Сиблаг // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

СИБЛАГ (Сибирский исправительно-трудовой лагерь ОГПУ—НКВД), система мест заключения и спецпоселений на территории Западной Сибири в 1930—50-е гг. Ор­ганизован в 1929 как Сибирское управление лагерей особого назначения (СибУЛОН ОГПУ). Поставщик рабочей силы для промышленных, горнодобывающих, лесозаготовительных, сельскохозяйственных предприятий и строительных объектов Сибири. На 1 июня 1930 — 24 284 заключенных (з/к). Основные сферы хозяйственной деятельности в 1930—32: строительство железной дороги Томск—Енисейск (42,5 км, начато в марте 1930); Нифантьевского шоссе (174 км, начато в июне 1930), совхозов, Кузнецкстрой (Сталинск), Сибкомбайнстрой (Новосибирск), угольные шахты в Кузбассе, лесозаготовки, золотодобыча, рыбный промысел. В ноябре 1932 реорганизован: выделен отдел трудпоселений и передан в ПП ОГПУ, ликвидирована часть отделений, управление переведено в Мариинск.

С середины 1930-х гг. приобрел сельскохозяйственное направление, стал крупным поставщиком сельскохозяйственной продукции для промышленных лагерей ГУЛАГ. Выполнял также роль инвалидуального лагеря. К 1936 в структуре СибЛАГ находились 2 лаготделения (Осиновское, Ахпунское), 15 отделений лагерных пунктов (Мариинский, Яйский, Арлюкский, Ново-Ивановский, Антибесский, Томский, Берилюсский, Чистюньский, Орлово-Розовский, Сусловский, Юргинский, Кемчугский, Камышенский, Тайгинский, Чуйский), 3 фабрично-заводских коло­нии (Искитимская, Новосибирская, Прокопьевская) и 10 тюрем. В 1936 преобразован в Управление исправительно-трудовых лагерей, трудпоселений и мест заключения Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю. (УИТЛ, ТП и МЗ УНКВД ЗСК). В 1938 на базе одного из отделений образован Горно-Шорский лагерь для строительства железнодорожной вет­ки на юге Кузбасса (ГоршорЛАГ, начальник Макаров). На 1 января 1940 за СибЛАГом числились 38 932 заключенных, 497 вольнонаемных, 126 тыс. га земли, 9,3 тыс. крупного рогатого скота, 28 тыс. свиней, 7,3 тыс. лошадей, 335 тракторов разных марок и др.

Начальники СибЛАГ: М.М. Чунтонов, И.М. Ник­сон, А.А. Горшков, А.П. Шишмарев, Г.Н. Копаев.

В апреля 1942 воссоздан как самостоятельный лагерь сельскохозяйственного назначения с 10 отделениями (управление в Мариинске, начальник Р.П. Фи­лимонов, Г.М. Прокопьев). На январь 1952 — 32,6 тыс. заключенных. Дислокация управления СибЛАГ: Новосибирск, Мариинск (ноябрь 1932—36), Новосибирск.

Лит.: Папков С. А. Сталинский террор в Сибири. 1928—1941. Новосибирск, 1997; Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: 1923-1960: Справочник. М., 1998.

С.А. Папков

История создания Сиблага

Политика террора против любого инакомыслия и, как следствие, уничтожение социальных слоёв с антибольшевистским потенциалом (крестьянство, интеллигенция, просто люди с харизмой) привела к созданию выстроенной системы карательной государственной машины, системы тюрем, концлагерей, специальных комендатур. Всё это позднее назовут архипелагом ГУЛАГ, — законченной системой лишения граждан свободы, имущества, гражданских прав и самой своей личности.

Сеть лагерей ГУЛАГа в 1930-е захватила все северные, сибирские, среднеазиатские и дальневосточные районы страны.

К 1929 году были образованы Управление Северных лагерей особого назначения (УСЕВЛОН) с центром дислокации в Котласе и занимавшееся освоением Печорского угольного бассейна; Дальневосточный ИТЛ с дислокацией управления в Хабаровске и районом действия, охватывавшим весь юг Дальневосточного края; Сибирский ИТЛ с управлением в Новосибирске.

Осенью 1929 года (через полтора года после секретного визита И.В. Сталина в Сибкрай и направлении им актива партии, комсомольцев и ОГПУ на раскрестьянивание) был создан Сибирский исправительно-трудовой лагерь, СибЛОН («СИБирские Лагеря Особого Назначения») или СибУЛОН («СИБирское Управление Лагерями Особого Назначения»).

СИБУЛОН означает «Сибирское управление лагерей особого назначения», по-другому «Управление сибирских лагерей особого назначения». Соответственно, СИБЛОН – это «сибирские лагеря особого назначения». Узников этих лагерей в просторечии звали сибулонцами, аналогично тому, как узников БАМлага в просторечии звали бамовцами.

СИБЛОН появился на свет в 1929 г., прежде, чем коммунисты придумали перекрестить свои концлагеря в ИТЛ. В 1935 г. СИБЛОН переименовали в Сиблаг. Лагуправление поначалу находилось в Новосибирске, в 1933 г. его перевели в Мариинск, в 1935 г. обратно в Новосибирск, в 1937 г. опять в Мариинск, в 1939 г. обратно в Новосибирск. В 1943 г. управление Сиблага окончательно перевели в Мариинск (ныне Кемеровской области).

СИБЛОН/Сиблаг «простёр совиные крыла» от Иртыша на западе, до Енисея на востоке, но его ядром была полоса вдоль Транссибирской железной дороги, от Новосибирска до Мариинска, и несколько дальше на восток (включая станции Тайга, Юрга, Яя, Суслово и многие другие).

Это были лесоповальные зоны, численностью, видимо, 500-1000 узников каждая. Видимо, этих зон было не более десяти. По архивным данным, в этой части СИБЛОНа/Сиблага велось также дорожное строительство.

Предназначение Сибирского ИТЛ: сельское хозяйство(полеводство и животноводство), лесозаготовки, угледобыча, договорные работы с «Союззолотом», дорожное строительство, в том числе лесовозной железнодорожной ветки от Томска на север до таёжных станций Итатка, Ксеньевка, река Чулым (42,5 км), Нифантьевского шоссе (174 км, в Туруханском крае), Горно-Шорской железной дороги и Чуйского тракта, обеспечение «Строительства № 392» в городе Кемерово рабочей силой, строительство кирпичного завода в городе Мариинске, обслуживание кирпичных заводов Западной Сибири, обеспечение рабочей силой Яйской швейной фабрики (Зырянский район Томского округа Сибкаря), рыболовство, выпуск швейной, трикотажной, валяльной, овчинно-шубной, кожевенно-обувной продукции, металлообработка.
Главным объектом репрессий стало сибирское крестьянство, которое лишали собственности и высылали в северные районы. Спецпереселенцев рассредоточили тогда по нескольким отраслям:

  • сельское хозяйство (Нарымский край) — 247 поселков — 41053 семьи;
  • лесозаготовки (Нарымский край) — 35 поселков — 8374 семьи;
  • добыча золота и обслуживание рудников Цветметзолото (таёжный Кузбасс) — 40 поселков — 3255 семей;
  • лесозаготовки (Анжерка, Яя, Крапивинск, Горная Шория) — 36 посёлков — 4172 семьи;
  • добыча угля (Анжерка, Прокопьевск) — 1967 семей;
  • Кузнецкстрой — 4 390 семей;
    • всего — 63211 семей.

В общей сложности за СибУЛОНом и ДальУЛОНом в 1930 году числилось 23% всех лагерников ОГПУ, в то время как, большая часть — 35% (63 тыс. человек) содержалась в Соловецких лагерях.

В 1931—1932 годах, когда масштабы сталинских преобразований достигли максимальных размеров, число заключённых резко возросло. В этот период огромные потоки арестованных двигались по всей стране в направлении строящихся гигантских заводов, железных дорог, рудников и мест добычи сырья. В Сибирь и на Дальний Восток железнодорожные конвои с тысячами заключенных прибывали один за другим. Все пересыльные тюрьмы, дома заключения и арестные помещения милиции были переполнены сверх всякой меры. В некоторых из них число арестантов в 4—5 раз превышало допустимые размеры площадей. Главные транзитные пункты — Новосибирск, Томск, Мариинск, Красноярск, Иркутск и Хабаровск — представляли собой скопище грязных, измученных голодом и инфекциями людей, обреченных на верную смерть. Везде, где размещали прибывающих, царила обстановка средневековых китайских тюрем. Местные власти находились в растерянности: они не знали что делать с внезапно нахлынувшей волной, создавшей невероятные проблемы с питанием, одеждой и размещением невольных мигрантов. Кормить их было нечем. Чиновники из Красноярска сообщали, что «заключённые едят всякие отбросы, шелуху, копыта и другую дрянь. На почве недоедания заболеваемость среди заключенных усилилась. Выведенные на производство падают от изнеможения…». Вдобавок ко всему, многие из прибывавших совершенно не имели одежды и об использовании их на работах не могло быть и речи. С наступлением зимы их невозможно было даже доставить от тюрьмы до станции, чтобы отправить по этапу.

С 1931 года эпидемия брюшного тифа и других инфекционных болезней надолго поразила места заключения, вынудив власти временно прекратить изоляцию преступников в самой Сибири.

С января по май 1932 года в тюрьмах Томска умерло 930 арестантов. А всего за 1932 год в лагерях и колониях Западной Сибири (без лагерей ОГПУ) было учтено 2519 смертей, вызванных голодом и болезнями.

Основная активизация Сиблага произошла в 1934, когда после «дела об убийстве С.М. Кирова», одновременно по всей стране началась новая (после «Красного террора») волна репрессий против всех, кто потенциально был опасен большевистскому режиму: прежде всегопротив революционного по своей сути класса крестьянства, против думающей интеллигенции, против духовного стержня народа, против соратников-революционеров дооктябрьской истории и внутри аппаратов государственно-партийной советской системы. Спешно строились спецкомендатуры и колонии для спецпереселенцев (раскрестьяненых и сосланных) и концлагеря, куда шли и шли этапы (колонны) спешно осужденных граждан РСФСР. В Сиблаг направляли также ещё и граждан «союзных и автономных республик» СССР: эстонцев, латышей, литовцев, поляков, немцев Поволжья, калмыков и др.

Фактически Сиблаг стал продолжением таких страниц кровавой истории большевизма и его «передового отряда ВЧК / ЧОНы / ОГПУ», как уничтожение казачества и русскости, уничтожения крестьянства голодомором (весна 1928) в хлеборобной Сибири в эпоху «сплошной коллективизации» (1928—1934) и затем на Украине и в Поволжье новыми и более масштабными голодоморами, раскрестьяниванием сельского населения в бесправных работников колхозов (1930-е).
В 1935 году СибЛОН (СибУЛОН) переименовали в Сиблаг . По замыслу советского правительства, он становился базовым лагерем, центром освоения территории и природных богатств Западной Сибири, основным источником бесплатных и фактически рабских трудовых ресурсов для проведения декрестьянизации и индустриализации Новосибирска и промышленного Алтая, но прежде всего лагерные пункты создавались в районах лесозаготовок, строительства крупных заводов и угольных шахт Кузбасса.

[caption id="attachment_13774" align="aligncenter" width="450"] Плакат. Борьба с буржуями[/caption]

Какие бы сведения ни представляла официальная статистика, она никогда не отражала и не могла отражать действительного положения дел. В условиях того хаоса, в которых создавались крупные лагерные зоны, серьёзный учёт вообще был невозможен. Тем не менее, как сообщается в одном отчёте на 1 января 1936 года, в 22-х отделениях Сиблага содержалось 68957 заключённых. Из них 45 % учитывались как крестьяне (колхозники, кулаки, середняки, единоличники), 14 % — рабочие, 22 % — «деклассированные элементы», остальные — кустари, государственные служащие, специалисты-хозяйственники, учащиеся, военные, служители культа. Самая большая часть заключённых имела «контрреволюционные преступления». Их было 11921 человек (17 %). Далее распределение шло по таким видам: «социально-вредные элементы» — 11528 человек, имущественные преступления — 10486, «по постановлению правительства от 07.08.1932» — 9972, «шпионы» — 1527, «паспортизация» — 4139 и так далее. Эта статистика Сиблага весьма показательна. Её данные отчётливо отражают характер той войны, которую вел Сталин против своего народа.

Страницы книги Папкова С.А. «Сталинский террор в Сибири. 1928—1941»:

С 1936 года, с началом в стране очередной кампании террора, численность заключенных в Сиблаге систематически возрастала. Точнее сказать, резко увеличился поток проходящих через лагерь, в результате чего состав заключённых за несколько месяцев полностью обновлялся. Во многих отделениях и пересылках из-за огромного скопления людей условия содержания превратились в кромешный ад. Вернее, условий не стало вообще, если не иметь в виду того, что обычно полагается для содержания животных. Многие подразделения поразила страшная эпидемия сыпного тифа.

Воспоминания бывшего заключённого А. Шалганова, пережившего ужас Мариинского распредпункта Сиблага в январе—мае 1938 года, дают, по-видимому, типичную картину того времени. Этот пункт, пишет бывший лагерник, «состоял из одного здания, в котором могло поместиться от силы человек 250—300. Сейчас же в нём, как говорили, находилось около 17 тысяч человек.

Для того чтобы хоть как-то разместить заключённых, вырыли несколько землянок с печками, наскоро изготовленными из ржавых бидонов, да поставили с десяток «палаток»: ледяные, кое-как обшитые тёсом стены, покрытые сверху брезентом.

В землянке, куда я спустился со своим товарищем по этапу Петром Дурыгиным, творилось что-то жуткое. Люди валялись на нарах, под нарами, в проходах — впритык. Шагу нельзя было сделать, чтобы не наступить кому-нибудь на руку. Вонь стояла страшная. Люди боялись выйти на улицу, потому что их место тотчас же занимал другой (а на дворе трещал мороз градусов под сорок). Вповалку лежали туркмены, азербайджанцы, татары, мордва и земляки — москвичи, ленинградцы… Халаты туркменов, ветхая одежда заключённых, как маком, были обсыпаны вошью.

Ни мисок, ни ложек не было и в помине. К четырём котлам, в которых варили суп из мёрзлой картошки, по-здешнему называемой баландой, выстраивалась очередь: заключённые подставляли кепки, треухи, а то и просто калоши и хлебали прямо из них. (…)

в феврале в лагере начался мор. Картошка кончалась, а воду не подвозили совсем. Мучаясь жаждой, люди горстями собирали покрытый кровавыми пятнами снег и отправляли в рот. Ослабевшие не могли добраться до отхожего места и садились тут же, около землянок. Дизентерия свирепствовала вовсю. Сначала умирало по 18—20 человек в день. Потом по 50—70. Я делал гробы: на два, на восемь человек. Потом кончился лес. Мы соорудили сарай и складывали там трупы; гора росла и росла и вскоре на два метра возвышалась над землей. (…)

С января по май в Мариинском распределительном пункте погибло около десяти тысяч человек…».

Достоверность этих сведений подтверждается также официальными документами. Так, в феврале 1941 года на партактиве Сиблага один из лагерных начальников, отчитывая подчинённых, говорил: «Очевидно забыты страшные уроки 1938-го года, когда потери дней сводились к астрономическим цифрам… очевидно забыли, что сказал зам.наркома внутренних дел после эпидемии 1938 года: …если ещё повторится — все пойдут под суд»

В предвоенный период за счёт увеличения числа заключённых масштабы деятельности Сибирского лагеря расширились. Количество его подразделений с 22-х выросло до 31. В 1940 году Томасинлаг и Горшорлаг, завершив основные работы, вновь были включены в общую систему как отделения Сиблага. Сюда же присоединили три детские трудколонии Томска, крупнейшие в стране. Организуются лаготделения в Сталинске (Новокузнецке) для строительства второй очередиКузнецкого комбината и нового металлургического завода. Появляется дополнительный лагпункт по добыче угля. В результате такого роста существенно повысилась промышленная роль Сиблага. Заключённых широко использовали на контрагентских работах в различных предприятиях, прежде всего военного значения. Самыми значительными заказчиками Сиблага стали крупнейшие стройки Новосибирска: № 153 — авиационный завод и № 179 — завод Миноборонпрома (нынешний завод Сибсельмаш), а в Кемерово — строительство № 30 (химическое производство). На этих трёх объектах были созданы специальные лаготделения, в которых размещалось 10-11 тысяч заключенных.

Самым крупным собственным предприятием ГУЛАГа в предвоенный период оставалась швейная фабрика Сиблага в зырянском посёлке Яя (на современной границе севера Кузбасса и Зырянского района Томской области). Несколько тысяч арестантов, в том числе женщин, шили здесь одежду для заключённых лагерей СССР, а с 1940 года — еще и для Красной Армии.

Крупные лагеря северо-восточной части Сиблага:

  • Горшлаг (Горшорлаг),
  • ТомАсинЛаг (1937—1940),

и менее крупные:

  • Севкузбасслаг,
  • Южкузбасслаг,
  • др.

Другие, менее крупные подразделения Сиблага, в т.ч. отдельные лагерные пункты и спецкомендатуры:

  • Мариинское промышленное отделение и Мариинская база Сиблага
  • Араличевский ИТЛ
  • Детская воспитательная колония ВК-1 в селе Дзержинское, с 1928 года
  • колония «Чекист» — исправительно-трудовая колония № 1 Сиблага УИТЛиК НКВД СССР (совр. Северск)
  • Кето-Чулымская спецкомендатура (совр. Зырянский район)
  • Спецстрой «почтовый ящик № 5»
  • Киселёвский ИТЛ
  • Кузнецкстрой
  • Кемеровожилстрой
  • Кузбассжилстрой
  • Камышлаг
  • Осинниковский ИТЛ
  • Парбигская спецкомендатура, (Парбигский район, село Парбиг)
  • Спецкомендатура Нарымского округа
  • Сибирский краевой дом заключения для несовершеннолетних в Томске
  • Томская фабрично-заводская и сельскохозяйственная колония с домом заключения, с 1929 (Томск, Заварзино)
  • Шемонахинский ОЛП (Алтай и Казахстан),
  • Шегарская спецкомендатура (от Каргата вдоль реки Шегврка до Кривошеино, основная контора — в совр. Шегарском районе)
  • др.

Тюрьмы НКВД

  • В 1930-е годы дома 42 (художественная школа № 1 и музыкальная школа № 2) и 44 (в подвале которого расположен музей «Следственная тюрьма НКВД») по проспекту Ленина напротив мэрии г. Томска были тюрьмой НКВД, а нынешний сквер памяти жертв сталинских репрессий был её внутренним двором.

Каждый лагерь структурно и территориально делился на отдельные лагерные пункты и лагерные отделения, которую всю свою очередь дифференцировались на лагерные пункты.

Известные личности, бывшие зеками, спецпереселенцами и др. жертвами Сиблага

  • Дважды Герой Советского Союза, Маршал Константин Рокоссовский
  • Неоднократный Герой СССР, России, изобретатель Михаил Калашников (как ребёнок в семье осуждённого крестьянина, сосланного в Нарымский край)
  • Герой Советского Союза Алексей Лебедев (как ребёнок в семье осуждённого крестьянина, сосланного в Нарымский край)
  • Князь Александр Голицын
  • Князь Михаил Долгоруков
  • Народный артист СССР Спартак Мишулин
  • Поэт Николай Клюев
  • др.
  • Писатель Георгий Вяткин
  • Писатель и художник Евфросиния Керсновская
  • Писатель Виктор Савин
  • Философ Густав Шпет
  • Княгиня Ольга Урусова (Голицына)
  • Архиепископ Рязанский священномученик Ювеналий

