о смысле жизни — 26,5%

6.   Улучшается отношение к природе в целом — 23,5%

7.   Хочется  еще  сильнее любить родных и близких людей - 16,6%

Таким образом, есть все основания утверждать, что положитель­ный эффект влияния Байкала на внутренний мир человека налицо, и заметная часть «плюсов» касается улучшения отношения к природе.

То, что Байкал совокупностью своих средств оказывает оздоравливающее влияние на организм человека, чувствуют все люди, более-менее длительное время присутствующие на его берегах, совершающие поездки по озеру. Для многих «коренных» жителей эта истина столь очевидна, что они напрямую выводят хорошее состояние своего здоровья из подпитки байкальской энергией. Мой отец, проживший 87 с лишним лет в основном на берегах Байкала, и тогда, когда ему было за восемьдесят, выходил на лед, долбил лунки и с удовольстви­ем занимался рыбной ловлей. Он считал, что байкальская природа обладает огромной животворящей силой, вносит свежую струю в любой, даже гаснущий организм. (Подкосила его в последние годы смерть сына — Михаила, а так — жил бы еще да жил).

Попытки каким-то образом показать специфическое и комплекс­ное влияние ландшафтных зон и связанных с ними других природных условий на здоровье человека и его психологическое самочувствие в последнее время все же наблюдаются. Правда, они, на наш взгляд, не всегда удачны из-зе некоторой односторонности: рассматривают влияние ландшафтной зоны на какую-то конкретную категорию на­селения или же вычленяя изолированное количество факторов влия­ния из их комплекса. В частности, в одной из работ мы обнаружили медико-географическую типизацию территорий Байкальского регио­на, в основном, ориентированную на местного жителя.

Экстремальные и субэкстремальные территории, которые нахо­дятся в высокогорных и гольцовых зонах на прибрежных хребтах (Хамар-Дабан, Баргузинский и т.д.). Здесь обычно пониженное ат­мосферное давление, уменьшение содержания кислорода в воздухе, низкие температуры и особо опасные явления: снежные лавины, ка­менные осыпи и др. Успешное проживание и возможности адаптации в таких местах проблематичны.

Дискомфортные территории с отметками и в диапазоне 1100-1500 м — горно-таежные участки, межгорные понижения, котловины, где часто встречаются клещи (клещевой энцефалит), обилие гнусов и т.д. Акклиматизация в дискомфортных зонах существенно затруднена, отсутствуют условия для нормальной жизни. Люди в таких условиях находятся только по «производственной необходимости» - охота и ради приключений.

Умеренно         дискомфортные   территории   объединяют   горно-таежные местности, таежные лугово-болотные долины, межгорные котловины с отметками менее 1000 м. Этот тип характеризуется умеренно благоприятными климатическими условиями, и они все же предоставляют возможность для строительного и сельскохозяйствен­ного освоения. Особых опасностей для здоровья не имеется.

Гипокомфортные территории — наиболее теплые участки речных котловин, лесостепные массивы (прежде всего вдоль Селенги и Кики и на острове Ольхон), таежно-луговые среднегорья. Здесь условия наи­более благоприятны для здоровья жителей и отдыхающих. Факторами, негативно влияющими на комфортность, здесь выступают загрязнение почвы и поверхностных вод вредными отходами промышленности и сельского хозяйства, выхлопные газы и т.д.

Стоит напомнить, что данная типология проведена прежде все­го применительно к адаптации местных жителей, а в приложении к разного рода путешественникам и туристам она может выглядеть и часто выглядит иначе. Здесь можно говорить не только о поль­зе «перемены климата», известной каждому человеку, но и о чисто психологических причинах. Например, пребывание в экстремальных территориях может быть вожделенным желанием немалого числа лю­дей, любящих риск и видящих прелесть именно в нестандартных природных условиях: «Здесь вам не равнины, здесь климат иной; идут лавины одна за одной...» Можно уверенно утверждать, что для немалого количества «экстремалов» нахождение в казалось бы небла­гоприятных для человека местах приносит огромное удовольствие и психологическое здоровье.

Аналогично можно расценивать и пребывание человека, даже местного жителя, в так называемых дискомфортных территориях. Вспоминается, как мы, прибайкальские мальчишки, уже с мая месяца до поздней осени любили ходить в «хребет» - горно-таежные участки в районах Острой сопки и горы Каменной хребта Улан-Бургасыза диким луком, черемшой, смородиной, голубицей, черникой, кедровыми шишками, а в более зрелом возрасте - чтобы поохотиться и т.д. Порой в горах приходилось жить по нескольку дней, ощущая все «прелести» комариных и клещевых укусов, тяжесть намокшей от дождей одежды и обуви, «подмерзая» в уже холодные августовские, а тем более сентябрьские ночи. Но какой-либо дискомфортности мы не чувствовали; наоборот, веселились и наполнялись любезно предоставляемым приро­дой здоровьем.

Традиции и привычки байкальских народов

«Здоровый человек есть самое драгоценное произведение приро­ды» — когда-то заметил английский историк и философ Т. Карлейль.
Именно поэтому для современного человека чрезвычайно важно по­знание закономерностей и возможностей влияния конкретных при­родных факторов на его драгоценное индивидуальное здоровье. От­сюда внимание к оздоровляющей пище, к рациональным тепловым процедурам, к питию полезных соков и т.д. При этом важным счи­тается прислушиваться к существовавшим в истории народов пра­вилам и процедурам данного типа. Традиционная и одновременно современная этническая медицинская культура - это совокупность средств, способов, традиций и приемов защиты здоровья (физическо­го и духовного) человека и социума, сформировавшаяся под влияни­ем особенностей окружающей среды, с одной стороны, и уникального опыта этнической группы, - с другой.  Последнее обстоятельство делает ее динамическим и саморазвивающимся продуктом народного творчества. Именно с этих позиций рассмотрим некоторые традиции и навыки житейской медицины у байкальских народов:

1.  Связанные с хозяйственной деятельностью:

•   облагораживание рабочих мест с целью их рациональной организации, эстетической привлекательности и гигиеничности,

•   устройство мест для отходов с минимальной возможностью вредного влияния возникающих запахов и других последствий на людей,

•   ритуалы поклонения божествам и тотемным животным, при­званные повлиять на успешность какого-то дела (что особенно рас­пространено у бурят и эвенков)

2. Связанные с философией и религией этносов :

•   введение постов и других ограничений, благотворно влияющих на очистку организма от пищевых и иных шлаков,

•   различного рода сосредоточенные размышления — медитации, позволяющие вызвать или активизировать скрытые ресурсы организ­ма (чему способствует распространенность буддизма в регионе);

•   тепловые водные процедуры (например, баня),

•   подражание «профессиональным» знахарям (шаманам, колду­нам, гадалкам) в их привычках воздействовать на свое здоровье,

•   народная психотерапия (магические обряды, приемы с использованием музыки,  танцев,  речитативов,   других групповых  процедур),

• способы поддержания работоспособности через рациональное сочетание (последовательность) разных видов активности: смена умственного труда физическим и т.п.,

3. Связанные с удовлетворением естественных нужд человека:

•   учет совместимости некоторых продуктов, прежде всего живот­ного и растительного вида;

•   выявление целебных свойств пищи, особенно в случаях доста­точно точной диагностики какого-то недуга (при пониженной кислот­ности лучше употреблять те, а при повышенной — другие продукты и т.д.);

•   использование природных заменителей в случаях отсутствия необходимых веществ в пище (специи, эффективность которых по­казал индивидуальный и этнический опыт);

•   использование трав, листьев, корней в качестве ароматизаторов в комнатах или наполнителей матрацев и (или) подушек в связи с их целебными свойствами, снотворным действием и т.п.,

•   разного рода массажи, растирания и другие процедуры, способствующие восстановлению функциональных потенциалов органов, улучшению крово — и лимфообращения, обмену веществ в тканях,

•   использование средств, стимулирующих, стабилизирующих или возбуждающих нервную систему: разного рода настойки, отвары, снадобья, бальзамы по дедовским или восстановленным народ­ным рецептам;

•  траволечение и использование животного и минерального сырья в данных целях, причем у каждого этноса здесь масса своих нюансов и секретов;

•  кровопускания по установленным правилам и с использованием народных средств.

Естественно упомянута лишь часть традиционных факторов и процедур, которыми пользовались для улучшения своих состояний представители разных этносов. Их использование в конкретных ситуациях, их умелое сочетание вместе с климатом и оздоровляющим влиянием природы и создавали тот известный в России (и не только в ней) эффект, который называют сибирским здоровьем и который искренне желают каждому человеку.

Рассказывая об особенностях байкальской народной медицины и сохранения здоровья в целом, стоит упомянуть и о некоторых при­вычках старожилов и аборигенов, которые играли заметную роль в их жизни. Лично автору книги на первое место хочется поставить баню. Речь не только о физической чистоте и медицинском влиянии ее процедур: пар, веник, травяные настои и т.п. Не менее значимы для человека и общение с людьми, которое сопровождает многие бан­ные дни. Порой баня хороша именно из-за человеческих контактов, которые происходят во время ее процедур. В описании полезных эффектов бани распространятся особо не нужно: многим они извест­ны. Но хочется поделиться детским экзотическим воспоминанием, когда в огороде нашего дома находилось особое сооружение: «баня по-черному». Небольшое строение типа маленького дома со сторо­нами 2,5 на 2,5 метра и высотой чуть более человеческого роста. В «домике» были одно небольшое окно и двери, выходящие на юг. В правом углу от дверей находилась «каменка». Каменка - это печь в виде маленькой «пещерки»: вверху, с боков и сзади обычные гра­нитные камни да речные голыши, из которых ее когда-то сложили. Дым из топки имел один выход, который одновременно является и входом для дров. Когда печь топится, дым и сажа из нее выходят сразу в «помещение», а затем уже через двери наружу. Отсюда стены бани были вороными от сажи, которая уже так спрессовалась и спла­вилась, что стала своеобразной коркой на бревнах. При неэстетичной черноте стен, полки бани, где мылись, и скамейки отличались чисто­той и обухоженной свежестью. Для этого их каждую неделю драили «дрясвой» — песком и мелкими камушками. Это было кропотливое, нудное, но очень важное занятие. Появление черноты на полках и скамейках не допускалось, и это было основой основ банного дела.

Печь затапливали где-то сразу после обеда, а «готовой» баня была лишь к вечеру, то есть часов через пять, поскольку для того чтобы прогреть и раскалить толстые (не менее 0.5 метра) стены топки, нуж­но было значительное количество дров. Когда все дрова прогорали и оставшиеся угли переставали источать из себя синеватое пламя, в баню можно было идти. Марающая неэстетичность (но гигиенически дым уничтожал любые бациллы, микробы и другие «мелкие твари», попадающие в это помещение) обычно смывалась с полок и скамеек бани или вылетала с первыми паровыми залпами, которые всегда старались выпустить наружу. Особенный и неописуемый жар, кото­рый стоял в бане от раскаленной топки, необычные, ни с чем не срав­нимые пар и веники, желанное ныряние после «тепловых процедур» в холодную воду или в снег любой минусовой температуры — все это обеспечивало нашу постоянную любовь к черной бане.

Баня по-черному была бытовой необходимостью и важнейшей «оздоравливающей технологией» прибайкальцев и сибиряков в целом в течение ряда веков. Можно уверенно сказать, что она в значитель­ной степени способствовала освоению этих суровых мест. Сегодня прибайкальцы шагнули к баням и саунам нового уровня, более рациональным и гигиеничным. Но черную баню — предка современных, никак нельзя забывать как принадлежность народной, житейской медицины, которая обеспечивала прирост здоровья людей (не создать ли своеобразный «действующий» музей бани по-черному?).

Среди спонтанно оздоравливающих привычек прибайкальцев можно назвать жевание «серы» смолы лиственницы. Эта смола сама собой выделялась в местах каких-либо повреждений дерева и застывала до достаточно твердого состояния. Кору лиственницы с такими наростами смолы собирали и выделяли «серу»: или простым отправлением в рот уплотнившейся смолы, или ее «топлением» в печках или на кострах. Сегодняшние привычки пользования жева­тельной резинкой мало чем отличаются от многовековых традиций сибиряков по жеванию «серы». Положительное влияние таких при­вычек не меньше, чем, например, от рекламируемых по всему миру преимуществ «орбита без сахара». Во-первых, смола лиственницы хорошо чистит и укрепляет полость рта: разного рода зубные болез­ни у жующих серу встречались значительно реже. Во-вторых, такая привычка как бы давала иллюзию рационального препровождения времени, а, в-третьих, для некоторых заядлых курильщиков она спо­собствовала сокращению выкуриваемых сигарет и папирос, и значит, мешала им «портить здоровье».

Что сегодня полезней:  жевание серы или использование жева­тельной резинки — на этот вопрос нет пока обоснованного ответа. Но этот ответ весьма нужен для сибиряков, рекламирующих туристичес­кие продукты нашего таежного края.

Здесь важно показать и возможное влияние серы на здоровье человека. Все, кто причастен к этому занятию знает, что сера во рту при жевании быстро «стареет», вероятнее всего, отдавая какие-то по­лезные свои вещества: она меняется в цвете — темнеет и становится все менее и менее мягкой, податливой для зубов. То, что сибирские ученые обнаружили в лиственнице важный оксидант - диквертин, и это вещество легло в основу популярного и эффективно действую­щего препарата "Капилар", по-видимому, так или иначе связано и с полезными свойствами «серы».

Традиции буддизма

Рассматривая существующие у разных народов Прибайкалья естественные детерминанты «сибирского здоровья», нельзя не упо­мянуть существующие традиции буддизма, которые наиболее ярко воплотились в тибетской медицине. Сделать это необходимо хотя бы потому, что имеющиеся соответствующие истоки данной медицины, сегодня предопределили (особенно в Бурятии) всплеск обращений людей разных национальностей в медицинские учреждения и к вра­чам, подготовленным к реализации этого направления современной медицины. Байкальский регион, кстати сказать, стоит в этой научной и практической области на передовых рубежах в стране.

О возможностях оздоравливающего влияния идеологии буддиз­ма на человека, говорит и врачебная этика буддизма, которая стала известна в России благодаря двум бурятским братьям, выходцам из степей Забайкалья -  Александру и Петру (по крещению) Бадмаевым. Последний, закончив Иркутскую русскую классическую гим­назию с золотой медалью, перебрался к брату в Петербург, получил там право врачевания заочно сдав экзамены в медико-хирургической академии. Став затем чиновником в Азиатском департаменте МИД Российской империи он в 70-80 годах XIX века много ездил в Китай и Монголию, перенимая у знатоков врачебной науки Тибета их пре­мудрости. Итогом ее поисков и размышлений стала книга «Главное руководство по врачебной науке Тибета «жуд-ши» в новом переводе П.Бадмаева. Официально являясь переводом, книга несла и несет в себе много авторских идей и рекомендаций.

Философско-биологической основой тибетской медицины для многих ее адептов выступает иедя о взаимосвязанности внутренних процессов, происходящих в организме, и многих внешних явлений окружающей среды. Любое их несоответствие может повлиять на здоровье. Этические идеи тибетской медицины заключались прежде всего в выделении трех основных причин, негативно влияющих на благосостояние человеческого организма: 1) неумение пользоваться своими страстями, от чего возникают расстройства питания органов и тканей; 2) отсутствие истинной доброты, которая является прояв­лением гармонии умственного и физического развития; из-за этого возникают расстройства питания кровеносной системы с сердцем и печенью во главе; 3) незнакомство с врачебной наукой, в частности, и от незнания вообще.

В результате нарушений взаимоотношений между человеком и природой развиваются различные заболевания. У одних людей возникают заболевания воспалительного характера, которые наблю­дались у их предков, у других развиваются дистрофические или функциональные заболевания, обусловленные конституциональными моментами и поражающие те или другие органы и системы также в зависимости от наследственного фактора, и, наконец, у третьей груп­пы людей могут определяться различные сочетания этих заболеваний и сопровождаться сопутствующими процессами разной природы.

Многие трактаты по тибетской медицине выполнены стихами, и это увеличивает их влияние на человека, поскольку знание воспри­нимается не только разумом, но и чувствами. Бурятская поэтесса Л.Олзоева сделала перевод «белым стихом» некоторых положений тибетской медицины. Вот одно их них.

Наши чувства

строят наше здоровье.

Если ты испытываешь страх,

ты готовишь себе болезни почек.

Откинь страх и тревожное беспокойство.

Если ты испытываешь гнев,

твои печень и желчный пузырь

пострадают.

Ощущенье тоски

повредит твоей селезенке.

А печаль и стеснение духа

омрачают болезнью сердце и разум.

Гордыня, невежество, страсть, зависть

и злоба —

эти чувства

(если ты их испытаешь)

ударят тебя беспощадно.

Будь себе другом.

Стань себе лучшим врачом.

Найди причину своей болезни

в самом себе.

И очисть свое сознанье,

определи, какую часть круга твоих мыслей

занимают твои враги —

зависть, страх, невежество, страсть,

злоба, —

им делай все более узким угол сектора

и наконец вытесни его

благими чувствами:

состраданьем ко всему живущему.

