«Раскулачивание» // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

«РАСКУЛАЧИВАНИЕ», насильственная административная экспроприация крестьянских хозяйств, отнесенных властями к категории кулацких (см. Кулачество), сопровождающаяся высе­лением семей с постоянного места жительства. Являлось составной частью массовой коллективизации и одним из основных средств ее осуществления.

Теоретически «Раскулачивание» обосновывалось необходимостью ликвидации последнего буржуазного класса в СССР. Однако так называемое кулачество являлось не сельской буржуазией, а неотъемлемой частью крестьянства, состоятельность которой во многом детерминировалась раз­мерами семьи. Кроме того, к концу 1929 усиленное на­логообложение зажиточной части деревни и заготовительная политика государства (см. Урало-сибирский метод хлебозаготовок) привели к тому, что абсолютное большинство дворов, ранее отнесенных к кулацким, либо самостоятельно сократило свои размеры («самораскулачилось»), либо разорилось, либо было репрессировано. В итоге к началу 1930 так называемое кулачество как социально-имущественная группа деревни свое существование фактически прекратило. Насильственная экс­проприация одной части деревни понадобилась для того, чтобы заставить другую ее часть под страхом применения к ней подобных мер пойти в колхозы. Рассчитывали власти и на кулацкое имущество как средство укрепления материальной базы создаваемых колхозов.

Впервые курс на «ликвидацию кулачества как класса» был обоснован И.В. Сталиным в докладе на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929, а затем как партийная директива закреплен в постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930. Развернутая программа по осущест­влению «Раскулачивания» и массовых депортаций содержалась в секретном постановлении ЦК от 30 января 1930 «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». На его основе ЦИК и СНК СССР приняли 1 февраля 1930 публичное постановление «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сель­ского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством». 2 февраля 1930 последовал приказ ОГПУ СССР N° 44/21, регулирующий действие органов по проведению «Раскулачивания». «Кулаки» подразделялись на 3 категории. К 1-й отнесли «контрреволюционный кулацкий актив». Они подлежали «немедленной ликвидации» — аресту и расстрелу, а их семьи — выселению в отдаленные районы. Категория 2-я — «наиболее богатые кулаки, бывшие помещики и полупомещики, местные кулацкие авторитеты и весь кулацкий кадр, из которого формируется кулацкий актив, кулацкий антисоветский актив церковников и сектантов», — вместе с семьями выселялась в отдаленные северные районы СССР. Кулаков 3-й категории, признанных «лояльными по отношению к советской власти», первоначально предполагалось расселять в пределах своих административных районов на специально отведенных зем­лях. Вне зависимости от категории принадлежавшие кулацким хозяйствам средства производства (земля, скот, сельскохозяйственный инвентарь, хозяйственные сооружения), жилье, запасы продовольствия безвозмездно конфисковывались и передавались в неделимые фонды колхозов в качестве вступительных взносов бедняков и батраков. Доля крестьянских хозяйств, подлежавших «Раскулачиванию», определялась в 4—5 % для Сибири и в 3—5 % для Дальнего Востока.

Массовая операция по насильственной административной экспроприации хозяйств, отнесенных к кулацким, и их депортации за пределы постоянного места жительства начались в феврале 1930. К лету в Сибирском крае репрессировали 10,5 тыс. кулаков 1-й категории. 16 тыс. семей 2-й катего­рии (82,9 тыс. человек) выселили в отдаленные необжитые и малообжитые районы. Расселение кулаков 3-й категории предполагалось завершить до 1 апреля, но провели его лишь в немногих районах, а с начала весеннего сева отложили. Большую часть «раскулаченных» по данной категории мобилизо­вали на строительство промышленных объектов (Кузнецкстрой, Кузбассуголь, Комбайнстрой и др.), а также на лесозаготовки, горнорудные предприятия и строительство совхозов. В Сибирском крае из официально выявленных на весну 1930 76,3 тыс. «кулацких хозяйств» раскулачили 59,2 тыс. (77,6 %), в том числе по постановлению ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 — 26,2 тыс. (44 % от общего числа «раскулаченных»). Остальные были экспроприированы по другим причинам и в значительной части до принятия этого постановления, в том числе 14,7 тыс. хозяйств — при 5-кратном обложении за невыполнение твер­дых заданий по хлебозаготовкам; 10,6 тыс. — по различным судебным решениям; 4 тысячи самоликвидировалось.

В официальных актах партийных и советских органов декларировалось, что «Раскулачивание» должно осуществляться на базе и по мере сплошной коллективизации. В действительности оно практиковалось почти повсеместно и использовалось как средство ускорения коллективизации. «Раскулачивание» охватило свы­ше 90 % всех сельсоветов. Процент экспроприированных хозяйств был почти одинаково высокий как в районах сплошной кол­лективизации, так и в тех, где она не проводилась, в том числе в национальных. Решение о «ликвидации кулачества как класса» принял Камчатский окружком ВКП(б). В число «раскулаченных» попадали дворы, которые счита­лись середняцкими (в Канском округе — 20 % от общего числа экспроприированных). К лету 1930 у сибирских кулаков конфисковали имущества на сумму около 15 млн рублей. Свы­ше 11 млн руб. передали колхозам (34 % их неделимых фондов). На Дальнем Востоке колхозы получили 3,4 млн руб. (26 %). Стоимость конфискованного имущества была невелика (в Сибирском крае — 326 руб. на хозяйство). Это стало результатом снижения состоятельности ранее зажиточных крестьянских хозяйств, «Раскулачивание» дворов, которые никогда кулацкими не были, занижения стоимости экспроприированного имущества и его расхищения активистами колхозного движения.

К лету 1930 в деревне не осталось не только кулацких, но даже сколько-нибудь зажиточных крестьянских хозяйств. Тем не менее руководители советского государства пребывали в уверенности, что сельская буржуазия и политически, и экономически еще далеко не разгромлена. В связи с этим политика «ликвидации кулачества как класса» продолжилась. «Раскулачивание» и депортации теперь подлежали бывшие (в том числе бежавшие в город) или «вновь выявленные кулаки». К «кулакам» могли отнести и политически неблагонадежных с точки зрения властей крестьян.

Запсибкрайком ВКП(б) 25 декабря 1930 предложил провести конфискацию имущества и депортацию «наиболее злостных кулаков, активно вредящих делу коллективизации». Из 21 района выселили более 700 семей (3,1 тыс. человек). В марте 1931 в крае провели экспроприацию и выселение еще одной группы семей из 14 районов сплошной коллективизации. 27 апреля 1931 Запсибкрайком принял постановление «О ликвидации кулачества как класса», в котором ставилась задача подвергнуть экспроприации и выселению «все твердо установленные кулацкие хозяйства, а также кулаков-одиночек из сельской и городской местности края, а также кулаков, проникших в колхозы, совхозы и другие предприятия и учреждения». В мае 1931 в крае выселили около 44 тыс. семей (182,3 тыс. человек). В 1931 «Раскулачивание» проводилось также в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. В 1930—31 в Дальневосточном крае «раскулачили» более 5 тыс. хозяйств, 2,9 тыс. из них депортировали. Названные кулаками крестьяне выселялись из районов сплошной коллективизации и пограничной местности. «Ликвидация кулачества как класса» осуществлялась в национализированных районах. Достаточно масштабную депортацию крестьянских семей провели в 1933. После данной акции массовые выселения «кулачества» были прекращены. В дальнейшем происходили лишь локальные высылки.

Насильственная экспроприация выступала основным, но не единственным методом «Раскулачивания». Этой цели подчинялась и налоговая политика. Все хозяйства, квалифицированные как кулацкие, подлежали индивидуальному обложению сельскохозяйственным налогом. Причем перечень признаков, по которым хозяйство можно было отнести в разряд «кулац­ких», постоянно расширялся. В 1933 к таковым начали причислять любое хозяйство, когда-либо имевшее хоть один «кулацкий» признак, но к индивидуальному обложению по какой-то причине не привлекавшееся. «Кулаками» считали крестьян, «злостно» не выполнявших посевной план и иные государственные обязательства. Помимо сельскохозяйственного налога так называемые кулаки привлекались к уплате самообложения и культсбора, размеры которых составляли для них по 200 % оклада сельскохозяйственного налога, ряда других налогов и сборов. Сумма денежных обязательств, начисленная на облагаемые индивидуальные дворы, превышала их совокупный годовой доход. Естественно, что таких денег они заплатить не могли. После этого следовали опись и распродажа имущества. Аналогичная направленность имела и заготовительная политика: для хозяйств, отнесенных к кулацким, устанавливались твердые задания, при их невыполнении имущество подлежало продаже, а к «злостным саботажникам» применялись репрессивные меры, вплоть до выселения. В итоге во 2-й половине 1930-х гг. количество хозяйств в регионе, официально считав­шихся «кулацкими», стало исчисляться лишь десятками. Однако вывод о ликвидации в СССР эксплуататорских классов, включая «кулачество», был сделан только в 1939.

См. Спецпереселенцы.

Лит.: Гущин Н.Я. Раскулачивание в Сибири (1928—1934 гг.): методы, этапы, экономические и демографические последствия. Новосибирск, 1996; Политика раскрестьянивания в Сибири. Ново­сибирск, 2000. Вып. 1; Красильников С.А. Серп и молох. Крестьян­ская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы. М., 2003.

В.А. Ильиных

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири