Школа общеобразовательная // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ШКОЛА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ , основной  тип учебных заведений, призванных дать учащимся общее об­разование, т. е. совокупность общезначимых нравственных и культурных ориентировочных знаний, умений и навыков, достаточных для осознания и продуктивного участия человека в жизни общества. Структура школьного образования, ее основные характеристики, содержание образования определяются уровнем разви­тия общества и стоящими перед ним задачами. В России школьное образование как самостоятельный общественный институт выделяется в начале XVIII в., до этого задачи общего образования решались главным образом посредством домашнего воспитания. До 1917 существовали 2 типа школьного образования - светские и духовные, преподавание на национальных языках допускалось только в начальной школе. Существовавшее в дореволюционной России разделение школьного образования на начальную, неполную среднюю и среднюю и регулирование доступа к ним различных социальных групп являлось одним из инструментов социальной стратификации общества, поддержания его сословной структуры.

Появление первых начальных общеобразовательных учреждений связано с реформами Петра I, в соответствии с которыми про­хождение дворянской службы и даже вступление в брак дворянских детей допускались лишь после обучения гра­моте. Открытые в 1714-15 цифирные школы для детей дворян и приказных вскоре были преобразованы во всесословные (исключая крестьян). В Сибири в 1730-50-х гг. получили распространение начальные школы с дополнительной профессиональной спе­циализацией: гарнизонные (для обучения солдатских детей), горнозаводские, языковые, навигацкие, госпитальные. Активное освоение рудных месторождений Верхнего Приобья сопровождалось открытием во второй половине XVIII в. горнозаводских школ при Алтайском и Кузнецком заводах, к концу столетия здесь действовали 10 горнозаводских и 2 гарнизонные школы, в которых обучались дети мастеровых и солдат. Подобные заведения действовали на Нерчинских кабинетских землях. В соответствии с предписанием духовного регламента почти одновременно с открытием первых светских школ в 1720-х гг. открылись школы при архиерейских домах, преобразованные в 1730-х гг. в духовные семина­рии. Первая церковная школа в Сибири была организована в 1703 при дворе митрополита Сибирского и Тобольского Филофея.

По личной инициативе Екатерины II в конце XVIII в. сделана попытка создания в России всесословного (исключая крепостных крестьян) школьного образования 2 ступеней. Утвержденный императрицей в 1786 устав «О народных училищах», составленный по проекту специального приглашенного в Россию из Австрии серба Ф.И. Янковича де Мириево, не только предполагал открытие главных (в губернских городах) и малых (в уездных городах) народных училищ, но и формулировал близкую современной концепцию общего образования. Впервые целью обучения объявлялась не подготовка к исполнению некоторых профессиональных обязанностей, а воспитание и образование гражданина. Изменилось содержание об­разования: в училищах обучали грамоте и арифметике, христианскому закону и основам светского обществознания, религии, всеобщей и русской истории, естественно-географическим дисциплинам, в качестве факультатива предлагалось изучение иностранного языка. В 1789 в Тобольске, Барнауле и Иркутске начали действовать главные народные училища, обучение в которых длилось 4 года. В 1789-97 в Тюмени, Туринске, Красноярске, Верхнеудинске, Кузнецке, Томске, Нарыме, Енисейске открылись малые народные училища с 2-летним сроком обучения. В них учились в основном дети военных, купцов, мещан и чиновников. Одна­ко часть училищ, в том числе главное училище в Барнауле, вскоре закрылась. В 1803 в Сибири в 7 народных учили­щах обучалось 193 ученика, тогда как в 1790 только в Тобольском училище - 165 человека. Сходная ситуация сложилась и в других регионах страны, поскольку училища финансировались за счет весьма скромного бюджета приказов общественного призрения и добровольных отчислений городских обществ и частных пожертвований. Большинство роди­телей отрицательно относилось к школам, численность учащихся в них ежегодно сокращалась, поэтому общества отказывались содержать училища. Преподаватели главных народных училищ, как правило, направлялись из Санкт-Петербурга; в малых училищах Сибири работали выпускники Тобольской духовной семинарии и окончившие курс главных училищ. Материальное обеспечение сибирских учителей оставалось невысоким, а социальный статус - низким.

В 1804 принят новый устав учебных заведений, учреж­давший 3 типа общеобразовательных учебных заведений: приходские, уездные и губернские училища или гимназии. Первоначально меж­ду ними существовала преемственность: курс обучения в училище более высокой ступени не повторял программы предыдущего. Однако устав 1828 разорвал преемствен­ность, что позволило правительству разделить обучение детей разных сословий и определить специфику каждого типа школ в соответствии с их преобладающей социальной наполняе­мостью. Приходские училища предназначались для обуче­ния детей крестьян, мещан и ремесленников, уездные - детей купцов, обер-офицеров и дворян, гимназии - детей дворян.

В приходских школах обучали грамоте и счету, препо­давались Закон Божий и церковное пение. Первые приходские школы открылись в Иркутске (1806), Верхнеудинске (1806), Таре (1811), Тюмени (1811) и Тобольске (1816). Немаловажную роль в деятельности училищ играла РПЦ. По указу Синода 1839, в 1840-60-х гг. открылись церковно- приходские школы духовного ведомства, они располагались главным образом в сельской местности. Кроме того, в сельской местности действовали приходские школы Министерства государственных имуществ; с 1815 на территории Сибирского, Забайкальского, Якутского, Амурского, Уссурийского казачьих войск начали дейст­вовать казачьи школы.

В Сибири преобразование народных училищ в гимна­зии и уездного училища затянулось: в Иркутске гимназия открылась в 1806, в Тобольске - в 1811, в Томске - в 1838. В 1855 в 3 сибирских гимназиях обучалось 482 человека.

Преемственность различных ступеней образования была восстановлена в результате реформы 1864. В первой половине 1870-х гг. в основном завершилось складывание системы, просуществовавшей до 1917. Ученик, освоивший про­грамму начального обучения, имел право продолжить обучение в средней школе, а из нее поступить в вуз. Такова принципиальная схема, которая воплощалась в разветвленной системе образовательных учреждений, разных по названию и по ведомственной принадлежности.

Крупнейшим организатором образования в стране выступало Министерство народного просвещения (МНП). В деревне действовали его 1- и 2-классные училища с 3- и 5-летним курсом обучения («народные училища»). Финансировались они отчасти государством, а в основном - местным самоуправлением и частными лицами (в Европейской России также земствами). В 1-классных училищах обязательно преподавались Закон Божий, русский язык с чистописа­нием, арифметика; в 2-классных, кроме того, история, география, естествоведение, церковное пение и черчение.

В городе, помимо начальных училищ, действовали город­ские, являвшиеся формой неполного среднего образования. Преимущественно 3-классные, с 6-летним курсом обу­чения, реже - 3- и 4-летние (с 1912 такие городские училища преобразовывались в высшие начальные  училища с 4-летним обучением. Успешно прошедшие курс первых 4 лет городского училища могли поступать без экзамена в 1-й класс гимназий и реальных училищ.

Среднее образование имело 2 основных звена — классические гимназии (мужская и женская) и реальные училища (только мужские). По содержанию обучения к женским гимназиям МНП приближались гимназии и институты благородных девиц ведомства императрицы Марии. Курс обучения в мужской гим­назии составлял 8 лет, в женской - 7. Программа имела гуманитарную специфику и включала: Закон Божий, русский, церковно-славянский, латинский, греческий, немецкий, французский языки, философскую пропедевтику, законоведение, математику, физику, историю, географию, природоведение, рисование, чис­тописание. Гимназическое образование давало юношам право поступления в университет. Неполный гимназический курс предлагался ученикам прогимназий (мужски и женских) со сроком обучения 4 либо 6 лет.

Реальные училища предназначались для тех, кто собирался заняться коммерцией либо поступить в технический вуз. «Реалисты» учились 7 лет. Им предлагался лишь 1 иностранный язык, зато уделялось больше внимания точным и естественным наукам. В 5-м и 6-м классах допускалось от­крытие коммерческих отделений, где увеличивалось число часов на изучение иностранных языков и вводилось письмоводство и книговодство (бухгалтерский учет).

В 1913 в Западно-Сибирском учебном округе, Ир­кутском и Приамурском генерал-губернаторствах к ведению МНП относилось 4 510 сельских начальных училищ, 456 городских начальных училищ, 89 высших начальных и городских училищ, 17 мужских и 40 женских гимназий, а также 10 женских прогимназий и 17 реальных училищ.

Независимо от министерской образовательной системы дейст­вовали церковно-приходские школы ведомства Святого Синода — 1- классные с 3-летним и 2-классные с 4-летним курсом обучения. Их программа обучения сходна с начальными учили­щами МНП. Под управлением Синода также действовали школы грамотности с 2-летним курсом обучения, не имевшие статуса полноценного начального учебного заведения. В целом по империи охват детей 8—11 лет всеми видами школ в 1914 составлял 30 %. Грамотность сибирского населе­ния, по переписи 1897, составляла 12,3 %, по стране в целом — 21,1 %.

Октябрьская революция коренным образом изменила общественное устройство страны. В 1920—30-е гг. реорганизация и развитие системы общего образования как одной из наиболее значимых структур общества происходили в соответствии с задачами модернизации страны, предполагав­шей преодоление культурной отсталости, и специфическим идеологическим приоритетами власти, ориентированными на «воспитание нового человека». Поэтому в разнообразных реформах образовательной системы тех лет противоречивым образом сочетались назревшие, исторически обусловлен­ные новшества и разного рода волюнтаристские меры.

Для формирования советской системы общего образования основополагающими были Декрет СНК о передаче всех учебных заведений в ведение Наркомата просвещения (11 декабря 1917) и «Декларация о единой трудовой школе» (16 октября 1918). Последняя предусматривала упразднение дореволюционные разделения школ и училищ и создание единой тру­довой школы I (с 8 до 13 лет) и II (с 13 до 17 лет) ступени, обучение в которых было обязательным для всех детей и подростков. Однако реализация данного проекта ослож­нялась экономической, политической и культурной ситуацией в стране.

В первые годы после Гражданской войны воздейст­вие на состояние школы определялось «материальным кризисом культуры». Ситуация начала меняться с 1923 по мере восстановления экономики. Возросла доля расходов на народное образование в местных бюджетах. Привлекались и средства самого населения, для чего проводились различные кампании, создавались денежные фонды на постройку и оборудование школ. Помощь оказывали также ячейки добровольческого общества «Друг детей», созданного в мае 1924. Упрочение материальной базы дало возможность на­чать подготовку к введению с 1930-32 всеобщего начального образования. Для этого требовалось открыть в течение 5 лет (1927—31) только в Сибирском крае свыше 7 тыс. школ. За 1927—29 в Сибири, по сравнению с 1922/23, количество школ увеличилось более чем в 2 раза, на Дальнем Востоке - в 2,5 раза. Численность учащихся возросла на 135 и 188 % соответственно.

Во второй половине 1920-х гг. учительские кадры готовили 18 педагогических техникумов и педагогические факультеты Иркутского и Дальневосточ­ного университетов. За 1925—28 численность преподавателей общеобразовательных школ в Сибирском крае выросла в 1,7 раза и достигла 17 532 человек. На Дальнем Востоке в это время работало 5 993 учителя. К 1928 около двух третей работников про­свещения трудилось на селе, в 1925 там их было менее половины. В 1927/28 учителя с высшим и средним образованием составляли 76,6 %, заработная плата учителей Сибири вы­росла по сравнению с 1924/25 почти в 2 раза.

В середине 1920-х гг. кардинальной перестройке подверг­лись содержание и методика школьного обучения. В 1923 Государственный ученый совет (ГУС) утвердил новые программы, построенные на основе «комплексного» метода. Они пред­полагали изучение не отдельных предметов, а знакомство с окружающей действительностью по схеме: природа и человек-труд-общество. В ходе изучения этих широких комплексных тем с помощью «исследовательских приемов» учащиеся должны были постигать содержание конкретных дисциплин. Эти программы оказались слишком слож­ными, поэтому Сибирский отдел народного образования (СибОНО) выпустил специальный сборник «Сибирский вариант программ ГУСа» и книгу И. Смирнова «Как работать в деревенской школе по комплексным программам ГУСа». С учетом преимущественно аграрного характера региона, большое вни­мание уделялось изучению в школах «научных основ ведения сельского хозяйства». Устраивались выставки ученических работ по сельскому хозяйству; школы принимали участие в праздновании Дня урожая и Дня леса. Лучшие школы, не ограничиваясь работой на школьных участках, проводили опыты и наблюдения непосредственно в крестьянских хозяйствах. Балыкинская школа (Бийский округ) за работу по улуч­шению животноводства и борьбе с неграмотностью в 1928 на конкурсе школ завоевала 1-е место в Сибири. Одна из приоритетных задач общего образования в 1920—30-е гг. — политическое воспитание учащихся - осуществлялась в том числе посредством деятельности детских и юношеских политических организаций (пи­онерской, комсомольской). В 1927 г. в Сибири было 2 997 пионерских отрядов, в которых насчитывалось 130 тыс. пионеров.

В 1920-е гг. развернулось издание региональной учебно-методической литературы. В 1923 вышел первый учебник — «Букварь для детей» Н. Дмитриева и Н. Осмоловского, учебники и учебные пособия «Мы в школе» Н. Венгрова и Н. Ос­моловского, «Наш край» Н. Баумана и Г. Вайсберга, «Наша сила — советы» Г. Пупышева, «Сибирская новь» и другие выдержали несколько изданий. Сибирские учебники для школ I ступени получили положительную оценку ГУС и Н.К. Крупской. Учебная литература была обеспечена почти половина учащихся начальных школ. С 1923 СибОНО начал издание «Сибирского педагогического журнала» (с 1926 — «Просвещение Сибири») — одного из лучших в стране в то время. На Дальнем Востоке в разное время вы­ходили журналы «Вопросы просвещения на Дальнем Востоке», «На культурном фронте», газета «Просвещение на Дальнем Востоке».

Ряд инициатив сибирских педагогов получил широкий резонанс. Учительница А.М. Топорова в с. Журавлиха Косихинского района на Алтае в коммуне «Майское утро» организовала, помимо отличной школы, кружки, 2 оркест­ра, систематическое чтение и обсуждение художественных произведений. Записи образных, ярких суждений журавлихинских комму­наров о литературе были изданы в 1930 в виде книги «Крестьяне о писателях», горячо одобренной М. Горьким, Р. Ролланом и другими деятелями культуры. Сыном одного из учени­ков А.М. Топоровой стал космонавт Г.С. Титов.

Наряду с успехами в развитии школьного образования в регионе в 1920-е гг. проявились отрицательные тенденции, связанные с неоднозначными последствиями введения «комплексного мето­да» и экспериментов по соединению обучения с производительным трудом: уменьшилось значение систематического освоения учащимися основ наук. В 1931 комплексный метод отменен, школы вновь перешли к традиционному предметному методу обучения. Основной проблемой оставалась нехватка школ. В Сибири в начальных школах обучалось лишь 62 % детей. Это было меньше, чем в среднем по РСФСР, где обеспеченность школами уже в 1926/27 составляла 74,4 %. На Дальнем Востоке начальную школу посещало более 83 % детей, но здесь, как и в Сибирском крае, общедоступным начальное обучение являлось только в городах и большинстве рабочих районов.

Постановление СНК РСФСР от 31 августа 1925 всеобщее начальное обучение намечалось ввести на всей территории республики в 1933/34. Однако ускорение социально-экономической модернизации страны потребовало соответствующей корректировки этих пла­нов. Благодаря росту школьной сети в предшествующий период в первый учебный год первой пятилетки (1928/29) за парты смогли сесть свыше 67 % всех детей Сибирского края. В этом учебном году стало вводиться всеобщее начальное обу­чение в Омске и Анжеро-Судженске, в следующем году — в Новосибирске. Одновременно решался вопрос об охвате начальным образованием в Сибири около 450 тыс. «переростков» в возрасте 11—15 лет. Учитывая это, руководящие органы Сибирского и Дальневосточного края приняли решение о введении на их территории всеобщего начального обучения досрочно — с 1 октября 1930. Это обеспечивалось соответствующими государственными ассигнованиями. Если в 1926/27 в Сибирском крае на народное образование направлено около 20 млн руб., то к концу первой пятилетки эта сумма выросла в 6,5 раза. При этом почти 60 % тратилось на начальную школу. За 1929—34 государственные расходы по народному образованию на душу населения увеличились почти в 3,5 раза.

Большое внимание уделялось привлечению насе­ления к решению задач «всеобуча»: средства массовой информации сообщали о развертывании «культпохода», «культэстафеты», создании «культармии» и т. д. Сельское население участвовало в финансировании школьного строительства путем «самообложения».

Наиболее сложной являлась проблема обеспечения школ педагогическими кадрами. Задача введения всеобуча в 1930/31 увеличила дефицит учителей в начальных школах Сибири (без Дальневосточного края) с 2,5—3 тыс. до 5,6 тыс. человек. Не­хватка учителей стала еще более острой в последующие годы, когда с увеличением количества средних школ началось передвижение педагогов из начальных классов в средние.

За 2 года в Сибири количество педагогических техникумов почти удвоилось, а численность учащихся в них выросла в 4 раза. Для преодоления огромного дефицита педагогических кадров со­здается система краткосрочных курсов. Лишь в Западно-Сибирском крае на краткосрочных курсах в 1930 подготовлено 3 тыс., а в 1932 — свыше 6 тыс. учителей.

Всеобщее начальное обучение в Сибири, как и во всей стране, в основном осуществлено к концу 1-й пятилетки. В 1927/28 в Сибири обучалось в начальной школе около 625 тыс. учащихся. В последующие год пятилетки, 1932/33, численность учащихся удвоилась. Охват детей 8—10 лет школой в 1927/28 в Западной Сибири составлял около 62 %, в 1932/33 — почти 95 %, в Восточной Сибири — 72 и 90 %, в Дальневосточ­ном крае  — 83 и 97 % соответственно. К началу 1933 в городах почти все дети, окончившие начальную школу, продолжали учебу в пятых классах, в сельской местности — примерно 30 %. В среднем охват детей пятыми классами в Сибири был выше, чем по РСФСР в целом.

Наряду с расширением школьной сети происходили кардинальные структурные трансформации. В начале 1920-х гг. средние школы были почти полностью упразднены в связи с их преобразованием в техникумы. Постановлением ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 средние школы восстановлены, с 1932/33 их сеть начала быстро расти. В 1937/38 в Сибири (без национальных округов и районов) функционировало почти 17 тыс. школ всех типов вместо 13 тыс. в 1932/33. В 1937 в регионе обучалось 2 650 тыс. человек. Некоторое расширение школьной сети в годы второй пятилетки привело к ликвидации 3-сменных занятий. Однако материальная база 7- летней школы, особенно в сельской местности, оставалась недостаточной.

В конце первой и начале второй пятилетки в связи с введением всеобщего начального и 7-летнего обучения в школы Сибири влилось много учителей — выпускников краткосрочных курсов. Особое внимание обращалось на повышение квалифи­кации учителей, имевших лишь начальное образование. Для них действовали специальные краткосрочные курсы по программе 7- летней и средней школы. За 1933—36 в Западно-Сибирском крае на них прошли обучение и сдали экзамены за среднюю школу около 3 тыс. учителей. Распространение получило заочное обучение в педагогических институтах и техникумах, в том числе по системе экстерната. В 1936 в системе заочного обучения и экстерната в педагогических училищах Западной Сибири занималось свыше 8 тыс. учителей начальных классов, в педагогических институтах — 5,7 тыс. учителей 7-летней и средней школы. На Дальнем Востоке в 1937 заочным и вечерним обучением охвачено 4 тыс. учителей.

Введение всеобщего начального и 7-летнего образования сопровождалось попытками перестройки школы на «по­литехнической основе». С осени 1930 началось прикреп­ление школ на договорных началах к промышленным предприятиям, колхозам и совхозам. В 1934/35 в Западно-Сибирском крае половина 7-летних школ и почти все средние школы имели свои мастерские.

На деятельности школьного образования региона, как и страны в целом, отрицательно сказались гипертрофированный «классовый» под­ход, идеологизация, репрессии. Вместе с тем многие данные свидетельствуют о том, что в те годы школа воспитала целое поколение молодежи, увлеченной знанием, соци­ально активной, проникнутой патриотизмом.

В 1938—41 в Сибири открылось около 2,5 тыс. новых школ, в том числе 7-летних и средних более 1,5 тыс. К началу войны было 24,1 тыс. школ, в том числе 7-летних и средних 5,7 тыс. Однако не все крупные населенные пункты региона имели школы, около 90 % школ располагалось в сельской местности. За 4 предвоенные года численность учащихся выросла на 438 тыс., а учащихся 8—10-х классов увеличилась в 2,5 раза и достигла 173,5 тыс. По-прежнему сложной оставалась проблема охвата детей 7- и 10-летним обучением. К началу войны в 5—7-х классах Сибири обучалось только 81,8 % детей в городе и 51,3 % в деревне от численности учащихся 2— 4-х классов в 1937/38. Ситуация осложнилась вве­дением осенью 1940 платы за обучение в старших классах, которая составляла 150 руб. в год (при среднемесячной зарплате рабочих и служащих 410 руб.).

По-прежнему актуальной оставалась задача повы­шения профессионального уровня педагогических кадров. В середине 1930-х гг. в начальных классах сибирских школ работало 58 % учителей без законченного среднего образования, при этом школы Сибири обеспечивались кадрами лишь на 55 %. К началу войны численность учителей в регионе увеличилась более чем на 30 % и достигла 120,8 тыс. человек. Многие педагоги стали подлин­ными мастерами своего дела. В 1939 орден Ленина получили 40 человек, в том числе  директор Семеновской средней школы Яковлевского района Приморского края Н.Т. Горбачева, директор Александровской средней школы Сахалинской области А.В. Кудрявцев, заведующий Апано-Ключинской начальной школой Красноярского края И.Е. Окладников, учительница Троицкой школы Троицкого района Алтайского края Ю.С. Филиппова и др.

В годы Великой Отечественной войны существенно сократились государственные ассигнования на социально-культурные нужды, сузилась материальная база народного образования. Только за пер­вые 3 мес. войны на территории Сибири закрылись 738 школ, из них 259 7-летних и средних. Занятия велись в 2 и 3 смены, некоторые на квартирах учащихся. В военные годы в школах региона обучалось 2,5-3 млн детей, по срав­нению с довоенным периодом численность сократилась на 1 130 тыс. человек. Многие заменили отцов на заводах, фабриках, в совхозах и колхозах. Уже к началу  2-го военного года местные советы изыскали возможности для частичного восстанов­ления школьной сети. Ряду школ переданы различные хозяйственные постройки и бараки, переоборудованные для занятий. В 1942/43 возобновлены занятия в 359 ранее закрытых школах. В следующем учебном году общая довоенная школьная сеть была не только восстановлена, но и увеличена. В конце войны осуществлен переход к всеобщему обучению детей с 7-летнего возраста, в 1944/45 открыта почти 1 тыс. новых начальных школ. Общее количество школ стало больше, чем в 1940/41, однако довоенная сеть 7-летних и средних школ полностью не восстановлена.

Важнейшей проблемой стала нехватка учебной литературы. К началу первого учебного года периода войны потребность школ в новых учебниках удовлетворялась лишь наполовину. Большое внимание уделялось сбору и закупке старых учебников. Например, в 3-м военном учебном году у населения было закуплено и получено старых учебников в 14,5 раза больше, чем поступило новых. Тем не менее учеб­ников не хватало, нередко 1 учебник закрепляли за группой в 4-5, а иногда и 10 учащихся. Школьники использовали в качестве тетрадей газеты и оберточную бума­гу, старые книги, в которых писали между строчками. Но самой большой проблемой стала нехватка педагогических кадров, поскольку многие учителя ушли на фронт. Для решения проблемы организовывались краткосрочные учительские курсы для выпускников средних школ. Тем не менее положение оставалось сложным. В школах Кемеровской области к концу войны почти четверть учителей не имела даже среднего образования.

Школы оказывали большую помощь фронту, промышленным предприятиям, колхозам и совхозам. Учащиеся Омской области за годы войны внесли в фонд обороны 2,8 млн руб., собрали и отправили бойцам Красной армии более 17,9 тыс. посылок, выработали на полях колхозов 9,1 млн трудодней.

Трудности военных лет существенно повлияли на раз­витие школы и в первые послевоенные годы. Однако количество школ в Сибири к концу 1940-х гг. по сравнению с 1940 увеличилось на 14 %, в том числе количество 7-летних и средних школ - с 5 743 до 6 362. Тем не менее этого было недостаточно для осуществления всеобщего 7- и 10-летнего обучения. Серьезной проблемой оставалась удаленность (более 3 км) многих школ от населенных пунктов в сельской местности (72,3 % от общего количества школ в Новосибирской области, 82,7 % - в Томской области). В более широких масштабах раз­вернулось строительство школ в 1950-е гг. В 1951-58 на капитальное строительство школ и других образовательных учреждений Сибири было выделено 3 055,4 млн руб. Если в 1945/46 в регионе имелось 25 485 школ, то в 1957/58 - 27 190, количество 7- летних и средних школ увеличилось с 5 105 до 9 180. К участию в строительстве и ремонте школ привлекались колхозы, профсоюзы, общественные организации: в 1946-50 в Тюменской, Новосибирской, Омской, Иркутской областях, Алтайском и Приморском крае колхозами построено 965 школьных зданий на 63,4 тыс. ученических мест, в городах организовались воскресники.