Руководители Сиблага

  • начальник СибУЛОН комиссар госбезопасности М.М. Чунтонов, с 01.09.1929 по 28.10.1931 (в дальнейшем он ещё раз будет начальником Сиблага — см. ниже).
  • начальник СибУЛОН комиссар госбезопасности И.М. Биксон, с 28.10.1931 по 1932
  • начальник (зам.начальника ?) СибУЛОН комиссар госбезопасности Сибо (Шибо), 1932 (?)
  • начальник СибУЛОН комиссар госбезопасности А.А. Горшков, с нач.осени 1932 по 22.11.1933
  • врид начальника СибУЛОН комиссар госбезопасности П.П. Соколов, с 22.11.1933 по … (?)
  • начальник СибУЛОН / Сиблага старший лейтенант госбезопасности М.М. Чунтонов, с 19.02.1934 по 22.04.1936 
  • начальник Сиблага старший лейтенант госбезопасности А.П. Шишмарёв, с 03.10.1936 по 14.09.1938
  • начальник Сиблага старший лейтенант госбезопасности А.С. Свиридов, с с 14.09.1938 по 04.1940
  • начальник Сиблага подполковник госбезопасности Р.П. Филимонов, с 07.04.1942 по 07.07.1945
  • начальник Сиблага майор госбезопасности Г.М. Прокопьев, с 27.02.1946 по 17.09.1947 (упоминается также в качестве начальника Сиблага 10.10.1945. Он же далее ещё раз возглавит Сиблаг — см. ниже)
  • и.о. начальника Сиблага офицер НКВД Черкашин, с 17.09.1947 по … (?)
  • начальник Сиблага подполковник госбезопасности Г.М. Прокопьев, с (?) по 20.02.1951
  • начальник Сиблага майор, затем подполковник, затем полковник И.М. Великанов, с 20.02.1951 по начало 1958 (ушёл с должности не ранее марта 1958)
  • и.о. начальника (заместитель начальника ?) Сиблага майор Зуев (упоминается в таковом качестве 29.05.1956)
  • заместитель начальника Сиблага офицер госбезопасности Ф.Я. Черноталов, с 07.04.1942 по … (?)
  • заместитель начальника Сиблага подполковник внутренних войск НКВД/МВД П.М. Лудченков, с 06.06.1953 по … (?)
  • (нет данных по последнему, на 1960/1961 гг., начальнику Сиблага)

Места массовых казней

Массовые казни в период 1921—-1961 производились разными способами уничтожения людей.
  • Морозной зимой и следом затяжной (до конце июня) весной 1928 года — «отправкой раскулаченных» (крестьянские многодетные семьи) в лютые морозы февраля-марта на открытых санях (гужевые повозки) в северные районы края: так крестьян Барабинской степи вооружённый конвой (комсомольцы-активисты, партактивисты и бойцы из частей ЧОН) пытались гнать в Шегарку. Как свидетельствуют документы государственного архива Новосибирской области (ГАНО), при морозе в 30—40 и более градусов через 50 км дети на повозке умирали от холода, потом умирали слабые здоровьем старшие члены семьи… Часто к месту высылки добирался только один измождённый глава семейства. Трупы замёрзших бросались в степи по дороге на съедение волкам. В официальную статистику жертв ГУЛАГа эти несчастные не входили — несчастный случай. Такие «высылки раскулаченных» практиковались до 1935—1937.
  • Голодомор. После изъятия в феврале—марте 1928 спецчастями «госзаготовителей» (ЧОНовцы и местный актив ВКП(б) и ВЛКСМ) всего найденного продовольствия (до 100%, то есть изъятие без остатка для семьи) у крестьян хлеборобных земель на территории современных Омской, Новосибирской, юга Томской областей и современного Алтайского края, в мае 1928 года (затяжная весна и позднее появление зелени) остававшиеся после «раскулачиваний» крестьянские семьи массово вымирали от страшного голода, часто женщины ели своих детей (документы архива ГАНО. В статистику жертв ГУЛАГа эти погибшие не вошли.
  • Высылка на затопляемые остова Оби. На территории томского Приобья от Кривошеина до совр. Стержевого часто практиковалась тактика создания в ноябре-январе поселения из ссылаемых на острове посреди реки Обь. Люди копали землянки и пытались выжить до весны. Конвой, охрана с пулемётами находилась на берегах реки. Весной в апреле река в ледоход поднималась и «стирала» поселение без остатка, все находившиеся там погибали. При попытке добраться до берега — расстреливались охраной. В статистику ГУЛАГа эти жертвы несчастного случая в половодье не включались. Только в памяти местных жителей оставались свидетельства этих происшествий.
  • Массовые расстрелы.

Места массовых расстрелов

  • Одним из мест массовых расстрелов было поле у города Мариинска, где длительное время находилась главная администрация Сиблага. В канун Дня памяти жертв политических репрессий в 2010 году администрация Кемеровской области был открыт скромный обелиск в память о невинно убиенных (см. фото справа).
  • В Томске массовые расстрелы по приговорам «тройки» производились во дворике окружного управления НКВД (ныне Музей НКВД) напротив горкома ВКП(б) в центре города; на кладбище, за этим кладбищем в Каштачном овраге, а также здесь же рядом на территории тюрьмы КПЗ/СИЗО по современному адресу ул. Пушкина, 48-А на Каштачной горе…
  • в пору руководства Томской областью Е.К. Лигачёвым оползень обнажил на берегу Оби у города Колпашево место массового складирования тел расстрелянных в 1930-е местным отделением НКВД. Дело по трупам, падающим в реку после оползня берега получило широкую огласку, «Колпашевский Яр» вошёл символом Сиблага в историю края.
  • Расстрелы тех, кто оказывал сопротивление системе ГУЛАГа и восставших узников.

История первого сибирского лагеря

На территории Западной Сибири первый трудовой лагерь – СИБЛОН появился в 1929 г. СИБЛОН – это «сибирские лагеря особого назначения». В 1935 г. СИБЛОН переименовали просто в Сиблаг. Лагуправление поначалу находилось в Новосибирске, в 1933 г. его перевели в Мариинск, в 1935 г. – снова в Новосибирск. В 1943 г. управление Сиблага окончательно перевели в Мариинск (ныне Кемеровская область). Подразделения лагеря раскинулись на территории нынешних Новосибирской, Кемеровской, Томской, Омской областей, Красноярского и Алтайского краев. Установлено около 50 крупных лагерей Сиблага 30-х годов на территории Западной Сибири.

Искитимский ОЛП (отдельный лагерный пункт) был создан в структуре Сиблага в 30-е гг. Названия лагерей постоянно менялись, чтобы усложнить поиск заключенных оставшимся на свободе родственникам. Лагерь относился к разряду промышленных подразделений, заключенные которого были заняты преимущественно на крайне вредном для здоровья производстве извести и камня (в карьере), а также на лесозаготовках и аэродромном строительстве.

Центральный штрафной лагерь в Ложке занимал ключевое положение в составе Искитимского ОЛП. Он был разделен на четыре зоны, куда направлялись заключенные из других сибирских лагерей, колоний и тюрем.

По воспоминаниям бывших выживших заключенных и охранников мы имеем следующие представления о Ложковском лагере. Зоны были обнесены высоким дощатым забором, с внешними и внутренними запретными зонами, обтянутыми колючей проволокой. Летом эти зоны постоянно боронили, не давая зарастать травой. На сторожевых вышках стояли вооруженные охранники, большинство из них были также заключенные.

В одной зоне помещались политические заключенные, в других – уголовники и штрафники, отбывающие большие сроки за особо тяжкие преступления, в особой зоне помещались женщины.
Основная работа была в карьере. Обжигали известь и добывали щебень, известь обжигали в «костровых» печах. В карьере не было особой техники, почти все работы выполнялись вручную. В ходу были такие малоизвестные сейчас инструменты, как кайло, кирка, спешня, клинья, лом и кувалда. Большие камни дробили при помощи кувалды и металлических клиньев.

Читайте также

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири