Пежемский, Петр Ильич. Купец, краевед, летописец, художник-любитель

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Автограф П.И. Пежемского
Автограф П.И. Пежемского
Северная часть Тихвинской площади. Акварель П.И. Пежемского. Кон. 1840-х гг.
Северная часть Тихвинской площади. Акварель П.И. Пежемского. Кон. 1840-х гг.
Церковь Тихвинской Богоматери в Иркутске». Акварель П.И. Пежемского (подпись его же). Кон. 1840-х гг.
Церковь Тихвинской Богоматери в Иркутске». Акварель П.И. Пежемского (подпись его же). Кон. 1840-х гг.

«Читатель! Если ты сын России, то не лишним для тебя будет знать дела земляков твоих в Сибири; если ты природный сибиряк, то тебе надобно знать еще более, потому что ты родился на той земле, где предки твои, первые русские люди, покорили, очистили и прирастили Сибирь к России, развеяли в ней мрак невежества и внесли христианство. Если ты бурят, тунгус, якут или камчадал, то знаешь ли, что ты прежде был?..»

Петр Пежемский

Имя купца, краеведа, летописца, художника-любителя Петра Ильича Пежемского известно в краеведческой литературе. «Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова)», изданная в 1911 г. в одном из томов трудов Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, — по сей день незаменимое пособие для специалистов и всех любителей старины. Но основной труд жизни П. Пежемского (в котором во всей полноте проявились патриотизм, неуемное стремление к познанию родного края, гордость за его прошлое, разносторонность интересов, незаурядная трудоспособность и бескорыстность автора) — «Панорама Иркутской губернии...» — остался почти неизвестен потомкам и исторической науке.

К сожалению, мы знаем о П.И. Пе-жемском пока немного. По одним сведениям, он родился в купеческой семье в 1808 г.1, по другим — в 1809 или 1810 г.2, в Киренске (место рождения также требует уточнения)3. Вначале мальчик учился грамоте у деда, Андрея Григорьевича Пежемского, а затем — в Киренском уездном училище, открывшемся в 1814 г.4 «Потом уже не до науки, - писал он, - нужно было заняться делом, к которому я был призван по званию моему». А ночами он «наусяд» «читал первую попавшуюся книгу в руки или выпрошенную на срок»5. Летом 1834 г. семья Пежемских переехала в Иркутск. Через два года Петр Ильич женился на Дарье Андреевне Литвинцевой6, сестре известного иркутского купца, мецената Василия Андреевича Литвинцева, на средства которого в нашем городе был построен Князе-Влади-мирский храм. В Иркутске П. Пежемский занимался торговлей (имел лавку на базаре), служил конторщиком, городским нотариусом. В 1856 г. избирался гласным Иркутской городской думы в качестве доверенного лица купца Я.В. Лебедева, получая 700 руб. серебром в год7. Он также был членом квартирной комиссии городской думы от иркутского купечества8. П. Пежемский умер 2 сентября 1861 г. Его прах покоился на Иерусалимском кладбище, но могила летописца, как и многих других замечательных людей Иркутска, не сохранилась.

Увлечение П. Пежемского с детских лет чтением, «исторической былью старины» со временем переросло в непреодолимое желание «собирать записки о своей родине» и писать. Как сообщает Н. Романов, Петр Ильич имел «собрание разных вещей, старинных рукописей и свитков по истории Сибири»9. Во время городского пожара в 1879 г. коллекция погибла, за исключением рукописи «Панорамы Иркутской губернии...».

Как сибиряк-патриот, краевед, член-сотрудник Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, П. Пежемский, начиная с 1848 г., знакомил русского читателя с необъятной и малоизвестной Сибирью. Он опубликовал в «Журнале Министерства народного просвещения», «Вестнике императорского Русского географического общества», журнале «Москвитянин», еженедельном издании «Иллюстрация» интересные статьи: «Якуты», «Сельский деревянный календарь», «Замечания и наблюдения в Иркутске», «Рыбная производительность озера Байкала». Материалы неутомимого краеведа появлялись и на страницах «Иркутских губернских ведомостей».

А в 1850 г. в некрасовском «Современнике» были напечатаны отдельные части его большого исторического сочинения «Панорама Иркутской губернии...», в том числе «Летопись города Иркутска»10. Редакция журнала по достоинству оценила «обширный и в высшей степени добросовестный труд» автора, назвав его «самым богатым собранием новых и важных материалов как для географии, так и для статистики Сибирского края»11. Продолжая работу над летописью, П. Пежемский дважды исправлял и дополнял ее. Во второй, расширенной редакции она публиковалась под названием «Летопись города Иркутска с 1652 года до наших времен» в «Иркутских губернских ведомостях» в 1858—1861 гг. (там же была переиздана в 1892-1893 гг.). В ней нашли отражение события из истории города с 1652 г. по февраль 1807 г. На этом печатание летописи было прекращено, скорее всего, из-за смерти П. Пежемского.

Третий список — «Летопись города Иркутска за 190 лет» (составная часть «Панорамы Иркутской губернии...») – так и остался в рукописи. В настоящее время готовится к изданию отдельная книга, в которой будут размещены оба источника.

Необходимо отметить, что в династии Пежемских, как и иркутских купцов Сибиряковых, ведение хроник, летописей было традицией. В личном фонде Н. Романова найдена выписка, сделанная им в июле 1941 г. из книги «Памятник веры», на чистых листах которой купцом Константином Пежемским, владельцем книги, в течение многих лет велись записи. Она называется «Хронологические даты из истории Иркутска и из личной жизни Пежемского»12. В ней зафиксированы события за 1811—1867 гг. По сведениям Н. Романова, летопись вел и С.Н. Пежемский. К сожалению, Нит Степанович ее не видел, и о содержании, судьбе летописи пока ничего не известно13.

Природа одарила П. Пежемского не только умом, но и способностями художника. В 1902 г. родственники летописца передали в музей ВСОРГО его 13 акварелей14, «почти фотографически воспроизводящих Иркутск первой половины XIX столетия»15. В ноябре того же года иркутяне впервые познакомились с ними на специально устроенной выставке. Второй раз акварели художника экспонировались в декабре 1913 г. в числе более чем 1500 работ на выставке «Виды и типы Восточной Сибири», организованной в музее отдела Географического общества Н.С. Романовыми и И.И. Серебренниковым16.

К сожалению, несмотря на проявляемый интерес к рисункам П. Пежемского, искусствоведы, историки серьезно и всесторонне их не изучали до сих пор. Сохранившиеся акварели находятся в Иркутском областном краеведческом музее — 10 ед. хр. Сейчас уточняется их общее количество, что на них изображено, какие значатся подписи, кто является подлинным автором тех, которые не подписаны. Завершением работы должен стать каталог акварелей художников Петра и Константина Пежемских.

Согласно сведениям о передаче акварелей в музей отдела Географического общества, их автором считается П. Пежемский. Но имеющиеся на них подписи — «Р.П. Пежемский», «Р.П.П.», «К. Пежимскаго», «К. Пежемской и Р.П. Пежемский» — поставили под сомнение авторство Петра Ильича. В ходе изучения этого вопроса нами было высказано предположение, что литера «Р» может расшифровываться, как имя художника или как «рисовальщик», «рисунок». Основанием для него послужило наличие рисунков в работах П. Пежемского.

Так, в «Панораме Иркутской губернии...» на листах 92, 193, вверху, перед словами «Часть 2-я», «Часть 3-я» читаем: «Панорама Иркутской губернии с рисунками». В третьей части (гл. «Летопись города Иркутска за 190 лет», л.273, 281, 282 об., 288) есть рисунки, выполненные черными чернилами, с изображением, соответственно, расположения планет (1 марта 1806 г.), видов кометы (6 августа 1811 г.) и луны (24 ноября 1813 г. и 28 ноября 1818 г.). Думается, не их имел в виду П. Пежемский, вынося на заглавный лист второй и третьей частей рукописи слова «с рисунками». На их отсутствие обратил внимание еще кто-то (судя по почерку, Н. Романов), подчеркнув эти слова и поставив вопросительный знак (л. 193). Возникают вопросы: «Где рисунки, прежде всего, во второй части рукописи (именно в ней в двух главах автором даны история церквей, монастырей Иркутска и исторический очерк города)? Не акварели ли, переданные в музей ВСОИРГО, предназначались для иллюстрации "Панорамы Иркутской губернии..."?». Скорее всего, это так. А в статье П.Пежемского «Рыбная производительность озера Байкала» мы находим девять рисунков рыболовных снастей, приложенных автором, что особо отметил в отзыве на статью правитель дел отдела Географического общества И. Сельский17. Наличие рисунков в работах П. Пежемского подтверждает слова И. Серебренникова о том, что он был «не только летописец, но, вообще писатель и, отчасти, художник-иллюстратор»18 . В свою очередь, эта оценка служит аргументом логичного мнения об акварелях П. Пежемского, специально написанных им к «Панораме Иркутской губернии...».

Последнее слово в вопросе — был ли П. Пежемский художником? — сказала специалист Иркутской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации И.А. Кругляк. При исследовании подписи «Р.П. Пежемский» на акварели «Вид Крестовоздвиженской церкви в Иркутске» и рукописного текста «Панорамы Иркутской губернии...» были установлены «устойчивые и существенные совпадающие признаки, которые образуют индивидуальную совокупность, достаточную для вывода о том, что» представленные образцы «выполнены одним лицом». Итак, подпись «Р.П. Пежемский» должна читаться как «Рисовальщик Петр Пежемский». При проведении экспертизы были также исследованы надпись «Вид Крестовоздвиженской церкви в Иркутске» на акварели и название рукописи «Панорама Иркутской губернии...», сделанные готическим шрифтом. По заключению специалиста, она «выполнена, вероятно, тем же лицом, что и рукописный текст книги»19. Несопоставимость части букв двух названий не позволяет дать однозначный ответ.

В династии Пежемских был еще один художник-любитель — Константин Николаевич Пежемский, дядя Петра Ильича, автор хроники «Хронологические даты по истории города Иркутска и из личной жизни Пежемского» (следует отметить, что в ней среди его родственников нет никого с инициалами «Р.П.»), У К.Н. Пежемского были и собственные акварели, и написанные вместе с П. Пежемским. В инвентарной книге № 8205 Иркутского областного краеведческого музея в записи от 5 февраля 1926 г. в числе предметов быта иркутского купечества значится неизвестный нам рисунок Пежемского «Нилова пустынь». Скорее всего, автор этой акварели - К. Пежемский. В той же хронике есть сведения о передаче им чудотворной иконы Божией Матери, называемой «Споручница грешных», архиепископу Иркутскому, Нерчинскому и Якутскому Нилу (Исаковичу). Впоследствии она поступила в Нилову пустынь, в церковь преподобного Нила Столобенского чудотворца20.

Дальнейшее изучение вопросов, обозначенных в статье, продолжается.

С трепетным волнением открываем рукопись Петра Пежемского «Панорама Иркутской губернии...», которой уже 150 лет! Потомки летописца бережно ее хранили. В 1926 г. Н.С. Романов, занимаясь подготовкой выставки к 75-летию ВСОРГО, взял у Г.А. Сахарова, внука Петра Ильича, рукопись для экспонирования. Она так и осталась у страстного книголюба. Нит Степанович сопоставил имеющуюся в «Панораме Иркутской губернии...» «Летопись города Иркутска за 190 лет» с напечатанной частью «Иркутской летописи» П. Пежемского, чтобы оценить последнюю как источник. Он выявил в ней ошибки, пропуски (частично), сделал исправления, дополнения и записал их в своих воспоминаниях21. Видимо, именно этим можно объяснить наличие в рукописи двух дарственных записей Н. Романова о передаче ее научной библиотеке Иркутского университета, где она хранится доныне (рук. № 260). Одна из них была сделана на первом переплетном листе автографа 19 мая 1928 г., а вторая — на обороте титульного листа 9 декабря 1935 г.

Рукопись — среднего формата (26, 5 х 21 см), объемом в 317 листов. Переплет картонный, корешок дерматиновый. Она в неплохой сохранности, исключая первые листы, пострадавшие от влаги (титульный лист реставрирован), и разбитый книжный блок. Текст написан на плотной, пожелтевшей от времени бумаге аккуратным мелким каллиграфическим почерком с обеих сторон листа черными выцветшими чернилами. Рукопись украшает заглавие, выполненное автором крупным готическим шрифтом. По всему тексту подлинника «Панорамы Иркутской губернии...», на полях, в верхней части листов и в подстрочниках имеется много авторских подчеркиваний, зачеркиваний, исправлений, дополнений, вопросов и ответов на них, примечаний. К примеру, некоторые листы главы «Летопись города Иркутска за 190 лет» настолько заполнены дополнениями, к тому же написанными «бисером», что очень трудно определить, к какой записи относится то или иное из них и в каком месте рукописи оно сделано. Даже на обороте верхней и нижней крышек переплета автор оставил записи. К сожалению, правки карандашом в тексте уже почти не читаемы, а некоторые пометки чернилами (на титульном листе, переплете) угасают. Одну из них, на нижней крышке переплета, Н. Романов восстановил: «От базара моей лавки № 13 (имеется в виду лавка П. Пежемского. - Н. К.) по улице мимо дома Баснина (дом купца В.Н. Баснина был на ул. Баснинской, ныне — Музей истории средств связи Иркутской области, ул. Свердлова, 37. — Н. К), поворотясь к почтамту, потом налево к Троице и до моего дома составляет обыкновенных 2030 шагов». На первый взгляд, малозначащая запись. Но только вчитайтесь в нее - и сколько она скажет об авторе. На полях автографа встречаются пометы, сделанные Н. Романовым и другими.

Свой труд автор назвал по-старинному пространно и обстоятельно: «Панорама Иркутской губернии, заключающая в себе историческое описание завоевания Сибири Ермаком; взгляд на построение городов сибирских; географический, гидрографический и исторический очерк губернии, с краткою хронологиею за 150 лет; с присовокуплением Летописи города Иркутска за 190 лет». По сути, им, вторым после краеведа-летописца А.И. Лосева, была предпринята попытка обобщения разнообразных источников, систематизации обширнейшего материала и написания собственного исторического сочинения.

О его источниковедческой базе мы можем судить по данному в предисловии далеко не полному перечню использованных работ, а также, что важно подчеркнуть, по ссылкам на источники информации. Одну из них, вызывающую чувство глубочайшего уважения к Петру Ильичу, нельзя не привести: «Эти стихи (речь идет об исторической балладе поэта-декабриста К.Ф. Рылеева «Смерть Ермака». — Н. К.) взяты мною из рукописной моей тетрадки, в которую я еще в детстве вписывал любопытное, а подписи сочинителя их не выставлено, почему извиняюсь пред г. Автором этих стихов, что я поместил их с уважением в мою книгу - Соч.» (л.24).

Работа П. Пежемского сочетает в себе черты старой иркутской летописной традиции и исторической науки нового времени. С одной стороны, автор использовал летописи Иркутска (по словам историографа В. Мирзоева, продолжавшееся летописание, составление городских хроник было «своеобразной чертой сибирских источников в XVIII и первой половине XIX в.»22), устные предания, личные наблюдения и данные, собранные им во время частых поездок по местам исторических событий23 . С другой стороны, он включил в сочинение материалы из работ по истории Сибири второй половины XVIII — первой половины XIX вв., которые сохраняют для нас ценность первоисточника. Это: «Описание Сибирского царства» Г. Миллера (СПб., 1750), целиком основанное на первоисточниках, оно стало первоисточником для последующих поколений ученых; «Сибирская история» И. Фишера (СПб., 1774), представляющая собой сокращенную работу Г. Миллера; фундаментальный труд П.А. Словцова «Историческое обозрение Сибири» (1838-1844), который, по словам историка В.И. Семевского, должен быть «настольного книгою всякого будущего исследователя прошлого Сибири»24; акты по истории Сибири из «Полного собрания законов Российской империи»; документальные публикации из журналов «Сибирский вестник» и «Азиатский вестник», издаваемых с 1818 по 1827 г. известным сибирским источниковедом, этнографом, археологом и историком Г.И. Спасским. Масштабы его деятельности по сбору информации до сих пор не оценены по достоинству. В сочинение П. Пежемского вошли также этнографические сведения о коренных жителях Чукотки, Камчатки, Сахалина, бывших в составе Иркутской губернии, почерпнутые из «Описания земли Камчатки» С.П. Крашенинникова (СПб., 1755), из записок участников первой русской кругосветной экспедиции И.Ф. Крузенштерна («Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях "Надежда" и "Нева"») и Ю.Ф. Лисянского («Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах»), руководителя экспедиции на северо-восток Сибири (1820-1821) Ф.П. Врангеля («Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю»). Судя по наличию большого фактического материала по истории церквей, монастырей, о священнослужителях Иркутской епархии, летописец использовал известные работы Мордовского (Лаврентия) «Историческое описание Киренского Свято-Троицкого монастыря» (М., 1806), архимандрита Никодима «Описание Иркутского Вознесенского первоклассного мужеского монастыря, составленного на основании монастырских актов» (СПб., 1840) и другие, а также собственные данные. При таком количестве и разнообразии источников, ставших основой труда П. Пежемского, в нем отчетливо прослеживается авторское начало: в использовании личных материалов и наблюдений, отборе фактов из источников, их обобщении, систематизации, творческом подходе к ним (например, составление «Хронологии Иркутской губернии»).

Читатель с первых же строк «Панорамы Иркутской губернии...» чувствует автора — истинного патриота Сибири — и обращает внимание на его несомненные литературные способности. От страниц о красоте родной природы, написанных с пафосом, о ее удивительных богатствах, от живых, поразительных картин быта коренных жителей края он переходит к сухому, академичному изложению событий из истории Сибири и рассуждает о России и величии русского народа! По мнению М. Азадов-ского, отдельные произведения краеведческой литературы того времени «это — не только опыты изучения и познания края, но и пропаганда его, стремление заставить отрешиться от привычных воззрений на край или даже Сибирь в целом, заставить отказаться от взглядов на Сибирь, как "царство мрака и хлада"»25. Эту оценку литературоведа и фольклориста с полным основанием следует отнести и к сочинению П. Пежемского.

«Панорама Иркутской губернии...» хронологически охватывает большой период истории Сибири - с последней четверти XVI в. до середины XIX в. Она состоит из предисловия, трех частей и оглавления.

Открывая рукопись, читаем: «От сочинителя к благосклонному читателю». И далее уже не можем оторваться: из глубины времен звучит голос нашего земляка, гражданина Отечества!

Первая часть включает восемь глав. Начиная повествование с похода Ермака, положившего начало присоединению Сибири к России, П. Пежемский переходит к рассказу об истории заселения и освоения русскими людьми огромной территории Сибири, Якутии, Забайкалья, Приамурья, Чукотки, Камчатки, Сахалина, Русской Америки. Она заканчивается «Хронологией Иркутской губернии» - сводом наиболее важных событий за 1627-1800 гг.

Вторая часть (10 глав) посвящена подробному описанию Иркутской губернии: географическое положение, горы, реки, озера, минеральные источники, природные богатства (большой интерес представляет описание промысла слюды), население (занятия, быт, обычаи, нравы, одежда и т. д.), хлебопашество, скотоводство, промышленность. В двух отдельных главах автором даны история церквей, монастырей Иркутска и исторический очерк города. С захватывающим интересом читаем раздел «Окрестности, замечания и наблюдения в Иркутске», написанный с пристрастием к родным местам. «Перейдя эту гору, вы являетесь в роскошнейшей долине, раскинутой на большое пространство, окруженное лесистыми горами и орошаемое извилистою речкой Каей (это наша Италия!)», – восклицает он (л. 188 об.). И невольно сжимается сердце от ощущения утраты...

В конце части приведены таблицы о численности населения в Иркутске и губернии в 1846 г., а также «Восхождения и захождения Солнца в Иркутске» (л. 191 об. - 192 об.).

Третья часть «Панорамы Иркутской губернии...» имеет две главы. Первая знакомит нас с историей 25 губернских городов (Якутск, Илимск, Киренск, Верхнеудинск, Нерчинск, Троицкосавск, Кяхта, Охотск, Петропавловский порт, Верхнекамчатск и др.), а также Селенгинского Свято-Троицкого и Спасо-Преображенского Посольского мужских монастырей. Вторая глава — «Летопись города Иркутска за 190 лет». Но фактически изложение событий в ней ограничивается временными рамками 1652—1845 гг., так как далее, включительно по 1853 г., имеется всего несколько заметок нелетописного характера. К тому же, начиная с 1836 г., П. Пежемский сделал очень мало записей, за некоторые годы — одну-две, или оставил место для информации.

Об источниках сочинения П. Пежемского можно судить из его статьи «Несколько слов об Иркутской летописи»26. По словам Петра Ильича, он читал все летописи, которые существовали в те годы в городе. В качестве первоисточника им была использована точная копия списка летописи купца Я. Донского (автограф ему не дали), считавшейся лучшей после летописи Михаила Сибирякова27. Ее имел «почтеннейший друг (П. Пежемского. — Н. К.), член разных ученых обществ, коллеж[ский] советник и кавалер Л.И. Седаков»28. К сожалению, дополнить эти сведения о нем пока не удалось. Известно, что в Иркутской мужской гимназии (до этого в Киренском уездном училище) преподавал натуралист, краевед, член Московского общества испытателей природы Василий Иванович Седаков (1798 — ?)29. Возможно, при публикации статьи П. Пежемского допущена опечатка в указании одного из инициалов Седакова? Поиск продолжается...

Копия списка Я. Донского была также у архиепископа Нила (Исаковича). В коллекции рукописей Государственного архива Ярославской области хранится «Летописец о достопамятствах, бывших в губернском городе Иркутске с 1652 по 1777 год» (рук. № 184 (187)), принадлежавший преосвященному Нилу. Но тот ли это список, вопрос остается открытым. И наконец, ее имел В.Н. П-в, однако расшифровать инициалы владельца пока не удалось. Все три списка были сделаны с одного протографа (лишь в последнем имелись некоторые дополнения) и отражали события из истории Иркутска за 1652-1803 гг.

В числе первоисточников П. Пежемский называет и летопись за 1775-1830 гг. статского советника, председателя Иркутской уголовной палаты И[вана] Никитича Корюхова (в статье значатся только инициалы). Воспоминания писательницы иркутянки Е. Авдеевой-Полевой о том, что И. Корюхов «вел свои записки о замечательных сибирских событиях»30, подтверждают сообщения директора Иркутской мужской гимназии С.С. Щукина о летописи И. Корюхова (его фамилию он указал неточно)31 и П. Пежемского.

По мнению священника А. Ионина, серьезно изучавшего документы по истории городов Сибири XVII — XVIII вв., «одним из главных первоисточников» летописи П. Пежемского мог быть самый ранний из сохранившихся доныне списков городских летописей (летопись г. Иркутска 1652—1763 гг.) (фонд НБ ИОКМ, рук. № 31217)32.

Работая с летописью Иркутска, Петр Ильич дополнил ее также «сказаниями иркутских старичков» — купцов П.Н. Саламатова, Е.Г. Чернова, В.А. Кротова, протоиерея Прокопьевской (Чудотворской) церкви А. Шергина и иных иркутян, а также сведениями из известных книг по истории Сибири Г. Миллера, И. Фишера, Н. Семивского и других33. Ссылка П. Пежемского на В. Кротова и А. Шергина позволяет дать более объективную оценку «Летописи города Иркутска» В. Кротова при ее сопоставлении с другими, в том числе с летописью П. Пежемско-го, и подтверждает ранее высказанное нами мнение об отношении протоиерея А. Шергина к летописанию34. В тексте летописи и примечаниях к ней встречаются и фамилии неизвестных летописцев Журавлева, Светлова, краеведа С.С.Щукина35.

По словам Петра Ильича, на составление летописи у него ушло двадцать лет кропотливого труда! Скорее всего, он имеет в виду всю «Панораму Иркутской губернии...», составной частью которой она является.

Сведения П. Пежемского об источниках летописи расширяют известный нам круг тех иркутян, кто проявлял интерес к прошлому, и свидетельствуют о существовании в городе давней и широко распространенной летописной традиции. Возникнув в 20-е годы XVIII в., она получила наибольшее развитие в первой половине XIX в. и сохранялась вплоть до 20-х годов XX столетия. Сегодня нам известно 37 списков иркутских летописей36. Есть основания полагать, что это число не является окончательным. Из них 13 изданы, из одной опубликованы два фрагмента; 8 хранятся в архивах, библиотеках, музеях разных городов России; судьба 15, о которых имеются достоверные сведения, что они были, остается неизвестной. Значительное количество дошедших до нас списков летописей Иркутска ставит трудную и важную задачу их источниковедческого анализа и создания научно обоснованной схемы происхождения.

Самобытная и интересная работа П. Пежемского заслуживает, несомненно, основательного и всестороннего изучения. Она отнюдь не бесспорна, не лишена ошибок и неточностей, многие из положений требуют критического подхода. Очевидно одно — перед нами оригинальный и значительный труд, ценный источник по истории не только Иркутска, Иркутской губернии, но и Восточной Сибири. В историографии Иркутской губернии это первое, и пока единственное, историческое сочинение о ней. С его публикацией полнее и глубже раскрывается личность Петра Пежемского, замечательного сибиряка-патриота, оставившего на земле частицу своего «я» и добрую память о себе.

С впервые опубликованными отдельными главами «Панорамы Иркутской губернии...» читатели могут познакомиться в журнале «Сибирь»37. Вместе с комментарием к опущенным ее частям и оглавлением рукописи они дают полное представление о структуре и содержании труда П. Пежемского.

Наконец, мы ближе познакомились и с П. Пежемским — художником-любителем. Это стало во многом возможным, благодаря тем жителям, кто понимает ценность того, что было сделано во славу Иркутска. Чистосердечную благодарность выражаю всем вам, уважаемые Александр Владимирович Николюк, Владимир Николаевич Попов, Александр Александрович Витюл, Ирина Абрамовна Кругляк.

Отмечая 340-летие Иркутска, мы, потомки и наследники, низко кланяемся летописцам за их многолетний подвижнический труд. «Яко трудолюбивая пчела с цветов разумнаго раю собирает духовную сладость...», так и они 200 лет по летам и дням собирали факты, события из истории нашего города. Не будь этих людей, канули бы в вечность многие и многие из них.

Примечания

  1. Могила летописца Пежемского // Календарь-справочник по г. Иркутску и Иркутской губернии на 1914 г. — Иркутск, 1914. - С. 241-242.
  2. С[еребренников]И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский // Изв. Вост.-Сиб. отд. имп. Рус геогр. о-ва. — 1910. — Т. 41. — С. 1-9.
  3. Там же. - С. 1.
  4. Кокоулин К. Школы и грамотность в Киренском округе Иркутской губернии: Памятная книжка. — Иркутск, 1895. — С. 10.
  5. Пежемский П. Панорама Иркутской губернии... - Иркутск, 1849. - Л. III. - Ф. ЗНБ ИГУ. - Рук. № 260.
  6. Там же. Л. 307, 307 об.
  7. Кротов В.А. Летопись города Иркутска. - Иркутск, 1857. - Л. 245 об. - Ф. ЗНБ ИГУ. Рук. № 23.
  8. Пежемский П. Панорама Иркутской губернии... - Л. 312.
  9. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. / Подгот. Н.В. Куликаускене; Науч. ред. С.Ф. Коваль. — Иркутск, 1993. - С. 30—31.
  10. Пежемский П. Панорама Иркутской губернии // Современник. — 1850. — Т. XI. — Отд. II. - С. 97-144; Там же. - Т. XXII. - Отд. П. - С. 1-38, 115-158.
  11. Обозрение русской литературы за 1850 год // Современник. - 1851. - Т. XXVI. - Отд. III: Критика. - С. 79.
  12. ГАИО. Ф. 480. Оп. 1. Д. 151. Л. 15; Памятник веры. - М., 1825. - Ф. ЗНБ ИГУ. - № 2270.
  13. Романов Н.С. Иркутская летопись 1857— 1880 гг. (Продолжение «Летописи» П.И. Пежемского и В.А. Кротова). — Иркутск, 1914. (Тр. Вост.-Сиб. отд. имп. Рус. геогр. о-ва, № 8). - С. 84-85; Он же. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. / Подгот. Н.В. Куликаускене; Науч. ред. С.Ф. Коваль. — Иркутск, 1994. - С. 481.
  14. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. - С. 18.
  15. С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 9.
  16. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. - С. 187.
  17. Пежемский П. Рыбная производительность озера Байкала // Вестн. имп. Рус. геогр. о-ва. - 1853. - Ч. 8. - Кн. 4. - Отд. 4. Стат. материалы. — С. 9—34; Сельский И. Примечания к статье г. Пежемского // Там же. - С. 35-42.
  18. С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 9.
  19. Справка специалиста № 225-01. - Сост. 27 февр. 2001 г. - С. 3 (Мин-во юстицииРФ. Иркутская науч.-исслед. лаборатория судебной экспертизы).
  20. Хронологические даты из истории города Иркутска и личной жизни Пежемского // Памятник веры. - С. 466.
  21. Романов Н.С. Воспоминания иркутянина. - Иркутск, [1933]. С. 519-528. - Ф. ЗНБ ИГУ. - Рук. № 299.
  22. Мирзоев В.Г. Историография Сибири (Домарксистский период). — М.. 1970. - С. 137.
  23. Пежемский П. Панорама Иркутской гу бернии // Современник. — 1850. - Т. XXI. - Отд. II. - С. 98.
  24. Цит. по: Мирзоев В.Г. Историография Сибири. - С. 181.
  25. Азадовский М.К. Сибирские страницы: Статьи, рецензии, письма. — Иркутск, 1988. - С. 84.
  26. Пежемский П. Несколько слов об Иркутской летописи // Иркутские губернские ведомости. — 1858. — № 47; С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 5-6.
  27. Щукин Н. Материалы для сибирской библиографии // Памятная книжка Иркутской губернии на 1865 год. - Иркутск, 1865. Отд. 3. - Прил. С. 62.
  28. С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 5.
  29. Корейша Я. Исторический очерк Иркутской губернской гимназии. Вып. II. Губернская гимназия с 1805-1829 г. - Иркутск, 1915. - С. 273-274.
  30. Авдеева-Полевая Е.А. Записки и замечания о Сибири // Записки иркутских жителей. - Иркутск, 1990. - С. 76.
  31. Щукин Н. Материалы для сибирскойбиблиографии. — С. 61.
  32. Ионин А. Новые данные к истории Восточной Сибири XVII в. (г. Иркутска, Иркутского Вознесенского монастыря, Якутской области и Забайкалья). - Иркутск. 1895,- С. 32.
  33. Пежемский П. Несколько слов об Иркутской летописи. - С. 9.
  34. Куликаускене Н. Храни огонь родного очага // Сибирь. - 1998. - № 2. - С. 161-165.
  35. Там же. - С. 164.
  36. Свод списков иркутских летописей см.: Куликаускене Н.В. Послесловие [к публ. «Летописи города Иркутска» В.А. Кротова за 165-1806 гг.] // Сибирь. - 1999. - № 3. -С. 199-201.
  37. После его составления и публикации бьши найдены сведения о других трех списках: 1) Парников Н., протоиерей. Летопись о городе Иркутске (? - 1802). См. о ней: С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский // Изв. Вост.-Сиб. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. - 1910. - Т. 41. - С. 7. 2) Карамзин Никифор, священник. Записки с 1718 по 1817 годы. См. о них: Щукин Н. Материалы для сибирской библиографии. - С. 61 (Сведения приведены С.С. Щукиным); С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 7. 3) Корюхов И.Н. [Летопись города Иркутска 1775—1830 гг.] См. о ней: Авдеева-Полевая Е.А. Записки и замечания о Сибири// Записки иркутских жителей. - С. 76; Пежемский П. Несколько слов об Иркутской летописи // Иркутские губернские ведомости. - 1858. - № 47. - С. 9; С[еребренников] И.И. Иркутский летописец П.И. Пежемский. — С. 5; Щукин Н. Материалы для .сибирской библиографии. - С. 61 (сведения приведены С.С. Щукиным).
  38. Пежемский П. Панорама Иркутской губернии.../ Публ., подгот. текста, предисл., комментарий и послесл. Н.В. Куликауске-не // Сибирь. - 2000. - № 2. - С. 181-205; № 3. - С. 184-196; № 6. - С. 136-212; 2001. - № 1. - С. 191-212; № 3.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Куликаускене Надежда | Оригинальное название материала: Краевед, летописец, художник Иркутска | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | 2001. - № 15. - С. 40-46. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 07 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Журнал "Земля Иркутская" | Иркутск | Библиотека по теме "История"