Многое делалось для решения проблемы дефицита и низкой квалификации педагогических кадров. В 1946 в школах Сибири работало на 13,3 тыс. учителей меньше, чем в 1940. В начале 1950-х гг. почти четверть педагогов не имела специального образования. Задача обеспечения школ педагогами была решена в основном во второй половине 1950-х гг. В 1958 в сибирских школах работало 194,5 тыс. учителей против 107.5 тыс. в 1945/46.

В течение первых 3 лет мирной жизни в начальных классах региона обучалось 2 641,3 тыс. детей, на 320,8 тыс. больше, чем до войны. Контингент учащихся старших классов к начальных 1945/46 уменьшился наполовину в сравнении с 1940/41. В 1949 правительство страны приняло решение о приеме в 5-й класс всех детей, окончивших начальную школу. Таким образом, было возобновлено всеобщее 7-летнее и расширено 10­-летнее обучение. Для предотвращения отсева учащихся из средней школы по материально-бытовым причинам создавались фонды всеобуча, в школах организовывались классы-копилки, в которых собирались вещи для нуждающихся учащихся. В 1954 отменена плата за обучение в старших классах. В результате количество учащихся в сибирских школах выросло с 2 671,5 тыс. в 1945/46 до 3 394,4 тыс. в 1957/58. При этом численность учащихся 8-10-х классов увеличилась с 90,6 тыс. до 416 тыс. Значительное внимание уделялось развитию вечерних школ рабочей и сельской молодежи, которые стали созда­ваться еще в годы войны. В 1957/58 в Сибири имелось 1 635 таких школ, в них училось 223,1 тыс. человек против 124.5 тыс. в 1950/51.

Со второй половины 1950-х гг. начался процесс рационали­зации школьной сети. С этой целью крупные начальные и 7-лет­ние школы объединялись и преобразовались в средние, а малокомплектные закрывались. В результате постепенно сокращалось количество школ при увеличении континген­та учащихся в них: в 1952/53 в Сибири действовала 21,1 тыс. школ с 2 264,9 тыс. учащихся, в 1960/61 - 18.5 тыс. и 2870 тыс., в 1980/81 - 12 тыс. и 2 871 тыс. соответственно. Это позволяло эффективно использовать ресурсы для развития общего образования в регионе. Однако в сельской местности закрытие малочисленных 7-летних и средних школ зачас­тую означало потерю перспектив развития для населенного пункта, интернатская форма обучения детей из небольших деревень разрушала традиционные формы семейного воспитания и трудового обучения, что также подстегивало процессы урбанизации. В 1963/64 в Сибири насчитывалось 143 интерната.

В середине 1950-х гг. поставлена задача политехниза­ции обучения, предполагавшая практическую подготовку молодежи к производительному труду и привитие начальных профессиональных навыков. В связи с введением дополнительных учебных часов на тру­довое и производственное обучение, практику Законом «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране» от 24 декабря 1958 продолжительность обучения в неполной средней школе была увеличена до 8 лет, в средней школе - до 11. В регионе получили распространение такие формы политехнического обучения, как практикумы, факультативные занятия, ученические производственные бригады, межшкольные мастерские, созданы ученические хозяйства (учхозы). Однако отсутствие необходимой учебно-методической и материальной базы, недостаток рабочих мест для проведения практики, а также ослабление общей теоретической подготовки учащихся, требования научно- технического прогресса заставили по-другому взглянуть на связь школы с жизнью. В 1964 средняя школа вновь стала 10-летней, была уменьшена доля производственного обучения. В марте 1966 XXIII съезд КПСС постановил до конца десятилетия в основном завершить введение всеобщего среднего образования молодежи; была отменена обязательная профессиональная подготовка в школе. В качестве одной из задач 8 пяти­летки съезд выделил ускоренное развитие производительных сил в районах Сибири и Дальнего Востока. Это серьезным образом изменило условия развития системы образования в Сибири. Быстрые темпы увеличения населения (с 1966 по 1979 численность населения возросла в регионе на 19%, а в европейской части страны - только на 7 %), высокий уровень миграции населения (межрегиональной и из села в город) обусловили ускоренные темпы школьного строительства в Си­бири. Во второй половине 1960—70-х гг. здесь введено общеобразовательных школ на 1 894,7 тыс. ученических мест. Несмотря на достигнутые результаты, в регионе сохранялась многосменность занятий: в 1980 в Новосибирской области 23 % школ работало в 2 смены, в городах — 58,9 %, в Кузбассе в целом 30 % школьников обучалось во 2-ю смену, в городах — 34,2 %. Для реализации задачи введения среднего всеобуча привлекалась общественность: на предприятиях и в учреждениях создавались родительские комитеты, советы родителей, женсоветы, родительские посты и штабы всеобуча. К началу 1980-х гг. в Сибири, как и в целом в стране, задача была решена. В 1980 в Сибири 59,5 % окончивших 8-й класс продолжили обучение в старших классах, 98,5 % остальных выпускников основной школы поступили в другие средние учебные заведения.

В 1960-е гг. в Сибири начался поиск путей развития творческих способностей учащихся. В 1963 в новосибир­ском Академгородке по инициативе СО Академии Наук СССР открыта физико-математическая школа (ФМШ). В ее создании приняли участие выдающиеся советские ученые М.А. Лаврентьев, Д.В. Ширков, Г.И. Будкер и другие. До се­годняшнего дня ФМШ является стартовой площадкой многих молодых ученых. Во второй половине 1960-х гг. школы и классы с углубленным изучением предметов стали появляться и в других районах края. Методистами Тюменского областного института усовершенствования учителей Н. Тюлюпо, М. Грибано­вой, З. Шараповой и других разработаны и введены так называемые тюменские тетради, или рабочие тетради, которые прочно вошли в педагогическую практику учителей всей страны.

С середины 1960-х до начала 1980-х гг. выпуск учителей вырос почти в 1,7 раза, число педагогов с высшим обра­зованием увеличилось с 31,2 до 63,4 %. Для достижения таких результатов открыты подготовительные отделения в педагогических институтах и университетах, введен внеконкурсный набор молодежи из отдаленных районов, увеличен набор студентов, получила развитие система заочного обучения и повыше­ния квалификации. Однако региональная сеть подготовки педагогов по-прежнему не могла обеспечить полностью учреждения общего образования. Ежегодно в школы Си­бири направлялось до 2,5—3 тыс. молодых специалистов из других регионов. По уровню образования педагоги сельской школы значительно отставали от городских.

Улучшение снабжения школ учебно-наглядными посо­биями, новейшим оборудованием (телевизоры, кино­проекторы, магнитофоны) позволило перейти в начало 1980-х гг. на кабинетную систему обучения учащихся. В 1980/81 85,9 % средних школ региона имели 8 и более основных кабинетов; 8-летние школы, имевшие кабинеты физики, составили 84,9 %, химии — 75,4, биологии — 78,4 %. Эти показатели выше средних по РСФСР. Однако сельские учебные заведения региона существенно уступали городским в оснащении техническими средствами обучения и оборудованием. К середине 1980-х гг. в основном завершен переход ко всеобщему среднему образованию молодежи, сблизились основные показатели системы общего образования Сибири и европейской части страны. Однако качество образования не вполне со­ответствовало требованиям общественно-экономического развития. По мнению руководства страны, главные причины заключались в нехватке учебно-материальных и кадровых ресурсов, переполненности классов и школ, в слабой связи школы с производством. Основной целью начатой в 1984 школьной реформы являлось решение в первую очередь именно этих проблем.

Во второй половине 1980-х гг. развитие школы происходило в условиях борьбы с авторитарным стилем преподавания и руководства, догматизмом, идеологизированностью. В конце 1980-х гг. в школах Сибири открылись классы с углубленным изучением предметов, внедрялись новые методики обучения, различные варианты учебных планов и т. д. Коллегии областных отделов народного образования, местные средства массовой информации рассматривали и обоб­щали опыт лучших педагогов Сибири. Именно сибиряки стали инициаторами создания творческого союза педагогов СССР. Демократизация школьной жизни проявилась в альтернативности учебных планов, проведении выборов администрации школ, создании новых типов школ. В 1988 в Южно-Сахалинске открылась первая в СССР частная школа.

Экономический кризис 1990-х гг. отрицательно сказался на развитии региональной системы общего образования. Впервые после окончания Великой Отечественной войны потре­бовалось не расширять сеть средних школ, а сохранить ее: только с 1990 по 2001 в Сибири сеть школ сократилась на 1,8 %, на Дальнем Востоке — на 0,4 %, численность учащихся — на 8,6 % в обоих регионах. В сельской местности школьная сеть уменьшилась на 2,5 %, численность учащихся — почти на 10 %. Наибольшее сокращение численности учащихся произошло в Кемеровской (4,3 %), Томской (5,3 %) и Читинской (7 %) областях, стабильная ситуация сохранялась в национальных районах. В отличие от предыдущих периодов сворачивание сети школ, вызванное прежде всего закрытием малокомплектных школ, сопровождалось сокращением объемов школьного строительства. В 1990 в Сибири введено школ на 847,3 тыс. ученических мест, а в 2000 — на 184,6 тыс. В эти годы количество школьных зданий, требующих капитального ремонта, увели­чилось с 3 495 до 3 793. В особенно тяжелом положении оказались сельские школы. Прекращение снабжения школ учебниками и методическими пособиями, рост цен на школьные принадлежности, необходимость привлечения средств родителей для ремонта и содержания зданий привели к существенному удорожанию общего образования.Часть детей перестала посещать школы.

Принятый в 1992 Закон «Об образовании» оп­ределил обязательность основного (неполного среднего) и общедоступность и бесплатность среднего образования. В рамках выполнения единого государственного образовательного стандарта устанавливалась вариативность учебных планов и про­грамм, включающих, помимо федерального, региональный компо­нент. В соответствии с законом каждое образовательное учреждение получило возможность разрабатывать и принимать свой устав, формировать штаты и структуры. Введена обязательная и добровольная (с целью повышения статуса) аттестация общеобразовательных учреждений. Нормативные до­кументы определяют критерии, по которым учреждение может быть аттестовано как гимназия, лицей или школа с углубленным изучением отдельных предметов. Требования к гимназии предполагают углубленную подготовку учащихся по гуманитарному циклу, дополнительную языковую подготовку, наличие необходимой учебно-методической базы; лицеи ориен­тированы на естественно-математические, технические и экономические дисциплины. В начале 2000-х гг. гимназии и лицеи составляли 4—4,5 % от общего числа общеобразовательных учреждений в регионе, большая часть их располагалась в региональных центрах. По­вышению качества образования и воспитания, условий пребывания детей в школе способствуют проводимые с 2003 общероссийские и региональные конкурсы «Лучшая школа года». Среди призеров общероссийского конкурса Губернатор­ский Светленский лицей (Томская область), школа № 2 (поселок Могойтуй Читинской области), гимназия «Универс» (Красноярск), Усть-Илимский экспериментальный ли­цей (Иркутская область), православная гимназия во имя преподобного Сергия Радонежского (Новосибирск), Бурятская гимназия № 29 (Улан-Удэ), Лицей информационных технологий (Хабаровск), Центр образования № 47 (Иркутск), школа № 1 (Абакан) и другие. В рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование» на­чиная с 2006 ежегодно 440 общеобразовательных учреждений Сибирского и 150 Дальневосточного федеральных окружных, активно внедряющих инновационные образовательные программы, получают на конкурсной основе государственную поддержку в размере 1 млн руб. Данный проект включает также программы «Доступ к Интернету», «Сельский школьный автобус», «Учебное оборудование», которые должны помочь реше­нию многих проблем, в первую очередь сельских школ. С 2001 в школах России осуществлен переход к 4-летнему начальному образованию, срок обучения в полной школе увеличился до 11 лет.

В соответствии с Законом «Об образовании» в регионе дейст­вуют, наряду с государственными, негосударственные общеобразовательные учреждения (НОУ). В 2001/02 в Сибири было 82 таких учреждения (7,5 тыс. учащихся), на Дальнем Востоке — 37 школ (3,5 тыс. учащихся), что составляло 0,7 и 1,6 % соответственно от количества общеобразовательных учреждений в регионе. Больше всего НОУ (24 школы) работает в Приморском крае.

В 1990—2000 проявились противоречивые тенденции в развитии педагогического персонала школьного образования региона. В 2001 педагоги с высшим образованием в Сибири составляли 72,6 %, на Дальнем Востоке — 73,3 % (в начале 1980-х гг. не более 65 %), этот показатель продолжает ежегодно увеличиваться. Одновременно нарастают процессы феминизации и старения кадров: в 2001 доля женщин среди педагогов региона достигала 87,3 %; 10,5 % педагогов в Сибири и 17,9 % на Дальнем Востоке — люди пенсионного возраста, при этом только в 1999—2001 данный показатель увеличился в Сибири на 0,2 %, на Дальнем Востоке — на 1,4 %. Социально-экономический кризис 1990-х гг. значительно ухудшил материальное положение педагогов и снизил их социальный статус. В 2001 средняя зарплата работников в сфере образования едва соответствовала прожиточному минимуму и составляла чуть более 50 % от средней зарплаты в регионе. С 1991 начинается социальное движение учительства. Наиболее острые формы оно приобрело в Кемеровской, Читинской и Иркутской областях. Основной формой протеста учителей стали забастовки. Из 611,7 тыс. человеко-дней, не отработанных педагогами, которые участвовали в забастовках в 1995, 201,2 тыс. приходится на долю Сибирского региона. С целью стимулирования творческой активности педагогов введена система категорий, проводятся конкурсы, в рамках национального проекта «Образо­вание» с 2006 предусмотрено премирование (100 тыс. руб.) лучших учителей.

Развитие общеобразовательной школы региона в целом определялось общими для страны тенденциями и историческими условиями. Специфика определялась значительной долей сельского населения, удаленностью от Центра и дефицитом педагогических кадров. Актуальной задачей школьного образования является не только сохранение высокого качества образования, но и приближение его к современному уровню развития общества и его потребностям. С этой целью с 2004/05 осуществляется переход к профильному образованию.

См. Педагогическое образование.

Лит.: Сибирская Советская энциклопедия. Новосибирск, 1932. Т. 3; Беликова А.П. Сибирские ШКМ и их роль в решении про­блемы связи школы с жизнью // Школа и педагогическая мысль Сибири. Новосибирск, 1974; Шамахов Ф.Ф., Трофимов П.Л. Из истории сибирской молодежи (1917—1931). Новосибирск, 1976; Школа Сибири за 60 лет Советской власти. Барнаул, 1982; Мелентьева А.П. Образовательная сфера западносибирской деревни в 1960-е — начале 1980-х гг. // Социально-демографическое развитие Сибири в ХХ столетии. Сб. науч. тр. Новосибирск, 2004. Вып. 2.

Е.Н. Валиева, Е.В. Комлева, И.С. Кузнецов, С.Н. Ушакова

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири