Планировка историческая // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПЛАНИРОВКА ИСТОРИЧЕСКАЯ, характерна для начального этапа архитектурно-градостроительного развития крупнейших городов Сибири XVII — начала XIX в. До 1760—70-х гг. функциональными и композиционными центрами их планировочных структур и систем застройки являлись главные площади крепостей («горо­дов», острогов), формировавшиеся вокруг зданий крепост­ных православных храмов, которые как наиболее значимые для русских поселенцев объекты возводились одновременно с фортификационной основой и группировали ее основные административно-хозяйственные постройки.

Царский указ об основании Томска (1604) содержал подробное перечисление необходимых строительно-хозяйственных работ, место для крепости было выбрано на правом берегу Томи на возвышенности, позднее названной Воскресенской горой. Укрепления состояли из «города» (самой крепости) и «острога» (посада). Крепость, расположенная в юго-восточной части горы, на небольшом мысу, была выполнена в тех­нике «городней», размещенных компактным 4-угольником площадью 0,2 га. По углам городовых стен были закреплены глухие башни, с северной и южной сторон — проезжие. На территории крепости были сооружены: православная церковь Пресвятой Троицы, воеводские хоромы, съезжая изба, погреба с военными припасами, хлебный и пушной амбары.

В 1628 на стрелке рек Енисея и Качи казаками из отряда А.А. Дубенского наскоро был сооружен из ра­зобранных стругов «городок дощатый», дополнительно укрепленный надолбами, а несколькими месяцами позднее ими же был срублен острог, который положил начало Красноярску. Острог, тогда названный Новым, или Качинским, имел в плане форму неправильной трапеции с периметром около 450 м. В стены крепости были врублены 2 проезжих башни, на 3 углах ее — башни со смотровыми вышками на столбах. Внутри острога разместились церковь во имя Преображения Господня, воеводский двор, съезжая (приказная) изба, казенные амбары для хлебных запасов, военно-хозяйственного снаряжения и «соболиной казны», пороховой погреб, тюрьма и 30 изб для казаков.

6 июля 1661 по государеву указу и распоряжению енисейского воеводы И. Ржевского, енисейский сын бо­ярский Я. Похабов на правом высоком берегу Ангары, напротив устья Иркута, заложил Яндашский острог, давший начало Иркутску. Выбор места был обусловлен не только военно-стратегическими, но и сугубо хозяйственными соображения­ми: «Тут место самое лучшее, угожее для пашень, и скотный выпуск, и сенные покосы, и рыбные ловли, все близко». План крепости представлял собой прямо­угольник, общая длина тыновых стен острога достигала 34 саженей. По углам крепости были выстроены 4 глухие башни, одна из которых стояла на «житном амбаре», в другом, при отсутствии в остроге в первое время церкви, помещалась часовня.

В 1717 была возведена Первая Омская крепость. Ко времени составления первых регулярных планов градостроительного развития (вторая половина - конец XVIII в.) Томск, Красноярск, Иркутск практически утратили первоначальное военно-стратегическое значение, приобрели функции региональных административных и торгово-промышленных центров, значительно выросли по численности населения и расширились территориально, лишились искусственной границы в виде системы укреплений между крепостной (острожной) и общегородской (посадской) планировкой и застройкой. Функ­ции городских центров в указанный период выполняли архитектурно-планиров. ансамбли бывших (Красноярск, Иркутск, отчасти Томск) и существующих (Омск) крепостей с православными соборными храмами в качестве их композиционных доминант. При этом лишь Иркутску была присуща определенная развитость архитектурно-планировочного ансамбля городского центра.

Главенство военно-стратегических и ясачных функций Красно­ярска сохранялось более века. Из плана города, состав­ленного в 1697-1700 С.У. Ремезовым, видно, что к концу XVII в. вновь перестроенная Красноярская крепость состояла из 2 смежных частей - малого и большого ост­рога. Площадь малого острога, сохранившего значение крепости, достигала 1,2 га, стены его имели 4 башни, из которых угловая была глухой, остальные - проезжими. Внутри малого острога располагались Преображенская церковь, приказная изба и воеводский двор (имевший самостоятельное ограждение), амбары, небольшая жилая пост­ройка. На территории большого острога образовалось 5 улиц, лучами расходившихся от стен малого острога на запад. Центральное место на посаде занимали здание Покровской церкви и примыкающая к нему торговая площадь. Первый подробный фиксационный план Красноярска, составленный С. Плаутиным, относится к 1748. Город этого времени все еще оставался крепостью, разделенной на малый и большой остроги. Деревянные крепостные стены были баш­нями с 4- и 8-скатными шатровыми крышами. В центре малого острога возвышалось здание перестроенной в 1728 соборной церкви Преображения. При этом первостепен­ное функциональное и композиционное значение крепостного центра в системе города проявляется все меньше. Функцио­нально самостоятельно развивается большой острог, его архитектурно-планировочная структура обогащается собственными доминирующими элементами: Покровской церковью, в 1753 перестроенной в камне, ратушей, торговой площадью, гостиными рядами.

Рубеж XVII-XVIII вв. отмечен для Иркутска, на­селение которого приблизилось к 20 тыс. человек, интенсивным острожным и церковным стротельством, появлением первых каменных зданий. В 1701-04 на берегу Ангары возле северо-восточной угловой башни крепости возводится каменное здание При­казной палаты, а в 1706-10 в юго-восточную стену кремля встраивается каменная Спасская церковь, положившая начало каменному церковному зодчеству Иркутска и всей Восточной Сибири. Сохранявшаяся и в начале XVIII в. угроза втор­жения в Восточную Сибирь кочевых племен привела к дополнительному укреплению Иркутска, который в 1726 был обнесен внешней крепостной стеной, разделившей его на 2 части: малый город (острог) и большой город (посад). По описанию Г.Ф. Миллера, в 1735 застройку малого города состав­ляли: Спасская соборная церковь, провинциальная канцелярия, судебная палата с амбаром для ясачной казны, вице-губернаторский дом с амбарами и погребами, гауптвахта. На территории посада находились 939 обывательских дворов, 4 церкви, расположенные на образовавшихся в уличной сети небольших площадях, каменный Богоявленский собор с прилегающей к нему торговой площадью, ратуша, таможня, гостиный двор, полковая казачья изба, полицмейстерская канцелярия, тюрьма и др. В 1768 был составлен первый проект перепланировки Иркутска, предполагавший существенное изменение сложив­шегося облика города. Проект намечал выпрямление и расширение улиц, упорядочение размеров и конфи­гурации кварталов, устройство целого ряда площадей торгового, казенного и другого назначения; композиционными центрами при перепланировке являлись наиболее крупные крепостные, торговые и особенно церковные здания.

Военно-стратегическая функция сдерживала территориальное развитие Омска и рост его населения. Однако во второй четветра XVIII в. около крепости начали формироваться поселения посадского типа - слободы. Посадская территория об­щей площадью около 40 га была ограждена палисадами, что способствовало функциональному обособлению слобод. При этом относительно полно заселена была лишь Луговская слобода; правобережные районы, заселенные слабо, вскоре совсем запустели. Строительство новой крепости на Иртыше по проекту военного инженера Малма началось весной 1768. В 1770 путешествовавший по Сибири академик И.П. Фальк уже мог увидеть в устье реки Оми высокий земляной вал, выложенный дерном, широкий сухой ров, 4 ворот, каменная церковь, магазины и острог для преступников. Первым каменным зданием крепости стал соборный храм во имя Воскресения Христова, возведенный тобольскими мастерами братьями Черепановыми. Храм был окончен в 1773 и явился главным сооружением ансамбля. Высокий с 2 яру­сами окон центральный объем, завершенный обитыми белой жестью 5 главами, и 3-ярусная колокольня с шатром доминировали над всей окружающей местностью.

Становление Омска, Томска, Красноярска, Иркут­ска с конца XVIII в. по 1820-е гг. как крупнейших административных, экономических, транспортных центров Сибири, а также центров религиозно-культурной жизни и церковного управления (за исключением Омска) было сопряжено с начала их устойчивого градостроительного развития на регулярной планировочной основе. Формирование общегородских центров в данный период происходило: для Томска - на базе торгового центра на правобережье Ушайки (комплекс сооружений на территории бывшей крепости к концу XVIII в. окончательно утратил самостоятельное архитектурно-планировочное значение); для Омска, Красноярска, Иркутска - на основе первоначальных крепостных ансамблей. Функции композиционного ядра для центров указанных городов выполняли как прежние, расположенные в границах крепостей (Омск, Красноярск, Иркутск), так и новые, сформировавшиеся за пределами этих территорий (Томск) многофункциональные площади с объемами главных городских православных соборов.

К началу XIX в. завершился 1-й этап упорядоченного градостроительного развития Томска. С 1773 по 1800-е гг. в соответствии с утвержденным планом застроены периферийные районы города — Заисточье, Заозерье, Пески, ускорено формирование городского центра под Воскресенской горой (в 1800-е гг. здесь были возведены каменная церковь Благо­вещения, здание магистрата (сословного органа городского самоуправления), биржевой корпус, гостиный, торговый двор), хотя стратегическому развитию центра в этой зоне не благоприятствовали как градостроительные, так и природные условия. С 1810 по 1830 было разработано несколько новых проектов планировки Томска. В 1824 для экспертизы и доработки в С.-Петербург архитектор В.И. Гесте был направ­лен проект томского землемера С. Зверева (1820—24). Окончательный вариант планировки Томска, высочайше утвержденный 8 августа 1830, определил существенное увеличение площади городской территории, при этом в основу планировки была положена веерная схема, отвечавшая сложным ус­ловиям рельефа местности. Сформировавшийся в устье Ушайки городской центр был сохранен, но в южной части Том­ска — на Юрточной горе — был запроектирован новый центр общегородского значения, где комплекс крупномасштабных административных зданий (присутственных мест, полиции, резиденций военных и гражданских губернаторов, казарм и др.) должен был образовать примыкающую к Почтамтской улице главную городскую площадь, в центре которой предполагалось построить монументальное здание собора.

Основой градостроительного развития Красноярска в конце XVIII в. служил регулярный план, разработанный в 1773 тобольским геодезистом П. Моисеевым. Заложенная в плане прямолинейная схема улиц и кварталов способствова­ла скорейшему восстановлению города после пожара. От особенностей предшествующего развития Красноярска в проект вошло формирование общегородского центра в районе стрелки Енисея, а также основное направление роста города с востока на запад и значение широт. улиц как главных в системе города. Проектом был определен своеобразный планировочный модуль центральной части города, а также прошед­шая от центра к Московскому тракту главная городская улица. Классицистический архитектурный облик ядра центра Красноярска в последней трети XVIII в. формировали такие постройки, как новое (1773) здание Воскресенской соборной церкви, возведенной на территории бывшей крепости, и сгруппированной вокруг него здания ратуши, Духовного правления, торговых рядов. В середине 1820-х гг. в С.-Петербурге разрабатывается новый проект планировки Красноярска (высочайше утвержден 2 декабря 1828), который на длительное время определяет развитие планировочной структуры города и общегородского центра. Реали­зация проекта В.И. Гесте лишь в незначительной степени за­тронула исторически сложившуюся часть Красноярска, где было предпринято выравнивание «красных» линий и укрупнение кварталов (слияние каждых 4 смежных — в один). Осваивая новые территории, застраивавшиеся образцовыми кварталами, город стал интенсивно расти в западном направлении. На запад, по оси главной улицы, переместился и общегородской центр: в районе запроектированного в 1798 в процессе доработки первоначальноог плана границы Красноярска обра­зовалась главная городская площадь. Согласно проекту В.И. Гесте, по периметру площади должен был разместиться комплекс зданий административного и хозяйственного назначения. В центре площади проект намечал строительство доминирующего над городской застройкой объема главного городского собора.

Значительный градостроительный рост, перепланировка и благоустройство Иркутска относятся к первой четверти XIX в. С 1809 по 1820 иркутские власти получили из Санкт-Петербурга различные серии типовых фасадов, разработанные архитекторами В.П. Стасовым, Л.И. Руской, В.И. Гесте, и уже с 1812 все строительство в городе было официально предписано осуществлять только по типовым фасадам. Характер застройки Иркутска, в первую очередь центральной его части, существенно меняется. Все крупное строительство сосредоточивается на главных улицах, центральных соборных, административных, торговых площадях. Застраиваются Большой проспект, Морская, Луговая и другие центральные улицы; получают в известной степени целостное в стилевом отношении решение центральной площади — Спасская, Тихвинская и Рыночная, застроенные целым рядом зданий торгового и казенного назна­чения. Однако мероприятий по радикальной перепланировке общегородского центра по-прежнему не проводится. Сдержи­вающим фактором в этом отношении является генеральный план 1792, который, сохраняя значение основы градостроительного развития Иркутска, предполагает формирование центрального ансамбля на базе сложившейся системы площадей, композиционная основа которых уже заложена объемами Спасской и Тихвинской церквей, гостиного двора, мещанских рядов; при этом значение функционально-смысловой доминанты в структуре центра сохраняется за главным городским храмом — собором Богоявления Господня.

В конце XVIII — начале XIX в. Омск сохранял преобла­дающее военно-административное значение, динамика его градостроительного роста оставалась сравнительно невысокой. Тем не менее планировочные основы, заложенные первым регулярным планом 1770-х гг., достаточно четко определили развитие городской структуры: укрупнение ее происходило по заданным направлениям путем механического прибавления типовых кварта­лов. В 1820-е гг. В.И. Гесте был разработан новый генеральный план Омска. В проекте получила дальнейшее развитие присущая первоначальному плану города идея несколько схематической регулярной разбивки кварталов с широкими прямыми улицами. Мелкие кварталы Ильинского форштадта, выгоревшие во время пожаров 1819 и 1823, в новом проекте были укрупнены. Вокруг Ильинской церкви, прежде стесненной застройкой, образовалась обширная площадь, вдоль западной границы которой было намечено сооружение ряда каменных зданий, а на северной стороне опре­делено место для генерал-губернаторского дворца. За дворцом предполагалось разбить сад, южнее его — пространную войсковую площадь. Разработав оригинальный тип городского квартала, В.И. Гесте использовал его для значительного увеличения территории Омска путем прибавления новых жилых районов. В квартальной застройке архитектором были выделены площади для приходских церквей и торговли, в центре южной части города предполагалось создать большую площадь с собором и гостиным двором.

Процессы дальнейшего политико-экономического и социокультурного роста крупнейших городов Сибири в 1830—40-е гг. обусловили значительное архитектурно-градостроительное развитие их в данный период на основе принципиально новых (Красноярск, Омск, Томск) или модернизированных первоначальных (Иркутск) регулярных планов. Общегородские центры Омска, Томска, Красноярска радикально изменили свое местоположение в значительно разросшихся и усложнившихся городских архитектурно-планировочных структурах; центр Иркутска, не подвергаясь принципиальной пространственной реорганизации, в целом сохранил историческое размещение в районе бывшей крепости. При этом формирование композиционно-смыслового ядра общегородского центра для всех указанных городов было намечено в виде регулярной объемно-пространственной композиции, состоящей из многофункциональной площади (системы площадей), развернутой по ее периметру крупномасштабной застройки и архитектурно-смысловой доминанты — монументального объема главного в городе православного храма, формирующего как пространство центрального ансамбля, так и пространство общегородской архитектурно-планировочной композиции. Строительство крупномасштабных объемов кафедральных православных храмов Сибири в центрах крупнейших сибирских городов было осуществлено в 1840—90-х гг., однако в целом проекты формирования новых систем общегородских центров остались нереализованными.

Лит.: Кочедамов В.И. Первые русские города Сибири. М., 1978; Резун Д.Я., Васильевский Р.С. Летопись сибирских городов. Новосибирск, 1989; Гудков А.А. Регулярное градостроительство в Сибири в конце XVIII — первой половине XIX в. М., 1989.

А.Г. Туманик

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири