Могила Е.И. Трубецкой в Иркутске

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Могила Е.И. Трубецкой и ее детей в Иркутске, расположенная на территории Знаменского монастыря – памятник федерального значения.

История сохранения захоронения

Екатерина Ивановна Трубецкая скончалась 14 октября 1854 г. (на могильной плите 11 октября 1854 г.) (родилась 21.10.1800) и похоронена в ограде Знаменского монастыря в Иркутске.

После смерти жены, в ноябре 1854 г., С.П. Трубецкой уехал к старшей дочери А.С. Ребиндер в Кяхту, где прожил до начала января 1855 г. Тогда же он посетил Петровский Завод, где виделся с декабристом И.И. Горбачевским и вел переговоры с ним и П.А. Иоссе[1] об изготовлении художественной решетки чугунного литья для могилы Е.И. Трубецкой. В письме Горбачевского к Трубецкому от 6 июня 1856 г. из Петровского Завода читаем: «…Павел Андреевич Иосса дал мне рисунок решетки для отсылки к вам; напишите (письмо на его имя, но мне), нравиться вам будет или нет, – ежели не понравится, то можно избрать другой рисунок; также уведомьте, сделать ли решетку всю черную или те места, которые на рисунке темнее, сделать их бронзовые или золотые. Такая же решетка в нашей церкви сделана, и чем хороша – ею обставлены хоры и оба клироса. Впрочем, Павел Андреевич сам что-то пишет на рисунке к вам, вы там прочтете и о вашем желании по первой почте уведомьте. Павел Андреевич просил меня к вам написать, что эта решетка будет отливаться не в домне, а в вагранке и что, во всяком случае, будет готова к тому времени, к которому вы желаете. Дощечку и литеры начали уже делать с модели. Денег ваших у меня теперь осталось 25 руб. сер., только этого будет мало – работа будет производиться вольными работниками, это скорее. Что она будет стоить, тоже неизвестно, ибо цена будет зависеть от веса чугуна и времени отделки. Извините, это уже наш здешний закон; впрочем, я вас уведомлю, когда прислать еще денег и сколько, – хотя бы это было и примерно, – отчет вам будет сделан верный и полный….» Не известно, что ответил на это письмо Трубецкой. Но продолжение последовало, о чем читаем в следующем письме от 21 октября 1856 г.: «Благодарю вас покорнейше, Сергей Петрович, за ваше письмо от 22 сентября, которое я получил 13 октября – так почта долго ходит, можете это видеть из численного пространства.

Мне сказали, что вы отъезжаете в Россию по первому зимнему пути, следовательно, в первый мой разговор с Павлом Андреевичем о решетке для покойной К[атерины] Ив[ановны]. Разговор этот теперь, когда пишу к вам, повторился, и вот что меня просил Пав[ел] Андр[еевич] написать к вам. Доска с надписью уже готова, и к решетке приступили работой, и Павел Андр[еевич] сказал, что он ее хочет так сделать, чтобы она служила образцом и примером в Иркутске для всех. Вы не беспокойтесь, хотя бы вы и уехали, вероятно, вы поручите постановку этой решетки человеку, который все исполнит, и если будет все от нас прислано по первому мореставу или зимнему пути, то есть в начале генваря.

Деньги вы присылайте теперь, Пав[ел] Андр[еевич] говорит, чтобы вы еще прислали бы 100 руб. сер., ежели будут лишние, то вам с отчетом остальное возвратят, ежели недостанет, то потребуют с того, кому вы это де­ло поручите. Ваших денег еще здесь есть 25 руб. сер. – здесь заплачено и за доставку до Иркутска с извозчиками, которые повезут опять в Иркутск от наших купцов». В конце 1856 г. С.П. Трубецкой покинул Иркутск навсегда, выехав в европейскую Россию, а ограда вокруг могилы Екатерины Ивановны еще не была установлена. Хлопоты по ее установке взял на себя Петр Александрович Горбунов, бывший гувернер сына Трубецких Ивана и их доверенное лицо в Иркутске. 10 июля 1857 г. он писал Трубецкому из Иркутска: «Решетки я еще не мог поставить до сих пор. Представьте себе, что ни один шип не приходится в свое место. Отливши решетку, они не потрудились собрать ее на месте. Я жаловался Бароце[2], он обещал сказать комиссионеру Петровского Завода, чтоб он прислал своих мастеров исправить эту беду. Отдать кому-нибудь постороннему я боюсь, могут испортить». Необходимые исправления все же были сделаны, и решетка в том же году была установлена[3].

