Основные черты истории православной церкви региона // Дулов А.В., Санников А.П «Православная церковь в Восточной Сибири в XVII- нач. XX вв.» (2006)

Вы здесь

Если в первой половине XIX в. православная церковь Восточной Сибири действовала в условиях относительной стабильности, то в последующие десятилетия общественная жизнь России становилась все более и более интенсивной и активной, что влияло и на судьбы церкви, которая все сильнее зависела от событий политической жизни.

Реформы 60-70-х гг. XIX в. затронули и положение духовенства, причем именно правительство было инициатором этих изменений, диктовавшихся буржуазными преобразованиями, а высшее церковные иерархи этих реформ не желали. В 1864г. публикуется устав «О правилах учреждения православных братств», которым предлагалось организовать духовные объединения для активизации проповеднической и миссионерской деятельности. В том же году выходит «Положение о приходских попечительствах при православных церквях». Попечительства должны были заботиться о содержании приходских церквей, сборе средств на ремонт и строительство храмов, учреждении приютов и других благотворительных заведений, помощи бедным прихожанам, материальной поддержке причтов. Основным способом получения средств признавались добровольные пожертвования, но допускался и обязательный сбор с прихожан 1.

Указ 22 февраля 1867г. ликвидировал обычай передачи приходских церковных должностей по наследству. В 1869г. было определено, что духовное звание не переходит автоматически от отцов к детям. Однако дети духовенства сохраняли прежние льготы: они не несли подушную подать и рекрутскую повинность, имели право поступать в духовные училища и семинарии. Несмотря на законодательное ограничение прав наследственности церковных должностей, духовенство фактически сохранило свою кастовость. В 1869г. было принято решение сократить численность приходов, приписав малолюдные приходы к более крупным.

Из духовного звания были отчислены церковные сторожа, пономари и псаломщики сокращенных приходов. Поскольку численность лиц духовного звания уменьшилась, было увеличено пособие от казны приходским священникам с 144 до 240 руб. в год. Священникам, вышедшим «на покой», установили пенсию 90 руб. в год, их вдовам, имеющим детей — 65 руб. в год, а бездетным — 55 руб. Но церковнослужители казенного вознаграждения, как и прежде, не получали 2.

Духовенство получило возможность избирать членов правлений духовно-учебных заведений, благочинных, проводить съезды для обсуждения различных проблем, участвовать в земских выборах и земских собраниях.

В 60-х гг. XIX в. разделение епархий на 3 класса было отменено, что благоприятно сказалось на третьеклассных епархиях. Почти в три раза возросли средства, выделяемые на содержание консисторий. Епископам предоставляли право разрешать строительство церквей и пострижение в монахи.

Детям духовенства в 1860-х гг. позволили поступать в светские учебные заведения, на гражданскую и военную службу. Так, окончивших семинарии стали принимать в университеты. В свою очередь, в духовных семинариях разрешили учиться выходцам из любых сословий.

Во второй половине XIX в. границы Иркутской епархии значительно сузились из-за учреждения новых епархий: Енисейской (1861г.), Якутской (1870г.), Забайкальской (1894г.).

Начиная с 1860-х гг., в Восточной Сибири растет число всевозможных религиозных объединений; быстро развивается церковная периодика, в том числе и в Сибири.

В 60-х гг. особенно известен был журнал «Домашняя беседа», издаваемый бывшим профессором Киевской духовной академии В.И. Аскоченским. В эти же годы начинается издание «епархиальных ведомостей». В 1863г. появляются «Иркутские епархиальные ведомости», а впоследствии они стали выходить в каждой из епархий Восточной Сибири. С 1887г. в Киеве печатается журнал «Церковно-приходская школа», а в следующем году Синод организовал выпуск еженедельника «Церковные ведомости». Некоторые церковные издания стремились уйти от роли официоза и были преисполнены наставническо-доверительного тона. Такие журналы предназначались для семейного чтения. Церковь с 1880-х гг. стала также выпускать массовыми тиражами дешевые «листки» для народа.

Уже в 60-х гг. были несколько смягчены условия жизни старообрядцев; в 1875 и 1883 гг. это было закреплено законодательно.

Во второй половине XIX в. во главе духовного ведомства стояли люди, активно сопротивлявшиеся попыткам каких-либо серьезных изменений в социально-политическом строе России. С 1865 по 1880 гг. пост обер-прокурора Синода занимал Д.А. Толстой, который не был особенно ревностным в вопросах веры, но тщательно следил за недопущением вольномыслия.

Толстого сменил еще более реакционный деятель К.П. Победоносцев, бывший в течение 25 лет — с 1880 по октябрь 1905 г. — обер-прокурором Синода. Он проявил себя как крайний консерватор, сторонник «чистого самодержавия» в такой форме, каким оно было при Петре I или Николае I. По мнению Победоносцева, «безверное государство есть ни что иное, как утопия, невозможная к осуществлению, ибо безверие есть прямое отрицание государства». Оказывая немалое влияние на правительство, Победоносцев всячески тормозил даже минимальное продвижение общества к демократическим началам. Отсутствие гибкости у обер-прокурора подчас вызывало недовольство некоторых церковных иерархов. С Победоносцевым вел активную переписку иркутский архиепископ Вениамин, сторонник христианизации местного населения Сибири насильственными мерами.

С 90-х гг. XIX в. все большее влияние в России начинает приобретать социал-демократическое движение. Первые социалистические утопии, появившиеся еще в XVI-XVII вв., отражали тяжесть положения широких народных масс, были проникнуты верой в возможность переустройства общества на началах, исключающих эксплуатацию человека человеком, отличались глубоким гуманизмом. Некоторые из этих учений не предусматривали насильственного введения социализма, не отрицали религию. В середине XIX в. в Германии сформировалась теория марксизма. Ее создатели К.Маркс и Ф.Энгельс выдвинули целый ряд новых идей в социологии и политической экономии. Они же провозгласили, что социализм победит в результате революции, при которой международный пролетариат «экспроприирует экспроприаторов», т.е. крупных собственников.

С конца XIX в. русские последователи марксизма (и других социалистических течений) становятся проводниками радикальных идей революционного переустройства России. Их учение пользуется сочувствием значительной части интеллигенции, а несколько позже — также рабочих и беднейшей части крестьянства. «Овладевая массами», идея становилась «материальной силой».

Как можно оценить эту деятельность сейчас, когда очевидным стал крах «реального социализма»? Представляется, что «освободительное движение» в России, т.е. борьбу с самодержавием, следует оценивать положительно. Хотя и здесь иногда применялись методы, заслуживавшие осуждения (террор, экпроприации банков и т.д.). Что же касается «Апрельских тезисов» В.И. Ленина, деятельности большевиков летом и осенью 1917г., особенно захват власти в октябре под утопическими лозунгам мировой социалистической революции, - все это было трагической ошибкой людей, предпринявших «во имя блага трудящихся» и завоевания власти грандиозную авантюру, имевшую тяжелые последствия.

Исходя из высказанных позиций, защита и восхваление церковными деятелями монархии, попытки «заморозить» политическую эволюцию страны имели отрицательное значение. Но несомненной заслугой церкви в этот период были ее выступления против социалистической революции, за сохранение частной собственности, призывы к борющимся сторонам воздерживаться от кровавых эксцессов. Защищая самодержавие, частную собственность, духовенство вместе с тем защищало и свое привилегированное положение в обществе.

В обстановке, когда большинство населения России ощущало гнет и требовало улучшения условий жизни, многое зависело от политики правительства. Однако Николай II, ставший императором в 1894г., из пяти последних русских правителей обладал наименьшими данными государственного деятеля. Будучи человеком лично честным, гуманным и отзывчивым, он в то же время не был способен понять реалии русской жизни начала ХХ в., верил, что самодержавие непоколебимо, что народ любит царя и не может жить без него, что Россия не нуждается в реформах.

Николай II вместе с тем, осознавая себя главой русской церкви, не давал ее иерархам самостоятельно решать церковные вопросы. Царь находился под сильным влиянием императрицы Александры Федоровны. Немка по происхождению, «Александра, принявшая православие неохотно, исповедала религию, представлявшую собой смесь русской обрядности со спиритуализмом и мистикой» 3. Через царя она имела большое влияние на духовные дела, что особенно проявилось в покровительстве Г.Распутину в конце царствования.

Во второй половине XIX в. в регионе стали проводиться по епархиям съезды духовенства. Первый из них был созван в Иркутске в 1869г. 4 В октябре 1880г. состоялся съезд духовенства Иркутской епархии, который обсуждал вопрос, «как удобнее поставить дело назидания без особенного обременения священников и с действительною пользою для прихожан» 5. В 1885г. в Иркутске же состоялся съезд сибирских архиереев для определения методов борьбы против старообрядцев. В сибирских епархиях, так же, как и во всей России, стали пышно праздновать юбилеи, например, 500-летие иконы Тихвинской богоматери (1883 г.), тысячелетие памяти Кирилла и Мефодия (1885), 900-летие принятия христианства на Руси (1888 г.).

Несмотря на некоторое ослабление позиций православия, оно играло значительную роль не только для русского населения Сибири, но и для аборигенов, которые, даже приняв крещение, воспринимали его в большинстве случаев лишь поверхностно. Любопытны, в связи с этим воспоминания писателя В.Г. Короленко, оказавшегося, из-за участия в народническом движении, в начале 1880-х гг. в якутской ссылке. Однажды писатель присутствовал на весеннем празднике якутов, и пожилой якут рассказывал ему о значении праздника. «Старик, показавшийся мне очень разумным, стал объяснять, что бог один у всех людей. Якуты сначала этого не понимали, но один разумный священник объяснил им это. Он объяснил им, между прочим, что у русских есть те же божества, которые есть и в древней якутской религии: бог-отец, живущий на седьмом небе, бог-сын, служащий посредником между божеством и людьми, бог-дух святой (дыхание божества), божья матерь, которая родила сына... и, наконец, по-видимому, это производило на якутов особенно сильное впечатление, - у якутов оказались даже ангелы. Старик называл их анги, что во множественном числе звучит ангеллер, что уже совсем близко русскому.

Старик говорил важно и немного торжественно. Остальные ему поддакивали, одобрительно кивали головами и очень интересуясь тем, чтобы мои записи вышли правильно.

Я шел по лесу под сильным впечатлением этого праздника и торжественных объяснений старика... Я думал о том, что христианство не потеряло еще своего значения, что оно еще незаменимо для объединения человечества, и бог знает, когда роль его кончится» 6.

В конце XIX — начале ХХ вв. духовенство, главным образом южных уездов Восточной Сибири, было озабочено новыми явлениями. Значительно усилился поток политических ссыльных, многие из которых были убежденными атеистами. Священники считали их главными своими идейными противниками. Обладая силой характера, энергией, часто и образованием, они были в состоянии влиять на массы. Приведем по этому поводу высказывание дьякона П.Макарова, который в статье «О сибиряке» писал: «У ссыльнополитических, как не признающих бытия Божия (мне лично не приходилось встречать верующих), - у всех есть стремление разрушить веру в Бога и у других. Легко разрушить, но трудно создать» 7.

Другим новым и важным фактором был наплыв переселенцев, особенно большой в Енисейской губернии. По сведениям В.А. Степынина, за полвека сельское население губернии увеличилось более чем в 3 раза. Если в 1863г. деревенских жителей там было 285,4 тыс., то к 1917г. это число достигло 931,8 тыс. человек, из которых около 600 тыс., т.е. 64,8% были переселенцами 8. Особенно активным переселение стало с 1890-х гг. Так, за 1893-1912гг. в Енисейскую губернию было водворено 186,3 тыс. лиц мужского пола, в Иркутскую значительно меньше — 53,5 тыс., а в Забайкалье всего 3,2 тыс. 9

Новых сибиряков в большинстве случаев селили отдельно, создавая специальные поселки. Но в Сибирь ехали в основном бедные крестьяне, которые, к тому же вынуждены были тратить свои силы на обустройство, заведение хозяйства, распашку целины и т.д. Поэтому в новых деревнях чаще строились молитвенные дома, чем церкви, возводившиеся на средства членов императорского дома и других благотворительных фондов.

А для содержания постоянного причта поселенцы часто не могли найти средств 10. Кроме того, с переселенцами в Восточной Сибири оказались представители различных сект штундо-баптистов, молокан, субботников, иеговистов, иоаннитов и др., что также беспокоило духовенство.

Первые же годы ХХ в. поставили русское духовенство перед необходимостью четко определить свою позицию в условиях массового народного движения. Поражение в Русско-японской войне обострило хозяйственный и финансовый кризис в стране, усилило забастовочное движение рабочих, недовольство своим положением значительной части крестьянства. Началась революция 1905-1907гг.

9 января 1905г. была расстреляна многотысячная демонстрация рабочих Петербурга. 14 января Синод выступил с обращением к народу, обвиняя рабочих в том, что их увлекли агитаторы, подкупленные на японские и английские деньги. Не удовлетворившись этой клеветой, Синод призвал рабочих не слушать «ложных советников», успокоиться и трудиться «по заветам божьим». Было введено моление «об истреблении крамолы». Публичную панихиду по расстрелянным рабочим Синод запретил.

Некоторые священники региона в своих проповедях также повторяли выдумки о том, что «крамольники и бунтовщики» подкуплены иностранцами. В мужских духовных училищах Красноярска, Иркутска, Читы был введен курс «обличения всякого рода социалистов». Священники Забайкальской епархии внушали прихожанам идеи о незыблемости самодержавия, святости частной собственности, тщетности попыток революционного переустройства общества 11. Распространялись печатные прокламации и брошюры антиреволюционного характера. Забайкальский епископ Мефодий и священники в доверительных беседах с паствой выступали в подобном же духе. В апреле 1906г. благочинный М. Куклин сообщал, что духовенством Троицкосавска «при всяком удобном случае», например, «при посещении домов со святым крестом и в частных случаях говорилось, - как противны веры Христовой, любви христианской, как гибельны для славы и чести Родины действия агитаторов, производящих братоубийственные смуты, о которых страшные вести доходили до нас из разных мест отечества и как разорительны и стеснительны разные забастовки для того же народа, на пользу которого будто бы работают подобные анархисты и подобные им службы...» 12.

Основная масса рабочих и крестьян и в эти бурные годы не отказывалась от православия и не выдвигала принципиальных возражений против религии. Однако были случаи, когда крестьяне отрицательно относились к причтам. В некоторых селах священники часто менялись из-за негативных настроений прихожан. Так, в селе Новоудинском Иркутской губернии с 1901 по 1911гг. сменилось 9 священников. «По свидетельству отца С. Громова, причту этого села приходилось выдерживать унижения, насмешки, издевательства невежественных крестьян, особенно усилившихся после волнений 1905-1907гг.» 13.В июне 1905г. настоятель церкви читинского вокзала А. Соболев несколько раз выступал в железнодорожных мастерских и депо против забастовок, что «озлобило прихожан». В 1905-1906гг. были случаи намеренного срыва молебнов рабочими-железнодорожниками г. Читы и станции Борзя 14. Нередко недовольство городского и сельского населения против клира имело экономический характер — крестьяне отказывались платить ругу, снабжать причты дровами, горожане возмущались высокой платой за требы.

При появлении в регионе карательных экспедиций генералов Ренненкампфа и Меллер-Закомельского некоторые священники отправляли доносы на революционно настроенных учителей и рабочих 15. Вместе с тем, забайкальский архиерей Мефодий в нескольких случаях просил смягчить репрессии против участников волнений 16.

В целом духовенство Восточной Сибири, как и духовенство Европейской России, выступало против революционных действий, но от призывов к подавлению народных движений силой отказывалось. В Красноярске и Иркутске в 1905 г. известны факты массовых убийств и погромов, устроенных «черной сотней», но о прямом участии духовенства в них сведений нет. В Томске же епископ Макарий Невский взял на себя роль организатора массовых погромов 20-22 октября 1905г. Получив благословение архиерея, черносотенцы вместе с казаками и солдатами, направленными губернатором, окружили здание Управления Сибирской железной дороги и театра, где проходил митинг. Началось избиение, а затем и стрельба в тех, кто выходи из них. Окружив здания, черносотенцы подожгли их и никого не выпускали из горящих домов. В результате погромов в Томске погибло до 300 человек 17.

Отдельные представители клира выступали с осуждением репрессий и даже выдвигали революционные лозунги. Так, в январе 1906г. «за непочтительные выражения по адресу офицеров» Меллер-Закомельского на станции Тайшет арестовали законоучителя железнодорожной школы священника Ивана, который был повешен на станции Нижнеудинск на семафоре 18. Спустя несколько лет, в 1910-1912гг., В.Н. Сухих — священник Заларинской Николаевской церкви Иркутской губернии и псаломщик В.М. Беляев участвовали в революционном кружке 19.

20 ноября 1905г.в газете «Забайкалье» было напечатано письмо редактору от священника И. Этагорова, известного своими демократическим взглядами. «В нем автор с гневом отзывался о томском... погроме... и выразил проклятие томскому губернатору Азанчееву-Азанчевскому и «псевдо-епископу» Макарию, виновных в сожжении борцов за свободу на черносотенном костре» 20.

17 апреля 1905г. царь издал указ о веротерпимости. В нем, в частности, говорилось: «1) Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию...; 7) Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые объемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам; 16) Подвергнуть обсуждению действующие узаконения о ламаитах, возбранив впредь именование их в официальных актах идолопоклонниками и язычниками...» 21. Указом поспешили воспользоваться лица, ставшие православными не по своей воле. В течение двух лет после указа более 170 тыс. человек перешли из православия в католичество, 36 тыс. татар и башкир вернулись в ислам, около 10 тыс. человек перешло в протестантство. Случаи выхода из православия были и в Восточной Сибири. В городах появились легальные старообрядческие общины.

После событий 9 января 1905г. в церкви началось обновленческое движение. Его сторонники — в основном либерально настроенные богословы и молодые священники Петербурга и Москвы — считали необходимым модернизировать русское православие, активизировать проповедническую деятельность, обновить аргументацию христианской догматики, чтобы сделать ее менее уязвимой для научной критики. Предлагалось также сократить продолжительность церковной службы и перевести ее с церковно-славянского языка, малопонятного для прихожан, на современный русский, чаще практиковать общее пение в храме. Часть архиереев предлагали восстановить патриаршество.

Председатель Совета Министров С.Ю. Витте выдвинул программу реформ в церкви. Он заявлял, что Синод действует в бюрократически-полицейском духе, что православная церковь теряет свой авторитет. Витте считал, что следует созвать церковный собор с обязательным участием в нем мирян, восстановить патриаршество, дать определенные права приходам. Идеи Витте одобрил петербургский митрополит Антоний Вадковский. 32 петербургских священника составили письмо «О необходимости перемен в русском церковном управлении». Синод оценил эти проекты как неуместные. Император сначала предложил созвать церковный собор, но вскоре взявшая после смещения Витте в свои руки откровенная реакция похоронила идею проведения собора.

В восточносибирском регионе движение обновленцев имело некоторые отзвуки. Хотя основная масса духовенства оставалась инертной, решения съездов, требовавшие реформ в церкви, были иногда довольно радикальными. Так, иркутский съезд духовенства выдвинул предложение об избрании епископов. Наиболее смелые предложения прозвучали на съезде духовенства 24 благочиния Забайкальской епархии, проходившем в октябре 1905г. в с.Нижний Цасучей. Делегаты его заявили: «Церковь свободна будет тогда, когда... перестанет быть в государстве как одно из министерств... Союз церкви с государством, по которому она оказалась на службе у государства под главенством светских чиновников, должен быть порван навсегда» 22. Съезд высказался также за восстановление патриаршества, избрание патриарха и членов Синода Поместным собором. Недовольные тем, что епископами становились только монахи, делегаты предлагали допустить возможность избрания его духовенством епархии из представителей белого духовенства, даже мирян, в том числе и женатых. Консистории, как органы бюрократические, предлагалось упразднить, а вместо них в помощь епископу избирать духовный совет. Духовный суд, как орган не всегда бескорыстный, предлагалось заменить избираемым на съезде епархии. Делегаты заявили также: «Исповедь не подлежит оглашению ни по каким государственным целям». Добровольный выход их состава духовенства не должен был влечь за собой какие-либо ограничения в правах. За вдовыми священниками и дьяконами делегаты признавали возможность второго брака.

Съезд духовенства Забайкальской епархии, состоявшийся в сентябре 1906г., также высказал ряд обновленческих идей: о создании самостоятельного епархиального суда, освобождения духовенства от «несения полицейско-сыскных обязанностей», прекращении преследований при добровольном сложении сана и т.д.

Представители клира критиковали «Забайкальские епархиальные ведомости» за консерватизм. Под давлением критики «ведомости» стали более интересными; в них появились статьи с конкретными предложениями о модернизации функционирования прихода и административных церковных органов.

Много радикальных предложений высказал в 1906г. съезд духовенства Енисейской епархии. Депутаты съезда ратовали за нейтральное отношение к политическим партиям, разрешение лицам из духовного сословия поступать в светские высшие учебные заведения, упразднение цензуры проповедей, восстановление патриаршества. «Они не менее решительно требовали предоставить право добровольного выхода из духовного звания, право носить светскую одежду во внебогослужебное время, разрешить второй брак священнослужителей, лишить монастыри права землевладения..., оставить в Енисейской епархии один монастырь, установить суд чести для духовенства вместо суда консистории, которую они также требовали упразднить, ввести Епархиальный совет и выборность всего духовенства» 23.

Совершенно новым явлением для православия региона стали забастовки учащихся духовным учебных заведений. В конце ноября 1905г. одновременно прекратились занятия в Читинском миссионерском училище, воспитанники которого требовали демократизации образования, и в Читинском мужском училище. Больше месяца продолжалась забастовка в мужском духовном училище, учащиеся которого добивались права устраивать митинги в здании училища и посещать любые митинги в городе, увольнения некоторых преподавателей. А 16 декабря 75 забастовщиков на собрании потребовали снять с работы смотрителя училища М.А. Злобина, пытавшегося карательными мерами прекратить забастовку. В дальнейшем Злобин был смещен с должности смотрителя 24.

После событий Первой русской революции духовенство Восточной Сибири продолжало вести пропаганду против идей революции и социализма, всячески подчеркивая значение императорской фамилии и частной собственности. Вместе с тем, духовенство стало стремиться активнее участвовать в общественной жизни приходов, вступая во всевозможные учебные, кооперативные, благотворительные комитеты.

Духовенство вело агитацию за то, чтобы в состав Государственной Думы избирались лица с правыми взглядами. Заметную роль в координации подобных усилий играли поездки синодального миссионера Иоанна Иоанновича Восторгова, одного из основателей монархического «Союза русского народа». В либеральном журнале «Сибирские вопросы», издававшемся в Петербурге, сообщалось, что в поездке по Сибири Восторгов занимается подготовкой выборов в Думу, создает отделения союза Михаила Архангела. Журнал сообщал далее: "В Иркутске, в воскресенье, 20 мая, в городских приходских церквях были произнесены проповеди о предстоящих выборах в IV Государственную Думу. Причем во всех проповедях звучал один и тот же мотив, так усердно наигрываемый архиепископом Серафимом: "выбирайте непременно защитника православия и самодержавия, выбирайте правого" 25. В следующем, 1913г., Восторгов снова побывал в Сибири. В епархиальной газете сообщалось: «1 августа за литургией талантливый оратор произнес слово, богатое по содержанию... Проповедь была присутствующими выслушана в храме с глубоким вниманием... Вечером с его участием состоялось совещание о духовных нуждах переселенцев и по делам миссии внутренней и внешней» 26.

В 1910-х гг. было торжественно отмечено несколько юбилейных дат. 25-26 августа праздновали столетие событий Отечественной войны 1812г. На зданиях Иркутска были вывешены флаги, город был иллюминирован. На Тихвинской площади установили бюст императора Александра I. В кафедральном соборе была отслужена панихида по всем почившим воинам 1812г. У бюста Александра I прозвучал «молебен о здравии государя императора Николая II и вечной памяти императора Александра I и всех вождей и воинов, павших в 1812г., с возложением венков к бюсту» 27. Затем парадом прошли войска.

Особенно пышными были торжества по случаю 300-летия дома Романовых. Так, в Иркутске транспаранты, флаги, цветы появились на всех общественных зданиях и даже на некоторых жилых домах. На фасаде здания Общественного собрания была выставлена огромная картина «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство». В церквях состоялись молебны «с возглашением многолетия Государю Императору Николаю Александровичу и Его семье». Целый день звонили в колокола, состоялся большой парад войск, народные гулянья, в театре прошел спектакль, посвященный юбилею.

Не был забыт и специфически христианский праздник — 1600-летие Миланского эдикта. В 313г. римский император Константин, издав Миланский эдикт, прекратил тем самым трехвековые гонения на христианство. День этот был назван «юбилеем христианской свободы». В епархиальной газете сообщалось, что так как точная дата этого события не известна, юбилей можно праздновать в течение года. Католическая церковь отпраздновала эту дату весной, причем главными событиями были торжества в Риме. Синод решил отметить юбилей 14 сентября, соединив его с датой Воздвижения Честного Креста (по преданию, мать императора Константина Елена совершила в 325г. путешествие в Палестину, нашла там гроб Иисуса Христа, воздвигла крест и построила церковь, освященную 14 сентября 335г.). Поэтому Синод постановил: благословить празднование этих событий, «в духовно-учебных заведениях устроить торжественные собрания, а церковных школах — чтения для простого народа» 28.

В Чите, как и в других городах Сибири, юбилей провели 14-15 сентября. Кафедральный собор «был украшен гирляндами из электрических лампочек в несколько рядов, а на колокольне миссионерской церкви горел огненный крест из электричества, бросавший далеко кругом яркие лучи света. Иллюминация эта, символизируя огненное на небесах знамение Креста Господня, виденное 1600 лет тому назад благоверным царем Константином Великим, придавала эффектную торжественность вовне храмам» 29. В собор направились несколько крестных ходов при «целодневном колокольном звоне». Улицы были заполнены народом.

30 сентября 1915г. отмечали 900-летие «со дня кончины святого Благоверного князя Владимира» в учебных заведениях г. Канска и других населенных пунктах Енисейской губернии 30. Однако, судя по «Иркутской летописи» Ю.П. Колмакова (с. 287), в Иркутске эту дату праздновали 14-15 июля 1915г.

Несмотря на уменьшение территории Иркутской епархии и открытие новых (в 1913г. в Зауралье было 9 епархий), роль Иркутска как центра православия оставалась большой. Значение Иркутска как религиозного центра было подробно объяснено епархиальным миссионером Иваном Климюком. Он писал: «...мы не забыли, что когда в высших наших церковных учреждениях поднят был вопрос о разделении России на митрополии, то быть митрополичьим городом в Сибири указывалось Иркутску. Это и понятно. Иркутск — древнейший кафедральный епископский город, второй по времени, в Сибири и в настоящее время бессменно имеющий архиепископов, единственных по всей Сибири. Это высокое значение Иркутска было признано в 1910г., когда Святейшему Синоду угодно было назначить его местом Сибирского Миссионерского Съезда.

Что же ставит Иркутск так высоко в сравнении с другими городами Сибири? Несомненно, то, что он единственный святой, так сказать, город в Сибири. В нем существует Сибирская Лавра-Вознесенский монастырь и в нем имеются единственные в Сибири святые мощи — мощи «хранителя страны сея, славы и украшения Иркутския паствы» Апостола Сибири, Святителя Иннокентия» 31. Роль Иркутска, как «церковной главы Сибири», по мнению И.Климюка, должна еще более усилиться после открытия в нем мощей епископа Софрония.

По-видимому, не случайно в начале ХХ в. иркутское духовенство собирало материалы для канонизации иркутского епископа Софрония (умер в 1771г.). В «Епархиальных ведомостях» публиковались «чудеса по молитвам Блаженного епископа Софрония». Уже в 1915г. их число достигло 65 32.

В марте 1909г. особая комиссия провела освидетельствование останков епископа, находившихся в пещере под полом Богоявленского собора. Комиссия пришла к выводу, что «гроб, одежда и тело святителя Софрония обретены нетленными». Однако 18 апреля 1916г. в пещере произошел пожар, «уничтоживший гроб с нетленными мощами св. Софрония и внутренний интерьер... Остатки мощей были собраны в ковчежец и помещены в раку. Пастыри иркутских церквей и миряне считали, что сделан поджог» 33. Канонизация Софрония произошла в апреле 1918г.

В эти же годы пытался добиться канонизации еще одного сибирского иерарха тобольский епископ Варнава Накропин. Он надеялся, что появление в его епархии общерусского святого — митрополита Сибирского и Тобольского Иоанна Максимовича (управлявшего митрополией с 1711 по 1715гг.), позволит получить сан архиепископа. Большинство членов Синода было против, но Варнава рассчитывал на помощь своего друга Г.Распутина, имевшего большое влияние на царственных супругов. Распутин помог ему в обход Синода получить разрешение на «прославление» Иоанна, после чего тот почти автоматически должен был стать святым 34. Прославление Иоанна состоялось в Тобольске 10 июня 1916г. На нем присутствовали все сибирские архиереи, а в храмах были совершены богослужения и чтение жития Иоанна. Сан архиепископа Варнава в итоге получил, но святым Иоанна Синод так, и не признал.

В июле 1914г. началась Первая мировая война. Она на время усилила религиозные настроения. Священники петроградской епархии отмечали этот факт в своих отчетах за 1914г. «Бедствие войны обратилось в великую милость божию, поставив православных на путь веры и деятельного благочестия»; «в молодежи, к прискорбию, стало очень заметно падение религиозности и доброй нравственности вследствие недостаточности наказаний за проступки в семьях, школах и судах»; «благочестие в народе до последнего времени становится все слабее и слабее чему немало способствовали... злоупотребление дарованными свободами, отхожие промыслы, особенно в городе на фабрики и заводы и в услужение, специально развращающая грубая литература, врывающаяся в народную среду, некоторые газеты, особенно с предвзято зловредным направлением...»; «зато за вторую половину года почти все благочинные согласно отмечают заметное возвышение благочестия... Благодарение господу богу — гром грянул... война заметно возвысила благочестие в народе. Ныне храмы полны, и население сразу стало религиознее» 35.

Нечто подобное отмечалось и в Восточной Сибири. Так, в журнале пастырско-миссионерского собрания в с. Аскызском Енисейской губернии 30 июня 1915г. было записано: «При обсуждении вопроса о влиянии войны на жизнь приходов, было констатировано благотворное влияние войны в отношении повышения религиозной настроенности в приходах, отрезвление населения и развитие благотворительности» 36.

Духовенству не просто было объяснить причины войны с точки зрения религии. Вот как делал это священник С. Хвалебнов в статье «Мысли и думы по поводу современной войны». «В наши дни идет жестокая и кровопролитная война. Сколько должно погибнуть человеческих жизней, сколько израсходуется материальных средств!... Зачем все это? Зачем война? Где же Бог? Почему Он, милосердный и премудрый, допускает эту войну народов? Да, война страшное явление, - страшное потому именно, что она есть прежде всего страшный суд Божий, суд над народами, над каждым из нас... Господь взвешивает жизнепригодность наций и государств...». Растолковав таким образом причины войны, автор затем объявляет противников России врагами Христа и на этом основании обещает победу России: «Немцы давно потеряли Христа и Его учение заменили своим учением, учением своих мыслителей, проповедующих «материю и силу». Другой наш недруг — турецкая держава и не знает и не желает знать истину небесного учения о повсюдном мире и всеобщей любви. Русь и ее союзники, таким образом, ведут брань с врагами Христа, с Царством зверя. И Христос с теми пребывает, кто с Ним и против того, кто против Его»37.

В другой проповеди, напечатанной в «ведомостях» спустя полтора года, война трактуется как наказание за грехи народа, который виновен в том, что война началась, и должен каяться. «Война — вразумление Божие! Разве не нуждались мы в этом вразумлении? Оглянитесь назад на недавнее прошлое. До войны — что представляла жизнь наша и семейная и общественная? Не полное ли забвение, за редкими исключениями, Бога и его заповедей? Думали только о себе; все — способности, здоровье, время, все было направлено для служении себе...

Мы должны победить, если дорога нам Родина и святыни наши!... И победим, если покаемся и сотворим плоды достойные покаяния. Победим, если падем перед Богом в сознании своего окаянства, и все, како один человек, будем молить Бога о прощении грехов. Там, на границе Родины нашей, братья наши — воины кровь льют, на страдания и смерть идут за Родину...

А мы, здесь оставшиеся, будем с содроганием сердца каяться в грехах наших. Поймем, перестрадаем душою, что за каждую каплю крови, пролитую за Родину, мы виноваты; за грехи это все творится» 38.

Вместе с тем духовенство, как и в месяцы Русско-японской войны, вело патриотическую пропаганду, выступало организатором помощи фронту и семьям воинов, раненым, жертвовало и собственные средства. Во время войны были образованы комитеты, собиравшие средства для помощи фронтовикам, раненым и т.д.: Романовский комитет, комитет императрицы Марии Федоровны, комитет великой княгини Елизаветы Федоровны, возглавлявшиеся членами императорского дома. В каждой губернии существовали отделения этих комитетов, которые нередко возглавляли епископы. В церковных печатных изданиях, проповедях звучали призывы помогать лицам, оказавшимся в результате военных действий в тяжелом положении, собирать деньги и вещи для действующей армии.

Епископ Никон обратился 10 июля 1916г. с воззванием «Населению Енисейской губернии», предлагая всем, кто в состоянии, всемерно помогать семьям фронтовиков: «К вам я обращаю свой призыв, - селяне, учителя и учительницы, батюшки и матушки, студенты и курсистки, семинаристы и епархиалки, гимнасты и гимназистки, идите вы все туда... туда, где трудно дышится, где горе слышится..., где солдатка-баба с кучею ребят естественно не может одна управиться в жаркое время уборки с полей и лугов! Облегчите ей тяжкий труд, кто и как, чем может...! Кто отказывается от помощи соседям, селянам, в уборке хлеба и травы, кто отказывается присмотреть за ребятишками и пр., тот тем самым совершает преступление перед Богом, родиной и ближними» 39.

В церквях пропагандировались также воззвания Синода, например, от 8 марта 1916г., о том, что ввиду «усиленного убоя скот для армии его поголовье уменьшается» и следует «усугубить пост и воздержание, что имеет теперь «и великое государственное значение», предлагалось подписываться на военные займы.

Жертвовало для нужд воины и духовенство. В 1915г. епархиальные съезды духовенства и монашествующих Енисейской епархии постановили отчислять со своего содержания и общего дохода церквей 5% для этих целей 40. Священник Решетинской церкви Канского уезда Дометий Орлов пожертвовал обручальные кольца свои и супруги и рекомендовал «всем сослуживцам» последовать его примеру 41.

В январе 1916г. в действующую армию было отправлено из Енисейской губернии 10 ящиков с бельем, рукавицами, мылом, махоркой общим весом 67,5 пудов 42.

Духовенство Восточной Сибири и само воевало в эти годы. Часть священников, дьяконов и причетников была призвана в армию, часть пошла добровольно. К концу 1915г. в армии состояло более 5 тыс. священников, разделявших опасности и тяготы военной службы вместе с воинами. Армию обслуживали также муллы, ксендзы, раввины. Кроме прямых обязанностей (ведение церковных служб, погребений, чтения проповедей), полковые священники помогали перевязывать раненых, руководили уборкой с поля раненых и убитых, следили за содержанием в порядке воинских могил, сообщали родственникам погибших воинов о их смерти, собирали походные библиотеки. Священник при госпитале беседовал с больными, утешал их, писал за тяжелораненых письма домой.

За первый год войны было убито 27 священников и иеромонахов, пропали без вести 14, выбыли из армии из-за ранений и болезней 67 человек. Многие семинаристы уходили в армию добровольцами. Так, за 1914-1915 учебный год из Красноярской духовной семинарии направились на фронт по собственному желанию 26 человек, почти шестая часть всех воспитанников 43. К 1 декабря 1915г. четверо из них погибли, трое были награждены орденами: Борис Орловский - св. Георгия 4-й степени, Петр Артамонов - тремя степенями Георгия и произведен в офицеры, прапорщик Георгий Тудояков - орденами св. Анны 4-й степени и Станислава 3-й степени и представлен к следующему чину.

Тело одного из добровольцев — Стефана Игнатъевича Хруцкого — в цинковом гробу было доставлено 29 ноября 1915г. в Красноярск и после торжественно-траурной церемонии похоронено на городском кладбище. Стефан Хруцкий, сын священника, 1 августа 1914г., спустя несколько дней после объявления войны, ушел из семинарии и 1 декабря того же года окончил Иркутское военное училище. Его назначили командиром роты в Красноярске, но он рвался на фронт, и в начале февраля 1915г. туда уехал. Ведя в атаку роту под Минском, С. Хруцкий был смертельно ранен и умер 15 сентября. «Это был в высшей степени благородный, корректный характер», - говорилось в печатном органе епархии 44.

В годы войны духовенство приложило немалые усилия в борьбе с алкоголизмом. Религиозные пастыри эпизодически предпринимали попытки и раньше. Так, в первый же год издания «епархиальных ведомостей» в статье «Пьянственная эпидемия» отмечалось, что за первую половину 1863г. в Иркутске погибло от пьянства 37 человек. Далее автор статьи продолжал: «Не преувеличим, если скажем, что пьянство сделалось в Иркутске, в буквальном смысле слова, повальным... На каждом перекрестке в глаза мечется зараза невоздержания. Какие же против этой заразы меры? Мы, со своей стороны, объявляем всем и каждому приговор слова Божия: пьяницы Царства Божия не наследуют...» 45.

Своим посланием от 6 марта 1914г. архиепископ Иркутский и Верхоленский Серафим, учитывая, что епархия «заражена» пьянством «больше всех других епархий», потребовал от священников заняться организацией обществ трезвости. Благочинные должны были сообщить к 1 августа 1914г., в каких приходах образованы такие общества, сколько в каждом трезвенников и каков срок обета воздержания. Следовало также доложить, в каких приходах общества не созданы, и почему 46.

В Енисейской епархии активную пропаганду за трезвость начали раньше: «в 1911-1912 годах во всех селах прихожане очень охотно отзывались на призыв к трезвости», писал священник М. Копосов 47.

В преддверии войны, 16 июля 1914г. был издан закон, запретивший по всей России продажу спиртных напитков. «Алкоголь — наш господин, а мы — его рабы-холопы. До 1914г. июля 16-го дня в течение нескольких веков мы были в полнейшем рабстве у алкоголя и платили своему господину громадный оброк около 3 млн рублей в день»,- с пафосом заявлял священник Леонид Рождественский, выступая в праздник трезвости на станции Чернореченской Томской железной дороги. «Пьяная Россия была притчей во языцех, посмешищем для всех народов, - продолжал оратор. Немцы не думали воевать с трезвой Россией. Они объявили войну России пьяной, той России, которая, по выражению нашего писателя...спала непробудным сном, всей пятерней сжимая штоф очищенной». Но теперь Россия отрезвела и «бесстрашно отражает врага-зверя», - говорил священник 48.

3 мая 1915г. в Красноярске было учреждено губернское общество трезвости, председателем правления которого был избран епископ Никон. В Якутии общество трезвости возникло в октябре 1914г. 49; в деревнях и селах региона создавались подобные же общества. В годы войны агитация за трезвость стала одной из основных тем проповедей.

Борьбу с алкоголизмом признали частью миссионерского дела: появились должности миссионеров-инструкторов трезвости, а затем — миссионеров трезвости. Это было связано с тем, что население, прекратив на некоторое время пить, стало вести «здоровый образ жизни»: сократились число хулиганств, семейных ссор, упала преступность. Но вскоре тяга к спиртному взяла верх, и водка-самогонка вернула быт большинства жителей почти к прежнему состоянию. Однако пить народ стал все же несколько меньше. В некоторых местах в борьбе с «зеленым змием» духовенство добивалось значительных результатов. Так, к ноябрю 1916г. в Ачинском уезде было организовано свыше 50 приходских обществ трезвости с количеством до 4 тыс. человек; на беседы о вреде алкоголя приходило от 300 до 500 слушателей 50.

Военная ситуация неожиданно создала для церкви серьезную проблему. В мирное время основная часть воска ввозилась из Германии, и теперь духовенство должно было изыскивать способы его получения. 27 мая 1915г. Синод издал указ, в котором говорилось, что желтые, (менее качественные) свечи древнее свеч из белого воска, поэтому их употребление не принесет вред «церковному благолепию». Синод "объявил, так сказать, мобилизацию пчеловодной промышленности в России, обратившись к земствам, пчеловодным обществам, с предложением — по возможности усилить добычу воска для нужд епархиальных заводов". Богослужения требовали большого количества свеч, и Синод рекомендовал заводить пасеки при каждой сельской церкви, преимущественно на приходских кладбищах или погостах. Указывалось также, что «доходы от продажи свечей являются главным источником содержания церквей» 51. В епархиальных изданиях в период мировой войны постоянно печатались статьи о пчеловодстве. Синод в феврале 1916г. утвердил правила и программы преподавания пчеловодства в церковно-учительских и церковно-приходских школах. Для устройства школьных пасек Синод обещал выделять от 100 до 500 рублей.

В годы Первой мировой войны все сильнее стал ощущаться кризис православной церкви. Он был вызван двумя обстоятельствами: отдалением духовенства от народа из-за того, что официальная церковь требовала выполнения многих формальных обязанностей и прославляла терявшее свой авторитет самодержавие, и кризисом отношений между духовенством и монархической властью. Это ясно осознавали и церковные владыки. В отчете за 1915г. епископ Забайкальский и Нерчинский Иоанн писал: «Отношения между духовенством и прихожанами с 1906-1907гг. со времени так называемого освободительного движения, ухудшились...» 52.

О кризисном состоянии церкви очень откровенно писал Енисейский епископ Никон в статье «Летучая мысль». Возвращаясь после прославления в Тобольске митрополита Иоанна, он задает себе вопрос, почему иерархи не собираются вместе, чтобы обсуждать проблемы церкви? «Где же наша соборность, где же тогда у нас хотя архипастырское-то постоянное единение, где апостольство во едином Христе Иисусе? Даже здесь, в Тобольске, в котором собралось 14 епископов, мы не удосужились все же побеседовать о делах Церкви, о своей работе, думах, сомнениях, недоумениях и т.п. Отчего? Почему — ответ прост и ясен.

Мы — епископы Русской Церкви — боимся друг друга, боимся взаимных доносов, взаимного мщения за несогласия.

И все это потому, что мы запуганы, исторически принижены, утеряли ревность свою о правде; мы — часто полуугасшие светильники, полуобуявшая соль... Везде и всегда видятся страхи страшные, ужасы ужасные, ереси и расколы, ссылки, наказания, прещения и запрещения. Правду говорить — боимся, кривить душой — не все способны и желают — так лучше и не совещаться вовсе. Пусть житейское море бушует, пусть церковный корабль обуревается и носится вольными стихиями — «моя хата с краю, я ничего не знаю...» 53.

Вот что говорилось на пастырском собрании в Красноярске 5 марта 1916г.: «Прихожане городского пастыря — интеллигентные и полуинтеллигентные слои населения, ушли от народа, и пастырь чужд им... взгляды и мировоззрение его пасомых во многом не совпадают с его взглядами, его миропониманием» 54. А 20 марта того же года епархиальный миссионер Сельский «сравнивая отношения прихожан к ксендзу, пастору, сектантскому и раскольническому начетнику с отношением прихожан к православному священнику, останавливается на той разнице, какая существует в этих отношениях.

По умственному развитию и нравственному состоянию ксендз и священник мало чем отличаются друг от друга, но отношение к ним паствы весьма различны. Католики, раскольники и сектанты благовеют пред своими руководителями в духовной жизни; ничего подобного среди православных нет, конечно, бывают и исключения» 55. Однако епархиальный миссионер не сказалтАЪ да и вряд ли решился бы сказать, что главная причина этих различий заключалась в том, что для верующих общение с православным попом было обязательным и нередко вынужденным, а с остальными духовными лицами — добровольным.

Даже члены Синода, высшего церковно-бюрократического органа, свое основное время тратившие на рассмотрение бракоразводных дел, вместо того, чтобы анализировать главные проблемы церкви, понимали необходимость преобразований. В результате в феврале 1916г. было издано Определение Синода об устройстве православных приходов. В нем архиереям поручалось провести в благочиниях и уездах собрания духовенства для «возрождения приходской жизни». Синод также требовал от духовенства усилить влияние на прихожан, вести с народом беседы, устраивать ежемесячные собрания с прихожанами, учреждать в приходах религиозно-просветительские кружки, детские приюты и ясли, богадельни, библиотеки и т.д.

Однако более энергичные и пользующиеся уважением священники многое из указанного делали и раньше, остальные же пытались выполнять предписание Синода, но очень часто лишь формально.

Священник Орлов в статье «К вопросу об оживлении приходской жизни» призывал своих коллег к «объединению пастыря с приходом». «Пастырь должен приучить прихожан обращаться к нему во всякое время

- с радостями и скорбями..., посещать прихожан в домах их, чтобы преподать им свое пастырское наставление в их семейном кругу» 56. Пастырь, по его мнению, должен был обратиться в организатора чуть ли не всех полезных дел: борьбы с пожарами, открытия кредитных товариществ, кооперативов, школ, устройства вечерних занятий по сельскому хозяйству, медицине, поддержки разумных развлечений. Ясно, что большинство таких предложений были явно утопическими: даже уважаемый народом священник не имел времени для выполнения столь разнообразных занятий.

Местами принимались решения о том, что пастырь может участвовать в подготовке театральных представлений «безусловно серьезного характера», даже присутствовать в театре при исполнении таких пьес. Церковь, веками запрещавшая священникам посещать театр, теперь признало его как «орудие христианского просвещения и нравственного воздействия на общество». Правда, следует отметить, что это постановление пастырского собрания 22-23 января 1916г. в Минусинске было принято с небольшим перевесом — 12-ю голосами против 9 57. Кое-где были даже введены выборы клира. Такое распоряжение сделал епископ Красноярский Никон. Избирать членов причта могли все прихожане не моложе 21 года, в том числе и женщины 58.

Военные неудачи русских войск на фронте, ухудшающееся положение народных масс в тылу, некомпетентность царского правительства, грубое вмешательство его в дела церкви обостряли политическую обстановку и привели к кризису во взаимоотношениях таких, казалось бы, верных союзников, как самодержавие и Синод. Императрица Александра Федоровна, игравшая важную роль в дворцовых интригах, стала оказывать покровительство «старцу» Григорию Распутину, крестьянину Тобольской губернии. Полуграмотный священник-любитель приобрел огромное влияние на царскую семью, поверившую, что он способен лечить болезненного царевича Алексея.

Уже в 1915г. Распутин, не занимавший никаких официальных постов, стал чуть ли не главным советником царя в духовных и светских делах. Добившись смещения двух неугодных ему обер-прокуроров Синода, Распутин стал чувствовать себя его хозяином.

Новым обер-прокурором был назначен ставленник Распутина Н.И. Раев. Его поддерживали экзарх Грузии Питирим и митрополит Московский Макарий. Но остальные члены Синода были возмущены грубым вмешательством дворцовой камарильи в дела церкви и выступали против них единым фронтом. Почти все предложения обер-прокурора проваливались противниками Распутина. Деятельность Синода была фактически парализована.

Правительство, создавая для духовенства льготные условия избрания в состав Государственной Думы, надеялось, что его представители будут поддерживать царя. Но в военные годы большинство депутатов духовенства вошло в оппозиционный правительству Прогрессивный блок, а в 1916г. 46 из них подали императору прошение, предлагая восстановить соборное управление церковью и уменьшить зависимость духовенства от светской власти. Царь на него не ответил 59.

Даже убийство Распутина 17 декабря 1916г. не привело к выводу из Синода его ставленников. В итоге 26 февраля 1917г., в дни февральской революции, Синод не принял обращения в защиту императора. Товарищ обер-прокурора Н.Д. Жевахов предложил опубликовать подобное воззвание, но первоприсутствующий митрополит Владимир вполне резонно заявил: «Это всегда так. Когда мы не нужны, нас не замечают, а в момент опасности к нам первыми обращаются за помощью». Другие члены Синода с ним согласились, и обращение принято не было 60.

6 марта 1917г. Синод опубликовал воззвание, в котором призвал православных поддержать Временное правительство. Было отменено поминание в церкви императора и введено моление «о благоверном Временном правительстве». Состав Синода обновили почти полностью.

В своей деятельности Синод выражал поддержку Временному правительству, предлагал верующим соблюдать законность и порядок, заявлял, что большевики глушат «ростки желанной свободы», сеют «хищения, грабежи, разбой, насилия». 5 июля Синод утвердил Положение о созыве поместного собора русской церкви. Состав собора был сравнительно демократическим, более половины его членов (299 из 569) являлись мирянами.

Собор начал свою работу в Москве 15 августа. Главным вопросом, обсуждавшемся на нем, был вопрос о реорганизации церковного управления. После долгих споров — уже в дни, когда в Москве развернулись бои между юнкерами, офицерами и противостоявшими им большевиками, собор 28 октября принял решение о необходимости избрать патриарха.

Восточносибирское духовенство перемены, вызванные февральской революцией, встретило в основном одобрительно. В Иркутске 29 мая 1917г. открылся 49-й Иркутский епархиальный съезд депутатов от духовенства и мирян. В нем участвовало 100 делегатов: по 1 депутату от духовенства и священников, по 1 от низшего клира и по 1-2 мирян от каждого благочиния.

С приветственным словом обратился архиепископ Иоанн. «Владыко говорил об остроте переживаемого положения епархиального управления, о тяжелом положении печатного епархиального органа, о пожаре в старом соборе и о необходимости съезду высказаться по поводу прославления святителя Софрония. Перейдя затем к тяжелому экономическому кризису в духовно-учебных заведениях и вообще тяжелому положению духовенства, Владыко высказался за настоятельность обсуждения на съезде важного вопроса об отделении церкви от государства», - записано в протоколе съезда 61.

Председателем съезда почти единодушно был избран архимандрит Иоанн. 61 из 100 депутатов проголосовал за резолюцию «Об отношениях духовенства к настоящему моменту». В ней собравшиеся, явно сгущая краски, заявляли: «Десять веков русское духовенство несет свое церковно-общественное служение при крайне тяжелых условиях. К великой общей скорби в последние два столетия полного бесправия и административной со всех сторон опеки и надзора, значительно усыпленным оказалось пастырское сознание, ушло вдохновение молитвы и апостольского труда; цепями была скована ревность о Боге» 62.

Далее в резолюции говорилось, что теперь, когда «пали внешние цепи, исчез весь ужас своего бесправного положения», русское духовенство считает своим долгом «принять участие и в новом гражданском строительстве на новых началах». Духовенство не считало возможным поддерживать какую-либо одну политическую партию, поскольку они расходились с православием по методам деятельности или конечным целям. В период выборов, особенно в Учредительное Собрание, следует поддерживать тех политиков, идеи которых ближе к христианству. По вопросу о форме государственного правления в России делегаты заявили, что немыслим возврат к монархии, поскольку «монархическая абсолютная власть подорвала всякое доверие к себе и довела Россию до полной разрухи». Съезд высказался за демократическую республику.

По вопросу об отделении церкви от государства делегаты, еще раз указав, что такое подчинение церкви государству, которое было до февральской революции, неприемлемо, высказались вместе с тем, и против отделения церкви от государства. «Религиозная потребность, удовлетворению которой призвана служить Церковь, важнейшая в ряду других духовных потребностей человека, и церковь вправе требовать от государства, поддерживающего науку, просвещение, искусства и т.д., чтобы оно прежде всего и всеми средствами содействовало ей в осуществлении ее целей». Делегаты съезда утверждали, что правительство должно поддерживать церковь юридически и материально, но обеспечивать ей во внутренней жизни свободу и независимость от государства. Православие следует признать первенствующей религией, глава государства должен быть православным, и «вся государственная деятельность нового строя должна покоиться на началах православно-христианской культуры».

Любопытно, что в резолюции на этот журнал съезда архиепископ Иоанн написал, как бы предчувствуя грядущие события: «Должен сказать, что служить ныне на архипастырском поприще стало трудно, и архипастыри находятся в недоумении, что будет дальше. Да сохранит Бог свою церковь».

Против возврата к монархии выступали и енисейские священники. Один из них, Иоанн Парышев в №1 «епархиальных ведомостей» за 1918г. писал: «В свергнутом безответственном правительстве навсегда осужден монархический строй. Теперь граждане великой России отвергли царскую власть, греха в этом нет. Царская власть унаследована от язычников. Теперь мы сознаем, что возврат к царизму невозможен, русский народ становится ближе к идее устроения Царства Божия на земле. Пусть Сам Бог царствует над нами! Государство же наше будет управляться народными избранниками во благо народа» 63.

Оглавление книги "ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В XVII – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ"

Примечания

Глава 4. Православная церковь Восточной Сибири в 1861-1917 годах

  1. Федоров В.А. Русская православная церковь и государство. Синодальный период (1700-1917). М., 2003. С.213-214.
  2. Там же. С.215.
  3. Уортман Р. Николай II и образ самодержавия // История СССР. 1991. № 2. С.16.
  4. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись 1661-1940 гг. Иркутск, 2003. С.742.
  5. ИЕВ. 1881. № 16. С.106.
  6. Короленко В.Г. История моего современника. Книга третья // Короленко В.Г. Собр.соч. Т.8. М., 1953. С.305.
  7. ЕЕВ. 1916. № 23. Отдел неоф. С.23.
  8. Степынин В.А. Колонизация Енисейской губернии в период капитализма. Красноярск, 1962. С.535.
  9. Азиатская Россия. СПб., 1914. Т.1. Диаграмма после С.492.
  10. Персианов Г. Из истории Енисейской епархии // Журнал Красноярско-Енисейской епархии. Красноярск. 2000.
  11. Косых В.И. Указ. соч. С.97-98.
  12. Там же. С.98-99.
  13. Наумова Н.Н. Духовенство Иркутской губернии в начале ХХ века // Тальцы. 2(18). 2003. С.27.
  14. Косых В.И. Указ. соч. С. 102, 115.
  15. Там же. С.122, 123, 126.
  16. Там же. С.113.
  17. История Сибири. Т.3. Л., 1968. С.266.
  18. Косых В.И. Указ. соч. С.110-111.
  19. Санников А.П. Церкви, приходы и приходское духовенство Заларинской волости в XVIII — начале ХХ века // Апостол Аляски. Матер. науч. конф., посвященной 200-летию Иннокентия Вениаминова и 270-летию Иркутской епархии. Иркутск, 1998. С.44-45.
  20. Косых В.И. Указ. соч. С.170.
  21. Федоров В.А. Указ. соч. С.403-405.
  22. Косых В.И. Указ. соч. С.141.
  23. Персианов Г. Указ. соч. С.14.
  24. Косых В.И. Указ. соч. С.162-163.
  25. Сибирские вопросы. 1912. № 17. С.76.
  26. ЗЕВ. 1913. № 16. С.302.
  27. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.255.
  28. ЗЕВ. 1913. №16. Отдел. неоф. С.280.
  29. Там же. №19. Отдел. неоф. С.492.
  30. ЕЕВ. 1915. №22. С.28.
  31. ИЕВ. 1915. №11. С.128-129.
  32. Там же. Прибавления. 1915. №7-8. С.249.
  33. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.219, 317.
  34. Русское православие: вехи истории... С.407.
  35. Религия и церковь в истории России. М., 1975. С.229.
  36. ЕЕВ. 1916. №13. С.6.
  37. Там же. 1915. №2. С.35, 37.
  38. Там же. 1916. №23. С.42-43.
  39. ЕЕВ. 1916. №15. С.6-7.
  40. Там же. 1915. №19. С.2.
  41. Там же. №23. С.5.
  42. Там же. 1916. №8. С.11.
  43. ЕЕВ. 1915. № 21. С.28-29; 1915. №22. С.8.
  44. Там же. №23. С.7-13.
  45. ИЕВ. 1863. №34. Прибавления. С.553.
  46. Там же. 1914. №6. С.52-54.
  47. ЕЕВ. 1915. №20. С.38.
  48. Там же. 1916. № 22. С.36, 38.
  49. Юрганова И.И. Указ. соч. С.42.
  50. ЕЕВ. 1916. № 22. С.33.
  51. Там же. 1916. №18. С.48.
  52. Косых В.И. Указ. соч. С.118.
  53. ЕЕВ. 1916. №16. Отдел неоф. С.10.
  54. Там же. № 9. С.29.
  55. Там же. С.9-10.
  56. Там же. №22. С.26.
  57. Там же. №9. С.17-18.
  58. Там же. №11. С.18-22.
  59. Федоров В.А. Указ. соч. С.265-266.
  60. Русское православие: вехи истории... С.406-409.
  61. Журналы Иркутского 49-го экстренного Епархиального съезда духовенства и мирян Иркутской епархии 29 мая — 11 июня и Чрезвычайного избирательного 50-го, юбилейного Епархиального съезда духовенства и мирян Иркутской епархии... Нижнеудинск, 1917. С.5.
  62. Там же. С.10-11.
  63. Персианов Г. Указ. соч. С.27.
  64. ИЕВ. 1863. № 1. С.2.
  65. Там же. №2, 3.
  66. Там же. 1914. № 9. С. 87-91.
  67. Персианов Г. Указ. соч. С.13.
  68. Там же. С.17, 27.
  69. Юрганова И.И. Указ. соч. С.10-11.
  70. Там же. С.13.
  71. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского... к Казанскому архиепископу Владимиру. СПб., 1916. С.10.
  72. Косых В.И. Указ. соч. С.23-24.
  73. Жалсараев А.Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII — ХХ столетий. Энциклопедический справочник. Улан-Удэ, 2001. С.8.
  74. Всеподданнейший отчет обер-прокурора священного Синода... за 1913 год. Приложения. Пг., 1915. С.4-5.
  75. ЗЕВ. 1913. № 17. Отдел неоф. С.442-461.
  76. Численность православного населения на 1851 г. дана по "Статистическому обозрению Сибири" Ю.А. Гагемейстера (таблица в приложении), а 1911г. — по "Азиатской России" Т.1 С. 242.
  77. Краткий очерк четырнадцатилетнего управления высокопреосвященного Вениамина Иркутской епархией... Иркутск, 1887. С.51.
  78. Юрганова И.И. Указ. соч. С.41.
  79. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.28.
  80. Юрганова И.И. Указ. соч. С.42.
  81. ИЕВ. Прибавления. 1914. № 24. С.838-839.
  82. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.184.
  83. Енисейский энциклопедический словарь... С.194.
  84. ЗЕВ. 1913. № 11. Отдел неоф. С.145-146.
  85. ИЕВ. 1914. №1. С.6-7.
  86. Памятная книжка Енисейской губернии с адрес-календарем, составленная на 1 января 1898 г. Красноярск, 1897. С.20; ЕЕВ. 1915. №21. С.7; ЗЕВ. 1913. № 16. Отдел неоф. С.305.
  87. ЗЕВ. 1913. № 19. Часть офиц. С.107-108.
  88. ЕЕВ. 1915. №21. С.20-21.
  89. ИЕВ. 1881. № 14. С.90-91.
  90. ИЕВ. 1914. № 2. С.55.
  91. ЗЕВ. 1913. № 16. С.303.
  92. ЕЕВ. 1915. № 6. С.43.
  93. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.304, 311.
  94. ЕЕВ. 1916. № 23. С.31.
  95. Романов Н.С. Иркутская летопись 1857-1860 г. Иркутск, 1914. С.129.
  96. Письма Вениамина... С.116.
  97. Письма Вениамина... С.181.
  98. Термен А.И. Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области. Очерки и впечатления. СПб., 1912. С.25.
  99. Письма Вениамина... С.137.
  100. Литвинцев Ф. Краткий очерк четырнадцатилетнего управления высокопреосвященного Вениамина Иркутской епархией... Иркутск, 1887. С.32.
  101. Там же. С.52-56.
  102. Там же. С.39, 50; Письма Вениамина... С.177-184.
  103. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. Иркутск, 1993. С.258.
  104. Литвинцев Ф. Указ. соч. С.40-41.
  105. Высокопреосвященнейший Тихон, архиепископ Иркутский и Нерчинский (Биографический очерк). Иркутск, 1903. С.17-19.
  106. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. Иркутск, 1994. С.158.
  107. Там же. С.212.
  108. Там же.
  109. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.292.
  110. Духовный вертоград Сибири // Земля Иркутская. 2000. № 14. С.35.
  111. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.316.
  112. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.744.
  113. Персианов Г. Указ. соч. С.10.
  114. Енисейский энциклопедический словарь... С.38.
  115. Чернышов В.В. Енисейской епархии 140 лет // Церковь и государство: прошлое и настоящее. Тез. докл. и сообщ. научн. конф. Красноярск, 2001. С.15.
  116. Енисейский энциклопедический словарь... С.180.
  117. ЕЕВ. 1915. №18. Отдел неоф. С.25-26.
  118. Орехова Н.А. Еврейский погром в Красноярске в 1916 году (позиция власти и православной церкви) // Церковь и государство: прошлое и настоящее... С.27.
  119. ЕЕВ. 1916. № 11. С.19-20.
  120. Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917 гг. Якутск, 2002. С.180.
  121. Там же. С.215.
  122. Там же. С.306-307.
  123. Сафронов Ф.Г. Православное христианство в Якутии. М., 1997. С.42.
  124. Калашников А.А. Указ. соч. С.260.
  125. Там же. С.270.
  126. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.319.
  127. Калашников А.А. Указ. соч. С.307.
  128. Сафронов Ф.Г. Указ. соч. С.43.
  129. Калашников А.А. Указ. соч. С.339.
  130. Там же. С.390, 395.
  131. Сафронов Ф.Г. Указ. соч. С.45.
  132. Калашников А.А. Указ. соч. С.402.
  133. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.317.
  134. Калашников А.А. Указ. соч. С.439. Его же. Якутия. Хроника. Факты. События. 1917-1953. Якутск, 2004. С.16.
  135. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.313.
  136. ЗЕВ. 1913. №22. Отдел неоф. С.571.
  137. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1857-1880 гг. С.178.
  138. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.91-92.
  139. На памать об Иргени. Краткая история Иргени, житие св. мученицы Параскевы и поучение в день ее. Чита, 1911. С.12.
  140. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. Иркутск, 1993. С.377.
  141. Там же. С.421-422.
  142. ИЕВ. 1915. №1. С.27; №2. С.71.
  143. ЕЕВ. 1916. №16. Отдел неоф. С.26.
  144. Енисейский энциклопедический словарь... С.259.
  145. Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События... С.341.
  146. ЕЕВ. 1915. №22. С.42.
  147. ИЕВ. 1864. №24. С.387.
  148. Устав духовных консисторий... Ст.105.
  149. Юрганова И.И. Указ. соч. С.26.
  150. ЕЕВ. 1915. №13-14. С.26-30.
  151. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.38, 62, 63, 144.
  152. Там же. С.154, 234; Земля Иркутская. 2000. №14. С.77-78.
  153. Персианов Г. Указ. соч. С.17.
  154. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.8.
  155. Подсчитано по: Юрганова И.И. История Якутской епархии... С146-158. Поскольку там не для всех церквей указано, из какого материала они построены, сумма церквей получается меньшая, чем итоговое число в книге И.И. Юргановой.
  156. Азиатская Росси. Т.1. С.239.
  157. Калинина И.В. Деревянное культовое зодчество Иркутской области XVII — начала ХХ вв.//Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С.93.
  158. Евтропов К.Н. История Троицкого кафедрального собора в Томске. Томск, 1904. С.409.
  159. Туманик А.Г. Крупнейшие православные храмы Сибири. Новосибирск, 1998. С.64.
  160. Там же. С.67-68.
  161. Краткое описание приходов Енисейской губернии. Красноярск, 1995. С.6.
  162. Туманик А.Г. Указ. соч. С.76, 78.
  163. Калинина И.В. Кафедральный собор во имя иконы Казанской Божией Матери в Иркутске. Иркутск, 1994. С.15.
  164. Туманик А.Г. Указ. соч. С.82.
  165. Калинина И.В. Кафедральный собор... С.15; ЗЕВ. 1913. №19. С.507.
  166. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.234-235.
  167. Казанцева Л.И. Больничный храм в центре Красноярска // Церковь и государство: прошлое и настоящее. Тез. докл. и сообщ. научн. конф. Красноярск, 2001. С.42.
  168. Минерт Л.К. Каменная архитектура Бурятии. Новосибирск, 1983. С.94.
  169. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.62.
  170. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, лл. 6, 10, 17.
  171. Косых В.И. Указ. соч. С.26.
  172. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.7-8.
  173. Обзор Забайкальской области за 1895 год. Верхнеудинск, 1896. Ведомость о численности населения... (Без пагинации).
  174. Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События... С.312-313.
  175. Юрганова И.И. Указ. соч. С.12, 93-94.
  176. Первая всеобщая перепись населения... Енисейская губерния... С.IV; Памятная книжка Енисейской губернии на 1905 год. Красноярск, 1905. С.137.
  177. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.). Статистические очерки. М., 1956. С.258-262.
  178. Русское православие: вехи истории... С.380; Рашин А.Г. Указ. соч. С.262.
  179. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства губернских и областных центров Восточной Сибири во второй половине XIX в. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2005. С.16.
  180. Косых В.И. Указ. соч. С.32.
  181. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства... С.22.
  182. Гольдфарб С.И. Иркутская почта. Очерки истории. Иркутск, 1998. С.129-130.
  183. ЗЕВ. 1913. № 16. Отдел неоф. С.386, 388, 389.
  184. Хроленок С.Ф. Золотопромышленность Сибири (1832-1917гг.). Историко-экономический очерк. Иркутск, 1990. С.216.
  185. ЕЕВ. 1888. № 4. Отдел неоф. С.40.
  186. ЕЕВ. 1910. № 23. С.4-5; 1916. №11. С.5; №12. С.6; №18. С.11-12.
  187. ЗЕВ. 1913. № 17. Отдел неоф. С.415.
  188. Высокопреосвященнейший Тихон, архиепископ Иркутский и Верхоленский... С.53.
  189. Юрганова И.И. Указ. соч. С.58.
  190. Попов Г.М. В якутской глуши. Сборник статей из приходской жизни Якутской епархии... Иркутск, 1910. С.75.
  191. Там же. С.80.
  192. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства... С.23.
  193. Юрганова И.И. Указ. соч. С.64.
  194. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства... С.15.
  195. Там же. С.16-17.
  196. Дрибас Л.К. Духовенство губернских и областных центров... С.135.
  197. Косых В.И. Указ. соч. С.30.
  198. Юрганова И.И. Указ. соч. С.34.
  199. ИЕВ. 1881. №16. С.102.
  200. Персианов Г. Указ. соч. С.15.
  201. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. LXXXIII. Енисейская губерния. СПб., 1904. С.XIII.
  202. Дрибас Л.К. Духовенство губернских и областных центров... С.56.
  203. ИЕВ. 1914. № 3. С.107-109.
  204. Дрибас Л.К. Духовенство губернских и областных центров... С.18.
  205. Юрганова И.И. Указ. соч. С.32.
  206. ИЕВ. 1886. № 29. С.163-164.
  207. Короленко В.Г. История моего современника // Указ. соч. С.263.
  208. Косых В.И. Забайкальская епархия... С.115.
  209. ЕЕВ. 1915. №4. С.15-16.
  210. ЕЕВ. 1916. № 15. С.20.
  211. ЗЕВ. 1913. №24. Отдел офиц. С.146-147.
  212. ИЕВ. 1863. №2. С.16.
  213. ИЕВ. 1866. №48. С.320.
  214. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. Иркутск, 1993. С.428.
  215. Крючкова Т.А. История инокописания в Иркутске. 1660-е гг. — 1920г. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2000. С.30.
  216. Там же. С.30-31.
  217. Ляпкина Т.Ф. Духовная музыкальная культура Забайкалья // Историческое, культурное и природное наследие (состояние, проблемы, трансляция). Улан-Удэ, 2000. С.99, 108.
  218. ИЕВ. 1881. № 16. С.105.
  219. ИЕВ. 1914. № 5. С.186-187.
  220. ИЕВ. 1915. № 15. С.194.
  221. ЕЕВ. 1915. №2.
  222. ИЕВ. 1865. № 3. С.25-26, 43.
  223. Подсчитано по: Указатель к Иркутским епархиальным ведомостям с 1863 по 1888 год. Иркутск, 1889.
  224. ЕЕВ. 1887. №13. Отдел неоф. С.168.
  225. ИГВ. 1865. №7. С.75.
  226. Лещенко В.Ю. Семья и русское православие (XI-XIX вв.). СПб., 1999. С.263.
  227. ЕЕВ. 1915. № 21. С.5.
  228. ЗЕВ. 1913. № 18. С.465.
  229. ЗЕВ. 1913. Отдел неоф. С.410.
  230. ЕЕВ. 1916. №9. С.43.
  231. ИЕВ. 1865. №3. С.27, 39.
  232. ИЕВ. Прибавления. 1864. № 33. С.541.
  233. ИЕВ. Прибавления. 1914. №20. С.113.
  234. ИЕВ. Прибавления. 1915. №7-8. С.296.
  235. ИЕВ. Прибавления. 1915. №5. С.160.
  236. ЕЕВ. 1887. №7-8. Часть неоф. С.94.
  237. ЕЕВ. 1915. №8. С.22.
  238. ЗЕВ. 1913. №17. Отдел неоф. С.398-399.
  239. Там же. С.399.
  240. ЗЕВ. 1913. №16. Отдел неоф. С.294.
  241. ИЕВ. 1863. №12.
  242. ЗЕВ. 1913. №11. Отдел неоф. С.125-126.
  243. ЕЕВ. 1887. №13. Отдел неоф. С.163-164.
  244. ИЕВ. 1915. №3. С.96, 102.
  245. ЕЕВ. 1887. №10. Часть неоф. С.130.
  246. ЕЕВ. 1915. №7. С.27.
  247. ИЕВ. 1881. №16. С.114, 115.
  248. Название взяты из "епархиальных ведомостей", а также из статьи С.В. Давыдова и Г.В. Оглезневой "Роль православной церкви в социализации подрастающего поколения (на примере Восточной Сибири второй половины XIX века) // Сибирский город XVIII — начала ХХ веков". Сб. статей. Вып.V. Иркутск, 2005. С.51-52.
  249. Столетний юбилей Иркутской духовной семинарии (Извлечено из №40-44 "Иркутских епархиальных ведомостей" 1879) Б/г, б/м. С.30-31.
  250. Духовный вертоград Сибири // Земля Иркутская. 2000. № 14. С.34.
  251. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.208.
  252. Число учеников до 1897г. дается для Иркутска по: Иркутск, его место и значение... С.268; количество учащихся за последующие годы для духовных учебных заведений Восточной Сибири по: Азиатская Россия. Т.1. С.264-266.
  253. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.341-342.
  254. Попов Г.М. В якутской глуши... С.46-47, 72.
  255. Памятная книжка Енисейской губернии на 1905 год. Красноярск, 1905. С.37.
  256. Подсчитано по: ИЕВ. 1914. №19, 21, 22.
  257. Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События... С.285.
  258. ИЕВ. 1865. №3. С.23.
  259. ЗЕВ. 1913. №11. Отдел неоф. С.149.
  260. Высокопреосвященнейший Тихон, архиепископ Иркутский... С.52.
  261. Памятная книжка Енисейской губернии на 1905 год... С.38.
  262. Юрганова И.И. Указ. соч. С.16.
  263. Басалаев А.Е. Учебный год церковно-приходской школы Забайкалья // Тальцы. 2001. №1. С.25.
  264. Там же.
  265. ИЕВ. 1914. №15. С.197.
  266. Нефедьева А.К. Экспозиция церковно-приходской школы в музее "Тальцы" // Тальцы. 2001. №1. С.60-65.
  267. Басалаев А.Е. Церковно-приходские школы и школы грамоты Забайкальской области 1884-1917 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2000. С.24.
  268. Наумова Н.Н. Церковно-приходские школы и школы грамоты Восточной Сибири в 1884-1917 гг. (на материалах Иркутской и Енисейской епархий). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2002. С.28.
  269. ИЕВ. Прибавления 1875. №7. С.267.
  270. Высокопреосвященнейший Тихон... С.39-40; ИЕВ. 1914. №244. С.2.
  271. Басалаев А.Е. Церковно-приходские школы... С.24.
  272. ЕЕВ. 1887. № 9. С.120; Енисейский энциклопедический словарь... С.674.
  273. Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События... С.436.
  274. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. ... С.249.
  275. Христианство. Энциклопедический словарь в 2 томах. Т.1. М., 1993. С.552.
  276. ЕЕВ. 1916. №22. Отдел неоф. С.11.
  277. Там же. С.12.
  278. Высокопреосвященнейший Тихон... С.38-39.
  279. Церковь истории России (IX в. — 1917 г.). М., 1967. С.242-243.
  280. Краткий очерк четырнадцатилетнего управления высокопреосвященного Вениамина Иркутской епархией... Иркутск, 1887. С.41-42.
  281. Высокопреосвященнейший Тихон... С.34.
  282. Давыдов С.В., Оглезнева Г.В. Указ. соч. С.59.
  283. ИЕВ. 1881. №17. С.112-113.
  284. ИЕВ. 1866. №24. С.303.
  285. Лэнсделл Г. Указ. соч. С.237.
  286. ГАИО, ф.50, оп.9, д.106, лл.26, 63, 91, 123, 192, 254, 316, 351, 440, 466.
  287. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.10.
  288. Выражаю благодарность И.А. Погодаевой за предоставленные сведения.
  289. ГАИО, ф.50, оп.1, д.11198, лл.70-70об.
  290. ЕЕВ. 1916. №23. Отдел неоф. С.25.
  291. Термен А.И. Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области. Очерки и впечатления. СПб., 1912. С.31.
  292. Там же. С.2.
  293. Журналы Иркутского 49-го экстренного Епархиального съезда духовенства и мирян Иркутской епархии 29 мая — 11 июня 1917 г. Нижнеудинск, 1917. С.182-183.
  294. Дулов А.В. Русское православие: очерк истории. Улан-Удэ, 2000. С.287.
  295. ИЕВ. 1914. №11. С.374-375.
  296. Подсчитано по: обзорам Енисейской губернии за 1895, 1895, 1896 гг.
  297. Косых В.И. Указ. соч. С.13.
  298. Лещенко В.Ю. Указ. соч. С.43, 46, 86.
  299. ИЕВ. 1865. №28. С.420-421.
  300. Юрганова И.И. Указ. соч. С.29.
  301. ИЕВ. Прибавление. 1864. №29. С.153.
  302. ИЕВ. №24. С.303-304. Доли копеек исключены, но учтены при подсчете итога.
  303. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.24—24об—25. Доли копеек, кроме итога, исключены.
  304. Макаренко А.А. Сибирский народный календарь. Новосибирск, 1993. С.24.
  305. Там же. С.31.
  306. ИЕВ. 1872. №8. С.53-58.
  307. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1857-1880 гг. ... С.178.
  308. Памятная книжка Енисейской губернии на 1905 год. ... С.139-142.
  309. ЗЕВ. 1913. №19. Отдел неоф. С.505.
  310. Краткое описание приходов Енисейской губернии. Красноярск, 1917. С.142.
  311. ЕЕВ. 1887. №4. Отдел неоф. С.62-63.
  312. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.170-171.
  313. ЗЕВ. 1913. №19. Отдел неоф. С.498.
  314. ИЕВ. 1915. №2. С.19.
  315. ИЕВ. Прибавления. 1914. №13-14. С.434.
  316. ЕЕВ. 1915. №8. С.29.
  317. Паломничество // Энц. словарь Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. Т.XXII. СПб., 1897. С.645.
  318. ИЕВ. Прибавления. 1864. №29. С.482.
  319. ЕЕВ. 1887. №10. Отдел офиц. С.131.
  320. Персианов Г. Указ. соч. С.25.
  321. ЗЕВ. 1913. №15. С.478.
  322. Зырянов П.Н.Русские монастыри и монашество в XIX - начале ХХ века. М., 2002. С.15.
  323. Доброклонский А.Указ. соч. С.430-431.
  324. Косых В.И.Указ. соч. С.35.
  325. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.3.
  326. Русское православие: вехи истории... С.553-554.
  327. Там же. С.556.
  328. Там же.
  329. Зверинский В.В. Преобразования старых и учреждение новых монастырей с 1764 по 1июля 1890 год. СПб., 1890. С.XIV.
  330. Зырянов П.Н. Указ. соч. С.165.
  331. Там же. С.213.
  332. Там же. С.134, 208.
  333. Косых В.И. Указ. соч. С.39.
  334. ЕЕВ. 1915. №9. С.17.
  335. Косых В.И. Указ. соч. С.172.
  336. Персианов Г. Указ. соч. С.14.
  337. Шавельский Л. Краткое историко-статистическое описание Иркутского Вознесенского монастыря. Иркутск, 1905. С.14-16.
  338. Дионисий священник, Макаров А. Иркутский Вознесенский монастырь // Тальцы. 2000. №1(8). С.55.
  339. Медведев С. Иркутский Вознесенский монастырь // Земля Иркутская. 1994. №1. С.22. План монастыря приведен на с.28.
  340. ИЕВ. 1881. №15. С.94.
  341. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.3.
  342. Медведев С. Указ. соч. С.21-22.
  343. Дионисий священник, Макаров А. Указ. соч. С.56-57.
  344. Медведев С. Указ. соч. С.26.
  345. Торшина Н. Знаменский монастырь // Земля Иркутская. 1998. №10. С.26.
  346. ИЕВ. 1881. №15. С.95.
  347. Торшина Н. Указ. соч. С.26.
  348. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.3.
  349. ГАИО, ф.50, оп.1, д.11108, л.314.
  350. ИЕВ. 1915. №19. С.217.
  351. Монахиня Илария, Крючкова Т.А. Иркутский Знаменский женский монастырь // Тальцы. 2000. №1(8). С.71.
  352. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. ... С.334, 330.
  353. Аржеуцкая Т. Иркутский Князе-Владимирский монастырь // Земля Иркутская. 2000. №12. С.36.
  354. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. ... С.444-445.
  355. Аржеуцкая Т. Указ. соч.. С.38.
  356. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. ... С.23.
  357. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.155.
  358. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.3.
  359. Оглезнева Г.В. Экономическое и культурное развитие Киренска во второй половине XIX — начале ХХ в. // Сибирский город XVIII — начала ХХ веков. Сб. статей. Вып. 4. Иркутск, 2002. С.74.
  360. Калинина И.В. Православные храмы... С.284.
  361. Оглезнева Г.В. Экономическое и культурное развитие... С.73.
  362. ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.3.
  363. Оглезнева Г.В. Экономическое и культурное развитие... С.73-74.
  364. ИЕВ. 1866. №24. С.302-303.
  365. Сибирский торгово-промышленный календарь на 1904 г. Томск, 1904. С.217.
  366. Архангельский И. Город Енисейск. Енисейск, 1923. С.42.
  367. Горбачев В.Т. О некоторых архитектурных памятниках города Енисейска // Памятники истории и архитектуры Сибири. Новосибирск, 1986. С.71.
  368. ИЕВ. 1916. №17. Отдел неоф. С.16-17.
  369. Здание бывшего Успенского мужского монастыря... // Памятники истории и культуры Красноярского края. Вып.4. Кн.1. Красноярск, 1997. С.274.
  370. Енисейский энциклопедический словарь... С.647.
  371. ИЕВ. Прибавления. 1864. № 27. С.482.
  372. Персианов Г. Указ. соч. С.23-24.
  373. Енисейский энциклопедический словарь... С.221-222.
  374. ЕЕВ. 1915. № 5. С.12.
  375. Косых В.И. Указ. соч. С.36.
  376. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.263, 276.
  377. ЗЕВ. 1913. № 22. С.563; Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.268.
  378. ИЕВ. Прибавления. 1872. №46. С.598-599.
  379. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.285.
  380. Живописная Россия. Т. 12. Ч.1. Восточная Сибирь. СПб.-М., 1895. С.227.
  381. Зверинский В.В. Указ. соч. С.XII.
  382. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.254, 293.
  383. Зверинский В.В. Указ. соч. С.90.
  384. Юрганова И.И. Указ. соч. С.67.
  385. Там же. С.17.
  386. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность православной церкви в Сибири (вторая половина XIX в. — февраль 1917 г.). Очерк истории. СПб., 2004. С.36.
  387. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.46.
  388. Там же. С.446-447.
  389. Вениамин, архиепископ Иркутский и Нерчинский. Жизненные вопросы православной миссии в Сибири. СПб., 1885. С.7.
  390. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.50.
  391. Коптев А. Миссионерская деятельность в Сибири // Сибирские вопросы. 1912. №7. С.60.
  392. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.31.
  393. ИЕВ. 1881. №14. С.89-90.
  394. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.47.
  395. Сафронов Ф.Г. Православное христианство в Якутии. М., 1998. С.63.
  396. Коптев А. Указ. соч. С.56.
  397. ЕЕВ. 1914. №12. С.8-9; ЕЕВ. 1915. №4. С.14; ЕЕВ. 1916. №17. С.11-12.
  398. ЕЕВ. 1914. №16. С.69-72.
  399. ЕЕВ. 1914. №5. С.303-304.
  400. ЕЕВ. 1914. №15. С.522-530.
  401. ЗЕВ. 1913. №22. С.596-597.
  402. ЕЕВ. 1913. №24. С.683-684.
  403. Догуревич Т.А. Указ. соч. С.98.
  404. ЕЕВ. 1887. №9. С.121.
  405. ЕЕВ. 1888. №8-9. Отдел неоф. С.102.
  406. Там же. С.103.
  407. Персианов Г. Указ. соч. С.12.
  408. Там же.
  409. Преосвященнейший Никодим, вновь посвященный епископ Киренский, второй викарий Иркутский, начальник Иркутской духовной миссии. Иркутск, 1893. С.3.
  410. Догуревич Т.А. Указ. соч. С.142.
  411. Там же. С.145.
  412. ИЕВ. 1914. №11. С.125-126.
  413. ИЕВ. Прибавления. 1914. №16. С.548.
  414. Журналы Иркутского 49-го экстренного Епархиального съезда духовенства и мирян Иркутской епархии... С.30.
  415. Юрганова И.И. Указ. соч. С.39.
  416. Там же. С.35.
  417. Там же. С.37-38.
  418. Там же. С.40.
  419. Там же. С.34, 40.
  420. Юрганова И.И. Церкви Якутии (краткая история). Якутск, 2005. С.94.
  421. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского... к Казанскому архиепископу Владимиру. СПб., 1916. С.23.
  422. Догуревич Т.А. Указ. соч. С.153.
  423. Термен А.И. Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области. Очерки и впечатления. СПб., 1912. С.23-24.
  424. Герасимова К.М. Традиционные верования тибетцев в культовой системе ламаизма. Новосибирск, 1989. С.137.
  425. Термен А.И. Среди бурят... С.25.
  426. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.58.
  427. Там же; ЗЕВ. 1913. № 11. Отдел неоф. С.148.
  428. Емельянов С.М. История католической церкви в Восточной Сибири (начало XIX — 1917 г.). Автореферат дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2002. С.24.
  429. Все подсчеты выполнены по: Азиатская Россия. Т.1. СПб., 1914. С.342 и др.
  430. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. LXXXIII. Енисейская губерния. 1904. С.VIII.
  431. Харченко Л.Н. Миссионерская деятельность... С.53-54.
  432. Коптев А. Указ. соч. С.58.
  433. Азиатская Россия... Т.1. С.150, 130.
  434. Андреев Ч.Г. Коренные народы Восточной Сибири во второй половине XIX — начале ХХ века. Улан-Удэ, 2001. С.65.
  435. Азиатская Россия... Т.1. С.132.
  436. Нестор, иеромонах. Православие в Сибири (Исторический очерк). СПб., 1910. С.66.
  437. ГАИО, ф.50, оп.1, д.11198, лл.81об.—82.
  438. Лобанов В.Ф. Формирование и деятельность старообрядческих общин в Приамурском крае во второй половине XIX века // Алтарь России (альманах). Вып.1. Большой камень, 1997. С.39.
  439. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири... С.15, 26.
  440. Юрганова И.И. История... С.38; Обзор Енисейской губернии за 1896г. Красноярск, 1897. С.38; ГАИО, ф.50, оп.1, д.13592, л.10.
  441. Живописная Россия. Т. 12. Восточные окраины России. Восточная Сибирь. СПб.-М., 1895. С.217.
  442. Отчет по постройке Забайкальской железной дороги от ст.Мысовая до ст.Сретенск, 1895-1900 гг. СПб., 1904. С.17.
  443. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири... С.21.
  444. Селищев А.М. Забайкальские старообрядцы (семейские). Иркутск, 1920. С.21.
  445. Лобанов В.Ф. Указ. соч. С.42.
  446. ГАИО, ф.50, оп.1, д.11198, л.80об.
  447. Юрганова И.И. История... С.38-39; Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.170.
  448. ЗЕВ. 1913. № 24. Отдел офиц. С.147-148.
  449. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. ... С.80, 83, 86, 135, 167, 188.
  450. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись... С.748.
  451. Подсчитано по: Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX века. Новосибирск, 2002.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дулов А. В., Санников А.П. | Источник(и): Православная церковь в Восточной Сибири в XVII - начале XX веков / А.В. Дулов, А.П. Санников. - Иркутск. 2006 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2006 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.