«Красный эшелон», агитпоезд

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Знаменитый агитпоезд ЦК ВЛКСМ впервые привез артистов строителям БАМа, а потом доставлял даже картины из Третьяковской галереи

«Красный эшелон» — часть история Байкало-Амурской магистрали. На этом легендарном агитпоезде тысячи лекторов, выдающихся ученых, военных, писателей, композиторов, артистов добирались до самых глухих и далеких точек нашей страны, где шла грандиозная стройка века: среди гор и по бескрайним таежным просторам прокладывали железную дорогу, возводили новые города, поселки, мосты, тоннели. Они тоже считали себя строителями БАМа. Выступали перед рабочими — молодыми ребятами-комсомольцами, поддерживали их дух и веру в собственные силы чем могли и как умели: стихом, песней, танцем, юмористическим куплетом или горьким воспоминанием о войне. Или рассказом о космосе. Конечно, пропаганды, идеологии хватало — бамовцам доводилось и лекции, и политинформации слушать. Но самое главное — они, добровольцы, знали: страна помнит о них, раз в маленькие палаточные городки среди тайги приезжают люди, известные всему Советскому Союзу.

Очередной участок новой дороги готов: торжественная встреча первого поезда, портрет Ленина обязательно впереди
Работа строителям БАМа выпала на износ — тяжелая, изнурительная. Выручали молодость, вера и энтузиазм

Где молодежь, там и дети

Гость БАМа — американский певец Дин Рид
Александра Пахмутова и Николай Добронравов, своими глазами увидев знаменитую стройку, написали о ней много песен

Хлопотное дело

Агитпоезд ЦК ВЛКСМ вышел в свой первый рейс 24 сентября 1975 года. Он был похож на красную расписную птицу, готовую лететь за тысячи километров, —- такой вагонам подобрали яркий наряд.

— Создание агитпоезда оказалось делом необычайно интересным и далеко не простым, — вспоминает Е.Словецкий, его первый руководитель. — При общей заинтересованности и поддержке порой приходилось и преодолевать скептические взгляды отдельных хозяйственных руководителей, в том числе даже руководителей ГлавБАМстроя. В тот период видели они в новом деле лишь дополнительные хлопоты. «До них ли сейчас, если надо формировать строительные отряды, снабжать их механизмами и материалами, продуктами, строить жилье!» — говорили они и не верили, что в лице агитпоезда обретут себе настоящего помощника.

Чтобы понять, каким быть агитсоставу, Словецкий летал в Тынду — там потом находилась база «Красного эшелона»; ходил в обком партии, встречался с бамовцами, взял на заметку многие их просьбы и предложения. В результате родилась оптимальная схема поезда: два вагона-клуба, два — пассажирских, вагон-столовая и вагон-дизельэлектростанция. Эшелон должен был не только выполнять свои прямые задачи — нести БАМу культуру, но и автономно решать другие вопросы: технические, снабжения и т. д. А еще — работать там, где нет рельсов и даже дорог. Тогда надеялись на малые самолеты, вертолеты, автобусы, оленьи упряжки. Первые расчеты и планы работы агитпоезда 19 ноября 1974 года легли на стол секретарю ЦК ВЛКСМ.

Пианино на колесах

Почти год ушел на подготовку. Название родилось само собой: «Комсомольская правда» — по имени центральной молодежной газеты, в свое время бросившей клич «Все на БАМ!». В далекую поездку агитэшелон снаряжали на Московском вагоноремонтном заводе — надо было превратить обычные рейсовые вагоны в уникальный по своему интерьеру, оформлению и оснащению состав. Рабочие выходили после смены, предлагали, спорили.

Работников для поезда подбирали по всей стране — рассылали заявки в комитеты комсомола по разным союзным республикам. Так, в первый рейс, а потом и во многие другие ходила украинская бригада — пятерка девчонок с косичками, из Киева, им только-только исполнилось по 18 лет. Приехав в штаб, девушки сразу проявили характер: «Комсомольские путевки завоевали в ходе конкурса. Настроение боевое. Горим желанием поскорее начать работу, и никакие рассказы об ожидаемых трудностях переубедить нас не смогут. Мы твердо решили — едем на БАМ». Вот такая была молодежь!..

Вагоны поезда постепенно обустраивались — появились библиотека, кинозал, комната для комсомольского актива, загрузили спортивный инвентарь, устроили выставки лучших музеев страны. Целая история вышла с пианино, вспоминает Е.Словецкий:

— Нам говорили, что в условиях поезда, тем более БАМа, брать его с собой не следует: привезем туда лишь груду дров. Но пианино просили строители, оно потребуется композиторам и исполнителям. Владимира Шаинского поехать с нами я уговорил лишь после того как пообещал музыкальный инструмент. В общем, вроде все ясно, а аргументов, как обеспечить сохранность пианино, у нас все не находилось. И вот наконец мне удалось найти одного из работников культуры, который в годы Великой Отечественной войны был в составе агитпоезда, тогда им здорово помогало в выступлениях пианино, которое осталось целым даже на военных дорогах. Этот факт решил все сомнения.

И потом сколько сотен тысяч километров отстучал наш «Красный эшелон», а комсомольское пианино так и звучало для всего БАМа — со дня самой первой встречи агитпоезда с отважными первопроходцами на дальневосточном разъезде БАМ, на обычной строительной площадке, 2 октября 1975 года.

На край света с баяном

Жизнь в агитпоезде и вправду была приближена к боевой: постоянное движение, рывки, остановки. Менялась обстановка вокруг, сменялись часовые и климатические пояса — новичкам было непросто. В штабе вели бортовой журнал, и записи в нем походили на военные сводки. Например:

«В ноль часов 30 минут на борт прибыла агитгруппа из Ворошиловграда. В 1 час 15 минут с группой проведено инструктивное совещание. Первое ее выступление назначено на восемь утра...»

Штаб собирался каждый вечер: подводили итоги, рассматривали возможности агитпоезда и заявки строителей, превращали их в точное число семинаров, лекций, концертов, устных журналов, вечеров отдыха, кинофильмов, спортивных соревнований. Порой это число достигало 40—50 в день.

Прибытие поезда на любую станцию становилось заметным событием для ее населения. «Красный эшелон» заменял собой клуб, кинотеатр, библиотеку, выставочный зал. Стараясь как можно шире вести культурное освоение магистрали, большую часть праздников для первооткрывателей БАМа эшелоновцы проводили вне стоянок поезда. До пяти агитгрупп забрасывали на вертолетах по разным населенным пунктам. А в это время на месте работал вагон-клуб. Иногда, например, через кинозал, вмещавший 60—70 человек, за день проходило до тысячи зрителей. В дорогу отправлялись не с пустыми руками — брали костюмы, книги, реквизит, музыкальные инструменты. Один сложный агитдесант в Чару вспоминает Е.Словецкий — на знаменитое Удоканское месторождение меди:

— В 1976 году осенью там еще не было строителей. В поселках Чара, Западный и Наминга стояли в основном домики и палатки изыскателей и геологов. Рельсы большого БАМа должны были прийти лишь через несколько лет... Штаб поезда решил с помощью летчиков (самолеты туда летали редко, ледовая корка уже покрыла аэродром) забросить на Удокан десант. Летели самолетом, сменили три вертолета Ми-8, и вот наконец с ожиданиями погоды на третьи сутки Ми-6 доставил группу (23 человека!) в Чару. И сразу — в клуб. А рано утром уже тряслись по скалистой дороге, проложенной взрывами, иногда шли пешком, переправлялись на плотах и пароме, но выступили во всех близлежащих поселках. Из бортового журнала:

«8 февраля 1976 года. Все дальше на север уходит автобус с пропагандистско-художественной группой агитпоезда. В полночь около станции Нагорной миновали отметку 1140. Эта высота над уровнем моря — макушка Станового хребта. Синоптики обещали утром минус 52 градуса. Как выяснили в поселке Золотинка, дальше строителей пока еще нет, принимаем решение возвращаться на стоянку агитпоезда — в Тынду...»

Иначе они не могли — ехали туда, на край света, потому что чувствовали себя посланцами Большой земли, всей своей огромной страны. А начальники ГлавБАМстроя удивлялись, отмечая в своих докладах: после выступлений коллективов агитпоезда у строителей повышается производительность труда, люди работают с большим желанием и подъемом.

Двадцать четвертого сентября 1975 года с московского вокзального перрона отошел агитпоезд ЦК ВЛКСМ, направлявшийся на БАМ. Первый рейс, рассчитанный на несколько месяцев, протянулся на годы: более десяти лет «Красный эшелон» вел «культурное освоение» магистрали, помогая первопроходцам не только строить, но и, в общем-то, жить.

Шишкин в тайге

«Красный эшелон» привозил с собой клуб, кинотеатр, библиотеку, выставочный зал. Лучшие музеи страны отправляли на БАМ свои экспонаты — Третьяковская галерея, Эрмитаж, Русский музей... Благодаря этому строителям магистрали стали доступны уникальные произведения искусства. Пример показала Третьяковка.

— Еще во время подготовки поезда к работе на БАМе сотрудница Третьяковки Марина Львовна Рысина, узнав об этом, сама пришла к нам, — рассказывает первый руководитель агитэшелона ЦК ВЛКСМ Е.Словецкий. — Рассказала, что в галерее давно создана передвижная выставка малых копий известных картин. Копии эти были выполнены с большим мастерством, и в свое время Рысина ездила с ними и к строителям Братской ГЭС, и на другие крупнейшие стройки. Вместе со своей хранительницей картины побывали и в тайге, и в пустыне... По предложению Марины Львовны технологи завода нашли решение по закреплению картин в вагоне, сохранению их от резко меняющихся климатических условий, большого перепада температур. Успех нашей галереи был огромен, на стоянках она работала почти круглосуточно.

Помню случай. Далеко заполночь научный сотрудник Государственного Русского музея Борис Столяров упаковал картины в ящики (завтра надо было возвращаться в Ленинград) и собирался прилечь отдохнуть. В это время, а было два часа ночи, с соседней станции пришли человек десять ребят и девчат с просьбой показать картины, рассказать о музее. И конечно, беседа состоялась. А уже утром Борис и ребята расстались: они помогли вновь упаковать картины, загрузить в автобус, отправлявшийся в аэропорт, а сами пошли на свои рабочие места.

Артист кино Олег Видов среди бамовцев. Октябрь 1978 года
Евгений Мартынов: от всей души для героев БАМа
ВИА «Самоцветы» много раз провожал комсомольцев в дальний путь песней со словами: «...веселей, ребята, выпало нам строить путь железный, а короче — БАМ...»
 
Владимир Шаинский и Иосиф Кобзон — постоянные участники концертов на великой трассе
 

Кино в вагончиках

Кинематографисты Страны Советов тоже не могли остаться в стороне от эпохального дела — поспешили на БАМ. Артисты привозили новые фильмы со своим участием, устраивали творческие встречи. В сентябре 1976 года в поселке Чегдомын состоялся первый кинофестиваль «Молодые — молодым». В составе делегации с Большой земли были Елена Драпеко, Павел Любимов, Елена Санько, Сергей Гурзо, Людмила Зайцева, Борис Токарев — всеми любимые и узнаваемые актеры.

— Благодаря агитпоезду, его вертолету, его автомашинам мы пролетели и проехали по участкам огромной стройки тысячи километров, — вспоминали участники кинофестиваля. — Нередко нам приходилось выступать одновременно в двух клубах, а там, где их не было, в вагончиках. В одном шли фильмы, в другом — беседа, после которой мы спешили в первый клуб, а наши фильмы во второй.

На этих встречах мы узнавали героев наших картин. Они, конечно же, романтичны. Но и сметливы. Работают основательно. А еще любят смеяться, умеют красиво одеваться. И больше всего на свете ценят дружбу. Удивительно, но в глухих таежных поселках находилось место и время не только для кино — даже для балета.

В составе творческих групп работали солисты Большого театра, артисты театров Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Вильнюса, Риги, Таллина, более трех тысяч участников двухсот профессиональных и художественных коллективов, сотни поэтов, писателей, журналистов... Такие факты приводит Е.Словецкий.

Песни с туманом и запахом тайги

На БАМе появились на свет многие известные песни. Часто они рождались прямо в агитпоезде, что называется, под стук колес. Самые популярные советские композиторы — Владимир Шаинский, Людмила Лядова, Георгий Мовсесян, Евгений Птичкин, Александр Журбин, не говоря уже об Александре Пахмутовой и Николае Добронравове — были постоянными участниками «Красного эшелона», выступали на многих площадках Всесоюзной ударной комсомольской стройки. Встречи на БАМе вдохновляли этих талантливых людей, строчки из их песен, напитанные туманом и запахом тайги, распевала потом вся страна.

Поэт Михаил Пляцковский, автор «Бамовского вальса», вспоминал:

— Как искры высекались, рождались стихи, песни. Песню «Дорога железная» (исполнял ВИА «Пламя». — Авт.) мы написали в вагоне за одну ночь:

Дорога железная,

Как ниточка, тянется,

А то, что построено,

Все людям останется...

Впервые исполнили ее в Тынде, в Доме культуры «Юность». Очень волновались. Закончили петь, ждем реакции слушателей — в ответ тишина, ни одного хлопка. «Еще спойте», — попросил кто-то. Мы исполнили песню еще раз. Опять молчание. И голос: «Спойте еще раз». Мы с Шаинским переглянулись: неужели провал? Но просьбу исполнили. И вот тут слышим: «Теперь слова все переписали, спасибо за песню!» И такой шквал аплодисментов обрушился на нас, что жарко стало...

На детский сеанс

О гостеприимстве бамовцев уже сказано немало — участников агитпоезда они ждали всегда с огромным нетерпением. На встречи приходило буквально все население поселков, станций. Тогда еще на БАМе было мало детских садиков и яслей, детей оставить было не с кем и, как правило, молодым мамам и папам с ребятишками на руках отводились лучшие места в первых рядах.

Детей вообще очень любили в «Красном эшелоне» — дошколят, школьников. Для них устраивали детский кинотеатр на колесах, детские выставки и, конечно, игротеки. Композитор Владимир Шаинский и поэт Михаил Пляцковский заложили добрую традицию, вместе с ними ребячий хор на многих станциях распевал песенки о крокодиле Гене, об улыбке. У юных бамовцев остались на память рисунки Чебурашки, подарил их автор — художник киностудии «Союзмультфильм» Эдуард Назаров.

— Один из дней июля 1980 года в поселке Кувыкта, — рассказывает Е.Словецкий. — Длинной разноцветной вереницей тянутся дети к поезду. Воспитатели то и дело пересчитывают свой караван. В кино, на мультфильм, в агитпоезд шагает детский сад в полном составе. Сегодня у них настоящий праздник. Старшие по возрасту покровительственно уступают места малышам. Расселись наконец. Потихоньку смолкает шум, гаснет свет... Лица и глаза маленьких бамовцев скажут вам все. Один сеанс заканчивается, начинается другой, третий... Детей на БАМе много, за первые 10 лет их родилось свыше 60 тысяч!

Аплодисменты в три часа ночи

О маршруте следования агитсостава на БАМе узнавали заблаговременно. Случалось, люди не раз просили остановиться в незапланированном населенном пункте хотя бы на часок, присылали в штаб эшелона целые делегации, порой за десятки километров, приезжали коллективами и семьями.

— В поселке Амгунь, — вспоминает Е.Словецкий, — шел обычный рабочий день агитпоезда. Часов в девять вечера, когда проходил плановый концерт, к поезду подъехал мотоциклист. Найдя штаб, он начал горячо уговаривать нас выступить в другом поселке: «У нас в Ясном всегда ждут встречи с агитпоездом. И все никак она не удается, хотя от железной дороги совсем немного в сторону, всего 25 километров...»

Прикинув варианты, в штабе ехать отказались: у групп из Воронежа и Узбекистана в 22 часа должен был состояться уже четвертый концерт. Кроме того, по расписанию в ноль часов поезд уходил в следующий поселок. «Это ничего, — не сдавался комсомолец, — главное, чтобы вы согласились, а в остальном мы поможем. И локомотив остановим, и машину для аппаратуры и реквизита пришлем».

Около двух часов мы были уже недалеко от Ясного, на разъезде нас ждали: минуты — и все загружено в машины. Вскоре мы были перед поселковым клубом. Нам не терпелось увидеть зрителей, которые в 3 часа ночи пришли на этот концерт. И вот — оглушительный шквал аплодисментов. Лица мостостроителей светились радостью...

Наверное, никто так и не сможет точно подсчитать, на сколько ускорили прокладку стальной колеи прозвучавшие на БАМе стихи и песни. Но то, что это так, — факт! Хороший концерт иногда бывает нужнее пламенной агитации и призыва трудиться, это поняли многие.

«Красный эшелон» — это тоже символ БАМа. Агитпоезд не только очевидец, но и участник многих событий в жизни грандиозной стройки. Памятными маршрутами довелось пройти ему в качестве первого поезда — в Звездный, Беркакит, Улькан, Северобайкальск, Хорогочи, совершить переход по впервые замкнутому Дальневосточному кольцу. Есть в истории агитсостава особенный, дорогой подарок от бамовцев: в 1984 году «Красный эшелон» первым прошел по золотому звену, а затем во всей великой трассе.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Русских Елена | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 21 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркипедия | Советский период | Публикации Иркипедии
Загрузка...