Важно отметить, что ранее на территории Знаменского монастыря были захоронены малолетние дети Трубецких: Владимир (ум. 01.09.1839), Никита (ум. 15.09.1840) и Софья (ум. 19.08.1845). Но конкретных данных об их захоронениях обнаружить не удалось.

В 1909 г. в «Иркутских епархиальных ведомостях» был опубликован Указ, согласно которого священники церквей и монастырей должны были сообщить в консисторию списки лиц захороненных в самих храмах, а так же в церковной ограде. Указ этот дублировал распоряжение из Москвы, в связи с составлением общероссийского некрополя. Часть томов которого по центральным российским городам была опубликована. В связи с этим Указом был составлен и список захороненных около Знаменского храма, конечно же он не полный, как не полны все другие списки из-за сложности прочтения надписей на могилах или из-за того, кого священники посчитали нужным в них включить. В архивном документе читаем: «“Княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая. Родилась 27 ноября 1800 года. Скончалась 14 октября 1854 г.”. Вместе с кн. Трубецкой погребены ея дети. На памятнике имеется надпись, но разобрать ее не представляется возможным»[4]. Любопытно, что через 16 лет Б.Г. Кубалов сумел прочитать все надписи.

Могиле Е.И. Трубецкой повезло больше остальных, она не затерялась, и ее не разрушили до революции. Члены Комиссия по празднованию 100-летия со дня восстания декабристов сразу же нашла ее. Как пишет Б.Г. Кубалов: «Могила Трубецкой и ее детей хорошо известна иркутянам. Против главного входа в монастырь у церковной стены издали видна скромная решетка, а в средине из байкальского мрамора, невысокое надгробие, с одной стороны которого прибита доска с надписью:

Княгиня Екатерина Ивановна

Трубецкая.

Родилась 21 ноября 1800 г.[5]

Скончалась 14 октября 1854 г.

Рядом с памятником Трубецкой, в той же оградке, помещен четырехугольный камень-памятник, под которым покоятся дети Трубецких: София, Владимир, Никита». Далее в сноске приводятся надписи на памятнике, расположенные с трех сторон:

     «Младенец                                          Младенец  

  Никита Трубецкой                       Владимир Трубецкой                        Софья Трубецкая

Родился декабря 10-го                  родился сентября 4 дня                   родилась 15 июля 1844 г.

1837 года, а скончался                   1838 года, а скончался                 скончалась 19 августа 1845 г.»

сентября 15 1840 года[6].         сентября 1-го 1839 года.

    «таковых бо есть                          «таковых бо есть

    царство небесное».                     царство небесное».

Матвея гл. XIX, ст. 14.                    Матвея гл. XIX, ст. 14.

К 1925 г. относится фотоизображение могилы Е.И. Трубецкой с детьми Софьей, Владимиром, Никитой в Знаменском монастыре, выполненное Густавом Энне, которое дает представление о памятнике и огораживавшей ее решетке практически в первозданном виде.

В советское время на территории монастыря разместили школу-интернат глухонемых. В 1928 г. был установлен факт разрушения чугунной ограды у памятника Е.И. Трубецкой, находившегося возле Знаменского храма, воспитанниками этой школы, после чего детдом был переселен[7]. Но пострадал не один только памятник Е.И. Трубецкой, а и остальные захоронения, как отмечалось в докладной записке «О состоянии охраны памятников старины, революционного движения, природы и искусств в Восточно-Сибирском крае» 1930 г., подписанной заместителем директора государственного музея Восточно-Сибирского Края Г.С. Островским: «Среди образцов головотяпства и вредительства по отношению к памятникам революционного движения, следует указать на расхищение чугунных решеток и металлических досок с надписей с могил декабристов и кн. Трубецкой (выделено нами. – А.Г.) в ограде быв[шего] женского монастыря в Знаменском предместье Иркутска (Маратово), произведенное хозяйственниками усадьбы…» Интернат был выселен, но положение монастыря не улучшилось.

19 января 1933 г. иркутский государственный музей Восточно-Сибирского Края составил перечень памятников (религиозного культа) исторической и художественной ценности и значения, состоящих на учете Восточно-Сибирского Краевого музея и Сектора Науки Наркомпроса РСФСР. По городу Иркутску туда вошли и могилы и памятники, находящиеся в бывшем женском Знаменском монастыре: памятник Шелихову, могилы декабристов Муханова, Панова, Бечасного, а так же могила семьи Трубецкого[8].

В это время началась работа  по закрытию храма и монастыря и использованию его либо под клуб, либо под Гидропорт. В то время как община верующих начала  ремонтные  работы в храме, 17 июля 1934 г. было принято решение о закрытии церкви, поскольку участок, где была расположена церковь был отведен под строительство иркутского Аэрогидропорта[9]. В ответ община обжаловала это решение и приостановила ремонт, отказавшись сдавать церковное имущество и продолжая, в надежде на положительное решение, заготовку материалов для ремонта.

Положительного решения не последовало – участок был передан Гидропорту и одно время остро стоял вопрос о сносе Знаменской церкви. Руководство Гидропорта неоднократно обращалось в президиум горсовета и облсовета, требуя сноса церкви, как мешающей развитию порта и не дающей возможности его архитектурного оформления. По довоенному генплану развития города церковь была предназначена к сносу[10], а памятники и прах декабристов Н.А. Панова, П.А. Муханова, Е.И. Трубецкой, а также Г.И. Шелихова от Знаменского монастыря планировалось перенести в ограду краеведческого музея на углу улиц Набережной и К. Маркса[11]. И только вмешательство музея,  его директора А.П. Окладникова, помешало сносу этого уникального памятника[12]. Последствия эксплуатации здания церкви Гидропортом были варварскими – храм использовался как гараж, овощехранилище и склад. Пострадала и вся территория вокруг храма, в особенности захоронения, подавляющее большинство, которых были уничтожены[13].

В середине 1930-х гг. в городской коммунотдел иркутский историк В.С. Манассеин подал дополнительный список, к списку могил на бывшем Иерусалимском кладбище, подлежащих охране, по другим кладбищам Иркутска. В него предлагалось включить и могилы Трубецкой с детьми и других декабристов на территории Знаменского монастыря, а также «всю старую часть кладбища за деревянной решеткой – много древних плит, которые требуют обследования»[14].

О состоянии памятников на могиле Е.И. Трубецкой и ее детей можно судит из документа от 16 сентября 1936 г. («Список памятников революционного движения и старины по Иркутску и Иркутскому району, признанные подлежащими государственной охране»), в котором говорится: «Рядом два мраморных памятника подле правого алтаря. Нет ограды. Надпись на памятнике Е.И. Трубецкой повреждена от времени. Металлические доски на другом памятнике похищены». Предлагался и необходимый на них ремонт: «Устроить ограду, освежить надпись на памятнике Трубецкой. Прибить  мемор[иальную] доску»[15]

К 1939 г. памятник был обнесен деревянной оградой и на него была прибита деревянная доска (в 1936 г.). Как свидетельствовал акт осмотра комиссии Иркутского Облисполкома: «Памятник сохранился хорошо, реставрации не требует». Этот акт вызывает удивление, т.к. на памятнике отсутствовали чугунные доски, т.е. он потерял первозданный вид, и что заставило членов комиссии, куда входили: директор Иркутского Облмузея Хамуева, научные работники – историки Кудрявцев Ф.А. – от Облархива и Арембовский – от музея, инспектор Горсовета по Культам Зеле, сделать вывод о его хорошей сохранности – не понятно[16].

После Великой Отечественной войны государство опять вернулось к вопросу охраны культурного наследия. 14 октября 1948 г. Совет Министров СССР принял специальное постановление № 3898 «О мерах улучшения охраны памятников культуры», подписанное И.В. Сталиным.

В Иркутской области составляются новые списки памятников. Иркутский областной отдел культуры 30 апреля 1949 г. запросил в партархиве копию списка исторических памятников Иркутской области. В ответ (4 мая) был получен список от 9 марта 1937 г., о котором говорилось выше[17]. 18 мая 1949 г. Исполком Областного Совета депутатов трудящихся принимает решение № 518 «О проведении паспортизации и ремонта исторических и археологических памятников». В «Выписке из приложения № 1» к этому решению Исполкома в списке исторических памятников по Иркутску, значится и могила Е.И. Трубецкой, на которой имелась мемориальная доска[18], прибитая в конце 1930-х гг.

В сентябре 1949 г. был составлен паспорт на могилу Трубецкой[19], который был направлен в Управление охраны памятников Комитета по делам культ-просвет учреждений при Совете Министров РСФСР, но в материалах Государственного архива Иркутской области его нет.

20 января 1951 г. был составлен «Акта технического осмотра памятника на могиле Е.И. Трубецкой» в нем говорилось, что памятник представляет собой прямоугольный камень из байкальского серого мрамора, общее состояние которого удовлетворительное.

Состояние территории памятника – благоустроенное. Оградки нет. Требуется устройство железной оградки. После этого памятник на могиле ремонтировался в 1953, 1954 и 1955 гг. Особенно полно реставрация проводилась в 1953 г., что осталось зафиксированным в ведомости объемов работ от 15 июня. В этой ведомости планировалось:

«1. Откопать и очистить плиту памятника.

2. Подогнать цвет цементного раствора к фактуре камня памятника.

3. Заделать цементным раствором трещины на камне.

4. В углах сломанных, просверлить в камне отверстия на цемент заложить железные якоря и на них укрепить из цементного же раствора новые углы.

5. Отполировать под фактуру камня углы памятника.

6. Покрыть бронзой буквы мемориальной надписи на камне.

7. Очистить чугунную мемориальную доску от старой краски. Шт. 1. (т.е. мемориальная доска была установлена. – А.Г.).

8. Закрасить масляной краской под чугун доску. Шт. 1.

9. Всю плиту площадью 1,5 м. заполировать до исчезновения трещин.

… Итого: руб. 300-00»[20].

В 1954 г. (по другим данным в 1953 г.) была поставлена железная оградка. Все работы выполнялись скульптором Е.К. Андреевым[21]. Еще какой-то ремонт производился и в 1957 г., но в деле нет конкретных данных, какой именно[22]. В 1958 г. была окрашена оградка[23].

В 1957 г. вышло постановление Совета Министров РСФСР от 29 июня 1957 г. № 781, включавшее в себя «Список исторических памятников, находящихся на территории РСФСР» (Приложение к № 1) по Иркутской области, в котором имелась и могила Е.И. Трубецкой[24].

Внешний облик памятника

Имеющийся снимок могилы Е.И. Трубецкой 1925 г. дает полное представление о внешнем облике надгробных камней. Нужно отметить, что памятники большей частью сохранились в первоначальном виде, за исключением чугунных плит, которые были уничтожены в конце 1920-х гг., когда на территории монастыря размещалась школа-интернат глухонемых.

Первоначальная чугунная плита на памятнике была выполнена в 1856–1857 гг. на Петровском Заводе в Забайкалье. Установлена в 1857 г.

Памятники активно реставрировались в 1953, 1954 и 1955 гг. Особенно полно реставрация проводилась в 1953 г. Чугунные таблички на камне над могилой Трубецкой и ее детей не родные, они внешне менялись в период советского времени. 

Изменилось и расстояние между могильными камнями. На фотографии 1925 г. оно больше, чем мы видим сегодня. Можно предположить, что их расположение было нарушено в то время, когда на территории монастыря размещалась школа-интернат глухонемых или гидропорт.

Оградка

Отношение к первоначальной оградке вокруг могил имел Павел Андреевич Иоссе, горный инженер. Вероятно, такая же оградка (решетка) находилась в церкви Петровского Завода, ею были обставлены хоры и оба клироса. Так же как и чугунная плита на памятнике, была изготовлена в 1856–1857 гг. на Петровском Заводе. Установлена в 1857 г. В конце 1920-х гг. – разрушена. В 1954 г. (по другим данным в 1953 г.) была поставлена новая железная оградка, которая не является аналогом первоначальной, а напоминает стандартные кладбищенские оградки советского времени. Все работы выполнялись скульптором Е.К. Андреевым

Местоположение

Когда памятники Е.И. Трубецкой и ее детей были выявлены Б.Г. Кубаловым, они располагались подле правого алтаря храма. Вероятно, что на этом месте они находятся и сегодня, и это единственный пример, когда захоронение и памятник находятся на родном месте.

Примечания

[1] Иоссе Павел Андреевич (1827–1883), представитель российской горной династии. Выпущен из Института горных инженеров прапорщиком в 1847 г. Служил в Нерчинском горном округе. Управляющий Шилкинским округом Нерчинских заводов (1859), переведен на Уральские заводы (1864) – управляющим Сергинскими и Уфалейскими заводами (1866), на Кыштымских заводах (1870), уволен от службы по домашним обстоятельствам (1872), снова в службе с 1878 – в Горном департаменте, и.о. столоначальника, статский советник (1878), в отставке с 1881. Был женат на Елизавете Александровне Дейхман. Его внук – известный геолог, директор Геолкома Д.И. Мушкетов.

[2] Бароцци-де-Эльс Иван Антонович (1805–1863). Горный инженер, генерал-майор. Из дворян Московской губ. Окончил Горный кадетский корпус в С-Петербурге в 1825, определен в службу в Санкт-Петербургский завод, в 1826 – дежурный штаб-офицер Горного кадетского корпуса. С 1827 находился в штате Грузинской экспедиции, проводил геологические исследования (гора Мухровани, Армянская область, окрестности оз. Гокча), исполнял поручения по присмотру за работой Тифлисского Монетного двора, нефтяных колодцев крепости Баку, занимался исследованием природных горячих газов в связи с предполагаемым устройством в Баку стеклянного завода, составил подробную записку о состоянии горного дела в Грузии, заведовал Грузинским горным казначейством. В 1831 переведен на службу в Златоустовские заводы чиновником особых поручений по Оружейной фабрике, составил историческое описание Златоустовских заводов для включения в краткую историю Оренбургского края (1831), был пом. управляющего чертежной (1832), пробирером Лаборатории на Екатеринбургских заводах (1833), управителем Каменского завода (с 1833), пом. горного начальника Гороблагодатских (1846), Екатеринбургских (1847) заводов, в 1847 командирован в Нижнеудинский округ Восточной Сибири для производства изысканий с целью строительства железоделательного завода. С 1848, в чине полковника, руководил сооружением Николаевского железоделательного завода в Нижнеудинском округе (первый металл получен в 1853). С 1855 – ревизор по чугунно-железному производству при Главном управлении Восточной Сибири с правами Уральского берг-инспектора, проводил инспекцию Петровского и Николаевского заводов (1856), испытания первых пароходов на Байкале (1858).

[3] Павлова В.П. Из архива С.П. Трубецкого письма И.И. Горбачевского // Сибирь и декабристы. Иркутск, 1985. Вып. 4. С. 198–200, 202.

[4] РГИА. Ф. 549. Оп. 2. Д. 15. Л. 5.

[5] Б.Г. Кубалов указывает неверную дату, должно быть 21 октября 1800 г.

[6] Указанный год рождения Никиты, 1837, неверен – должен быть 1835 (Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 2. Письма. Дневник 1857–1858 гг. Иркутск, 1987. С. 472).

[7] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д. 74. Л. 20.

[8] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д. 169. Л. 6.

[9] ГАИО. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 192. Л. 45.

[10] ГАИО. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 350. Л. 20.

[11] ГАИО. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 350.

[12] ГАИО. Ф.р-504. Оп. 5. Д. 192.

[13] Гидропорт находился на территории бывшего Знаменского монастыря до ноября 1943 г.

[14] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д.74. Л. 5.

[15] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 19. Л. 157.

[16] ГАИО. Ф.р-1933. Оп. 7. Д. 34. Л. Л. 66–66об., 67.

[17] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 20. Л. 90-91.

[18] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 2. Л. 15.

[19] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 13. Л. 225.

[20] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 2. Л. 26.

[21] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 32. Л. Л. 155–155об., 48, 57, 183; ГАИО. Ф.р-2823. Оп. 1. Д. 86. Л. 8.

[22] ГАИО. Ф.р-2823. Оп. 1. Д. 189. Л. 27.

[23] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 67. Л. 32.

[24] ГАИО. Ф.р-2823. Оп. 1. Д. 239 (ОЦ 16). 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Алексей Николаевич | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015