Монастыри Восточной Сибири в XVIII в. // Дулов А.В., Санников А.П «Православная церковь в Восточной Сибири в XVII- нач. XX вв.» (2006)

Вы здесь

В 1706г. в Восточной Сибири действовало 14 монастырей, имевших статус самостоятельных. Из них 12 были мужскими и 2 - женскими. В 1725г. самостоятельных монастырей осталось 12, а число приписных увеличилось до 4. После реформы 1764г. их число сократилось, составив к концу XVIII в. 9. В Приенисейском крае осталось 3, в Якутии - 1, в Прибайкалье - 3 и в Забайкалье - 2.

В начале XVIII в. все они находились под управлением тобольского митрополита. В 1706г. 4 монастыря (Иркутский Вознесенский мужской, Иркутский Знаменский женский, Нерчинский Успенский мужской и Посольский Преображенский мужской) были переданы под управление иркутского викария Варлаама. После учреждения самостоятельной Иркутской епархии они также вошли в ее состав. В 1731г. в состав Иркутской епархии передали 3 мужских монастыря: Селенгинский Троицкий, Киренский Троицкий, Якутский Спасский и 3 приписных пустыни: Братскую Спасскую пустынь Иркутского Вознесенского монастыря, Покровскую и Успенскую пустыни Якутского Спасского монастыря. Таким образом, к ведению иркутских епископов относилось 7 самостоятельных монастырей и 3 приписные пустыни, а под управлением тобольских митрополитов осталось 6 монастырей Восточной Сибири.

В XVIII в. определились основные направления деятельности монастырей и их специализация. Центрами духовных правлений оставались 5 монастырей (Туруханский Троицкий, Енисейский Спасский, Киренский Троицкий, Якутский Спасский, Селенгинский Троицкий), а Иркутский Вознесенский долгое время считался кафедральным. Миссионерскими были 4 монастыря (Туруханский Троицкий, Якутский Спасский, Селенгинский Троицкий, Посольский Преображенский), они являлись ключевым звеном в распространении православия среди коренного населения. Селенгинский Троицкий монастырь был объявлен "противораскольническим".

Монастыри сыграли положительную роль в распространении грамотности в Восточной Сибири. В четырех из них (Туруханском Троицком, Енисейском Спасском, Иркутском Вознесенском, Якутском Спасском) в XVIII в. действовали учебные заведения. Практически во всех монастырях имелись библиотеки, а во многих велись летописи. В пяти монастырях имелись кельи для "больнишников", где оказывалась помощь не только монашествующим, но и поселенцам.

Значительный вклад был внесен монастырями в развитие каменного строительства и архитектуры. В XVIII в. в большинстве из них деревянные постройки были заменены на каменные. Многие из воздвигнутых церквей и соборов являются яркими образцами церковной архитектуры.

Одновременно власти использовали монастыри для помещения неугодных лиц или преступников. Тюрьмы имелись в восьми монастырях. Широко практиковалось одиночное заключение. Суровые условия для заключенных были в Селенгинском Троицком, Якутском Спасском и Енисейском Рождественском монастырях.

Наиболее известным политическим ссыльным XVIII в., был схимонах Гедеон (в миру Георгий Дашков). Это видный церковный деятель, сподвижник Петра I, бывший архиепископ Ростовский и первый вице-президент Синода. В 1735г. этого "государственного преступника" привезли в Нерчинский Успенский монастырь на вечное поселение. Настоятелю предписывалось содержать Гедеона "до смерти неисходно под крепким караулом". Умер Гедеон в апреле 1739г.

В монастыри Восточной Сибири были помещены дети известного государственного деятеля и дипломата А.П.Волынского, казненного в годы "бироновщины": Петр — в Селенгинский Троицкий монастырь, Мария — в Енисейский Рождественский, Анна — в Иркутский Знаменский. В 1741г. все они получили свободу. В Якутский Спасский мужской монастырь была сослана графиня Анна Гавриловна Бестужева-Рюмина. Она содержалась под строгим караулом и прожила в нем около пяти лет до 1751г. В конце 1770-х гг. в монастыри Восточной Сибири направили участников движения Е.И.Пугачева. Среди заключенных XVIII в. упоминались "учителя раскольнические" и лица, заподозренные "в общении с нечистой силой". В монастыри на исправление и покаяние направлялись заказчиками или архиереями клирики, совершившие различные проступки.

Существенный вклад внесли монастыри в заселение и хозяйственное освоение Восточной Сибири. Они сумели к 1760-м гг. создать устойчивые хозяйства и развить промыслы. Накануне секуляризации им принадлежало более 3 тыс. зависимых крестьян, а размеры монастырской пашни превышали 4 тыс. дес. Наиболее крупными были хозяйства Иркутского Вознесенского, Селенгинского Троицкого, Посольского Преображенского, Киренского Троицкого, Туруханского Троицкого и Енисейского Спасского монастырей, за каждым из которых числилось более 300 душ крепостных. Хозяйство остальных монастырей имело местное значение.

При обработке монастырской пашни использовалась трехпольная система, а для поддержания плодородия почвы унаваживались. В монастырских вотчинах имелись мельницы. Значительную роль в хозяйстве Туруханского Троицкого, Енисейского Спасского и Иркутского Вознесенского монастырей играл соляной промысел.

При заселении своих вотчин монастырям приходилось соблюдать гибкость, оказывать поселенцам на первых порах помощь. В целом же, монастыри являлись носителями феодально-крепостнического уклада, хотя и в значительно смягченной форме.

Последовавшая в 1764г. секуляризационная реформа резко сократила доходы монастырей, а ряд из них поставила на грань выживания. Штатное содержание получили лишь 8 монастырей. Все они были отнесены к 3-му классу, а размер ежегодных выплат составил 806 руб. 30 коп. Одновременно монастыри были избавлены от обременительных хозяйственных функций, смогли сосредоточиться на религиозной деятельности.

В Приенисейском крае наиболее значимым оставался Туруханский Троицкий монастырь. В XVIII в. он являлся не только центром духовного правления, но и центром миссионерской деятельности и распространения православия на севере Приенисейского края. В 1722г. здесь была открыта школа для обучения детей "инородцев", первая в Восточной Сибири.

Особое значение монастырю придавало нахождение в обители мощей Василия Мангазейского. В XVIII в. было предпринято несколько попыток его канонизации для "общероссийского прославления", подготовлено "Житие..." и свидетельства "чудес". Однако Синод отклонил все предложения. Поэтому Василий Мангазейский считался местночтимым святым. Одновременно настоятели монастыря готовили материалы для канонизации его основателя Тихона, над могилой которого в начале XIX в. соорудили часовню.

В монастыре имелась значительная по тем временам библиотека, включавшая более 100 изданий. Она содержала редкие рукописные книги, жития святых, летописи, царские грамоты и памяти. Многие издания были перевезены из "златокипящей Мангазеи". Из Мангазеи привезли знаменитые пелымские колокола.

В начале XVIII в. основные монастырские постройки были деревянными. Они поддерживались в порядке и при необходимости перестраивались. 14 ноября 1726г. в монастыре произошел сильнейший пожар. В огне погибли Благовещенская и Троицкая церкви, ризница, иконы, библиотека, колокольня и другие постройки. Братии пришлось отстраивать монастырь заново. Появились кельи, а в 1728г. построили небольшую деревянную Благовещенскую церковь для молений. В 1743г. ее разобрали и начали возводить деревянную Троицкую церковь с Благовещенским приделом.

Основные строительные работы в монастыре развернулись в конце 1770-х гг., при игумене Феофане. В 1778г. заложили каменную Троицкую церковь с Благовещенским приделом. Однако строительство велось медленно из-за недостатка средств, а также необходимости доставлять строительный материал из Енисейска. Отправкой материалов занимался протопоп Енисейского Богоявленского собора Тимофей Родюков, строительство вели мастера Савва Курдюков, его сын Степан и Семен Селиванов. С 1789г. строительство ускорилось, потому что в монастыре удалось наладить производство кирпича. В 1792г. был освящен Благовещенский придел, в 1801г. — Троицкий храм. Окончились работы в 1806г., после того как была построена колокольня и исправлены недоделки44 . Монастырь был обнесен деревянным заплотом с воротами на северной стороне.

В монастырский комплекс также входили деревянные кельи "настоятельские вместе с братскими в одной связи с двоими сенями: в настоятельских залы с прихожею, спальнею и кладовой, а в братских 3 чулана с прихожей, и в сенях столько же кладовых. 5 амбаров, из коих 3 в одной связи, а 2 порознь, баня на юго-восточном углу ограды, 2 погреба. Вне ограды монастырской 4 служительские избы, 1 со скотским двором"45.

Основной доход обители приносил пушной промысел и добыча соли. К середине XVIII в. Туруханский Троицкий монастырь сосредоточил в своих руках половину всех пушных промыслов Приенисейского края. Из 47 промысловых зимовий 23 принадлежали монастырю 46. Зимовья-однодворки были разбросаны по всему уезду. Проживавшие в них крестьяне земледелием не занимались, за исключением сел по Нижней Тунгуске. По сохранившимся описаниям типичное зимовье имело "покрытый двор, который служит за сени. В оном же службы, анбар, баня, собачьи гнезда, тут же дрова и снег для воды" 47. Ежегодно монастырь получал более 150 шкурок песцов. Так, в 1732г. было получено 188 песцов и 65 недопесков, в 1753г. 128 песцов, 26 недопесков 48.

В Усольской вотчине производилась добыча соли, в среднем до 10 тыс. пудов в год. Предприятие по своему характеру напоминало мануфактурное производство, использовался наемный труд. В 1735г. в амбарах монастыря хранилось 3 тыс. пудов соли. В 1762г. Туруханский Троицкий монастырь продал в казну 5360 пудов соли на 414 руб., а в 1763г. только в Енисейске им было продано 6650 пудов соли на 471 руб. 49

Неоднократно братией предпринимались попытки завести пашни в Туруханском (Мангазейском) уезде, где были поселены вкладчики и "покрутчики" монастыря, но от недорода хлеба они разбежались, а многие ушли на Лену. В целом же, накануне секуляризации монастырю принадлежали, кроме зимовий, Усольская, Тунгусская и Балахтинская вотчины, деревни — Барковская, Вагина, Мысовская, Культуцкая, Мурманская, Глинская, Усольская, Черная. Здесь засевалось ржи около 100 дес., овса, ячменя и пшеницы — 35 дес.

К 1763г. за Туруханским Троицким монастырем числилось 399 ревизских душ 50. После секуляризации монастырь был отнесен к 3-му классу.

В Енисейске долгое время существовало Абалацкое подворье Троицкого монастыря, в котором с 1763г. размещалась русско-латинская школа для детей духовенства. Его настоятель, в сане иеромонаха, управлял близлежащими вотчинами. После 1764г. его хозяйственно-административные функции были утрачены. В 1775г. на подворье произошел пожар, уничтоживший значительную часть построек. После этого было принято решение Абалацкое подворье упразднить. Сохранившаяся Владимирская церковь после ремонта стала городской кладбищенской церковью.

В первой половине XVIII в. обустраивался Красноярский Введенский мужской монастырь. Он утратил оборонительное значение и стал обзаводиться хозяйством. В 1733г. его земельные владения составляли 276 дес. пашни. В 1739г. в двух вотчинах — Березовке и Подъемном насчитывалось 42 двора, в которых числилось 318 душ м.п., включая малолетних. Застраивались деревни Комарова, Мертинская, Тигнина и Пакулева. Монастырю принадлежали сенные покосы и рыбные ловли, имелись мельницы и кузница. К моменту секуляризации взрослое крестьянское население составляло 196 человек 51. Крупного строительства в монастыре не велось. Все постройки были деревянными. Численность братии не превышала 10 человек. После реформы 1764г. он остался "на своем содержании" и из-за недостатка средств был упразднен.

После секуляризации прекратил свое существование Лосиноборский Спасо-Преображенский монастырь (Кетская пустынь). Он находился в глухой таежной и болотистой местности. Утратив земельные владения и оказавшись без средств, братия перебралась в Енисейский Спасский монастырь. Последнее напоминание о нем — Преображенская церковь — была сломана в 1823г. 52

Драматично сложилась история Кашиношиверского Спасского монастыря. В начале века он понемногу отстраивался. Вокруг обители сложилось поселение — Кашиношиверское. В 1730-х гг. на него было совершено нападение разбойников, которые ограбили и сожгли монастырь, убили всех монахов. Иркутский епископ Иннокентий Нерунович попытался помочь обители. Сюда направили несколько монахов и разрешили им проводить моления в уцелевшей настоятельской келье. В 1742г. обитель упоминается в "Описании дороги" С.П.Крашенинникова. В 1755г. здесь была построена деревянная Преображенская церковь. Однако восстановить монастырь не удалось, и после 1764г. его упразднили. В 1828г. на месте монастыря енисейский купец Захар Толстых построил каменную Преображенскую церковь 53.

Енисейский Спасский монастырь отстраивался медленно. Каменное строительство на его территории началось лишь в 1740г. В 1740-1750-е гг. перестраивается Спасский храм, имевший 2 придела и колокольню. Он был расположен на холме и отличался богатым декором. В 1785-1796гг. на средства архангельского купца Дмитрия Лобанова была построена надвратная церковь Захария и Елизаветы с двумя приделами. Он же финансировал работы по перестройке настоятельского корпуса и келий. Первый этаж корпуса был построен в 1794-1796гг. Первоначально здание было одноэтажным. Второй этаж надстроили в 1826-1827гг. В 1789г. Лобанов организовал работы по сооружению каменной ограды по всему периметру. Они продолжались более 10 лет и были завершены в 1806г. Таким образом, монастырский комплекс в начале XIX в. включал 2 церкви с приделами, настоятельский корпус, кельи монашествующих, хозяйственные постройки, обнесенные каменной оградой 54.

С 1775г. в монастыре размещалась школа для детей духовенства, преобразованная в 1780г. в духовное училище. Здесь также находилось духовное правление. Монастырская библиотека к началу XIX в. насчитывала более 300 книг. Монахи вели летопись, в которой отмечались наиболее важные события, начиная со времени основания.

До 1764г. монастырь обладал крупным хозяйством. Его основу составляло сельскохозяйственное производство. В 10 деревенях проживало 396 ревизских душ 55. В начале XVIII в. в монастырские житницы собиралось более 6 тыс. пудов хлеба, а к 1760-м гг. сбор зерновых увеличился. В 1762г. в амбарах монастыря хранилось свыше 9 тыс. пудов хлеба, из которых на внутренние потребности расходовалось около 3 тыс. пудов, а более 6 тыс. пудов продавалось в Енисейске или выдавалось в качестве ссуды поселенцам.

Совместно с Туруханским Троицким монастырем осуществлялась добыча соли. В 1762г. Енисейский Спасский монастырь продал 7268 пудов соли на сумму 564 руб. 29 коп., а в следующем году выручка составила 540 руб. 56 После секуляризации монастырь был причислен к 3-му классу.

Развитие Енисейского Рождественского женского монастыря шло медленно. В XVIII в. он был частично перестроен. В 1740г. на месте деревянной Рождественской церкви возвели каменную, а в 1754-1776г. построили также каменную Владимирскую церковь. Хозяйственная деятельность осуществлялась вполне успешно. К моменту секуляризации монастырь имел 4 деревни: Устюжскую, Будимскую, Николаевскую и Гнеденскую, в которых проживало 249 крестьян. Пашня монастыря составляла 110 дес., которые засевались рожью 57. После секуляризации он был отнесен к 3-му классу.

Первая половина XVIII в. стала периодом подъема Якутского Спасского монастыря. Этому способствовало налаженное хозяйство и разумная деятельность его настоятелей, среди которых было много известных церковных деятелей. В течение XVIII в. во главе монастыря сменилось 9 настоятелей и 2 строителя, из которых 7 были направлены из других сибирских монастырей.

Наиболее известным был архимандрит Илларион Лежайский. Он прибыл в монастырь летом 1709г. и оставался во главе обители до 1714г. Илларион Лежайский происходил из Малороссии, образование получил в Киевской духовной академии. В Сибири оказался в 1706г. по приглашению митрополита Филофея. Первоначально Илларион занимал должность проповедника при Софийском соборе Тобольска и активно занимался миссионерской деятельностью. В 1707г. он был направлен в Китай, где пробыл около 2-х лет. После возвращения в Тобольск его посвятили в сан архимандрита и направили в Якутск в качестве настоятеля и заказчика Якутской десятины. Во главе обители он находился около 6 лет. В 1714г. Илларион был назначен главой первой Пекинской духовной миссии и в начале следующего года отбыл из Якутска. В конце 1715г. миссия прибыла в Пекин. Духовную миссию архимандрит Илларион Лежайский возглавлял до самой кончины — 26 апреля 1718г.

Архимандрит Илларион проявил себя как деятельный настоятель. По его инициативе в Западно-Кангаласском улусе на берегу р. Лены в 84 верстах от Якутска была заложена Покровская пустынь на месте часовни, построенной в 1682г. при воеводе И.Приклонском. В создании пустыни активное участие приняли якутский воевода Ельчин, сын боярский Д.Кычкин и промышленники. 28 июня 1714г. поступила грамота тобольского митрополита Иоанна Максимовича на строительство церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы, которую заложили осенью того же года. Иконы для церкви были написаны Афанасием Новгородовым. Покровская пустынь имела важное экономическое значение и служила опорным пунктом для миссионеров.

В 1711г. в нижнекамчатских вотчинах монастыря была основана Успенская пустынь. В 1717г. монах Игнатий Козыревский построил в ней молитвенный дом. Здесь осуществлялась заготовка рыбы для монастыря, предпринимались попытки организации миссионерской деятельности. Однако аборигенное население отнеслось к миссионерам враждебно. В 1731г. чукчи и "камчадалы" разорили и сожгли Успенскую пустынь.

Серьезным испытанием для Якутского Спасского монастыря стал 1711г. Произошел сильнейший пожар, в ходе которого сгорели Спасская церковь, колокольня и амбары. В огне погибли все иконы, колокола, книги, утварь и припасы. Братии пришлось приложить немало сил, чтобы отстроить монастырь заново. За три года основные постройки удалось восстановить. Согласно описанию 1737г., монастырь был обнесен прочной оградой, внутри которой размещались три церкви, каменная палата, 10 келий, 4 амбара. За оградой размещались избы вкладчиков и трудников, хлев, кожевенная мастерская, квасная изба, две бани 58.

Хозяйство монастыря было хорошо организовано и отличалось многопрофильностью. В 1720-х гг. в монастырь поступало свыше 3 тыс. пудов хлеба, а в 1760-е гг. - 5 тыс. пудов. Так, в 1762г. в монастырь доставили 5223 пуда хлеба. Увеличилось также поголовье скота со 120 голов рогатого скота и 20 лошадей в 1721г. до 228 лошадей и 170 голов рогатого скота в 1735г., а в 1763г. поголовье рогатого скота составило 239 голов 59. Основное зерновое производство монастырь вел в Тыптинской вотчине на Лене. Под Якутском и в Покровской пустыни разводили скот, а на Камчатке содержали рыбные ловли. До реформы 1764г. за монастырем значилось крестьян 87 душ м.п., проживавших в 4 поселениях, засевалось около 100 дес. пашни.

После секуляризации монастырь остался "на своем содержании". В 1766-1769гг. были ликвидированы вотчины по Лене, в 1771г. распродали лошадей и рогатый скот, находившийся под Якутском, и отписали земли на Камчатке. Монастырь существовал как простой приход. Братии пришлось отказаться от содержания Покровской пустыни, которую упразднили. Обитель держалась за счет пожертвований прихожан и помощи администрации. Пожертвования приносились пушниной, хлебом и скотом. Монастырь занимался торговым промыслом, для чего содержал в Якутске "две лавки торговые провиантские".

Поступавшие средства позволяли не только существовать, но и застраиваться. Многие здания были перестроены в каменные. В 1800г. монастырь окружал заплот с тремя проезжими воротами. Внутри находились две каменные церкви, колокольня, каменные палаты, три кельи, кухня, пивоварня, баня с горенкой, 10 амбаров, каменный столп для солнечных часов, крытая тесом завозня. Численность братии составляла 10 человек.

Якутский Спасский монастырь распространял христианство среди аборигенного населения, служил опорой для миссионерской деятельности. С 1736 по 1744г. в монастыре действовала школа для детей духовенства и новокрещеных. Понимая его значимость для епархии, иркутский архиерей Вениамин Багрянский в 1800г. добился от Синода причисления монастыря к 3-му классу и определения денежного содержания.

В начале XVIII в. продолжала застраиваться Братская Спасская пустынь. В 1722г. в ней имелась "церковь божия вседержителя Спаса с тремя кельями", обнесенная оградой 60. В описи 1762г. кроме этих построек упоминаются еще три кельи, девять хлебных амбаров и баня. За оградой помещались "изба столовая, у которой двор конский, изба скотская с пригонами, овин з гуменником и пригонами", баня, квасоварня, кузница и три огорода 61. В 1722г. в пустыни проживало 7 человек, включая вкладчиков. До 1724г. она относилась к Тобольской митрополии.

Трудные времена для пустыни наступили в 1724г., когда по решению Синода она была лишена статуса самостоятельной обители и приписана к Иркутскому Вознесенскому монастырю. По распоряжению архимандрита Антония Платковского вся монастырская казна и хлебные запасы были вывезены в Иркутск, туда же перевели братию, за исключением престарелого посельного монаха Иасона. В результате пустынь так и не смогла превратиться в самостоятельный монастырь, несмотря на то, что все предпосылки к этому имелись.

В 1730-1740-е гг. число монахов редко превышало три человека. Никаких новых построек не сооружалось. Средства, выделяемые Вознесенским монастырем, были скудными, их едва хватало на поддержание имевшихся строений.

В 1746г. неожиданно Братская Спасская пустынь на год стала своеобразным центром Иркутской епархии. Вызванный в столицу иркутский епископ Иннокентий Нерунович в августе 1746г. из-за тяжелой болезни и сложности пути вынужден был здесь остановиться. Отсюда архиерей управлял делами епархии. Пустынь стала его последним местом пребывания. Умер Иннокентий Нерунович 26 июля 1747г. и был здесь же похоронен.

В 1750г. в монастыре произошел пожар, уничтоживший большую часть построек и Спасскую церковь. Управляющий пустынью старец Михей организовал работы по возведению нового храма, который освятил в 1754г. епископ Софроний Кристаллевский, посетивший пустынь, прибывая на иркутскую кафедру. По сохранившимся описаниям "это была одноэтажная постройка под двускатной кровлей с двумя главами над храмом и над притвором. Храм и трапезную разделяли 4 колонны" 62.

Реформа 1764г. стала для Братской пустыни смертельным ударом. На момент секуляризации пустынь имела хорошо отлаженное хозяйство. За ней числилось 180 крестьян, проживавших в 5 поселениях. Ежегодно собиралось более 1,6 тыс. пудов "хлеба разного", ставилось 700 копен сена, имелось довольно внушительное поголовье лошадей и крупного рогатого скота, действовало несколько мельниц. Все это имущество было распродано, земельные владения изъяты. Средств от государства определено не было, а Иркутский Вознесенский монастырь отказался от содержания пустыни. Оставшихся монахов перевели в Иркутский Вознесенский монастырь, а сохранившиеся хозяйственные постройки были проданы в 1769г. за 73 руб., а непроданная часть, оцененная в 42р. 36 коп. — передана на сохранение крестьянскому старосте63. Таким образом, в 1769г. Братская Спасская пустынь прекратила свое существование.

Последнее напоминание о ней — Спасский храм — в 1776г. по решению епископа Михаила Миткевича был разобран и перенесен в Большеокинское селение, на место сгоревшей церкви. В 1778г. он был освящен во имя Пророка Илии 64. Ильинская церковь просуществовала до начала ХХ в., а в 1912г. разрушилась из-за ветхости.

Заметную роль в религиозной жизни региона в XVIII в. играл Киренский Троицкий монастырь. С 1698 он являлся центром духовного правления. Вопрос о его принадлежности не раз становился предметом спора между иркутскими и тобольскими архиереями. После образования самостоятельной Иркутской епархии в 1727г. монастырь остался в составе Тобольской митрополии, и был передан под управление иркутских архиереев в 1731г.

В первой половине XVIII в. хозяйство Киренского Троицкого монастыря заметно увеличилось. К 1760 гг. за ним числилось 439 человек, без учета поденных работников. Земельный надел составлял 1026 дес. — 478 дес. пашни и 548 дес. сенокосов. Ежегодно собиралось более 17 тыс. пудов хлеба, из них более 12 тыс. пудов направлялось для продажи в Якутск, ставилось свыше 14 тыс. копен сена. Животноводческое хозяйство стало значительным. Оно состояло из 254 лошадей, 690 голов крупного рогатого скота, 149 свиней, 458 овец 65. Дополнительный доход приносили рыбные ловли. Монастырю принадлежали 3 мельницы, кузница и кожевня.

Монастырь успешно застраивался. К 1707г. имелись церкви — Троицкая и Иоанна Предтечи, колокольня с 7 колоколами, 10 келий, 2 амбара, поварня, трапезная, 2 погреба, конский двор и колодец 66.

Сложные времена для братии наступили во второй половине XVIII в. В 1754г. произошло большое наводнение, в ходе которого был затоплен весь монастырь, снесло половину ограды и "причинило великое разорение". В 1757г. в монастыре случился пожар, уничтоживший Троицкую церковь и большую часть деревянных построек. В связи с этим игумен монастыря Вениамин Юзефович в 1758г. принял решение о переносе монастыря на более высокое место. На новом месте возвели кельи, ограду с четырьмя башнями, надвратную церковь, келарню, сеновалы и другие строения. В 1767г. после перестройки больничной кельи была освящена Троицкая церковь. В 1786г. ее перенесли на место сгоревшей церкви и вторично освятили 67. В 1784г. была заложена каменная Троицкая церковь. Нижний этаж с Троицким приделом освятили в 1790г., а верхний этаж с приделом во имя Казанской Божией Матери (впоследствии Предтеченский) - в 1817г. Украшением монастыря стала новая надвратная Николаевская церковь, возведение которой началось в 1758г. Однако финансовые трудности приостановили строительство, которое удалось завершить лишь в 1785г.

В ходе секуляризации монастырь потерял все вотчины, лишился мельниц и другого имущества, утратил поголовье скота. Власти стремились как можно быстрее реализовать монастырское имущество, продавая его за бесценок. В результате доходы от продажи оказались в 3-5 раз меньше реальной стоимости. Монастырь был отнесен к 3-му классу. При этом игумен получал 150 руб., а остальные монашествующие от 8 до 22 руб 68. Численность братии сократилась до 12 человек.

Однако монастырь не утратил своей значимости. Он по-прежнему сохранял функции духовного правления. Сюда же направлялись наказанные священно- и церковнослужители, для исправления нравов. В 1786г. в монастыре была открыта школа, в которой обучали детей письму, чтению и пению, однако просуществовала она менее года. Более века велась летопись монастыря.

В XVIII в. в монастыре сменилось 8 настоятелей. Среди них было немало деятелей, преданных церковному служению. Игумен Вениамин Юзефович проявил себя как талантливый администратор, сумевший сохранить обитель в трудное время. Игумен Вонифатий Березкин, помимо административной деятельности, занимался живописью и иконописанием. Нижний этаж каменной Троицкой церкви он украсил иконостасом и иконами своего писания, часть своих икон он поместил в надвратной церкви.

Иркутский Знаменский монастырь в XVIII в. оставался единственным женским монастырем в Иркутской епархии. Поначалу число монахинь в нем было невелико. В 1728г. в монастыре проживало 12 сестер, вместе с настоятельницей, самой младшей из которых исполнилось 55 лет, а старшей — 85. При этом все они были неграмотными 69. Спустя 10 лет число монахинь увеличилось более чем в 3 раза. Епископ Иннокентий Нерунович даже ставил вопрос о разделении обители на две общины. Предполагалось новую общину организовать при Крестовоздвиженской церкви. Однако из-за самовольного захвата церковных земель иркутскими чиновниками построить новую обитель не удалось.

В 1708г. Знаменский монастырь приобрел бесценную реликвию —Евангелие с дарственной надписью царя Петра I: «Книга глаголемая Евангелия от благочестивейшаго великого Государя, Царя и Великого князя Петра Алексеевича, всея Великия, и малыя и белыя России самодержца, жалованная в девичий монастырь Знамения Пресвятыя Богородицы, Иркутский, года 1708 ... иже аще бы кто дерзнул от обители этой Богородичной отдалити, таковой во второе страшное пришествие Господа Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа ответ воздаст» 70. Царский подарок свидетельствовал о признании монастыря за пределами Сибири.

В конце 1740г. в Знаменский монастырь доставили дочь А.П.Волынского, казненного в Петербурге за участие в заговоре против Бирона, Анну, и постригли в монахини. В 1741г. последовал указ о помиловании детей Волынского. В 1742г. Анна была расстрижена и получила свободу. В память о своем пребывании в Иркутске она направила в монастырь напрестольное Евангелие в богатом окладе 71.

Экономическое положение Знаменского монастыря в первой половине XVIII в. оставалось стабильным. Монастырские владения были довольно внушительными. Монастырю принадлежало Китойское селение и 8 заимок и зимовий (7 по Ангаре: Долганово, Хромово, Молодово, Хомутово, Щеглово, Гнилокуровское, Никольское и 1 на Байкале: Лиственичное). На р. Ушаковке монастырь имел сенные покосы.

Основным источником доходов для монастыря являлась Китойская вотчина. В 1728г. здесь распахивалось 33 дес. земли. Конный табун насчитывал 75 голов, стадо крупного рогатого скота 90 голов и 35 овец. В селении проживало 120 крестьян, в 27 дворах 72. Здесь же стояли 3 мельницы. В 1764г., при описи монастырского имущества, в Китойском селении имелось: ржи - 3290 пудов, пшеницы - 1391 пуд, ячменя - 653 пуда, овса - 46 пудов, проса - 2 пуда, конопляного семени - 2 пуда, ржаной муки - 23 пуда, пшеничной - 9 пудов, ячневых круп - 15 пудов, овсяного толокна - 10 пудов 73. Монастырские заимки и зимовья с сенными покосами, рыбными ловлями и пивоварнями сдавались в аренду и ежегодно приносили около 300 руб. дохода. Накануне секуляризации Знаменский монастырь имел 355 ревизских душ 74.

После реформы 1764г. Знаменский женский монастырь зачислили в 3-й класс. Экономическое положение его резко ухудшилось. Посильную помощь монастырю оказали епархиальные власти и городские жители. Значительные вклады в монастырь внесли купеческие жены Н.Шелихова и Т.Сизых.

Ухудшение экономического положения незамедлительно сказалось на численности монахинь. После реформы в монастыре остались настоятельница, казначея и монахиня. Над обителью нависла реальная угроза закрытия. Игуменье Анне Истлентьевой (1753-1766) и епископу Софронию пришлось спасать обитель. Епископ обратился в Синод, который направил в Иркутск новую игуменью, казначею и 14 монахинь, прибывших в 1770г. 75 Однако на этом тяжелые времена для монастыря не закончились. В 1781 и 1787гг. произошло два пожара, уничтоживших многие постройки. Лишь к концу XVIII в. удалось завершить восстановительные работы и получить земельный надел.

На протяжении всего XVIII в. в монастыре велось строительство. В 1727г. началось возведение второй Знаменской церкви, также деревянной, но более вместительной. При каждой из церквей имелись приделы. К середине XVIII в. церкви сильно обветшали, поэтому решили строить каменную церквь, впоследствии заменившей вторую Знаменскую церковь. Ее сооружение началось в 1757г. Финансировал работы иркутский купец И.С.Бечевин. Однако завершить строительство он не смог: во время деятельности комиссии следователя Крылова он умер. С 1760г. каменная Знаменская церковь возводилась за счет средств монастыря. Изначально она задумывалась как двухпрестольная (Знаменский храм и придел во имя Николая Чудотворца). Затем к ней пристроили Казанский и Преображенский приделы. Главный храм был освящен в 1762г., а окончательно работы завершились в 1794г. Таким образом, Знаменский храм был уже четырехпрестольным. В таком виде он сохранился до нашего времени 76.

В 1731г., согласно "Иркутской летописи", в монастыре была заложена двухпрестольная деревянная церковь во имя великомучеников Дмитрия и Трифона; освящение приделов состоялось в 1739г. и 1746г. соответственно. К 1786г. церковь сильно обветшала, поэтому иконостас по решению монастырских и епархиальных властей был перенесен, а сама церковь после пожара 1787г. разобрана.

В 1742г., по указанию епископа Иннокентия Неруновича началось строительство надвратной Преображенской церкви. Сооружалась она на средства иркутского купца Ф.Щербакова. Освящение храма состоялось в 1745г. Церковь просуществовала до 90-х гг. XVIII в. В 1796г. (по другим данным в 1790г.) она была разобрана 77.

Пожар 1787г. уничтожил деревянную монастырскую ограду и часть построек. На собранные средства в 1792г. началось возведение каменной ограды, куда встраивались настоятельские кельи и постройки. Работы завершились в 1802г. Таким образом, Знаменский монастырь к началу XIX в. приобрел обустроенный вид.

Иркутский Вознесенский монастырь в начале XVIII в. превратился в крупнейшую обитель в Восточной Сибири. Его настоятели огромное значение придавали хозяйственной деятельности. В 1728г. в монастырских кладовых и на заимках имелось 17 тыс. пудов хлеба, монастырское стадо составляло 483 головы крупного рогатого скота, 110 баранов и овец, 222 лошади 78. За ним числилось 52 двора (195 ревизских душ) 79. Кроме земледелия, монастырь занимался ловлей рыбы на Байкале при деревне Голоустной. К середине XVIII в. его вотчины заметно увеличились, только пашенных земель значилось 600 дес. В 1755г. за Вознесенским монастырем значилось 464 души м.п., а накануне секуляризации - в 1764г. - уже 614 80.

Особое место в хозяйственной деятельности монастыря занимал соляной промысел. 19 января 1705г. на Малом острове на Ангаре (близ современного Усолья-Сибирского) была построена монастырская варница, названная Вознесенскою. На ней совершали 144 "вари" в год, получая за одну "варю" 70 пудов соли 81. Ежегодно монастырские запасы пополнялись на 10 тыс. пудов соли, что приносило доход до 1 тыс. руб. в год. В 1709г. сибирский губернатор М.П.Гагарин распорядился соляной промысел Вознесенского монастыря "взять в казну", выплатив компенсации 260 руб., по мнению настоятеля, "учинив монастырскую превеликую обиду и разорение". В 1728г., после обнародования "Устава о соляных промыслах и торговле оною..." Вознесенскому монастырю вновь разрешили заниматься соляным промыслом, выкупив у казны с торгов свою же варницу, но уже за 726 руб. 84 коп. Промысел постоянно расширялся. В 1738г. монастырь распространил хозяйственную деятельность на Большой остров, а 27 января 1747г. выкупил последнюю частную варницу у А.В.Пивоваровой. С этого времени Иркутский Вознесенский мужской монастырь стал единоличным владельцем Ангаро-Усольского солепромысла и приписанных к нему "земляных дач" 82.

Численность монашествующих Вознесенского монастыря к моменту открытия Иркутской епархии в 1727г. составляла 28 человек, в 1765г. она сократилась до 12, а к концу XVIII в. увеличилась до 40 83.

Вознесенский монастырь сыграл огромную роль в становлении Иркутской епархии. Прибывший в Иркутск в 1707г. епископ Варлаам Коссовский подолгу останавливался в монастыре. Монастырь частично финансировал церковное строительство, направлял иеромонахов в приходские церкви, где не было постоянных священников. В 1709г. епископ Варлаам, покидая Иркутск, прихватил из Вознесенского монастыря ризницу. Несмотря на все старания настоятелей и иркутских архиереев, возвратить ее так и не удалось. В 1714г. по решению тобольских властей была учреждена Иркутская десятина, главой которой стал настоятель Вознесенского монастыря архимандрит Мисаил, переведенный из Селенгинского Троицкого монастыря 84.

С 1720г. по 1728гг. во главе обители находился архимандрит Антоний Платковский. В 1724г. он добился приписки Посольского Преображенского монастыря и Братской Спасской пустыни. При их объединении все вотчины передали Вознесенскому монастырю, туда же отправили всю монастырскую казну и перевели братию. В результате Вознесенский монастырь стал крупнейшим в Восточной Сибири.

С 1727 по 1755 гг. Иркутский Вознесенский монастырь имел статус кафедрального. Здесь находилась резиденция иркутских епископов, и отсюда осуществлялось управление епархией. В Вознесенском монастыре размещался архиерейский приказ (1727-1746гг.). Его работой руководил настоятель монастыря. С 1746 по 1755г. здесь находилась Иркутская духовная консистория, одним из членов присутствия которой, зачастую первым, также был настоятель монастыря. Таким образом, в XVIII в. архимандрит Вознесенского монастыря являлся вторым лицом в Иркутской епархии.

Монастырь сыграл огромную роль в становлении духовного образования в Восточной Сибири. В его стенах в 1725г. была открыта школа для детей духовенства. Она размещалась в двух избах, принадлежавших монастырю. За его счет содержались учителя и поддерживались в порядке помещения.

С 1754 по 1787гг. Иркутским Вознесенским монастырем управлял архимандрит Синесий, много сделавший для обители. На период его управления выпало немало испытаний, связанных как с проведением правительственных реформ, так и со стихийными бедствиями, однако монастырь не только выстоял, но и получил мощный импульс для своего развития. При Синесии было завершено строительство главного Собора Вознесения Господня, закладка которого состоялась в 1739г. В 1759г. под колокольней был освящен придел во имя Антония и Феодосия Печерских, а в 1767г. — главный храм. Освящение провел епископ Софроний. На месте деревянной Успенской церкви, возведенной в 1741г., в 1780г. была заложена каменная, ее освятили в 1783г.

Успешное церковное строительство проводилось в непростых экономических условиях. После реформы 1764г. все монастырские земли и промыслы были изъяты государством, а монастырь зачислили в 3-й класс. Он существовал за счет государственного содержания и пожертвований. Только в конце XVIII в. удалось получить часть земельных владений и развернуть промысловую деятельность, что улучшило его положение.

Серьезным испытанием для обители стал пожар 11 июня 1783г. Пострадали все церкви, были уничтожены кельи, деревянные постройки, "колокола истопились, великий страх был" 85. Уцелела только деревянная Тихвинская церковь. Ее спасение в народе отождествлялось с нахождением мощей "божьего угодника" - первого иркутского епископа Иннокентия Кульчицкого. Епископ был похоронен в кирпичном склепе под алтарем Тихвинской церкви. Случай во время пожара способствовал распространению культа святителя. В монастырь стали стекаться паломники. По решению епархиальных властей братия записывала все случаи исцеления и готовили материалы для канонизации.

Одновременно с этим архимандрит Синессий создал условия для дальнейшего развития монастыря. К концу XVIII в. в Вознесенском монастыре имелось 3 церкви: Вознесенская, Успенская и Тихвинская, 12 жилых келий, часовни, хозяйственные и др. постройки. Главной своей задачей архимандрит видел повышение статуса монастыря и его перевод во 2-й класс. Однако завершить начатое он не успел. Только спустя 10 лет после кончины Синессия, в 1797г., Иркутский Вознесенский мужской монастырь был отнесен ко 2-му классу.

В трудных условиях действовал Нерчинский Успенский монастырь в Забайкалье. В 1706г. нерчинский сын боярский Никита Варламович Мара направил прошение в Сибирский приказ с просьбой о строительстве монастыря, поскольку "в Нерчинску де монастыря не бывало, и по се время нет". В прошении сообщалось, что поселенцы прибыли вместе с воеводой Пашковым, "лет пятьдесят назад..., а ныне престарели, и за старостию от службы отставлены... и желают постричься" в монахи 86. В 1707г. в Нерчинск к воеводе П.И.Мусину-Пушкину поступил царский указ, в котором требовалось для монастыря земли отвести, "крестьян селить из гулящих людей и из иноземцов, которые вновь крещены".

Строителем монастыря был назначен Никита Мара, которому определялось "монастырскую казну и крестьян ведать". При этом управлять хозяйством поручалось монастырским строителям, "а архимандритам и игуменам того монастыря крестьян не ведать, а ведать токмо церковь Божию... и церковное правило" 87. В результате Нерчинский Успенский монастырь стал первым в Восточной Сибири, где хозяйственные функции принадлежали строителям или выборным из вкладчиков, а полномочия игумена ограничивались исключительно вопросами церковной службы.

Строительные работы начались в 1708г. Никите Маре удалось пригласить к исполнению работ искусных зодчих, которые к 1712г. возвели каменную Успенскую церковь и колокольню. Церковь была выстроена в стиле нарышкинского барокко, отличалась пышностью и изящностью форм, отдаленно напоминая церковь из комплекса Новодевичьего монастыря. В 1712г. была получена грамота на ее освящение и антиминс, отправленный тобольским митрополитом Иоанном Максимовичем. Позднее были возведены хозяйственные постройки. Таким образом, монастырский комплекс включал 2 церкви — первую деревянную и новую каменную, кельи и каменную ограду с деревянными воротами и хозяйственные постройки. Большинство служб проводилось в деревянной церкви, поскольку для обогрева каменной требовалось много дров, а леса поблизости не было. В каменном храме службы проводились по торжественным случаям.

Численность братии в 1728г. составляла 11 человек, большинство из них были преклонного возраста. После реформы 1764г. в обители осталось только 3 монаха.

Функции настоятелей обители исполняли монастырские строители. В 1728г. строитель Варсонофий обратился к епископу Иннокентию Кульчицкому с просьбой направить в монастырь игумена. Епископ послал туда игумена Нафанаила, передав ему также полномочия по управлению Нерчинским духовным правлением.

Однако первый игумен столкнулся с серьезными трудностями. Братия отказалась исполнять его поручения, не допускала до управления хозяйством, ссылаясь на царский указ, высказывалась в адрес Нафанаила "поносными словами..., де послан в оной монастырь в ссылку" 88. В конфликт пришлось вмешаться архиерею в 1729г. и ликвидировать двоевластие, передав все полномочия настоятелю.

Епархиальные власти рассчитывали, что монастырь станет центром миссионерской деятельности, и будет осуществлять административные функции в духовном правлении. Однако желающих принять крещение и поселиться на монастырских землях не нашлось, проповеди православия среди аборигенов монахи практически не вели. Руководить церковным округом, в котором в 1754г. числилось 14 церквей (включая монастырскую) и 6 часовен из монастыря оказалось неудобно. Пришлось обустраивать в Нерчинске монастырское подворье, а настоятелям монастыря проводить много времени в городе, что негативно сказывалось на положении дел в монастыре. В 1754г. по решению иркутского епископа Софрония, центр духовного правления перевели в Нерчинск, а его главой назначили протопопа Богоявленского собора Илью Лебедева. Наместнику Успенского монастыря иеромонаху Тихону указывалось, что "в город-де ездить незачем". Таким образом, Успенский монастырь лишился административных функций.

Хозяйство монастыря имело местное значение. В 1712г. к нему было приписано 4 селения: Монастырское, Шивки, Кирочи и Каменское. Они насчитывали 17 дворов, в которых проживало 23 вкладчика и 10 пашенных крестьян. В 1719г. население монастырских вотчин составляло 50 душ м.п., в 1730-е гг. оно увеличилось до 100 душ м.п., в 1744г. за монастырем числилось уже 150 крестьян. В 1754г. к монастырю были приписаны земли у озера Шакша и Шакшинское селение. Вписаться в сложные экономические условия оказалось трудно. Все попытки завести зерновое хозяйство заканчивались неудачно, поскольку посевы вымерзали. Имевшиеся возможности для скотоводства ограничивались трудностями со сбытом. В донесениях настоятелей указывалось, что скот сбывать некому, а крестьянские хозяйства "маломощные".

Недостаточно активно проявляли себя настоятели. С 1735 по 1773г. их сменилось семь. Большинство из них присылались из Иркутского Вознесенского монастыря. Они рассматривали свое пребывание в обители как временное. Так, назначенный в 1735г. настоятелем иеромонах Боголеп за 2 года управления, судя по донесению воеводы Деревнина, "разстоил" все дела обители и "привел ее в нищету". Это же вынужден был признать посетивший Нерчинск епископ Иннокентий Нерунович. Иеромонахи Виктор и Виталий находились во главе монастыря менее 2 лет. Иеромонаха Антония в 1758г. обвинили в государственной измене за отказ поминать во время литургии великую княжну Анну Петровну и направили в Селенгинск для суда, но по дороге он умер. Дольше всех управляли монастырем наместники иеромонахи Иов (1737-1744гг.) и Тихон (1746-1756гг.), сумевшие поправить монастырское хозяйство. Последним игуменом монастыря стал нерчинский протопоп Илья Лебедев, принявший в 1760г. постриг. Он оставался во главе обители до момента ее упразднения в 1773г.

Реформа 1764г. лишила монастырь земельных владений, основного источника существования. В число штатных он внесен не был и остался на содержании епархии. Епископ Софроний поддерживал монастырь, однако достаточных средств у епархии не было, а добровольных пожертвований не поступало. Прибывший в Иркутск в 1772г. епископ Михаил Миткевич принял решение об упразднении монастыря. В 1772г. церковная казна в размере 150 руб. была передана в Нерчинский собор. В 1773г. наиболее ценные предметы, ризница, серебряная утварь, иконы с дорогими окладами и "прутовое серебро" были вывезены в Иркутск, в архиерейский дом. Остальное имущество и книги передали в Богоявленский собор Нерчинска. Последних обитателей монастыря игумена Исайю, иеромонаха Ианнуария и монаха Савву перевели в Киренский Троицкий монастырь, а дьякона, дьячка и пономаря распределили по церквям Нерчинского заказа. Церковь и помещения были запечатаны и заколочены, а монастырь с 1773г. закрыт.

В 1775г. по прошению крестьян Монастырского селения на месте монастыря был открыт церковный приход, объединивший 7 селений (86 дворов). Для поддержания прихода и пополнения церковной казны в 1781г. епископ Михаил Миткевич приказал разобрать каменные стены, кельи и прочие строения и продать "годный кирпич охочим людям". Таким образом, в начале XIX в. из всех построек сохранились только Успенская церковь и колокольня.

В начале XVIII в. успешно застраивался Посольский Преображенский монастырь. В 1700г. здесь имелась деревянная Знаменская церковь, Николаевская часовня, кельи для братии, обнесенные забором. Обустройство монастыря связано с именем купца г. Яренска Архангельской губернии Григория Афанасьевича Осколкова. Он стоял у истоков караванной торговли с Китаем, был выбран в комиссары китайского торгового каравана. В начале XVIII в. он познакомился с настоятелем монастыря иеромонахом Макарием и пообещал отстроить монастырь "своим коштом". В 1706г. Г.А.Осколков получил от тобольского митрополита Филофея грамоту на строительство каменной церкви "Во имя Преображения Господа Иисуса Христа". Он обязался украсить ее "святыми иконами и потребной утварью". В том же году Осколков выписал из Москвы книги, заказал колокола, начал заготавливать кирпич и известь.

Возвратившись в 1708г. из Москвы в Посольский монастырь, купец Осколков активно принялся за руководство строительными работами. Были построены каменные кельи для настоятеля и братии, необходимые для хозяйства постройки и службы. Осколков приобрел для будущей церкви резной иконостас и золото, чтобы его позолотить. Для строительства церкви было заготовлено 300 тыс. кирпичей.

В 1714г. в Иркутске умер первый игумен Посольского монастыря Макарий. Известие о смерти духовного наставника и друга повлияло на Г.А.Осколкова. Он передал монастырю 350 рублей, все оставшиеся у него средства, личное подворье, находившееся в 20-ти верстах от монастыря, 35 лошадей со всей упряжью. 10 декабря 1714г. Г.А.Осколков умер. Он погребен в монастыре и считается первым его строителем.

После смерти Осколкова строительные работы замедлились. Кирпича оказалось недостаточно, поэтому игумен Иов в 1718г. обратился к митрополиту Филофею с просьбой построить не каменную, а деревянную церковь. Строительство завершилось в 1722г., церковь освятили "Во имя Преображения Господня". В 1739г. из-за подтопления пришлось перенести к Прорвинской пристани Николаевскую часовню. В 1769г. в монастыре произошел пожар. Большинство деревянных построек погибло. Для проведения богослужений в 1770г. игумен Макарий выделил деревянную больничную келью, в которой была устроена Николаевская церковь. Каменный собор заложили в 1771г. Он планировался как двухэтажный. На первом этаже размещалась Знаменская церковь, освященная в 1774г., на втором — Преображенская, освященная в 1778г. Высота нового храма составляла 26 м, а колокольни — 32 м. В 1780г. была построена надвратная церковь во имя Иоанна Богослова и келья для настоятеля. В 1796г. возвели корпус из 4-х келий и хлебопекарню, а в 1797г. монастырь обнесли новым бревенчатым забором. Таким образом, к концу XVIII в. монастырский комплекс состоял из 3 церквей, 9 келий и хозяйственных построек, укрепленных мощной бревенчатой оградой. Рядом находилась пристань и Николаевская часовня. В 1800г. для монастыря был отлит большой колокол, весивший более 126 пудов.

Укрепление монастырских строений в XVIII в. являлось необходимой мерой, поскольку Посольский монастырь неоднократно подвергался нападениям бурят и беглых ссыльных. Наиболее серьезное нападение произошло 17 июня 1777г. Во время утрени более 30 вооруженных беглецов из Нерчинского завода штурмом взяли монастырь, связали игумена, казначея и братию "спину стегали и жгли огнем и говорили великие угрозы лишить жизни". Нападавшие обыскали весь монастырь, включая алтарь, вынесли все имевшиеся деньги и ценные вещи, сняли серебряное облачение с икон и удалились. При этом риз и богослужебных предметов не тронули 89.

Посольский Преображенский монастырь находился на пути следования в Забайкалье и Китай. Здесь останавливались все торговые караваны и посольства. В первой половине XVIII в. его посетили митрополит Филофей, послы Л.В.Измайлов и С.Л.Владиславич-Рагузинский и др. лица. При описании монастыря отмечалось, что "у сего монастыря пристают и разгружаются те суда, которые опаздывают итти вверх по Селенге, да и зимняя дорога лежит через сей монастырь" 90.

Наиболее трудный период в истории монастыря пришелся на 1724-1727гг. Он потерял самостоятельность и его приписали к Иркутскому Вознесенскому монастырю. Все монахи, казна, предметы культа, иконы и книги были переправлены в Иркутск. Монастырь начал приходить в запустение, хотя до этого имел устойчивое положение. Только в одной его вотчине - Куядской находилось "крестьян - 3 избы, амбаров с хлебом - 3, скирд - 17, лошадь - 131, рогатого скота — 121 и 125 мелкого, 35 десятин засеяно озимого хлеба, 16 бочек соленой рыбы" 91. Принимали монастырь иеромонахи Вознесенского монастыря Корнилий и Стефан. Они распоряжались как настоящие хозяева: ломали печати, замки и двери. Так, они увезли из монастыря незанесенный в опись ящик с монастырской казной в сумме 1400 руб. 92 Монастырь "остался впусте".

Под давлением купечества тобольский митрополит Антоний и губернатор Долгоруков обратились с прошением в Верховный тайный совет, в котором указывали, что "оной Посольской Преображенский пустынной монастырь построен на самом взморье, в летнее и зимнее время имеет пристань и в проезде всяких чинов людям в Китайское государство и в Мунгальскую землю как в пропитании, так и в прочих нуждах придает способность... А паче посылаемым с казною в Китайское царство для купечества комиссарам и целовальникам, от тово монастыря странноприятием бывает... И ежели оной монастырь упразднить и братство и служителей перевесть, то все оное изгибнет напрасно, и место запустеет, и проезжим людем приставать будет негде, потому что жилищ никаких тамо, кроме того монастыря не имееца" 93. По решению правительства в 1727г. монастырь вновь стал самостоятельным.

С 1707 по 1736г. Посольский Преображенский монастырь управлялся игуменами. За это время их сменилось четыре (Макарий, Иов, Таисий, Илларион). В дальнейшем, начиная с Иллариона Трусова, настоятелей монастыря в сане архимандритов направляли в Пекин, во главе духовной миссии. На месте же делами монастыря до 1764г. ведали наместники в сане иеромонахов. Их сменилось девять. С 1764г. до 1799г. во главе обители находилось поочередно пять игуменов. Многие из них проявили себя как грамотные проповедники и распорядительные администраторы.

Посольский Преображенский монастырь в XVIII в. оставался довольно крупным. В 1718г. братия составляла 23 человека, в 1728г. — 28. После секуляризации в монастыре осталось 14 монахов, а всего, включая служителей, поселенных солдат, "больнишников" и арестантов, проживало 62 человека. До конца XVIII в. монастырские штаты были заполнены.

Хозяйственная деятельность монастыря развивалась успешно. В 1707г. Г.А.Осколков отправился в Москву и подал прошение Петру I о выделении монастырю пахотной земли, сенных покосов и рыбных ловель (Коргинский сор, побережье Байкала от устья Селенги до Прорвы). 10 июня 1707г. прошение было подписано. Глава Монастырского приказа Мусин-Пушкин направил к иркутскому воеводе стольнику Лариону Синявину приказ выделить указанные земли.

Отвод земель состоялся только в 1709г., поскольку приходилось учитывать интересы местного населениея, лишавшегося рыбных ловель. В результате длительных споров о рыбных ловлях, продолжавшихся до 1727г., было принято решение "впредь онаго монастыря братии и служителям и промышленникам иметь свободные рыбные промыслы на Байкальском море, где они похотят; а именно: в Прорве и в Сору и по всем прочим местам, кроме Устья реки Селенги, где никому ловить невелено, дабы селенгинских жителей тем незлобить" 94.

Всего в 1709г. монастырь получил владения площадью более 3 тыс. дес., включая болота, леса, неудобья и озера Большое и Долгое. В 1718г. к монастырю приписали по р. Куяде 50 дес. пахоты и сенокосов на 500 копен. Эту вотчину довольно быстро заселили монастырскими крестьянами и она в короткий срок превратилась в крупное хозяйство. Здесь же в 1724г. построили мельницу. В 1722г. монастырь прикупил у солдата П.Черкашенина Рупышевскую деревню близ Кабанского острога "со всяким строением", 15 дес. пашни и покосов на 300 копен. В 1728г. в этой вотчине построили 2 мельницы. Всего же к 1764г. монастырь владел рыбными ловлями на Байкале, пятью селеньями, в которых проживало 233 души м.п., четырьмя мельницами. Таким образом, хозяйство Посольского Преображенского монастыря было одним из крупнейших в Забайкалье.

После секуляризации его отнесли к 3-му классу. При этом братии удалось отстоять часть рыбных ловель и 6 дес. сенных покосов, а в 1797г. к ним прибавили еще 24 дес.

Посольский Преображенский монастырь имел важное значение для Иркутской епархии. Он вел миссионерскую деятельность. Значительная часть хлебных запасов хранилась "про брацкий обиход и новокрещеным инородцам". Кроме того, монастырь имел право селить новокрещеных в своих вотчинах и предоставлять льготы по налоговым выплатам. Игумен монастыря Иоиль "в пребывании им в монастыре, к живущим в Селенгинском ведомстве по степям и другим местам, в стойбищах братских и монголов неоднократно, для проповеди слова божия выезжал" 95.

С 1725 по 1746г. монастырь финансировал содержание семи учеников в школе при Вознесенском монастыре. При этом всегда производил расчеты своевременно и сполна. С 1728 по 1736гг. за счет монастырских средств содержалась Троицкая церковь в Кяхте, устроенная послом Владиславичем-Рагузинским, и ее причт. До формирования собственного причта, к церкви направлялись иеромонахи. Ежегодно в архиерейский приказ посылались "гостинцы" - заготовленная рыба.

Особая роль для укрепления православия в Забайкалье отводилась Селенгинскому Троицкому монастырю. В начале XVIII в. здесь имелось 2 церкви, колокольня, кельи для братии, тюрьма, хозяйственные постройки и "припас огнестрельный". Монастырь пользовался значительными льготами и частично получал ружное жалование, выплачивавшееся до 1704г.

В 1710г. архимандрит Мисаил заложил Всесвятскую церковь, которая считалась самой красивой. Ее венчала "восьмигранная бочка", ниже располагались 4 главы. На одной из глав разместили "спасителев образ, сидящий на облаце". Картина, видимая далеко за оградой, производила сильное впечатление. В 1730-х гг. церковь перестроили. Был возведен стройный трехэтажный деревянный храм с восьмигранными объемами в виде террас, уменьшавшихся по мере подъема. У основания церкви была устроена крытая галерея на каменных колоннах. Вместо пяти глав осталась лишь одна с изящной маковицей с ажурным крестом 96.

В 1724г. частично обновили Николаевскую церковь, а в 1733г. из-за ветхости было принято решение об ее сносе. В 1797г. на ее месте была построена новая деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла. В 1740-х гг. подвергся перестройке Троицкий храм, у которого были сломаны обветшалые приделы, разобрана колокольня, а новая построена в единой привязке с храмом. На колокольне сохранили старые часы, а "компас указательный" убрали. В 1785г. "усердием" майора Карпова на месте деревянной Троицкой церкви построили новый каменный храм, являвшийся главным культовым сооружением монастыря. Новый Троицкий храм разделялся на теплую и холодную части.

Среди построек выделялась настоятельская келья, находившаяся отдельно и разделенная на 2 "апартамента". Монахи обитали в 10-12 кельях. Одна келья была выделена под "больнишников", в которой лечились и миряне. В состав хозяйственных построек входили хлебные амбары, конный и скотинный дворы, сенник, баня, "экипажный сарай", "мастерская изба". В северо-восточной башне разместили кузницу.

В середине XVIII в. сторожевые башни потеряли свое оборонительное значение и вошли в хозяйственный комплекс. В северо-западной башне размещались склады извести, а южные - перестроили под жилье для обслуги. В монастыре также находилась тюрьма "с колодниками". В северо-восточном и юго-западных углах находились колодцы. Внутри монастыря был разбит сад и находился огород. Таким образом, монастырь представлял собой замкнутый комплекс, а его обитатели могли длительное время существовать автономно.

Селенгинский Троицкий монастырь был полностью обеспечен утварью и иконами. В 1732г. монастырская библиотека состояла из 105 книг, среди которых имелись издания и светского характера. Книги поступали в монастырь не только из Москвы, Петербурга, но и из Киева и Могилева. К концу XVIII в. их количество удвоилось. Особой реликвией считалось Евангелие, напечатанное на александрийской бумаге с большим количеством гравюр, некоторые листы в середине издания были серебряными. Серебром с позолотой были окованы доски-обложки, а также защипы. Вес серебра этого уникального фолианта составлял 537 граммов.

В каждой из церквей имелся полный комплект риз. Как особые реликвии почитались митра архимандрита Мисаила и риза, вышитая и подаренная игумену Феодосию царицей Марфой Матвеевной, женой царя Федора Алексеевича, при отправке в Сибирь.

Братия была довольно многочисленной. В 1728г. в монастыре проживало 34 монаха. За исключением архимандрита и двух иеромонахов остальная братия была неграмотной. Возраст монахов составлял от 11 до 50 лет 97. После 1764г. численность братии сократилась и в 1770-е гг. составляла 13 монашествующих 98.

В течение XVIII в. во главе обители сменилось 9 настоятелей, из которых только 2 были сибиряками, остальные прибыли из Европейской России и Малороссии. В связи с длительными периодами отсутствия настоятелей (из-за отъезда или задержки с назначением) во главе обители находились наместники (7 чел.) из числа иеромонахов или иеродьяконов, являвшиеся строителями монастыря.

Монастырь играл ключевую роль в системе управления православной церковью в Забайкалье. Вплоть до конца XVIII в. он оставался центром духовного правления, несмотря на то, что Селенгинск утратил статус административного центра. Сюда направляли на исправление наказанных духовных лиц. Он являлся центром миссионерской деятельности. Он также носил статус "противораскольнического" и должен был проводить агитацию среди старообрядцев и не допускать распространения старой веры среди православного русского населения. Монастырь оказывал помощь в содержании школы при Вознесенском монастыре, хотя до 1731г. в состав Иркутского викариатства и епархии не входил.

Хозяйственная деятельность монастыря изучена достаточно подробно. К моменту вхождения в состав Иркутской епархии (1731г.) он владел обширными территориями. У самого монастыря сформировалось селение Троицкое, в 1714г. он получил право на владение озером Котокель и близлежащими землями, отличавшимися обилием сенокосов. Ряд селений поступило в монастырь в качестве вкладов. Наибольший доход приносила монастырю Хилоцкая вотчина, объединявшая земли по реке Хилок. В ее состав входили поселения: Еланское, Сухой Ручей, Бичура, Узкий луг, Буй, Красная слобода, Куналей, Харитоново. Позднее эти села вошли в состав Мухоршибирской и Куналейской волостей. С 1701г. монастырю принадлежала Кударинская волость, которую заселяли новокрещеными и монастырскими трудниками. В среднем, в этой вотчине в год собиралось до 1000 пудов хлеба и ставилось более 3 тыс. копен сена. Позднее монастырь приобрел Тимлюйскую вотчину. Кроме этого, монастырь владел рыбными ловлями на Байкале и занимался мукомольным промыслом, имея 6 мельниц.

Монастырские вотчины заселялись довольно быстро. В 1750-х гг. в трех вотчинах Хилоцкой, Тимлюйской и Кударинской проживало 529 душ м.п., среди которых было 22 новокрещеных бурята, занимавшихся хлебопашеством 99. Каждому из поселенцев монастырь выдавал подъемную ссуду "на обзаведенье": лошадь, корову, 20 пудов зерна, косу, сошники, медный котел, 2 серпа, топор. Взамен требовалось дать запись о пребывании "за монастырем", обработать 1 монастырскую десятину земли или "отсыпать" 25 пудов хлеба со двора. Кроме этого с каждого селения выставлялись на год "трудники" для монастырских работ и возился десятинный хлеб.

Монастырь заботился об обеспечении поселенцев женщинами. Используя установившийся порядок у бурят, по которому новокрещеная женщина обратно к родовичам не возвращалась, монашествующие крестили "беглых инородок" и выдавали замуж за поселенцев. Только в Кударинской вотчине в 1720-е гг. выдали замуж за гулящих людей 56 "новокрещеных девок и баб". В результате благодеяния монастыря привязывали накрепко человека к обители, который попадал в экономическую и юридическую зависимость. Для управления вотчинами в 1746г. была составлена особая "Инструкция" 100.

При недостатке рабочих рук монастырь нанимал окрестных крестьян или выдавал ссуды зерном под последующие работы в период страды.

В 50-60-е гг. XVIII в. в закрома Селенгинского монастыря засыпалось от 15 до 20 тыс. пудов зерна, круп и толокна. Из них монастырь часть расходовал на собственное потребление, часть отправлял для нужд епархии, а около 3 тыс. пудов ежегодно продавал. В наиболее урожайные годы продавалось более 7 тыс. пудов 101. Монастырская хлебная торговля стала значительным фактором экономики Забайкалья. Хлеб поставлялся гарнизонам и другим "командам".

Значительным было животноводческое хозяйство. В 1740г. в вотчинах монастыря имелось 840 голов крупного рогатого скота, 449 лошадей, 738 овец и коз 102.

Реформа 1764г. стала серьезным ударом по хозяйственному укладу монастыря. Потеряв все вотчины, ставшие государственными, крестьянское население и все поголовье скота, распроданное в течение года, монастырь был отнесен к 3-му классу. Наиболее трудным для Селенгинского Троицкого монастыря стал 1798г.: он лишился административных функций в связи с переводом духовного правления в Верхнеудинск, был выведен за штат и оказался "на собственном содержании". Монастырь выживал за счет сдачи в аренду рыбных ловель, пожертвований и свечной продажи. Вплоть до 30-х гг. XIX в. он находился на грани закрытия, но сумел выстоять.

В целом, большинство монастырей Восточной Сибири адаптировались к новым условиям. Они не только смогли сохраниться, но и продолжили развиваться, активно вели каменное строительство и оставались центрами православия в регионе.

Оглавление книги "ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В XVII – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ"

Примечания

Глава 2. Организация и деятельность православной церкви в XVIII веке

  1. Покровский И.М. Русские епархии в XVI-XIX вв. Т.1 Казань, 1897. С.529.
  2. Подробнее см.: Древние церковные грамоты... С.127-135.
  3. Покровский И.М. Указ. соч. Т.2. Казань, 1913. С.282.
  4. Древние церковные грамоты... С.154.
  5. ИЕВ. Прибавления. 1868. С.525-526.
  6. Описание документов и дел Святейшего Синода. Т.IV. № 422. С.430; Полное собрание постановлений и распоряжений Синода по ведомству православного вероисповедания Российской империи (ПСПиР). Т.5. СПб., 1881. № 1631.
  7. Национальный архив Республики Татарстан (НАРТ), ф.10, оп.2, д.899, лл.59, 72.
  8. Там же, лл. 81-82.
  9. Там же, л.86.
  10. ПСЗ-1. Т.7. №3870.
  11. Там же.
  12. Громов П. Указ. соч. С.57-59.
  13. ПСПиР. Т.5. №1935.
  14. Громов П. Указ. соч. С.152-153.
  15. Хрусталев Д.М. Летописные сведения об Иркутске и Иркутской епархии за двухсотлетний период их существования. Иркутск, б/д. С.10.
  16. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.476об.
  17. Наумова О.Е. Иркутская епархия. XVIII — первая половина XIX века. Иркутск, 1996. С.44-45.
  18. Громов П. Указ. соч. С.89.
  19. Знаменский П. Указ. соч. С.434.
  20. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.608.
  21. Там же. С.609.
  22. Там же.
  23. ИЕВ. Прибавления. 1865. С.431.
  24. Наумова О.Е. Указ. соч. С.44.
  25. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.1776-177.
  26. Там же. С.195.
  27. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.377.
  28. Наумова О.Е. Указ. соч. С.73.
  29. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.237.
  30. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.107-110.
  31. ЦГАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.273.
  32. Подробнее см.: Наумова О.Е. Указ. соч. С.84-85.
  33. ГАИО, ф.50, оп.1, д.132.
  34. Древние церковные грамоты... С.93-94.
  35. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.37.
  36. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.38.
  37. Громов П. Указ. соч. С.289.
  38. Там же. С.290.
  39. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.181.
  40. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.177.
  41. Вадим, архиепископ. "Во Святем Духе брат наш" // Русская сила. 2001. №5. С.4.
  42. Духовный ветроград Сибири // Земля Иркутская. 2000. №14. С.12.
  43. Там же. С.14.
  44. Троицкая церковь Туруханского монастыря // Памятники истории и культуры Красноярского края. Красноярск, 1989. Вып.1. С.332-336.
  45. Там же. С.331.
  46. К характеристике документов по истории Туруханского Троицкого монастыря в XVIII в., хранящиеся в Государственном архиве Красноярского края // Памятники истории и культуры Красноярского края... С.395.
  47. Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края. Новосибирск, 1981. С.195.
  48. Шорохов Л.П. Указ .соч. С.81.
  49. Там же. С.80.
  50. Там же. С.54.
  51. Там же. С.52.
  52. Там же. С.27.
  53. Там же. С.31.
  54. Монастырь Спасский XVIII — XIX вв. // Памятники истории и культуры Красноярского края... С.89-96.
  55. Шорохов Л.П. Указ. соч. С.53.
  56. Там же. С.80.
  57. Там же. С.54, 62, 75.
  58. Сафронов Ф.Г. Указ. соч. С.37.
  59. Шорохов Л.П. Указ. соч. С.71.
  60. Шерстобоев В.Н. Указ .соч. Т.1. С.516-517.
  61. Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Иркутск, 1957. Т.2. С.540, 555.
  62. Калинина И.В. Православные храмы Иркутской епархии. М., 2000. С.199.
  63. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.555.
  64. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.628.
  65. Шахеров В.П. Указ. соч. С.40-41; Шерстобоев В.Н. Указ. соч. С.525.
  66. Калинина И. Церковь Киренского монастыря... С.37.
  67. Калинина И.В. Православные храмы... С.283.
  68. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.555.
  69. ИЕВ. Прибавления. 1863. С.83.
  70. Громов П. Указ. соч. С.195-196.
  71. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.184-185.
  72. ИЕВ. Прибавления. 1863. С.83.
  73. ИЕВ. Прибавления. 1890. С.1-5.
  74. Громов П. Указ. соч. С.194; Наумова О.Е. Указ. соч. С.118.
  75. Торшина Н. Знаменский монастырь // Земля Иркутская. 1998. №10. С.25.
  76. Крючкова Т. "...усердием и капиталом" // Земля Иркутская. 1996. №5. С.68.
  77. Пежемский П.И., Кротов В.А. Иркутская летопись (1652-1856гг.). Иркутск, 1911. С.123, 142.
  78. Громов П. Указ. соч. С.195-196.
  79. Медведев С.И. Иркутский Вознесенский монастырь // Земля Иркутская. 1994. №1. С.20.
  80. Шавельский Л. Краткое историко-статистическое описание Иркутского Вознесенского монастыря. Иркутск, 1905. С.8; Наумова О.Е. Указ. соч. С.118.
  81. Душкин Ю.С. Соль земли // Земля Иркутская. 2000. № 13. С.11.
  82. Там же. С.11-12.
  83. Иркутск в панораме веков... С.115.
  84. Древние церковные грамоты... С.157.
  85. Громов П. Указ. соч. С.398.
  86. Там же. С.391.
  87. Там же. С.392.
  88. Там же. С.184-185.
  89. Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря... С.80.
  90. Описание Иркутского наместничества 1792 года. Новосибирск, 1988. С.87.
  91. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, лл.73-74.
  92. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.85.
  93. Историческое описание Посольского Спасо-Преображенского монастыря... С. 75.
  94. Там же.
  95. Там же. С.79.
  96. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь. Улан-Удэ, 1982. С.11.
  97. Громов П. Указ. соч. С.201.
  98. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С. 133.
  99. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь... С.20.
  100. Шмулевич М.М. Очерки истории Забайкалья... С.145-147.
  101. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь... С.22, 24.
  102. Там же С. 30.
  103. Древние церковные грамоты... С.156-157.
  104. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1879. Т.2. Ч.1. №422.
  105. Там же.
  106. ПСПиР. СПб., 1876. Т.IV. №1393.
  107. ИЕВ. Прибавления. 1865. С.82.
  108. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.530.
  109. ИЕВ. Прибавления. 1880. С.534-540.
  110. Громов П. Указ. соч. С.213-214.
  111. ПСПиР. СПб., 1881. Т.5., №1959.
  112. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.452.
  113. ИЕВ. Прибавления. 1866. С.299.
  114. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община в XVIII веке. Новосибирск, 1990. С.141.
  115. Там же. С.143.
  116. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.360.
  117. ПСЗ-1. Т.19. №14231.
  118. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.142.
  119. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.531-532.
  120. ИЕВ. Прибавления. 1872. С.122.
  121. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, лл.29-29об-30.
  122. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.332-333.
  123. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.322-323.
  124. Громов П. Указ. соч. С.404-405.
  125. Александров В.А., Покровский Н.Н. Власть и общество. Сибирь XVII в. Новосибирск, 1991. С.170.
  126. Щеглов И.В. Указ. соч. С.159.
  127. ПСЗ. Т.VI. №4122.
  128. ПСПиР. Т.3. №1054, 1134.
  129. ПСЗ. Т.XI. №8625.
  130. ПСЗ. Т.XIX. №13541.
  131. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.121.
  132. ПСПиР. Т.3. №1054.
  133. ПСЗ. Т.XIV. №10780.
  134. Громов П. Указ. соч. С.208.
  135. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.79.
  136. Калинина И.В. Развитие деревянного культового зодчества Приангарья и Приленья в XVII — начале ХХ в. // Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С.62-63.
  137. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.122.
  138. ПСПиР. Т.4. №1539.
  139. ГАИО, ф.275, оп.1, д.1, лл.92-93.
  140. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.122.
  141. Подсчитано по: Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.184-185, 189.
  142. Памятники истории и культуры Красноярского края... С.52.
  143. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.189.
  144. Бирюкова С.В. Богоявленский собор Енисейска: прошлое и настоящее // Молодежь и наука — третье тысячелетие. Сб. материалов. Красноярск, 2003. С.245-246.
  145. Город у Красного Яра... С.193.
  146. Памятники истории и культуры Красноярского края... С.318-319.
  147. Енисейский энциклопедический словарь... С.188.
  148. Подсчитано по: Шишигин Е.С. Указ. соч. С.27-28.
  149. Санников А.П. Организация и деятельность православной церкви на территории Прибайкалья во второй половине XVII-XVIII вв. Автореферат дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2004. С.20.
  150. Полунина Н.М. Живая Старина Приангарья. М., 1990. С.28, 31.
  151. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.78. Подробнее о строительстве Богоявленского собора см.: Крючкова Т.А. Из истории строительства и реставрации Иркутского Богоявленского собора // Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С.202-225.
  152. Санников А.П. Организация и деятельность православной церкви... С.21.
  153. Посчитано по: Калинина И.В. Православные храмы...; ГАИО, ф.50, оп.1, д. 3783, 3840, 3843, 3879, 3883, 3902, 3941, 4181, 4184, 4185, 4196, 4198, 4199, 4269, 4271.
  154. Жалсараев А.Д. Указ. соч. С.189.
  155. Громов П. Указ. соч. С.219.
  156. Там же. С.86-87.
  157. ПСЗ-1. Т.IV. №2186
  158. ПСЗ-1. Т.IV. №2308.
  159. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. С.30.
  160. Наумова О.Е. Указ. соч. С.53.
  161. ПСЗ-1. Т.IV. №2352.
  162. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1879. Т.2. Ч.1. №756.
  163. Зольникова Н.Д. Ставленнические дела как источник по социальным проблемам XVIII в. (по материалам Тобольской епархии) // Источниковедение и археография Сибири. Новосибирск, 1977. С.18.
  164. Там же. С.21.
  165. ПСЗ-1. Т.XII. №8981.
  166. Зольникова Н.Д. Ставленнические дела как источник по социальным проблемам XVIII в... С.21.
  167. Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. М., 1992. Т.2. С.527-528.
  168. ИЕВ. Прибавления. 1868. С.72.
  169. ИЕВ. Прибавления. 1868. С.12.
  170. Наумова О.Е. Указ. соч. С.51.
  171. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.560.
  172. Там же.
  173. Посчитано по: ГАИО, ф.50, оп.2, д.27; оп.7, д.53, 54, 62; Шерстобоев В.Н. Указ .соч. Т.2. С.558.
  174. Посчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.509, 514; оп.2, д.27; оп.7, д.53, 54, 62.
  175. Асочакова В.Н. Русская православная церковь в истории Хакасско-Минусинского края в XVIII — первой четверти XIX в. Автореферат дисс. канд. ист. наук. Красноярск, 1999. С.18-19.
  176. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.432.
  177. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3883, л.26.
  178. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.543.
  179. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.544.
  180. Поротова О.В. Указ. соч. С.355.
  181. ИЕВ. Прибавления. 1873. С.236-237.
  182. Громов П. Указ. соч. С.222.
  183. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.359.
  184. Знаменский П. Указ .соч. С.95.
  185. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.96.
  186. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.583. Год кончины Д.Парнякова автору удалось установить по метрическим книгам. В 1779г. в них упоминаются два священника — Д.Парняков и М.Парняков (ГАИО, ф.50, оп.3, д.13) За 1780г. метрические книги не сохранились. В 1781г. и в дальнейшем упоминается только один священник — М.Парняков (ГАИО, ф.50, оп.3, д.26, 31; оп.2, д.26). В исповедальных росписях за 1782г. он именуется сыном умершего священника, следовательно Д.Парняков скончался в 1780г.
  187. ГАИО, ф.50, оп.1, д.486, 500; оп.2, д.27, ф.275, оп.1, д.1, л.9-9об.
  188. Наумова О.Е. Указ. соч. С.49.
  189. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.148-149.
  190. Подсчитано по: Наумова О.Е. Указ .соч.; Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2.; Громов П. Указ. соч.; Покровский И.М. Указ. соч. Т.2.; ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.95; д.509, 514; оп.2, д.27, оп.7, д.53, 54, 62.
  191. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.509, 514; оп.3, д.221, 222, 223, оп.7, д.17, 18, 53, 62.
  192. ГАИО, ф.50, оп.1, д.1(2), л.37.
  193. ГАИО, ф.50, оп.1, д.1(2), л.37об.
  194. ИЕВ. Прибавления.1864. С.58; 1865. С.80.
  195. ИЕВ. Прибавления. 1865. С.80.
  196. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.131.
  197. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.282.
  198. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.558.
  199. Там же.
  200. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.509, 514; оп.2, д.27; оп.3, д.221, 222, 223; оп.7, д.53, 54, 62.
  201. Подсчитано по: Быконя Г.Ф. Указ. соч. С.204, 226, 236, 241; Описание Иркутского наместничества...; Санников А.П. Организация и деятельность православной церкви... С. 24.
  202. Стоглав. Казань, 1862. С.176-177.
  203. Знаменский П. Указ. соч. С.12.
  204. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.86.
  205. ГАИО, ф.275, оп.1, д.1, лл.46-46об.
  206. Санников А.П. Церковное служение и деятельность приходского духовенства на территории Иркутской губернии в XVII-XVIII вв. // Конфессии народов Сибири в XVII — начале ХХ веков: развитие и взаимодействие. Иркутск, 2005. С.96.
  207. Город у Красного Яра... С.141.
  208. ИЕВ. Прибавления. 1875. С.466.
  209. ИЕВ. Прибавления. 1871. С.80.
  210. ГАИО, ф.50, оп.7, д.45, л.21.
  211. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.78.
  212. Город у Красного Яра... С.178.
  213. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.105.
  214. ПСЗ-1. Т.IV. №1908.
  215. Субботин Ю.К. Православные таинства. М., 1990. С.69.
  216. ГАИО, ф.147, оп.1, д.6, л.110.
  217. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.576.
  218. Там же. С.576-577.
  219. ГАИО, ф.50, оп.1, д.578.
  220. Подробнее см.: Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.562-569.
  221. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.491, 501, 546, 567, 570, 646, 666, 3783, 3840, 3843, 3879, 3883, 3902, 3941, 4196, 4181, 4183, 4184, 4185, 4198, 4199, 4269, 4271; оп.3, д.1, 15, 102, 221, 222, 223; оп.7, д.36, 37, 53, 54, 60, 62.
  222. ГАИО, ф.50, оп.1, д.348, л.58.
  223. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, лл.164-164об.
  224. Там же.
  225. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, лл.180-181об.
  226. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.517.
  227. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.420.
  228. ИЕВ. Прибавления. 1872. С.124-125.
  229. НАРТ, ф.10, оп.5, д.517, л.27.
  230. НАРТ, ф.10, оп.2, д.1259.
  231. ИЕВ. Прибавления. 1873. С.238.
  232. ГАИО, ф.50, оп.1, д.192.
  233. ГАИО, ф.50, оп.1, д.348.
  234. Щеглов И.В. Указ. соч. С.119.
  235. ГАИО, ф.50, оп.1, д.529.
  236. ГАИО, ф.50, оп.1, д.548.
  237. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.358.
  238. ГАИО, ф.50, оп.1, д.669.
  239. ГАИО, ф.50, оп.1, д.189.
  240. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3783, л.18; д.3879, л.3.
  241. ИЕВ. Прибавления. 1873. С.239.
  242. Громов П. Указ. соч. С.172-175.
  243. См.: Догуревич Т.А. Распространение христианства в Сибири. СПб., 1897; Грекулов Е.Ф. Нравы русского духовенства. М., 1928; Серафимович С. Очерки русских нравов в старинной Сибири // Отечественные записки. СПб., 1867. Т.174. С.686-786; Т.175. С.232-272.
  244. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3843; д.3883, л.11; д.3879, лл.15, 25; д.4196, л.5.
  245. Юшков С.В. Очерки из истории приходской жизни на севере России в XV-XVII вв. СПб., 1913. С.47.
  246. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3783, л.31, 43об.; д.3843; д.3941, л.47.
  247. Биография составлена по: ИЕВ. Прибавления. 1870. С.518-519; Крючкова Т. Иркутские иконописцы XVII-XVIII вв. // Земля Иркутская. 1998. №10. С.31.
  248. ПСЗ-1. Т.5. СПб., 1830. №3175.
  249. Наумова О.Е. Указ. соч. С.50.
  250. ПСПиР. Т.3. СПб., 1875. №973.
  251. ИЕВ.Прибавления. 1870. С.554.
  252. ГАИО, ф.50, оп.1, д.514.
  253. Санников А.П. Православные приходы городских поселений Приангарья в XVIII веке // Сибирский город XVIII — начала ХХ веков. Вып. 1. Иркутск, 1998. С.42.
  254. Цит по: Пословицы русского народа. Йошкар-Ола, 1996. 672с.; Русский народ: его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Иркутск, 1992. 544.
  255. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.527.
  256. ПСПиР. Т.5. СПб., 1881. №1720.
  257. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.530.258.
  258. Там же.
  259. ПСЗ-1. Т.V. №3172.
  260. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.96об; ИЕВ. Прибавления. 1864. С.432, 433; Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.162; Знаменский П. Указ. соч. С.711, 716; Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.557, 559.
  261. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.161-162.
  262. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.312.
  263. ИЕВ. Прибавления. 1874. С.512.
  264. Там же. С.513.
  265. О способах содержания русского духовенства в XVII-XVIII столетиях // Православный собеседник. Казань, 1865. Апрель. С.160.
  266. Знаменский П. Указ. соч. С.677; Громов П. Указ. соч. С.219.
  267. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.551.
  268. Знаменский П. Указ. соч. С.673.
  269. Там же. С.677.
  270. Кильчевский В. Богатства и доходы духовенства. СПб., 1908. С.28; Наумова О.Е. Указ. соч. С.139.
  271. Наумова О.Е. Указ. соч. С.141.
  272. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.489.
  273. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.533.
  274. ИЕВ. Прибавления. 1865. С.315.
  275. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.567-568.
  276. Там же. С.554.
  277. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3879, л.39.
  278. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.535.
  279. Там же.
  280. Посошков И.Т. Указ. соч. С.38.
  281. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4199, л.2.
  282. Знаменский П.В. Указ. соч. С.765-766.
  283. ГАИО, ф.275, оп.1, д.1, лл.50-50об.
  284. Составлена по: Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.557-561; ГАИО, ф.50, оп.1, д.3783, 3840, 3843, 3879, 3883, 3902, 3941, 4146, 4181, 4183, 4184, 4185, 4198, 4199, 4266, 4271; ф.275, оп.1, д.1, лл.50-54.
  285. Любимов Г. Историческое обозрение способов содержания христианского духовенства от времен апостольских до XVIII. СПб., 1852. С.54.
  286. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.2. С.317.
  287. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.209.
  288. Шерстобоев В.Н. Указ. соч. Т.1. С.534-535.
  289. Древние церковные грамоты... С.96.
  290. Сравнение проведено по данным приведенным в монографии: Быконя Г.Ф. Русское неподатное население Восточной Сибири в XVII — начале XIX вв. Красноярск, 1985. С.30.
  291. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII — начало ХХ в.) СПб., 1999. Т.1. С.104.
  292. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.302.
  293. Город у Красного Яра... С.179.
  294. Там же. С.166.
  295. Там же. С.167-168, 179.
  296. Кузнецова М.В. Школа при Вознесенском монастыре // Из истории Иркутской епархии. Иркутск, 1998. С.27.
  297. ПСПиР. Т.4. СПб., 1876. №1381.
  298. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, лл.59, 72.
  299. ПСЗ-1. Т.VI. №3718.
  300. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, лл.175-176.
  301. Кузнецова М.В. Указ. соч. С.28.
  302. НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.321.
  303. Составлена по: НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.219.
  304. Составлена по: НАРТ, ф.10, оп.2, д.899, л.295.
  305. ИЕВ. Прибавления. 1873. С.436-439.
  306. Наумова О.Е. Указ. соч. С.153.
  307. Там же.
  308. Иркутск в панораме веков... С.122.
  309. Воробьев В.В. Формирование населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1975. С.35.
  310. Расчет был произведен определением соотношения числа жителей и количества приходских церквей.
  311. Подсчитано по: Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.184. При подсчете числа жителей учитывалось, что средний двор составлял 6-7 человек.
  312. Воробьев В.В. Указ. соч. С.54, 56, 90, 102.
  313. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.227, 229.
  314. Там же. С.228-229.
  315. Там же. С.227-231.
  316. Посчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.491, 501, 509, 514, 546, 567, 570, 646, 666; оп.3, д.1, 15, 102, 221, 222, 223; оп.7, д.36, 37, 53, 60, 62. При подсчете учитывались приходы, сформировавшиеся при Иркутском Вознесенском мужском и Иркутском Знаменском женском монастырях.
  317. ГАИО, ф.50, оп.1, д.1(2), лл.23-61.
  318. ГАИО, ф.50, оп.1, д.509.
  319. Посчитано по: Описание Иркутского наместничества... С.80-83, 109-144
  320. Покровский И.М. Указ. соч. Т.2. Приложения. С.24.
  321. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.24-25.
  322. Посчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.509, 514; оп.7, д.53, 62.
  323. Описание документов и дел... Т.2. Ч.1. №756. С.1170.
  324. Подсчитано по: Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.227-233; Описание Иркутского наместничества... С.80-83, 109-144; ГАИО, ф.50, оп.1, д.491, 501, 546, 567, 570, 646, 666; оп.3, д.1, 15, 102, 221, 222, 223; оп.7, д.36, 37, 60. При подсчете учитывались приходы, сформировавшиеся при Иркутском Вознесенском мужском и Иркутском Знаменском женском монастырях.
  325. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.472.
  326. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.472.
  327. ИЕВ. Прибавления. 1864. С.473.
  328. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.2.
  329. ГАИО. ф.276, оп.2, д.1, л.2об.
  330. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, лл.94-94об.
  331. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.165.
  332. ГАИО, ф.50, оп.1, д.348, л.57.
  333. ГАИО, ф.50, оп.7, д.45, лл.11, 21,22.
  334. Знаменский П. Указ. соч. С.75.
  335. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.2об.
  336. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, лл.8-8об.
  337. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, лл.8об-9.
  338. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.9.
  339. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община... С.133.
  340. Там же.
  341. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, л.418.
  342. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.8.
  343. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.10.
  344. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.37об.
  345. Крючкова Т.А. Из истории строительства и реставрации Иркутского Богоявленского собора // Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С.210.
  346. Подсчитано по материалам приходно-расходных книг церквей Иркутской епархии: ГАИО, ф.274, оп.2, д.2, 4; ф.50, оп.1, д.3, лл.100об-110.
  347. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.8.
  348. ГАИО, ф.274, оп.2, д.2, л.2-2об.
  349. ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, лл.101, 101об, 102, 102об, 103, 103об.
  350. ГАИО, ф.147, оп.1, д.6, л.122.
  351. Громов П. Указ. соч. С.157-158.
  352. Знаменский П. Указ. соч. С.46.
  353. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.619.
  354. Город у Красного Яра... С.115
  355. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.618.
  356. Описание Иркутского наместничества... С.81, 111, 157.
  357. ИЕВ. Прибавления. 1870. С.615.
  358. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.79.
  359. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.3, лл.246-255.
  360. ИЕВ. Прибавления. 1871. С.79.
  361. ГАИО, ф.50, оп.7, д.16, лл.13-13об-14.
  362. Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края... С.146.
  363. Древние церковные грамоты... С.172-173.
  364. Там же. С.182.
  365. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.185.
  366. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.50 об.
  367. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.47.
  368. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4, л.95.
  369. ГАИО, ф.276, оп.2, д.1, л.98.
  370. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.101.
  371. Город у Красного Яра... С.115.
  372. Там же. С.99.
  373. Там же. С.144.
  374. Терновая И.И. Широкая масленица. Иркутск, 1998. С.5.
  375. Город у Красного Яра. С.103.
  376. См.: Терновая И.И. Светлое Христово Воскресенье. Иркутск, 1997.
  377. Знаменский П. Указ. соч. С.405.
  378. Дулов А.В. Иркутская епархия в XVIII — начале ХХ вв. Деятели, события, факты // Апостол Аляски. Иркутск, 1998. С.23.
  379. Там же.
  380. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.109.
  381. ПСЗ. Т.V. №3718.
  382. Летопись города Иркутска XVII-XIX вв. ... С.60.
  383. ИЕВ. Прибавления. 1869. С.265.
  384. Шишигин Е.С. Указ. соч. С.17.
  385. Там же. С.20.
  386. ПСПиР. Т.5. СПб., 1881. №1590.
  387. Шишигин Е.С. Указ. соч. С.21.
  388. ИЕВ. Прибавления. 1866. С.44.
  389. ИЕВ. Прибавления. 1874. С.524.
  390. ГАИО, ф.275, оп.1, д.1, лл.11-11об.
  391. ГАИО, ф.50, оп.7, д.42.
  392. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.133.
  393. Наумова О.Е. Указ. соч. С.47.
  394. Асачакова В.Н. Русская православная церковь в истории Хакасско-Минусинского края... С.21.
  395. Персианов Г. Указ .соч. С. 12.
  396. Там же.
  397. Шорохов Л.П. Указ. соч. С.38.
  398. Асачакова В.Н. Русская православная церковь в истории Хакасско-Минусинского края... С.17.
  399. Там же. С.17, 21-22.
  400. Шорохов Л.П. Указ. соч. С.38.
  401. Шишигин Е.С. Указ. соч. С.64-65, 68-69.
  402. Наумова О.Е. Указ. соч. С.73.
  403. Шишигин Е.С. Указ. соч. С.87-88.
  404. Там же. С.87.
  405. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.509; оп.7, д.62.
  406. Подсчитано по: Дулов А.В. Эволюция верований народов Восточной Сибири в XVII — начале ХХ веков // Конфессии народов Сибири в XVII — начале ХХ веков: развитие и взаимодействие. Иркутск, 2005. С.14; Наумова О.Е. Указ. соч. С.59.
  407. Подсчитано по: Описание Иркутского наместничества... С.89.
  408. Шишигин Е.С. Указ. соч. С.75.
  409. Николаев А.П. Православная церковь и шаманы в Якутии XVIII-XIX вв. // http://zaimka.ru/05_2002/nikolaev_shaman/ С.3.
  410. Асачакова В.Н. Русская православная церковь в истории Хакасско-Минусинского края... С.20.
  411. Мальцев А.И. Староверы-странники в XVIII — первой половине XIX вв. Новосибирск, 1996. С.22.
  412. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.182.
  413. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.188.
  414. Там же.
  415. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4., л.37об.
  416. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.187.
  417. ИЕВ. Прибавления. 1867. С.188-189.
  418. Кушнарева М.Д. Последние годы жизни "старообрядческого епископа" Мефодия // Конфессии народов Сибири в XVII — начале ХХ веков: развитие и взаимодействие. Иркутск, 2005. С.216.
  419. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири в XVII — начале ХХ вв. Дисс. на соиск. канд. ист. наук. Иркутск, 1998. С.52-53.
  420. Там же. С.53.
  421. Летопись Иркутска XVII-XIX вв. ... С.192.
  422. Стахеева Н.Н. Указ. соч. С.63.
  423. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.58-59. Стахеева Н.Н. Указ. соч. С.58.
  424. Стахеева Н.Н. Указ. соч. С.58.
  425. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.20.
  426. Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья. Новосибирск, 1978. С.13.
  427. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. СПб., 1772. Ч. 3. Половина 1.
  428. Болонев Ф.Ф. Семейские. Улан-Удэ, 1985.
  429. Константинова Т.А. Деятельность православных епископов Иркутской епархии против старообрядцев в конце XVIII — первой половине XIX вв. // Широкогоровские чтения. Владивосток, 2001. С.41.
  430. Стахеева Н.Н. указ. соч. С.74.
  431. Миненко Н.А. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII — первая половина XIX в.). Новосибирск, 1979. С.52.
  432. Ушаров Н. Заметки о забайкальских старообрядцах // Сибирь. Кн.1. 1877. С.320.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дулов А. В., Санников А.П. | Источник(и): Православная церковь в Восточной Сибири в XVII - начале XX веков / А.В. Дулов, А.П. Санников. - Иркутск. 2006 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2006 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...