Не нужно много раздумий, чтобы определить серьезнейшую психологическую составляющую в анализе причин, которым тибетская медицина обоснованно приписывает неблагоприятное воздействие на здоровье человека. И опять-таки, в преодолении их заглавную роль играет совершенствование отношения к окружающей среде.

Байкальский регион в силу создавшихся возможностей может и должен стать базой развития тибетской медицины и внедрения ее лучших технологий в практику лечения болезней и их профилакти­ки. Вызывает интерес намечаемые сибирскими учеными направления деятельности. В целом вся программа развития тибетской медицины, которую намечают сотрудники Байкальского института рационально­го природопользования (БИРП) состоит из нескольких блоков.

1)    Диагностика болезни. Она большей частью основана на вне­шнем изучении состояния организма, и прежде всего на пульсодиагностике. Наряду с совершенствованием традиционных визуальных способов распознавания болезней разработана компьютерная система автоматизированной пульсодиагностики, которая существенно рас­ширяет практические возможности тибетской медицины.

2)    Лекарствоведение. Перевод древних рукописей позволил расшифровать рецептуру многих тибетских лекарственных препаратов, создать их фармакопейные аналоги и провести клинические испыта­ния для некоторых из них. Они не содержат химических соединений, не вызывают аллергических реакций и потому очень эффективны.

3)    Создание сырьевой базы. Рецептура тибетских лекарственных средств охватывает множество экзотических и редких растений, по­этому для промышленного производства требуется найти их аналоги в местной флоре либо же создавать их искусственно на основе про­мышленных технологий.

4)    Немедикаментозные методы лечения. Эти специфические способы лечения (иглотерапия, кровопускание, массаж, социально- психологическая адаптация и др.) существенно расширяют возмож­
ности современной медицины.

Чтобы увидеть традиционный и в то же время инновационный характер тибетской медицины, стоит вспомнить одно ее существенное кредо: «нет ничего на свете, что бы не могло служить лекарством».

Как детализация этого кредо в известном трактате тибетской медицины даны характеристики лекарственных средств, среди которых по происхождению различают 8 классов:

1.    «Лекарства из драгоценностей»

2.    «Лекарства из камней»

3.    «Лекарства из земли»

4.    «Лекарства из деревьев: корней, пней, коры, сока, стволов, ветвей, листьев, цветков и плодов»

5.    «Лекарства, образуемые соками»

6.    «Лекарства, приготовленные в отваре»

7.    «Лекарства из трав»

8.    «Лекарства из животных»

Наличие уже опробированных методик использования лекарств «из всего» в тибетской медицине позволяет предположить ее дальнейшие перспективы в Байкальском регионе. Вряд ли вызовет сомнение тот момент, что нужна интеграция подходов к лечению и лекарствам со стороны ученых и практиков, которые объединят и согласуют традиционные методы и средства, так сказать, «официальной», тибетской и «народной» (в смысле использования лечебных навыков разных народов) медицины. Для такой интеграции в регионе есть все возможности, и они должны сработать на обеспечение сибирского здоровья многих людей. Кстати, появление нетленного тела Ламы Этигилова усилило внимание людей к оздоровляющим потенциалам Прибайкалья. Многие начина­ют понимать, что здесь действуют несколько факторов: и благодатное влияние «таежной, озерной и степной» природы; и лекарственные возможности снадобий из экологически чистых продуктов флоры и фауны на чистейшей байкальской воде; и нравственно-психологическое воздей­ствие духовных мудростей тибетской медицины. Не случайно весной 2008 года Российский государственный научно-исследовательский испы­тательный центр подготовки космонавтов им. Ю.Гагарина и правитель­ство Бурятии подписали документ о строительстве в республике центра послеполетной реабилитации космонавтов. Космонавты ожидают, что все благодатные факторы региона не только обеспечат новые подходы к повышению сил и здоровья, но и позволят расширить уникальные мето­дики, приостанавливающие процессы старения.

В перечисленных выше буддийских 8-ми классах лекарственных средств не названа вода, хотя многие из других лекарств включают её в виде естественного компонента или основы для создания других снадобий, например, для отваров. Но байкальская вода в своих самых разнообразных ипостасях — наиболее значительный природный лекарь. Об этих её возможностях мы уже говорили в разделе «главная ценность земли» и в начале данного раздела. Здесь остановимся на двух интерес­ных моментах, которые могут определить перспективы водолечения в Байкалотерапии. Во-первых, зарубежом сегодня вспомнили ряд работ философов и медиков 19 века раскрывающих целительную силу взаимодействия воды и света. К таковым относились прежде всего труды И. Гёте, Я. Лорбера, С. Пэнкоста, Э. Бэббита и др. Они предлагали раз­ные сочетания водных и световых процедур. В частности, Бэббит рекомендовал своим пациентам пить воду, заряженную солнечным светом, пропущенным через светофильтры. Многие считали его волшебником, так как ему часто удавалось избавить людей от неподдававшихся лече­нию заболеваний. Увидев ограниченные возможности фармакологии в лечении некоторых заболеваний, зарубежом сегодня всё чаще стремят­ся восстановить такого рода процедуры.

Цветотерапия

Чистейшая байкальская вода, пронизанная мириадами солнечных лучей через разного рода светофильтры, — это вполне реальный ресурс терапии священного моря. Появились бы только знающие энтузиасты этого дела. Как о факте, в чём-то связанном с первым моментом на­помним о появлении в мировой практике оздоравливающих, вносящих в человека живительные силы и одновременно делающих его моложе, краше, привлекательнее заведениях — так называемых СПА-салонах, СПА-центрах и т.п. Считается, что в их основе и названии лежит аб­бревиатура латинского выражения «ЗапИаз рег адиа» - здоровье че­рез воду. На практике отмечается и психологическое влияние СПА-салонов и центров, если их персонал наряду со своеобразными водными и иными процедурами создаёт для клиента максимально очеловеченную атмосферу, в которой природные целительные силы дополняются за­ботой вниманием и уважением к личности. Байкал с возможностями и преимуществами его воды можно и нужно делать местом средоточения естественных и специально создаваемых для блага людей СПА-салонов, которые могут стать особой «завлекалочкой» для туристов и приезжаю­щих гостей.

Ни в современных буддийских лечебниках, признающих лекарственную суть всего окружающего, ни даже в популярной медицинской литературе не сказано о цветотерапевтической функции байкальских мест. Весьма кратко этот момент мы затронули в разделе «О чём они цвета Байкала». Напомним, что по всем 3-м примерам (бросающиеся в глаза на Байкале, лично предпочитаемые и характеризующие образ Байкала) на первые три места у более 400 респондентов разных на­циональностей вышли голубой, синий и зелёный цвета. Чуть подробней остановимся на их оздоравливающих возможностях. Что касается го­лубого и синего цвета, то исследования показали, что они стоят особ­няком от остальных хроматических цветов. К примеру, в исследовании выяснилось что, если плохое настроение, расслабленность, пассивность понижают чувствительность ко всем другим цветам, то к голубому и си­нему, наоборот, повышают. Практически это означает и то, что астенические состояния человека (тоска, печаль, грусть, утомляе­мость, неустойчивость, непереносимость громких звуков и т.п.) снижа­ют пороги «принятия» синего и голубого цвета, как бы требуя подпитки ими. Отсюда, так сказать, и стабилизирующее организм, терапевтиче­ское значение восприятия данных цветов на Байкале. Человеку хочется через них получить ощущения покоя, лёгкости, стабильности, силы и достоинства, духовности и стабильности. И внешние образы священного моря в чём-то помогают человеку. Это одна из причин того, что люди сознательно и подсознательно стремятся к отдыху на Байкале.

Но всё же истинная сокровищница здоровья человека внутри его самого. Надо только с помощью внешних сил и контактов лучше распорядиться её драгоценностями. Байкал — это именно то место на земле, где любование природой, общение с ней и забота о ней вкупе со стремлением лучше понять себя и освободиться от своих внутренних пороков, обязательно приносит плоды в виде душевного и физического здоровья. Мне всегда хочется посоветовать городскому цивильному человеку приехать хотя бы на несколько дней на священное море, пожить одному или с верными друзьями в достаточно целительных местах, обязательно поразмышлять о сущем и после этого задать себе несколько вопросов типа:

1.      Получил ли я какую-нибудь новую энергию от встреч с Байка­лом?

2.      Стал ли я себя чувствовать лучше, чем прежде?

3.      Появились ли у меня какие-то новые идеи, взгляды на жизнь?

4.     Стал ли я более оптимистичней и уверенней в своих силах?

5.      Возможно ли стремление улучшать свои контакты с близкими людьми и вообще быть более толерантным к людям?

6.      Побудила ли природа Байкала задуматься о смысле собственной жизни, о более достойном проявлении своих потенциалов?

В обычно положительных ответах на данные вопросы и есть суть байкалотерапии.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015