Пеступность в Иркутске в 1900-1917 гг.

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

8 марта 1900 г. близ Лисихи был найден бочонок с расчленённым на восемь час­тей человеческим трупом. При этом отсутствовали руки от локтей. Следствие быстро выяснило, что убитым был приказчик Уткин, служивший у усольского богача Вла­сова. Дальнейшим ходом следствия было неопровержимо доказано, что приказчик был убит своим хозяином, бывшим когда-то каторжником.

Расследованием была выяснена личность подсудимого. Когда Власов в 80-х гг. жил ещё в Перми, к нему обратился богатый купец Морозов, приговорённый к ссылке, с просьбой понаблю­дать за сохранностью своего имущества. Но и сам Власов за подделку кредитных би­летов подвергается ссылке в Иркутскую губернию. Вскоре он в Усолье открыл свою торговлю. Морозов же вскоре узнал, что Власов сослан и живёт в Усолье. Он пришёл на квартиру Власова и сразу же увидел свои зеркала, серебряную посуду и другие дорогие вещи. Морозов ввиду своей бедности обратился за помощью к Власову. Но тот его грубо выгнал. Морозов же умер в одной из больниц Иркутска совершенно нищим. На момент ареста Власов имел бакалейную лавку, маслобойный завод, вин­ный погреб, портерную и был очень богат. Его арестовали и доставили в Тельму в камеру предварительного заключения, где он и отравился.

В июле 1900 г. при переезде от одного прииска к другому был убит иркутский золотопромышленник Д. В. Плетюхин. Расследование пришло к выводу, что убит он был с целью грабежа

8 августа 1900 г. совершенно случайно обнаружен на углу Троицкой и Дегтевской улиц большой подкоп, идущий по направлению к почтовой конторе. Подкоп был уже выполнен по улице Дегтевской и по части Почтамтской.

С ноября 1900 г. в Иркутске стали применяться преступниками различного рoда метательного орудия. Подобные орудия применялись участниками восстания про­тив европейцев в Китае. В истории это восстание называлось «восстанием боксёров, или «большого кулака». И в Иркутске подобные орудия преступления стали назы­ваться оружием «больших кулаков» или «кулаков». Среди оружия «кулаков» наибо­лее распространёнными были стрелы. Они изготовлялись из хорошо оструганного дерева, из которого делалось само тело стрелы диаметром около сантиметра и дли­ной около одного аршина. В этот черенок с одной стороны вставлялись птичьи пе­рья, а с другой — надевался железный наконечник. Кстати сказать, этот наконечник «боксёры» покрывали ядовитым веществом. В Иркутске, к счастью, таких отравлен­ных стрел не наблюдалось.

В 1906 г. количество преступлений увеличивается. Особенно грабежи и разбои стали частыми в течение зимы 1901-1902 гг. Даже в центре города было небезопасно появляться вечером на улицах. 11 сентября 1901 г. на Большой улице напротив Бла­говещенской церкви в 10 часов вечера был убит вышедший из магазина Кальмеера иркутский мещанин И. М. Ястребов. На него с целью ограбления совершил нападение всадник на белой лошади, нанеся страшный удар топором по голове пострадав­шего, который тут же скончался. Но ограбление не совершилось, так как в это врем из ближайшего дома Тельных вышли люди и преступник спешно скрылся с места преступления.

А вот уже в 1903 г. преступление могло совершиться в центре города и в дневное время. В час дня 3 июня артельщик Забайкальской железной дороги Тюркин вышел из здания Государственного банка, где он получил на артель 58000 рублей. На углу улиц Амурской и Баснинской на него было совершено нападение с проходящей про­лётки. Вырвав у Тюркина сумку с деньгами, преступники под крики пострадавшего и прохожих, в спешном порядке уехали по Луговой улице на Главно-Иерусалимскую, и далее грабители скрылись на территории кладбища. Их пытались преследовать. На кладбище была найдена сумка, в которой осталось 12900 рублей. Всего же было найдено около 28000 рублей. С остальными деньгами преступники скрылись.

1904 год ознаменовался резким увеличением числа преступлений, особенно ста­ло много грабежей и разбоев. Практически не проходило дня и ночи, чтобы не было совершено какого-либо преступления. Не избегают грабежей и культовые учрежде­ния. 24 сентября через пролом были вынесены кресты и вся церковная утварь Влади­мирской церкви. А ночью 11 октября 1904 г. преступники, решив ограбить Крестовоздвиженскую церковь, убили сторожа Чаликова, но справиться с затвором церкви не смогли, и кража не состоялась. В эту же ночь другая группа преступников с такой же целью совершила нападение на сторожа собора, который даже с простреленной ногой дал отпор грабителям. В сентябре 1904 г. был убит псаломщик Г. Кручинин. Преступник был задержан, и 30 сентября ему был вынесен смертный приговор. 8 октября в 6 часов вечера в своей конторе на Пестеревской улице был убит купец К. Д. Отрыганьев. К концу 1904 г. была задержана большая группа преступников, занимавшаяся вооружёнными нападениями и грабежами. Их уголовные дела рассматри­вались на заседаниях Военно-Окружного суда с 8 и по 11 декабря 1904 г. Семеро бан­дитов, среди которых были Парфентьев, Авсейчиков, Панфилов, Евсеев, Орштейн, Рамазан, Али-Оглы, Долгоруков, приговорены к смертной казни через повешение, двое на каторгу, остальные — к различным срокам исправительных работ. Вслед­ствие частых нападений на жителей генерал-губернатор Павел Ипполитович Кутайсов издаёт 4 ноября 1904 г. обязательное постановление об организации дополни­тельных караулов. год принимает от 1904 г. эстафету увеличения числа преступлений. С 4 янва­ря по 13 февраля 1905 г. было раскрыто 80 преступлений. Арестовано 133 убийц, гра­бителей и воров. Среди арестованных — наводившая страх на горожан бандитская группа Седых, состоявшая из семи человек возрастом от 15 до 23 лет. В «последнем списке» их деяний установлено 19 грабежей.

В Иркутской Судебной палате с утра 22 января 1905 г. приступили к рассмотрению апелляционной жалобы на приговор Благовещенского Окружного суда по делу о под­жоге на Амуре братьями Косициными своего парохода «Гилюй» с застрахованными товарами. Благовещенский Окружной суд признал братьев виновными в инкриминируе­мых им деяниях и приговорил их к каторжным работам на 10 лет и к возмещению убыт­ков страховым компаниям. Судебное разбирательство в Палате затянулось на весь день и окончилось только в час ночи, когда было оглашено решение об утверждении в пол­ном объёме приговора Благовещенского Окружного суда.

О совершаемых мелких хулиганствах иркутскими жителями газета «Иркутские губернские ведомости» так рассказывает в номере от 29 марта 1905 г.: «Некультурно­сти у нас в городе хоть отбавляй, но она резко проявляется периодически: то рассы­лаются анонимные письма, то дёгтем ворота мажут, то вдруг начнут срывать со вход­ных дверей визитные карточки и металлические доски. Есть любители портить элек­трические звонки, или учинять неистовый звон ночью или же открывая бешеную стрельбу перед окнами. Замечательно, что в подобных озорствах замечаются не только дети или подростки, но и взрослые, подчас солидные люди, в которых крепко ещё сидят «азиаты». Та же газета 15 апреля этого же года замечает следующее: «По Гор­ной и Матрёшинской улицам, около Русиновской собирается большая толпа народа и происходит игра в «орлянку»: тут участвуют и пропойцы, и дети, и солдаты, даже с ружьями, и слышится самая отборная ругань». 23 ноября в газете появляется ещё одна заметка: «Около толкучки, позади лавок, постоянно идёт оживлённая игра в  «орла и решку»; играют в несколько кругов и играют азартно. Полиция и патруль по нескольку раз в день разгоняют игроков, но они снова собираются. Игра ведётся не  всегда чисто, потому что среди игроков имеются и шулера». И тут же иркутские газеты констатируют, что в это время в городе орудуют в большом числе воры-карманники.

Наряду с уголовными делами Иркутский Окружной суд рассматривал и граждан­ские дела. 31 мая 1905 г. определением суда скрывшийся из Иркутска антрепренёр Городского театра мещанин Николай Иванович Брюшков (по сцене Вольский) объяв­лен несостоятельным не по торговле должником.

В этом, 1905, г. ограблению подвергся и музей Географического общества. И не один раз, а дважды с коротким промежутком времени. Первый раз, 24 мая, было вз­ломано окно, через которое грабители вынесли коллекции монет, меха различных зверей и даже два чучела соболей. Второй раз, 11 июня, и также через сломанное окно были похищены: нумизматическая коллекция, набор нефритов, ценные вещи из ки­тайской и японской коллекций.

Вечером 24 августа 1905 г. сторожем Интендантского сада были с поличным задержаны двое злоумышленников, пытавшихся поджечь в саду здание Летнего театра и веранду открытой сцены.

Хотя в 1907 г. число преступлений уменьшается, но всё же продолжаются дей­ствия вооружённых банд. Февраль этого года ознаменовался двумя подобными ог­раблениями. 16 февраля в половине восьмого вечера такой бандой была ограблен! квартира Тюлькина на Тихвинской улице. А через пять дней в 11 часов дня воору­жённая банда в числе восьми человек совершила вооружённое нападение на Глазковское почтовое отделение, где было изъято 2500 рублей. Менее, чем через два ме­сяца, 7 апреля, это же почтовое отделение подвергается еще одному ограблению. В 8 часов вечера вооружённая группа преступников взломала двери, проникла в поме­щения почты и забрала наличность в сумме 720 рублей.

В районе Почтовой конторы по Баснинской улице вблизи Амурской улицы в 11 часов дня 27 июня 1907 г. было совершено вооружённое нападение трёх грабителей на бухгалтера банка, только что получившего деньги в конторе. Подоспевшая охрана открыла по нападавшим огонь, в результате которого один бандит был убит, а двое, отстреливаясь, скрылись.

С мая 1907 г. в городе очень активно действовала шайка воров, которая совершала кражи у извозчиков колес с резиновыми шинами и им же эти колёса и предлагали выкупить, правда, за небольшую сумму.

В город пришла весть, что 23 августа 1907 г. по дороге к своей фарфоро-фаянсовой фабрике убит пятью бандитами её владелец Иван Данилович Перевалов. В самом же Иркутске 28 августа было совершено покушение на жандармского ротмист­ра Гаврилова. В этот день он проезжал на пролётке по Саламатовской улице, когда на подъезде к Преображенской улице по нему было произведено четыре выстрела. У пострадавшего в больнице было извлечено 20 дробинок, и он тут же был отпущен домой.

С конца августа 1907 г. во исполнение распоряжений местных властей началась серия гражданских дел о выселении с самовольно занятой городской местности, прозванной горожанами «Порт-Артур». Только с 15 по 22 сентября мировой судья тре­тьего участка рассмотрел 43 дела о выселении «портартурцев».

19 января 1908 г. непосредственно в здании Управления Забайкальской железной дороги, занимавшем дом Замятиных по 6-й Солдатской улице, было совершено на артельщика, шедшего по коридору с деньгами в сумме 11 тысяч рублей, вооружён­ное нападение. Находившимся рядом курьером был ранен первый нападавший, ко­торый в свою очередь смертельно ранил курьера. Второй из бандитов застрелился, третий, пользуясь суматохой, выскочил на улицу и скрылся.

В 1909 г. была дважды ограблена Успенская церковь, и оба раза кража совер­шалась через пролом оконного проёма с решёткой. В первой раз, 17 августа, было украдено различной церковной утвари на сумму 400 рублей, а во второй раз, 17 августа, кража оценивалась в 700 рублей. В этот же день у мирового судьи слуша­лось дело о нанесении словесного оскорбления. Обвинялся пристав 2-й части, помощник полицмейстера Фавстов, который высказал оскорбления в адрес не­коего Римского-Корсакова. Кто-то вымазал дёгтем стену дома Фавстова. Подо­зрение полицмейстера пало на Римского-Корсакова, который подвергся ярост­ным нападкам оскорблённого. В этот же день был вынесен приговор: Фавстов приговорён на два месяца ареста.

Далее в повествовании расскажем о некоторых преступлениях предреволюцион­ного года, 1916-го. А начнем с уголовного дела, получившего довольно-таки значительный резонанс в разных слоях иркутского общества. В уголовном отделении Ок­ружного суда с 28 марта по 2 апреля 1914 г. слушалось дело братьев Метелевых и их товарища Давыдова, обвинявшихся в покушении на своего отца, купца Я. Е. Мете-лева, который имел несколько домов в Иркутске, в том числе по улицам Большой и 5-й Солдатской; был совладельцем каменноугольной фирмы. Пятидневное судеб­ное расследование привело к выводу о непричастности обвиняемых к преступным действиям, и они были оправданы.

В 1916 г. получают широкое распространение неожиданные массовые обыски как частных помещений, так и различных общественных учреждений. Особенно боль­шие результаты достигались при обысках многих иркутских злачных мест. В ночь на 29 января 1916 г. иркутское сыскное отделение полиции произвело обыски и про­верки документов во всех притонах города. В результате было задержано 17 подозри­тельных личностей, имеющих подложные документы, и без всяких видов на жительство. Некоторые из задержанных имели оружие, которое немедленно отбиралось. Вторая половина января и начало февраля 1916 г. ознаменовались арестами среди иркутских мусульман. В ночь на 17 января по распоряжению Жандармского охран­ного отделения арестованы и помещены в тюрьму: местный мусульманский обще­ственный деятель и гласный Думы Ш.Шафигуллин, его племянник 3.Шафигуллин, Нигматулин, Фаткулин и другие мусульмане. И в последующие дни среди му­сульман производились обыски и аресты. Общее число арестованных достигло двадцати человек. Всего же в течение первого месяца 1916 г. Иркутским сыскным отделе­нием было раскрыто 21 серьёзное преступление, арестовано 119 человек, среди ко­торых 25 рецидивистов. А в феврале достижения выглядели следующим образом: рас­крыто 18 краж , в том числе 9 со взломом, и одно убийство.

Газета «Иркутская жизнь» в номере от 9 января 1916 г. сообщает: «Инженерами Крыловым и Лушниковым предъявлен городу иск на 40 тысяч рублей, который был удовлетворён. Эти инженеры разрабатывали проект постоянного моста через Анга­ру по заданию Городской думы, которая без причин не приняла проекты. В настоя­щее время в Иркутской Судебной палате рассматривается апелляция города по это­му вопросу». 28 апреля этого же года Судебная палата утвердила решение суда пер­вой инстанции — Окружного суда — в пользу инженеров Крылова и Лушникова. Иск в 40 тысяч рублей за выполненные подготовительные работы по постройке моста через реку Ангару был выплачен.

В 1916 г. широко разворачивается борьба с алкоголем. Только в феврале этого года было открыто 769 таких дел, в том числе о тайном винокурении — 77, о подвозе, про­даже и хранении суррогатов спирта — 330, о хранении принадлежностей для изго­товления спирта — 160. Остальные судебные дела касались различных нарушений, и причём среди последних преобладали дела о изготовлении бражки из хлеба.

Иркутск не избежал случаев экспроприации собственности. Вот что сообщает 4 апреля 1910г. газета «Иркутская жизнь» об одной неудавшейся экспроприации: «Чи­нами Иркутского сыскного отделения открыта организация, задавшаяся целью со­вершить на контору одного из местных промышленных предприятий экспроприа­цию. Преступники были вооружены огнестрельным оружием. Участники организо­ванного нападения выслежены и схвачены за несколько часов до экспроприации. Арест злоумышленников обошёлся без кровопролития. Нападение злоумышленни­ки планировали совершить во время уплаты рабочим жалования». Эта же газета 16 апреля 1916 г. помещает следующую коротенькую заметку: «В селе Тайшет, Нижнеудинского уезда, обнаружена фабрика фальшивой монеты. Фабрика эта была обору­дована в доме Калины-Коротич в квартире ссыльных Пальнерец и Грабовского, специ­ализирующихся в выделывании серебряных рублей».

Иркутские повествования. 1661 - 1917 годы. В 2 т. / Автор-составитель А. К. Чернигов. Иркутск: "Оттиск", 2003. Т. 1. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...