Скалон, Василий Николаевич

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Василий Николаевич Скалон

Источник: ООПТ России : официальный сайт

Василий Николаевич Скалон (12 мая 1903 – 2 февраля 1976) доктор биологических наук, профессор, зоолог, ученый-охотовед Сибирского края, краевед, почетный член Всероссийского общества охраны природы и Географического общества СССР, основатель факультета охотоведения ИСХИ.

В.Н. Скалон: биография

Родился в г. Бугульма Самарской губернии (ныне Татарстан) в семье юриста, имевшей глубокие культурные традиции. Отец, Николай Васильевич Скалон, – юрист, кандидат прав Петербургского университета, был страстным охотником и знатоком природы. Мать, Софья Николаевна Скалон, была последней в роду известного академика екатерининских времен П.И. Рычкова (в роду Рычковых известны два знаменитых географа XVIII в.: Петр Иванович, основатель российской экономической географии, и сын его, Николай Петрович, участник экспедиций Палласа). Его дед, Василий Юрьевич Скалон, – известный общественный деятель, экономист, литератор, имя которого вошло в энциклопедии. Служил в Московском архиве, затем был председателем Московской уездной земской управы. Им написаны книги «Артели на Руси», «Земские вопросы», «Земские взгляды на реформу местного управления» и др. В 1880–1882 гг. он издавал газету «Земство», позднее принимал участие в издании «Русских ведомостей» (одной из наиболее читаемых газет России), был редактором «Трудов Вольно-Экономического общества».

В 1913 г. будущий ученый В. Скалон поступил в реальное училище, во время обучения в котором проявил склонности к природоведению. В 1919 г. становится слушателем «школы 2-й ступени повышенного типа» в г. Новониколаевске (ныне Новосибирск). К этому времени он потерял отца, который умер в ноябре 1918 г., принял на себя заботы о содержании матери.

Чтобы выжить, рано начал трудовую деятельность. В октябре 1918 – апреле 1919 гг. служил мальчиком в конторе Союза кооператоров в Новониколаевске, затем курьером в Губюсте (губернская юстиция), там же. С января 1920 по август 1921 г. – ученик препаратора в Новониколаевском губернском музее, которым заведовал известный литератор и художник-таксидермист М.А. Анзимиров. С августа 1921 по октябрь 1922 г. – рабочий Сибпродкома и грузчик Сибоблтопа. Уже в 1921 г. проявил себя как активист Новониколаевского общества любителей мироведения (создано известным астрономом М.А. Златинским). Был организатором первого в Новониколаевске отряда юных пионеров.

В 1922 г. поступил на медицинский факультет Томского университета, но той же осенью перешел на естественное отделение физико-математического факультета, избрав путь натуралиста-зоолога. С первых шагов он включился в научно-исследовательскую работу и не прекращал ее никогда.

В июне 1923 г. он работал коллектором биостанции Новосибирского общества Мироведения. В том же году под руководством Г.Д. Махоткина занимался в архиве Сибкрайохотсоюза и участвовал в деятельности Томского областного общества охотников. Зимой 1923–1924 гг. он – воспитатель детского дома в Томске (в автобиографии В.Н. Скалона этот томский детдом фигурирует еще раз, зимой 1925–1926 гг., причем указан уже как «приют дефективных детей»), тогда же по приглашению общества охотников он читал лекции по охотоведению.

К сожалению, в конце второго курса, весной 1924 г., в университете были проведены «чистки» для освобождения от «нетрудовых (непролетарских) элементов». К таковым причислили и Скалона, тем более что годом раньше он стал членом Русского географического общества, а также общества Мироведения, настойчиво проявляя стремление к познанию природы Отечества.

В 1924 г. Василий Скалон осуществляет свою первую научную экспедицию по степному Алтаю от Каменского краеведческого музея. Лето 1925 г. он проводит в качестве инструктора-энтомолога Сибирской краевой станции защиты растений («Сибкрайстазра»), а на следующий сезон работает там уже в должности зоолога.

В том же 1926 г. ему удается восстановить учебу в Томском университете. Тогда же появилась первая научная статья В.Н. Скалона о находке даурского хомячка на юге Западно-Сибирской низменности, а уже в следующем году он стал постоянным автором охотничьих журналов, прежде всего журнала «Охотник и пушник Сибири» (г. Новосибирск). Вопросы охраны природы неизменно выдвигались им на страницах печати. В 1927 г. В.Н. Скалон вел практические занятия со студентами по охотоведению и биологии охотничьих животных и читал лекции на курсах повышения квалификации специалистов охотсоюза в Томске.

Тогда же начинаются длительные работы Скалона по охотобследованию и охотустройству ряда отдаленных районов Сибири, сочетавшиеся со сбором обширных зоологических материалов, причем начинающий исследователь активно публикует свои наблюдения в сибирских охотничьих журналах. Имя его с тех пор буквально не сходит со страниц местной и центральной печати. Освещаются не только вопросы охотоведения и собаководства, но и этнографии.

Будучи студентом, тесно общался с преподававшими на факультете профессорами: ботаником В.В. Сапожниковым, энтомологом М.Д. Рузским, натуралистом широкого профиля Г.Э. Иоганзеном, орнитологом В.А. Хахловым. Принимал деятельное участие в работе созданного Сибирского орнитологического общества, которое издавало журнал «Урагус» (латинское название сибирского длиннохвостого снегиря), и даже становится одним из редакторов журнала. Творческая активность характерна для Скалона с первых подступов к научной деятельности, к тому же она неизменно сочеталась с конкретной работой ради «хлеба насущного». Ведь приходилось не только самому себя обеспечивать, но и регулярно помогать матери.

Научно-исследовательскую работу В.Н. Скалон начал на юге Сибири – в районе Новосибирска, Томска, на Алтае, в Саянах. Летом 1928 г., сразу же по окончании университета, В.Н. Скалон, вместе с учеником А.А. Силантьева, охотоведом В Н. Троицким по заданию общества изучения Сибири осуществляет сложную зоологическую экспедицию по изучению фауны бассейна реки Абакан (результаты изложены в статье, опубликованной в 1936 г.). Следующий полевой сезон он проводит как охотовед Тазовской охотэкономической экспедиции Красноярского окружного земельного управления, причем одновременно велись обширные зоологические и этнографические сборы для Красноярского краеведческого музея.

В 1931 г. Василий Николаевич приглашен в качестве заведующего зоологическим сектором Восточно-Сибирского филиала Всесоюзного Института защиты растений. Он руководил зоологической экспедицией в Приангарье, результатом чего были большая статья и ряд частных заметок. И вновь переход на ниву охотоведения: в 1932–1934 гг. Скалон возглавляет крупную Таймырскую охотустроительную экспедицию Востсибпушнины, которая была особенно длительной и сложной, когда обследовались районы, обозначавшиеся на картах того времени белыми пятнами.

Изучению проблем Севера он отдал годы труднейшей работы. Надо сказать, что в те годы только начиналось освоение Севера. Специалистов, научных работников там работали единицы, и в связи с этим невозможно было ограничиваться узкими вопросами, приходилось рассматривать северные проблемы комплексно, в самом широком плане. Такое положение оказалось отвечающим способностям В.Н. Скалона. Будучи в равной степени и зоологом, и охотоведом (при кафедре профессора В.А. Хахлова В.Н. Скалон и А.И. Янушевич были первыми в стране аспирантами по охотоведению), он занимался многими вопросами. Увлекаясь в основном орнитологией и териологией, он уделял внимание и низшим позвоночным, и насекомым. Как охотовед он преимущественно изучал вопросы экономики и организации, при этом приходилось обращаться и к оленеводству, и к собаководству. В.Н. Скалон считал, что в деле охоты самое важное – человек, и много времени уделял этнографии. Углубляясь в вопросы охотоведения, углубился в историю вопроса, в результате чего им было опубликовано много работ по истории Сибири.

Комплексные исследования позволили собрать обширные материалы по фауне всех групп позвоночных животных (включая рыб). Результаты орнитологических наблюдений – по фаунистическому составу птиц, а также над их пролетом – публиковались главным образом во французских и бельгийских журналах. Довольно объемные статьи – «О фауне птиц Нарымского края», «К фауне птиц бассейна Ангары», «Птицы Таза и Елогуя», «Птицы южного Таймыра» и ряд других – были написаны на французском языке и оставались мало известными для российских орнитологов. Блестящее знание Василием Николаевичем французского языка (результат семейного воспитания), а также хорошие контакты с некоторыми сотрудниками Зоологического института в Ленинграде (в частности, А.И. Тугариновым), которые поддерживали регулярные связи со специалистами зарубежья, позволяли публиковать материалы о птицах в заграничных специализированных журналах. Эти работы В. Н. Скалона сохранили свою ценность и широко используются в наше время при составлении новых сводок по птицам Енисейского Севера и Сибири. Кроме того, Таймырская экспедиция составила проекты нескольких производственно-охотничьих станций и собрала обширные коллекции.

Весной 1934 г. Скалон становится старшим научным сотрудником Иркутского противочумного Института и осуществляет (совместно с Академией наук СССР) очередную зоологическую экспедицию по Восточному Забайкалью и прилежащим районам Монголии. Сразу же резко меняется тематика его публикаций: в ней преобладают инструкции по сбору грызунов и их паразитов, работы о методике зоологических сборов, новые данные по фауне зверей и птиц из обследованных им районов Восточной Сибири и Монголии.

В 1936–1937 гг. В.H. Скалон трудился в Якутском Теpупpавлении ГУСМП, исполнял обязанности начальника Якутской зональной станции Всесоюзного Арктического института, размещавшегося в Ленинграде. Этот период отражен в большой серии статей о распространении зверей и птиц в Якутии, о необходимости устройства в этой автономной республике заповедников и т. д.

Получив в начале 1938 г. пятимесячный «полярный» отпуск, Василий Николаевич возвратился в Иркутск, где узнал о страшном разгроме, осуществленном органами НКВД среди сибирской интеллигенции вообще, и в кругу охотоведов в частности. Последовав совету друзей-ученых, Скалон отправляется в Москву, где заключил с начальником Главного управления по заповедникам К.М. Шведчиковым договор о работе в должности заместителя директора по науке Кондо-Сосвинского заповедника в Зауралье. Осенью 1938 г. В. Н. Скалон с женой Ольгой Ивановной (зоолог-паразитолог, также ставшая научным сотрудником заповедника) и тремя детьми приехал в дальний поселок Хангакурт на реке Малая Сосьва. Путь туда от Тюмени или Омска занимал в те времена около месяца.

В том же 1938 г. Ученый Совет Московского университета присудил В.Н. Скалону ученую степень кандидата биологических наук по совокупности публикаций без защиты диссертации[1].

Сразу же после начала войны покинул заповедник, вернулся в знакомый ему Иркутск. Некоторое время работал в охотинспекции, затем в краеведческом музее, осуществив очередную экспедицию в дальний Бодайбинский район, где не только проектировал охотхозяйственные предприятия, но и рекомендовал создание ныне действующего Витимского заповедника в районе озера Орон.

Будучи призван в армию, В.Н. Скалон служил в противочумном отряде 17-й пехотной армии на территории Монгольской Народной Республики. В 1943–1944 гг. он занимался там изучением чумных эпизоотий, а также исследовал фауну позвоночных животных, продолжая прежние работы, ранее выполненные им в пределах восточного Забайкалья.

После демобилизации в 1945 г. Василий Николаевич получил приглашение заведовать кафедрой зоологии в университете им. Чойбалсана в г. Улан-Баторе. Благодаря непосредственному его участию в университете был организован Зоологический музей. За заслуги перед монгольской зоологией и здравоохранением В.Н. Скалон был награжден Благодарственной грамотой правительства МНР.

В 1946 г. В.Н. Скалон на Ученом Совете Московского университета защитил докторскую диссертацию о бобрах Сибири, на основе которой в 1951 г. была издана известная монография «Речные бобры Северной Азии».

В 1947 г. в Иркутске состоялась большая конференция по развитию производительных сил Восточной Сибири. На конференции профессор В.Н. Скалон – заведующий кафедрой зоологии университета им. Чойбалсана из Улан-Батора – поднял вопрос о необходимости восстановления в Иркутске подготовки охотоведов (она велась там в 1927–1933 гг.), и этот пункт был включен в резолюцию. 14 мая 1948 г. Ученый совет Иркутского сельскохозяйственного института принял решение об основании отделения охотоведения при вновь организованном зоотехническом факультете. После длительной переписки руководства вуза и Скалона с министерским начальством отделение было создано и начало функционировать 1 сентября 1950 г. В 1968 г. отделение получило статус факультета[2].

В.Н. Скалон стал первым заведующим кафедрой охотоведения ИСХИ. Преподавал студентам одну из важных дисциплин – «Организация охотничьего хозяйства». Одновременно, особенно в начальный период существования отделения, читал курс зоологии позвоночных, зоогеографию, экологию, введение в охотоведение, этнографию, охрану природы и даже пчеловодство. Его лекции были не только высоко профессиональными, но с элементом новизны и глубоко эмоциональны.

25 января 1957 г. профессор В.Н. Скалон принял участие в объединенном заседании советов Восточно-Сибирского отдела географического общества, Иркутского университета и Восточно-Сибирского филиала АН СССР, посвященном 375-летию присоединения Сибири к Русскому государству. Выступил с докладом «О роли русских землепроходцев в освоении Сибири»[3].

В 1962–1968 гг. В.Н. Скалон, переехав с семьей в Алма-Ату, работал в должности заведующего кафедрой зоологии Казахского педагогического института им. Абая. Сформулировав тезисы: «Охрана природы есть, прежде всего, проблема педагогическая» и «Советский человек должен вырастать другом родной природы», полагал, что именно в стенах пединститутов должна сконцентрироваться подготовка кадров для охраны природы. В Казахстане под его руководством были защищены одни из первых в стране диссертации по охране природы (А.М. Полтушевым и Л.А. Родовой). Активное участие принимал В.Н. Скалон и в проведении ряда совещаний и конференций по этой проблеме. Он также выступил инициатором создания при местном сельхозинституте отделения охотоведения, но это не удалось осуществить.

Деятельная натура Скалона не выдержала разлуки с привычной ему Сибирью и любимым делом. После перенесенного инфаркта, в 1968 г. вновь возвратился в Иркутск и продолжал работать в ИСХИ, профессором кафедры экономики и организации охотничьего хозяйства. При содействии ученого на отделении была создана одна из первых в СССР студенческих дружин по охране природы, носившая имя охотоведа У. Кнакиса, погибшего от рук браконьеров.

В.Н. Скалон – основатель сибирской научной школы охотоведения. В период работы в Иркутском сельхозинституте активно руководил подготовкой аспирантов, начав это направление в институте. Среди аспирантов В.Н. Скалона были не только русские, но и представители других народов и национальностей: буряты, казахи, уйгур, монгол. Более 20 его учеников защитили кандидатские диссертации, а один из них стал доктором наук.

Квартира Скалонов по ул. Франк-Каменецкого являлась одновременно консультационным центром, ученым советом и гостиным двором. Сюда денно и нощно приходили студенты, ученые, журналисты, бывшие выпускники охотфака, оказавшиеся проездом, например с Камчатки, из Якутии, Монголии или Казахстана. Василий Николаевич по-отцовски всех выслушивал, давал ценные советы по возникшим проблемам. Гости же расширяли его информационное поле, особенно в вопросах экономики, охотоведения, этнографии, практической охраны природы.

Ученый был желанным гостем и учителем курсов повышения квалификации педагогических кадров, студенческого штаба боевой комсомольской дружины им. У. Кнакиса, клуба «Я и время», организованного при Иркутском пединституте, школьных городских праздников. В иркутской школе № 32 он был принят в почетные пионеры[4].

Василий Николаевич всегда вел активную общественную деятельность. Был почетным членом многих научных обществ: Географического общества СССР (с 1924 г.), Всероссийского общества охраны природы, Московского общества испытателей природы, Американского общества маммалиологов (с 1928 г.) и др. В Алма-Ате ученый стал председателем Научного совета по охране природы при ЦК ЛКСМ Казахстана, с 1969 г. возглавил эту работу в Иркутском обкоме комсомола. Параллельно являлся членом президиума Проблемной комиссии по охране природы Академии педагогических наук СССР, членом Байкальской комиссии СО АH СССР, заместителем председателя Иркутской организации ВООП.

Неоднократно выступал организатором научных и научно-производственных совещаний и конференций. В их числе: Якутское республиканское совещание охотоведов (1937 г.), конференция охотоведов Тобольского Севера в Ханты-Мансийске (1940 г.), конференция по охране природы в Казахстане и в Иркутске и т. д.

Прослеживая научно-исследовательскую и производственную деятельность В.Н. Скалона, от ее истоков, нельзя не признать, что он обычно выступал пионером и новатором. Так, например, его стационарные экологические исследования грызунов в 1925 и 1932 гг. были первыми этого рода работами в Сибири. Новшеством было комплексное изучение герпетофауны в Кузнецкой степи в 1926 г., когда он применил изучение содержимого желудков рептилий и амфибий. Первым из натуралистов и охотоведов он изучал природу и население верховьев Таза и Пура (1928–1930 гг.). Первым изучал комплекс позвоночных животных и насекомых в Забайкальском очаге чумы (1934–1935 гг.), продолжив эту работу в Монголии в 1943–1944 гг. Это позволило ему, в частности, впервые поставить вопрос о необходимости аналогичных исследований и поисков в Туве и на Южном Алтае, где с тех пор и ведутся необходимые работы.

Он организовал Зоологический отдел Восточно-Сибирского института растений в Иркутске (1931 г.), Зоологический отдел иркутского противочумного института (1934 г.), промыслово-биологическую станцию Всесоюзного арктического института в Якутске (1936 г.), научный отдел Кондо-Совинского заповедника (1939 г.), зоологический музей Монгольского университета им. Чойбалсана (1945–1947 гг.). Инициатор создания Витимского, Олекминского государственных заповедников.

Автор более 400 публикаций. Часто выступал по радио и телевидению. Один из первых заговорил об охране Байкала, защите хрупкой природы БАМа. Бесценным, хранящим интереснейшие сведения об охотничьем хозяйстве Сибири, заповедниках, охране природы является 100-томный архив Скалона, переданный в Государственный архив Иркутской области.

Житейские обстоятельства вынудили Василия Николаевича в 1975 г. вновь покинуть Иркутск, он был приглашен в Кемеровский университет на должность профессора открытой там кафедры зоологии. Он был уже тяжело болен. 2 февраля 1976 г. В.Н. Скалон скончался[5] в городе Кемерове и был предан земле.

29 мая 1991 г. «Для увековечения памяти профессора В.Н. Скалона решено установить мемориальную доску на здании Иркутского сельскохозяйственного института на ул. Тимирязева со следующим текстом: “В этом здании работал основатель факультета охотоведения, видный деятель охраны природы и рационального природопользования Сибири и Дальнего Востока профессор Василий Николаевич Скалон”»[6].

Сын – Николай Васильевич Скалон (родился 26 сентября 1956 г. в Иркутске), заведующий кафедрой зоологии и экологии, доктор педагогических наук, профессор Кемеровского государственного университета.

Сочинения

  1. Байкал требует защиты // Вокруг света. 1959. № 7. С. 13–14.
  2. Беседы о природе. М., 1969.
  3. Весенние хищники // Охотник и пушник Сибири. 1927. № 5. С. 7.
  4. Горный козел в Алтайско-Саянской системе // Охрана природы. 1926. № 3. С. 75–77.
  5. Русские землепроходцы XVII века в Сибири. Новосибирск, 2005.
  6. Учитель в краеведении // Просвещение в Сибири. 1927. № 4. С. 53–55.

Примечания

[1] Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 658.

[2] Летопись города Иркутска. 1941–1991 гг. / сост., предисл. и примеч. Ю.П. Колмакова. Иркутск, 2010. С. 153.

[3] Там же. С. 229.

[4] Наумов В. Василий Скалон: «Охрана природы – проблема педагогическая» // Восточно-Сибирская правда. 2003. 27 мая.

[5] Летопись города Иркутска. 1941–1991 гг. С. 442.

[6] Там же. С. 598.

Источники и литература

  1. Гагина Т.Н. Печатные работы профессора В.Н. Скалона (аннотированный список). К семидесятилетию со дня рождения и пятидесятилетию научно-исследовательской деятельности. Иркутск, 1973.
  2. ГАИО. Ф.-р. 2844. Д. 22.
  3. Иркутская летопись 1661–1940 гг. / сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003.
  4. Летопись города Иркутска. 1941–1991 гг. / сост., предисл. и примеч. Ю.П. Колмакова. Иркутск, 2010.
  5. Наумов В. Василий Скалон: «Охрана природы – проблема педагогическая» // Восточно-Сибирская правда. 2003. 27 мая.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Любовь Витальевна | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015