Полиция в Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПОЛИЦИЯ в Сибири. Полиция — совокупность специальных ор­ганов администрации и местного самоуправления, имеющих задачей предупреждение и пресечение действий, угрожающих общественному порядку и спокойствию граждан.

Сложившуюся в Сибири к 1637 (создание Сибирского приказа) систему воеводско-приказного управления можно рассматривать и как комплекс правоохранительных органов. Высшей полицейской властью в регионе являлись судьи Сибирского приказа. На местах правоохранительную сферу курировали уездные воеводы. Их исполнительный аппа­рат включал местных служилых людей «по прибору», которых можно рассматривать как рядовых полицейских на уровне уездного города.

Удаленные от уездного центра остроги и слободы уп­равлялись приказчиками, которым воевода делегировал полицейские полномочия по недопущению пьянства, азартных игр, колдовства, проявлений язычных суеверий, антипра­вительственных разговоров, бегства и незаконных перемещений в крестьянской среде. Свою деятельность приказчики осуществляли через судную избу, делопроизводство которой вел дьячок. Эта низовая структура содержалась уездной администрацией за счет общины крестьянской. В помощь приказчику крестьяне выбирали старост, пятидесятских и десят­ских. Во внутреннее устройство ясачных волостей и улусов, где проживало коренное население, русская администрация не вмешивалась; их управление, в том числе и полицейское, строи­лось на основе обычного права. Эта тенденция сохранялась и в последующем.

Реформы первой трети XVIII в. заложили основу для создания в Сибири специальных полицейских органов. Полицейские функ­ции воевод определялись в воеводской инструкции 1719. Ряд статей общероссийского наказа губернаторам и воеводам от 12 сентября 1728 был посвящен обязанностям по борьбе со шпионами, ворами и разбойниками, поддержанию нравственности, надзору за общественным порядком в го­родах, поимке беглых крепостных. В 1733 создается Тобольская полицмейстерская контора, ставшая первым регулярным полицейским формированием в Сибири. Она подчи­нялась Главной полицмейстерской канцелярии в Санкт-Петер­бурге и возглавлялась назначаемым оттуда полицмей­стером — офицером в чине капитана. По штатам 1733 в ее состав входили 2 канцелярских служителя, унтер-офицер, капрал и 8 рядовых. В качестве рядовых полицейских служи­телей использовались члены посадского самоуправления — старосты, сотские, десятские, которых в должности ут­верждал полицмейстер. Чисто полицейские функции (допрос и препровождение в суд лиц, задержанных за драки, ликвидация притонов, учет проезжающих через город и выявление беглых) полицмейстерская контора сочетала с обязанностями, напрямую не связанными с организацией охраны правопорядка (надзор за регулярной застройкой города, противопожарной безопасностью, чистотой улиц, санитарным состоянием торговли продовольствием, укрепление и содержание в надлежащем состоянии берегов рек и уличных стоков, проведение переписей, размещение солдат на постой), что превращало ее в основу административной системы управления городом. В 1757 такое же учреждение появилось в Иркутске. Компетенция Тобольской и Иркутской кон­тор не выходила за пределы Тобольского и Иркутского уездов. В остальных городах воевода назначал городничего (из служилых людей), которому должны были оказывать содействие магистраты и ратуши.

В дальнейшем правоохранительная система Сибири, как и всей страны, продолжала развиваться по пути укрепле­ния территориальных полицейских органов. При Екатерине II высшая полицейская власть в регионе закрепляется за губернаторами. В 1763 при воеводах были созданы регулярные коман­ды для несения полицейской службы, но они часто были не укомплектованы личным составом. «Учреждение для управления губерний» 1775, введенное в действие за Уралом в 1782, вменяло в обязанность губернатора надзор за деятельностью полицейских и всех других должност­ных лиц. Окончательно ликвидировалось воеводское управление на местах, выстраивалась четкая вертикаль полицейской власти. На уездном уровне полицейскими руководителями становились городничий в уездном центре и исправник в уезде. В Тобольском наместничестве назначались 5 ко­мендантов и 12 городничих (в Тобольске и комендант, и городничий), в Иркутском — 14 городничих, в областных городах Охотске и Якутске вместо городничих ввели должность коменданта, в Нерчинске — обер-коменданта. При городничих учреждались канцелярии городнического (комендантского) правления, осуществлявшие общий полицейский контроль: поддержание порядка в городе, надзор за исполнением законов, выдача паспортов и увольнительных, регистрация паспортов приезжих. В мае 1782 в сибирских городах начал создаваться постоянный исполнительный полицейский аппарат, дополнивший канцелярии. В соответствии с «Уставом благочиния, или полицейским» 1782 в Тобольске и Иркутске создавались управы бла­гочиния, которые должны были заменить полицмейстерские конторы. После открытия сибирских наместничеств управы благочиния появились и в других городах. Их возглавляли городничие или коменданты при участии 2 назначаемых приставов (гражданских и уголовных дел) и 2 выборных заседа­телей от горожан (ратманы).

По «Уставу благочиния.» крупные города делились на части из 200—700 дворов, во главе с частным приста­вом из унтер-офицеров со своей канцелярией. Тобольск разделялся на 6 частей, Томск — на 5, Иркутск — на 4, в большинстве других городов Сибири было по 2 части. Части делились на кварталы по 50—100 дворов во главе с квартальными надзирателями. Мелкие города делились только на кварталы. Управам благочиния передавалась вся по­лицейская власть в городе. Исправник совместно с 2 дворянскими и 2 сельскими заседателями, а также секретарем составляли нижний земский суд. Эта инстанция была административно-полицейским центром всего уезда. Реформы крестьянского самоуправления второй половины XVIII в. заменили в Сибири старые остроги и слободы волостями, а казенных приказчиков и судные избы — выборной крестьянской администрацией. Волостные суды, состоявшие из старосты, 2 выборных и нанимаемого писаря, сотских и десятских, оказались в непосредственном подчинении нижнего земского суда и составили низовую структуру полицейского аппарата в волости.

В первой четверти XIX в. было законодательно оформлено использование для нужд полиции казачьих частей. Согласно уставу о городских казаках Сибири от 1822, они были обязаны осуществлять ночные разъезды в городах, наблюдать за казенными поселениями и благочинием на сельских и инородных ярмарках, исполнять должности квартальных надзирателей в малолюдных городах и выполнять различные поручения полицейских чиновников. В рамках МВД сложи­лась ведомственная структура управления специализированными полицейскими органами (Департамент полиции). Это не привело к каким-либо существенным изменениям в положении территориальной полиции Сибири. Административно-полицейская власть на местах по-прежнему сосредоточивалась в губернском правлении. Губернатором решались наиболее важные вопросы управления, контроля и судопроизводства, что свидетельствует об исключительном положе­нии полиции в структуре общего управления. Губернская полиция, например, контролировала и распределяла земские повинности, заведовала хлебными магазинами. В течение первой половины XIX в. полиция все больше срасталась с аппаратом общего управления, превращалась в его исполнительную основу. Это вылилось в тотальную бюрократизацию полицейской службы, что усилило власть канцеляристов. Практически не изменилась и численность полицейских. Все это делало правоохранительную деятельность полиции крайне неэффективной.

Вторая половина XIX — начало ХХ в. — качественно новый этап строительства российской полиции. Принятые 25 декабря 1862 «Временные правила об устройстве полиции в городах и уездах губерний» стали законодательной основой одной из самых масштабных реформ 1860-х гг. Законом от 13 июля 1867 «О преобразовании полиции в Сибири» ее компетенция распространялась на восточный регион. Земские и городские полицейские органы были объединены в единые окружные (с 1898 — уездные) полицейские управления. В губернских центрах и некоторых городах сохранялись или создавались свои полицейские фор­мирования — городские полицейские управления. Во главе уездного полицейского управления стоял исправник, назначаемый губернатором и подчиняющийся непосредственно ему. Уезды дели­лись на станы, которые возглавляли становые приставы (земские заседатели). Рядовых полицейских в уезде по-прежнему было крайне мало. В 1870—80-е гг. ка­заков, находившихся при полицейских управлениях, заменили отряды вольнонаемной полицейской стражи. При ограничен­ности средств эта мера не оказалась действенной. В итоге обязанность поддержания общественного порядка на уровне волости — села — деревни полностью ложилась на крестьянское общество. Волостным и сельским сходам были приданы судебно-полицейские функции, они даже получили право высылки в административном порядке членов общины. Непосредственными органи­заторами полицейской службы в селениях оставались сельские старосты и подчиненные им сотские и десятские. Над ними стоял волостной старшина, подчинявшийся становому приставу. Высшим должностным лицом в городской полиции был полицмейстер, назначаемый губернатором. Город делился на части (участки), во главе которых были частные (участковые) приставы, части - на околотки (по 3-4 тыс. жителей) под началом околоточных надзирателей. Охраной внешнего порядка занимались городовые полицейские служители, сведенные в полицейскую команду. Помощь го­родовым были обязаны оказывать полицейские стражники, а также ночные сторожа и караульщики, обходные и объездные, нанимавшиеся частными лицами.

Полиция сохраняла чрезвычайно широкий круг обязан­ностей. Законодательство продолжало рассматривать полицейские учреждения как органы управления вообще, а исправника - как главного представителя власти в уезде. В их компетен­цию входили любые действия по управлению подведомственной территорией - от наблюдения за застройкой гордских улиц до записей актов гражданского состояния. Реформа 1862 не завершила бюрократической эволюции полицейского аппарата. Он не выдержал социально-политических катаклизмов и после Февральской ре­волюции был ликвидирован. 11 марта 1917 специальным постановлением Временного правительства правоохранительные функции передавались от полиции органам местного самоуправления, в которых на правах отделов создавались милицейские формирования.

Лит.: Качуров С.Ю. Полицейские формирования Министерства внутренних дел в Восточной Сибири XIX - начала XX века (на примере Иркутской губернии) // Силовые структуры и общество: Исторический опыт взаимодействия в условиях Сибири: Матер. науч.-теор. семинара. Иркутск, 2003; Власть в Сибири: XVI - на­чало XX в. Изд. 2-е. Новосибирск, 2005.

Д.М. Шиловский

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири