Прокуратура в Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПРОКУРАТУРА в Сибири, гос. органы, осущест­вляющие функции общего и судеб. надзора, обвинитель­ного института в правосудии. Учреждена в Российской империи в 1734 в соотв. с Манифестом от 2 окт. 1730 и серией законодат. актов 1731—34, к-рые обозначили орг. основы и иерархию П.: генерал-прокурор и обер- прокурор Сената, коллеж. прокуроры, прокуроры приказов, губ. прокуроры. Формально губ. прокуроры подчинялись генерал-прокурору Сената, но фактически находились в зависимости от губернаторов. Ранг губ. прокуроров был приравнен к чину подполковника. На практике прокурорами становились обер-офицеры, к-рые контролировали губернаторов, выслуживших генеральские чины.

1-м сиб. прокурором был отстав­ной капитан П.А. Челищев (1734—41). Должностные обязанности сиб. прокурора определялись инструкцией 1733: заседание с губернатором в общем присутствии; ведение спец. журнала поступающих указов и испол­нения по ним; надзор за воеводами в налог. сборах и колодничьих делах. Введение штатов 1763 привело к попытке усиления роли П. Наряду с должностью губ. прокурора в ранге подполковника (с 1775) учреждались прокуроры в ранге майора при провинц. канцеляриях Енисейска, Иркутска и Якутска.

Дальнейшее формирование сиб. органов прокурор. надзора произошло в ходе общерос. адм. реформы, охватившей Сиб. регион в 1778—83. Деят-ть новых су­деб. и адм. учреждений контролировалась обновленным институтом П. в лице прокуроров и стряпчих. Их обшир. должностные обязанности нашли отражение в гл. 27 «Учреждения для управления губерний» от 7 нояб. 1775. С 1783 во главе П. 3 сиб. губерний находились губ. прокуроры. Ближайшими помощниками каждого из прокуроров были 2 губ. стряпчих — казен. и уголов. дел. Должности прокурора и 2 стряпчих вводились при судеб. учреждениях: 7 магистратах, 7 верхних расправах и 3 верхних надворных судах. Учреждалась должность уезд. стряпчего: 5 — в Колыванской губ., 16 — в Тоболь­ской, 17 — в Иркутской губ. Существ. увеличение числа служащих органов надзора не внесло принципиальных изменений в служеб. положение работников П. Их должностной и соц. статус по-прежнему был ниже, чем у тех, за кем они должны были надзирать, что ставило прокуроров в подчиненное положение по отношению к правителям губерний. Сам надзор сводился по преиму­ществу к исполнению формальностей. Эта тенденция сохранялась в XIX в.

По штатам 31 дек. 1796 губ. и уезд. стряпчие были упразднены. Число прокуроров сократилось до 2 губернских (тобольский и иркутский), к-рые стали единств. блюстителями законности в Сибири. С 1802 сиб. губ. прокуроры подчинялись генерал-прокурору в лице министра юстиции. К 1805 были восстановлены должности губ. и уезд. стряпчих.

«Учреждения для управления Сибирских губерний» от 22 июля 1822 регламентировали порядок и грани­цы прокурор. надзора в Сибири, место прокуроров и стряпчих в губ. упр-нии. По реформе 1822 прокурор­ский надзор был представлен губ. прокурором, губ. стряпчими казен. и уголов. дел и окр. стряпчими. Губ. прокурор и губ. стряпчие определялись по представле­нию генерал-губернатора министром юстиции. Уезд. стряпчие назначались гражд. губернатором с согласия губ. прокурора.

Надзорная власть имела 3 степени, к-рые зависели от административно-территориального устройства Сибири. Она олицетворялась Советом главного уп­равления генерал-губернаторства (СГУ), куда входил советник Мин-ва юстиции; Губернским советом (ГС), в составе к-рого числился губ. прокурор (или в его отсутствие губ. стряпчий), и, наконец, Окружным управлением (ОУ), где присутствовал окр. стряпчий. Чины П. рассматривались «яко местные наблюдатели» этих учреждений.

Надзорные действия осуществлялись срочной про­веркой дел, особенными обозрениями, донесениями прокурора и стряпчего и частн. жалобами. «Срочная проверка» носила формальный хар-р и заключалась в сверке ведомостей нижестоящих учреждений с целью выявить скорость решения дел. Обозрения — подроб­ная проверка губернатора, генерал-губернатора или спец. уполномоченных от них чиновников делопроизв-ва подчиненных учреждений. Донесения прокурора или стряпчего поступали в ГС и СГУ. Как правило, чины прокурор. надзора одновр. предлагали меры по устранению выявленных недостатков в работе тех или иных органов. Все адм. дела должны были принимать письм. и устные жалобы на подчиненных и давать им законное движение.

СГУ в кач-ве органа надзора мог приостановить ис­полнение приговора суда по представлению губернатора и направить для решения в Сенат. ГС дополнительно обязывался надзирать за течением дел, в к-рых обвиня­емые содержались под стражей, рассматривать жалобы гор. и вол. сообществ на притеснения и злоупотребле­ния; охранять права купеч. и мещан. сословия. ОС обя­зан был дополнительно ежемесячно освидетельствовать остроги и ежедневно — тюрьмы, требовать следствий по особо важным делам.

Губ. прокурор обязан был проверять все дела адм. учреждений. Для этого он просматривал все журналы и протоколы. Чиновники прокурор. надзора отсылали в СГУ и ГС все срочные ведомости о течении дел губ. учреждений, а также списки всех протестов и напомина­ний, к-рые были отосланы на места. Окр. стряпчий имел все те же права в ОУ, что и губ. прокурор в ГС.

Особый порядок был предусмотрен для судеб. дел. На уровне губерний была введена спец. должность губ. стряпчего уголов. дел. Губ. П. не имела процессуальных прав в суде, выступая в нем только в кач-ве надзорного органа. Она не вмешивалась в определение дел по су­ществу. В случае спора по формальным вопросам между судом и прокурор. надзором предъявления вносились в Губ. совет или общее окр. правление.

Штатная числ. сиб. П. по Положению 1822 — 4 губ. прокурора (томский, тобольский, иркутский, енисей­ский), 1 обл. прокурор (омский), 1 обл. стряпчий (якутский), 8 губ. стряпчих казен. и уголов. дел, 34 окр. (уезд.) стряпчих.

Штаты упр-ний в Зап. и Вост. Сибири 6 дек. 1856 впервые установили служеб. ранги, размеры жалованья, канц. расходы работников сиб. П. Должности губ. и обл. прокурора был присвоен 6 кл. по «Табели о рангах», ден. годовой оклад (со столовыми расходами) в 1,5 тыс. руб. - для тобольского и томского, 1650 - для иркут­ского, енисейского губ. и забайкальского, якутского обл. прокуроров; 8 губ. стряпчих и 2 стряпчих Семипалатин­ской обл., Обл. сибирских киргизов получили 7 кл., 750 и 900 руб. в зависимости от принадлежности губернии, области к Зап. или Вост. Сибири. Отдельно взятому из 28 окр. стряпчих, вкл. прокурора Кяхтинского градо­начальства, был назначен 9 кл. с окладом в 400 и 500 руб. Общий годовой расход на сиб. П. составлял более 42 тыс. руб. серебром.

С течением времени губ. П. при проведении оче­редных адм. реформ была поставлена в независимое положение от мест. властей и сконцентрировала в своих руках все надзорные функции. В 1857 новая редакция «Общих губернских учреждений» систематизировала все надзирающие функции губ. прокурора и представила их в виде 3 категорий: охрана общего благоустройства в губерниях, надзор по казен. упр-нию и надзор по суду и расправе. В первом отношении губ. прокурор содействовал своими заключениями точному толкова­нию законов и правильному их исполнению; пресекал противозакон. деяния и злоупотребления, особенно в случаях возможного ущерба казен. и обществ. интереса, решал вопросы о разграничении компетенций между губ. местами; посещал тюрьмы, раб. и смирительные дома; принимал участие в делах по губ. рекрутскому присутствию, а также в освидетельствовании безумных и сумасшедших; и т. д. На нем лежали также обязанности: присутствовать в комитете земских повинностей, в комис­сии народ. продовольствия, в стат. комитете и, в звании директора, в попечительном о тюрьмах комитете.

Вторая категория дел заключалась в охране казен. интересов. Прокурор пресекал недозволенные казен. расходы или налог. сборы, присутствовал при произв-ве всяких от казны торгов и подрядов; участвовал в освиде­тельствовании казен. имущества; предотвращал подлоги в приписке купцов к семейным капиталам и т. д.

Наконец, третья категория дел предполагала наблю­дение за исполнением законности в судеб. решениях, надзор за правильным исполнением форм и обрядов судопроизв-ва и внутр. порядка судеб. мест; содействие своими заключениями скорому решению дел и охрана прав обвиняемого. Гл. задача прокурор. надзора состо­яла в том, чтобы суды не присваивали себе не прина­длежащей им власти. Прокурор. надзор получил право возбуждения дел «безгласных»; ходатайства в судеб. местах по делам казны, обществ и установлений и со­держащихся под стражей, беспомощных, глухонемых, несовершенолетних и т. д.

В кон. ХIX в. прокурор. надзор подвергается ре­организации, связанной с внедрением в жизнь норм бурж. судопроизв-ва. «Временные Правила о некоторых изменениях по судопроизводству и судоустройству в губерниях Тобольской, Томской, Восточной Сибири и Приамурском крае» от 25 февр. 1885 упразднили все должности губ., обл., окр. и городовых стряпчих. Вместо них при губ. и обл. прокурорах учреждались должности их товарищей. Этот же закон изменил процессуальный порядок уголов. преследования, к-рое распадалось на формальное и судеб. следствие. Формальное следствие (дознание и предварит. расследование) вверялось по­лиции и судеб. следователям. Надзор за этой частью процесса был возложен на чинов П.

Временное положение от 13 мая 1896, устанавли­вавшее в губерниях и областях Сибири новую систему судоустройства и судопроизв-ва, одновр. предполагало и дальнейшее реформирование прокурор. службы. Отныне фигура прокурора воплощала в себе не только правительств. власть с обязанностью наблюдать за пра­вильным применением закона судеб. установлениями, но и обвинит. власть в суде. Тем самым на тер. Сибири распространили свое действие знаменитые Судебные уставы 20 нояб. 1864. В результате проведенных ме­роприятий Сибирь была включена в единое правовое пространство Российской империи.

В кон. XIX в. П. входила в состав судеб. ведомства, но была отделена от судеб. власти и имела свою собств. орг-цию. П. имела ряд качеств. отличий от прочих судеб. должностей. Речь идет о началах иерархич. подчинен­ности и единства прокурор. службы. Согласно Вре­менным правилам 1896, судеб. система в Сибири была представлена местной (мировые судьи), общей (окр. суды, судеб. палата) и кассационной (Правительству­ющий Сенат, на к-рый был возложен общий надзор за деят-тью судов) юстицией. Прокурор. служба состояла из прокурора и его товарищей в Сенате (к названию их должности прибавляли «обер»), судеб. палатах и окр. судах. Прокуроры окр. судов подчинялись прокурорам судеб. палат, а последние, как и обер-прокуроры, состо­яли в непосредств. зависимости от министра юстиции как генерал-прокурора. Прокурор. надзор не предус­матривался в мировых судах.

На должности прокуроров окр. судов в 1897, 1899 были назначены след. лица: Тобольского — Н.Н. Камышанский, Томского — Н.А. Татаровский, Краснояр­ского - Д.В. Малинин, Иркутского - К.Я. Орбелани, Якутского — Ф.И. Подольков, Читинского — М.А. Подгоричани-Петрович, Благовещенского — Г.Ф. Фусс, Владивостокского — В.А. Скворцов, Омского — С.И. Хруцкий, Семипалатинского — К.Н. Подрезан. Исполнение обязанностей прокуроров палат возло­жили на А.А. Кобылина (Иркутской) и А.Е. Кичина (Омской).

Тер. Сибири делилась на прокурор. уч-ки, во главе к-рых стояли товарищи прокуроров окр. судов. Границы прокурор. уч-ков не совпадали с административными. Осн. принципами формирования прокурор. уч-ков были число предварит. следствий и мобильность служеб. разъездов. Орг-ция прокурор. службы предусматривала камерного товарища прокурора, к-рый исполнял ряд обязанностей прокурора, а также наблюдал за тюрем. делом в губ. столице. В кон. XIX в. по штатам для Сибири полагалось 57 товарищей прокурора окр. суда и 4 — судеб. палаты. Задачи обвинит. власти состояли в следующем.

1. Уголов. преследование: возбуждение преследо­вания, рук-во полиц. дознанием, наблюдение за пред­варит. следствием, направление дел в суд, обличение подсудимых перед судом, опротестование приговоров, распоряжение по их исполнению и участие в возобнов­лении уголов. дел.

2. Наблюдение за законами, регулирующими деят-ть судеб. ведомства: присутствие на заседаниях судеб. ор­ганов, предоставление заключений о применении соотв. законов в судеб. практике, распоряжения по поводу замеченных упущений, выступление с законодат. ини­циативами через министра юстиции в порядке, установ­ленном ст. 136 Учреждения судебных установлений.

3. Участие в делах адм. ведомства: наблюдение за правильным содержанием заключенных; участие в губ. комитетах Попечительного о тюрьмах об-ва и его уезд. отд-ниях, в губ. присутствиях по крест., гор., фабрич., питейным делам, воинской повинности, в особых при­сутствиях для освидетельствования лиц, страдающих расстройством умств. способностей, в комиссиях по составлению списков присяж. заседателей. Установлен­ная в 1897 орг-ция прокурор. надзора фактически без изменений просуществовала до 1917.

После взятия власти большевики декретом № 1 «О суде» от 22 нояб. 1917 ликвидировали все правоохранит. органы, действовавшие ранее в Российской империи и при Временном пр-ве, в т. ч. и П. В годы Гражданской войны и на нач. этапе новой экономической политики контроль над соблюдением законности в стране осу­ществлялся слабо, им занимались разные ведомства. Так, функции общего надзора частично исполняли отделы юстиции исполкомов советов, они вели пред­варит. просмотр проектов постановлений исполкомов и заключенных договоров. Обязанность наблюдения за законностью произв-ва следствия лежала на судах. ВЧК, помимо борьбы с контрреволюцией, имела право проверять работу мест. органов власти с точки зрения соответствия действовавшим законам. В губчека Сибири с этой целью были созданы спец. отд-ния. Внутри ВЧК существовала особая инспекция, контролировавшая законность действий чекистов. Такая же структура име­лась и в милиции. Помимо этого, законность действий милиции могли проверить чекисты. В условиях деят-ти гос. аппарата на осн. принципа рев. целесообразности, преобладания т. н. мест. законности отсутствие общегос. органа надзора за соблюдением законности не воспри­нималось властями как недостаток. Но с переходом к нэпу необходимость создания независимого органа, к-рый бы обеспечивал единую по всей стране законность, ощущалась все острее.

В нач. 1922 Наркомат юстиции (НКЮ) разработал принципы, определил функции и сферы деят-ти П. В марте 1922 отдел юстиции Сибревкома приступил к составлению штатов П. в губерниях, поиску и под­готовке кандидатур на должности прокуроров и их помощников. 28 мая 1922 ВЦИК утвердил «Положение о прокурорском надзоре». На местах П. должна была начать работу с 1 авг. 1922. С образованием СССР и изданием положения о Верховном суде СССР учреж­дается П. Верховного суда СССР.

В Сибири процесс формирования органов П. неск. затянулся. 6 авг. 1922 НКЮ РСФСР назначил проку­рором Сибирского отд-ния Верховного революционного трибунала С.В. Александровского, к-рый возглавил работу по орг-ции П. в регионе. В авг. 1922 были ут­верждены прокуроры сиб. губерний, а затем помощни­ки прокуроров по уездам. В составе сиб. областной и губернских П. создавались 3 отдела: а) общего надзора за законностью в деят-ти гос. аппарата и наблюдения за местами заключения; б) по орг-ции обвинения и надзора за органами следствия и дознания; в) секретариата. Кол-во работников П. в Сибири определялось числом адм.-тер. ед. и потребностями в обеспечении законности по различ. направлениям. В 1923 в сиб. П. трудилось 76 сотрудников, в т. ч. 1 обл. прокурор, 6 губернских, 39 ст. помощников губ. прокурора и 30 уезд. прокуроров. На протяжении 1920—30-х гг. в П. региона наблюдался постоянный дефицит кадров.

П., по сути, являлась единств. гос. структурой, защи­щавшей граждан от произвола мест. властей, привыкших за годы военного коммунизма действовать без оглядки на закон. Так, П. Новониколаевской губ. за год после нач. своей работы опротестовала 37 постановлений и рас­поряжений органов мест. власти, П. Омской губ. — 38. П. быстро завоевала авторитет у населения, о чем свидетельствовал стремит. рост кол-ва жалоб граждан: в Новониколаевскую губ. П. за 1-е полугодие работы поступило 464 жалобы, за 2-е полугодие — 1 277. Число жалоб, поданных в П. Сибири, выросло с 12,4 тыс. в 1924 до 27,1 тыс. в 1925. П. края становилась дейст­венным инструментом борьбы с самоуправством мест. чиновников. Только за 1925 она возбудила 41 уголов. дело против сотрудников райисполкомов; 125 - против пред. и секр. сельсоветов; 35 — против работников ко­операции, 105 — против сотрудников милиции.

Повышение роли и авторитета П. позволило резко расширить ее штаты при проведении в 1925 адм. рефор­мы и районирования. Если до образования Сибирского кр. в регионе насчитывалось 86 прокурор. работников, то в 1926 их числ. достигла 156 чел., а аппарат краевого прокурора вырос с 13 до 43 чел. На тер. Сибирского кр. на 1 янв. 1927 было образовано 66 прокурор. уч-ков. Появление участковых прокуроров, в сферу компетен­ции к-рых входило до 4 сел. р-нов, позволило заметно улучшить надзор за соблюдением законности. Этому способствовало и усложнение структуры аппарата П. Число отделов краевой П. возросло до 8: общая канцеля­рия, секрет. часть, отделы общего надзора, наблюдения за судом, следствием и дознанием, органами ОГПУ и местами заключения; инструкторско-ревизионный отдел. Во главе каждого отдела стояли ст. помощники про­курора. В 1929 в органах П. Сибирского кр. работало 173 сотрудника, из них 154 являлись ст. помощниками прокуроров, в т. ч. 62 сотрудника действовало на уровне первичного звена — прокурор. уч-ка.

В кон. 1920-х гг. в ходе проведения чрезвыч. мер по хлебозаготовкам (см. Хлебозаготовительный кризис 1927/28 г., Сталина И.В. в Сибирь поездка 1928 г., Урало-сибирский метод хлебозаготовок) органы П. постепенно превращались из надзорных в исполнитель­ные. Более того, их работу стали контролировать упол­номоченные всех рангов, сов. и парт. органы на местах. Т. о., в 1928-29 П. в Сибири, как и в целом в СССР, в значит. степени утратила те контролирующие позиции в сов. гос. аппарате, к-рые ей удалось завоевать в ходе работы по укреплению законности в 1923-27.

В 1933 образована Прокуратура СССР, с 1936 все прокурор. органы стали подчиняться ей, выйдя из под­чинения респ. наркоматов юстиции.

В 1930-е гг. в процессе формирования сталинской системы упр-ния П. окончательно потеряла самостоя­тельность и функции контроля над законностью, право принятия решения по принцип. правовым вопросам принадлежало парт. органам. Особенно явно это прояви­лось в ходе «Большого террора», к-рый осуществлялся в осн. чрезвыч. внесудеб. органами - «тройками». В состав «тройки», как правило, входил обл. или краевой прокурор, но возглавлял ее и обладал правом решаю­щего голоса парт. руководитель данной адм. единицы. Жертвами репрессий стали и мн. работники П. Си­бирского и Дальневосточного регионов. Так, прокурор Новосибирской обл. И.И. Барков, будучи обвиненным в 1938 во вредительской деят-ти, предпочел позорному судеб. процессу самоубийство, выбросившись из окна во время допроса.

В годы «хрущевской оттепели» П. начала постепенно восстанавливать свой авторитет и функции защитника законности. Ее работниками в 1950-е гг. проведена боль­шая работа по реабилитации необоснованно репрессир. граждан. В то же время компетенция П. по-прежнему была существенно ограничена, на протяжении всего сов. периода П. продолжала находиться под жестким контролем парт. органов.

Стр-во новой рос. П. началось в 1990-е гг. В наст. время П. играет важнейшую роль в осуществлении од­ного из осн. принципов Конституции РФ - создании правового гос-ва в России.

Лит.: Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности. СПб., 1900. Т. 1; Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. М., 1941. Т. 2; Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Под сенью русского орла. Российские прокуроры. Вторая половина XIX — начало XX в. М., 1996; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 1; Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998; Акишин М.О. Российский абсолютизм и управление Сибири XVIII века: структура и состав государственного аппарата. М.; Новосибирск, 2003; Исаев В.И., Угроватов А.П. Правоохранительные органы Сибири в системе управления регионом (1920-е годы). Новосибирск, 2006.

Д.А. Глазунов, В.И. Исаев, А.А. Пережогин, А.П. Угроватов

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири