Соляной промысел в Иркутской области

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Первая сибирская соль, которой стал снабжаться город Иркутск, стала добы­ваться в Усть-Куте. В 1628 г. в устье реки Куты, впадающей в реку Лену, казачий десятник Василий Бугор срубил зимовье, на месте которого в 1631 г. другой рус­ский землепроходец, атаман Иван Галкин, поставил Усть-Кутский острог. Вы­бор места был не случаен, так как здесь первыми землепроходцами был органи­зован волок между рекой Леной и правым притоком Ангары рекой Илимом. В первый же год здесь находят залежи соли и Усть-Кут становится поставщиком этого самого в те времена дефицитного продукта питания. Добыча соли под Усть-Кутом связана с именем сольвычегодского торгового человека, впоследствии сына боярского и известного первооткрывателя новых земель Ерофея Павловича Ха­барова.

В 1639 г. он первым в устье реки Куты ставит варницу и начинает получать соль. Его можно по праву назвать перворазработчиком полезных ископаемых Во­сточной Сибири. Полученная Е. П. Хабаровым соль приобреталась жителями по рекам Лене и Илиму и поставлялась даже во весь Якутский край. Через три года он поставлял казне уже до 3000 пудов соли. Но из-за неприязни к нему якутских воевод в 1641 г. у Е. П. Хабарова противозаконно отбираются соляные варницы и передаются в казённое ведомство.

Известный учёный и путешественник Иоганн Гмелин в своих записках «Пу­тешествие через Сибирь 1733-1743 гг.», побывав в Усть-Куте, пишет о соляных источниках и о технологии получения здесь соли следующим образом: «...На южной стороне Куты имеются два соляных источника, отдалённые друг от друга на ружейный выстрел. Нижний имеет в диаметре полторы сажени, и в нём так много воды, что он похож на маленькое озерце, и озерцом его называют. Другой не шире аршина. Заметим, что если в озерце приток сильнее, маленький источ­ник скуднеет, и наоборот, из чего можно заключить, что эти источники связаны между собой. Люди также полагают, что из большего источника летом имеется сток в Куту, но в жаркую погоду он высыхает. Я не видел маленький источник, так как дорога к нему была занесена снегом, и из него в это время не берут рассол. Маленькое озерце вокруг большого источника замёрзло, из чего легко заключить, что рассол не очень крепкий, и я нашёл, что в одном фунте воды не намного боль­ше трёх лотов соли. Правда, говорят, что эта вода обычно содержит больше соли, чем сейчас, и что источник немного закупорился, из-за чего всё так и получается. Да ещё говорят, что маленький источник замерзает только последние три года, что кажется мне подозрительным, так как на мой вопрос, варят ли круглый год соль, ответили, что это делают только в самое морозное время зимы, так как рас­сол в источнике замерзает.

Над большим источником устроен ящик, вроде колодезного сруба, из кото­рого вытаскивают воду, и через желоб она идёт в хижину, находящуюся на рас­стоянии в 10 сажен, и течёт прямо в выварочную сковороду. О градировании и градирнях в этих местах ничего не знают. Выварочная сковорода имеет в квадрате примерно 7 локтей и в глубину 7 вершков и выкована из железа. Новая такая ско­ворода держится шесть лет, после чего она уже никуда не годится, но и на протя­жении этого времени часто нуждается в исправлении. Она подвешивается за боль­шие балки, и под неё подкладывается огонь из дров. Первые два или три раза, когда в ней варят, соль получается серая, так как сковорода кое-где протекает, и за 24 часа получают 20-25 пудов соли. Но когда все щели законопачены и в сково­роде образовалась корочка соли, соль становится белая как снег и за 24 часа полу­чают 60 пудов соли, за какое время вываривают по меньшей мере 847 вёдер воды; так как на дно оседает нечто вроде белого песка, правда, соленого, но выбрасыва­ют его как ненужный, и если этот песок оседает в большом количестве, как гово­рят, каждый раз на палец толщиной, то можно считать ещё дополнительно 200 вёдер воды, которые нужно выварить. Этот соляной песок применяется с боль­шой пользой на медеплавильных заводах в Селенгинске, чтобы отделить железо. На месте эту соль казна продаёт за 17 копеек, в Илимске же и в других местах Илимской области за 27 копеек за пуд. Очень выгодно для этой солеварни, что в тамошних местах большой избыток дров. Атак как там ещё и много хорошей па­хотной земли, то помимо солеварни там заложили деревню, которую называют Усольской деревней, и имеет большое население...»

О другом соляном источнике в северных районах Восточной Сибири упоми­нается в летописи П. И. Пежемского: «В 1747 г. открыта по реке Вилюю превос­ходная самосадочная соль, называемая «соль Соколья», и другая Кемпендюйская. Кемпендюйский соляной ключ, отстоящий от Якутска на 1165 вёрст, от слободы Сунтарской в 57 верстах, бьёт из земли вверх в виде водяной пыли, на 1,5 сажени, с декабря до половины февраля, и соли садится в толщину на аршин, в длину на 29, в ширину 24 сажени. Пласт «Сокольей соли» находится вверх по речке Кемпендюю, в 20 верстах от устья. Соль эта чиста, как хрусталь. Не в дальнем рассто­янии встречаются пласты гипсосоляные, желтоватого и красноватого цвета».

А вот другому месторождению суждено было стать на долгие и долгие годы центром в Сибири по добыче высококачественной соли. Это месторождение рас­полагалось внизу по течению реки Ангары в районе нынешнего города Усолья. В 1664 г. на ангарских островах этой местности казаками-землепроходцами под предводительством Анисима Михалёва были обнаружены соляные ключи. Предприимчивый А. Михалёв «со товарищи», выпарив на обыкновенных сково­родках взятую с ключей воду, фактически начал производство соли. Для расши­рения производства А. Михалёв заменяет сковородки специальными огромными металлическими противнями, называемыми чренами. Вскоре енисейский воево­да Белохвостов выдал А. Михалёву грамоту, в которой подтверждалось его право на единоличную эксплуатацию открытых им соляных ключей.

По договору Михалёв обязан был в качестве платы отдавать в казну пятую часть прибыли от соли. Анисиму Михалёву в соляном деле помогал его старший брат Гавриил.

В 1669 г. ещё больше расширяют своё производство, узаконивая владения зем­ляными участками. В «Книге земляных дач Иркуцкого острогу» за 1669 г. произве­дена запись воеводы, енисейского сына боярского Самойлова: «По указу Великих Государей отвёл казачьему пятидесятнику Анисиму Михалёву соляные прожили­ны на двух островах маленьких, на правой стороне, да земли на большом острову, тут же под двор, и под огород, и скотиной выпуск. Да против тех же островов вверх идучи на левой стороне, выше Белой реки, а ниже Китою в лугу меж каменьев сверху и снизу под пашню земли 30 десятин, сенных покосов 10 десятин...»

Сразу же в этом году братья Михалёвы с казаками возвели на Малом Варничьем острове «избу с клетями», амбар и соляную варницу. (В то время остров Вар­ничный разделялся протокой под названием Усолка на Большой и Малый.) Это и есть основание будущего города Усолья-Сибирского.

Упомянутая соляная варница на Малом Варничном острове в 1671 г. сгорела. После пожара Михалёвы избу и производство соли переносят на Сосновый (ныне Красный) остров. Описание соляного промысла тех времён можно найти в рабо­тах руководителя русского посольства в Китай Н. М. Спафария, который сделал 2 сентября 1675 г. небольшую остановку у Михалёвых. Михалёвы владели соляны­ми промыслами почти два десятка лет.

В 1682 г. после смерти старшего брата Гавриила Анисим Михалёв продаёт всё соляное производство енисейскому купцу Ивану Ушакову. Затем приобретает всё производство и варит соль до 1704 г. иркутский житель Игнатий Юринский. Хотя он и производил соль беспошлинно, но продавал её по очень высокой цене (16 копеек за пуд). С 1704 г., по свидетельству летописца П. И. Пежемского, данной игумену Иркутского Вознесенского монастыря Макарию «грамотой означенные Ангарские острова с соляными прожилинами отданы Вознесенскому монастырю с тем, чтобы монастырь варил соль на свой счёт для своей потребы и для всех мо­настырских людей и крестьян и с условием, чтобы игумен доставлял в государеву казну пятый пуд на продовольствие служилых людей в Иркутске, а денежной по­шлины в казну по два рубля на каждый год; вольная же продажа соли монастырю было запрещена впредь до особого на то государева указа».

В 1706 г. казна возвращает себе Усольский соляной завод, заплатив за это 260 рублей. Через 22 года казна вновь передаёт соляные промыслы Вознесенскому монастырю. На заводе с 1765 г., когда Усольские соляные варницы поступили в казённое управление, стал применяться труд ссыльнокаторжан. И на многие годы Усольский сользавод становится местом отбывания назначенного срока наказа­ния «государственных преступников», среди которых были и декабристы, и польские повстанцы, и крестьянские бунтари, и революционеры различных партий, противники царского самодержавия. С 1870 г. постоянным поставщи­ком рабочей силы на Усольские варницы становится Александровская пересыль­ная тюрьма, или, как её называли, Централ.

Государственное управление Усольским солеваренным заводом в 1822 г. пе­редаётся в Горное ведомство, ас 1833 г. завод переходит «под ближайшее наблю­дение генерал-губернатора Восточной Сибири, который имел право ревизовать деятельность сользавода. Конечно, не сам генерал-губернатор производил реви­зии, а обычно он поручал их производство квалифицированным чиновникам гу­бернской администрации. Так, например, генерал-губернатор Николай Никола­евич Муравьёв 1 мая 1859 г. поручает провести на месте ревизию Усольского сользавода помощнику столоначальника соляного стола в 5-м отделении Глав­ного управления Восточной Сибири Фёдору Николаевичу Львову. Ф. Н. Львов, отбывший ссылку петрашевец, один из основателей периодической печати в Си­бири, высококвалифицированный химик, бывший преподаватель химии в Ир­кутском Кадетском корпусе.

Ф. Н. Львов проверил техническое и финансовое состояние завода, провёл химическое опробование выварочной соли и сделал геологическую разведку мес­тности. По возвращении он составил подробный отчёт о состоянии завода.

Изучая завод, Ф. Н. Львов выдвинул ряд конкретных предложений по совер­шенствованию и улучшению производства соли. Он сделан анализ взятой пробы соли, а также предложил очищать рассол при помощи свежеобожжённой извести и промывание соли насыщенным горячим рассолом.

Эксплуатация Усольского сользавода обычно сдавалась на торгах в аренду. Так, на торгах, прошедших 9 марта 1876 г., завод остался, как и прежде, за иркутским купцом И. И. Базановым. На торгах присутствовали иркутские купцы Хаминов. Родионов, Самсонов и доверенный купца из Западной Сибири Королёва. И. И. Базанов взял в аренду завод на следующих условиях: оплата акциза по 30 копеек с пуда и попудных 86 рублей с тысячи пудов. Кстати сказать, в этот период Усольский сользавод поставлял только в Иркутскую мелочную казённую лавку около 7000 пудов казённой соли. Интересно отметить, что более чем через два десятиле­тия на публичных торгах на отдачу в аренду с 1 января 1891 г. Усольского казён­ного соляного завода, проходящих в Городском управлении 11 апреля 1890 г., выс­шая арендная плата составила 32 000 рублей. Эту плату дал инженер-механик К. В. Ли. В торгах принимали участие П. А. Сивере и И. М. Пачерский, дававшие сумму аренды не более 25 000 рублей.

К 1905 г. на Усольском сользаводе наступил тот момент, когда дальнейшая эк­сплуатация оборудования из-за его физического и морального износа стала не­возможной. Требовался срочный капитальный ремонт всего завода. До этого мо­мента работал первый градир, пущенный ещё в 1858 г. Его длина составляла 42 метра при ширине внизу 4 метра. Он был построен из берёзовых прутьев. За один оборот градир повышал крепость рассола на два градуса, а за пять оборотов — до 15 градусов. А первая скважина глубиной 190 метров была пробурена в 1878 г. Из этой скважины выкачивали более насыщенный раствор. Единственно могла ещё как-то работать Успенская деревянная варница, построенная в 1899 г. и просу­ществовавшая до 1950 г. Но она не могла решить проблемы поставки соли потре­бителям. Поэтому в декабре 1905 г. для предотвращения соляного кризиса адми­нистрация и Городское общественное самоуправление начали принимать экст­ренные меры по покупке и доставке соли из Перми, Омска и других пунктов, так как с этого месяца Усольские соляные варницы вставали на ремонт, со сроком его окончания в марте 1906 г.

В 1828 г. при Усольском солеваренном заводе организуется кожевенное про­изводство, имеющее два чана. Первые рабочие в числе трёх человек вырабатыва­ли в год до 500 кож. Этот участок явился зародышем будущего Усольского коже­венного завода. А в 1836 г. при том же Усольском заводе сооружается первая ле­чебная ванна, которой пользовались исключительно члены заводской админист­рации.

Источник: Иркутские повествования. 1661 — 1917 годы. В 2 т. /Автор-соста­витель А. К. Чернигов. Иркутск: «Оттиск», 2003. Т. 2. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 января 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...