Красные казармы в Иркутске и Русско-японская война

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Красные казармы. День сегодняшний

Автор: Mustapha
Источник: nature.baikal.ru
Автор: Mustapha
Источник: nature.baikal.ru
Автор: Mustapha
Источник: nature.baikal.ru
Автор: Mustapha
Источник: nature.baikal.ru

В поле зрения исследователей, среди которых был и автор данной статьи, Красные казармы в начале 1990-х, в связи с отводов части исторической территории под строительство  жилого микрорайона. Тогда казармы только-только, после вывода армейских частей, утратили закрытость военного объекта, и был получен допуск их обследования. До этого было известно лишь то, что здесь расположен военный городок, возведенный в начале XX века на тогдашней окраине города. Постепенно, по мере накопления информации, возникло ощущение редкой профессиональной удачи: при достаточно глубокой на тот момент степени изученности культурного наследия  Иркутска в целом удалось выявить новый, редкий по типу и значению, исторический памятник, к тому же пребывающий в жизнеспособном техническом состоянии. Стало понятно, что обстоятельства возникновения комплекса, причастность его к значимым моментам российской истории, связь с деятельностью выдающихся исторических личностей разных периодов наделяли объект несомненной историко-культурной ценностью, дающей основание для постановки комплекса под государственную охрану. Такая оценка исследований отражала отношение органа охраны историко-культурного наследия Иркутской области к вопросу о статусе объекта. Более того, она нашла поддержку и в обществе. Газета "Восточно-Сибирская правда" поместила статью “Эхо Порт-Артура”, в которой говорилось, что памятник  представляет собой редкий образец комплекса каменных военных казарм начала XX века и связан с военной российской историей.

В 1994 году Красные казармы были включены в “Список вновь выявленных памятников истории и культуры г. Иркутска” и рекомендованы к постановке под государственную  охрану местного значения.

То, что происходит вокруг Красных казарм сегодня, напоминает Зазеркалье. За последние полтора—два десятка лет постсоветского периода произошла естественная смена идеологии, девальвировались многие принципы, которыми цементировалось наше общество. Не миновала эта участь и культурное наследие. Очевидно, что подобные метаморфозы с переоценкой значения многих исторических памятников происходят не только в нашем регионе. Не стоит сбрасывать со счетов и конъюнктуру сегодняшнего дня, возводящую  во главу угла экономическую составляющую и личную заинтересованность. Все это требует вдумчивого и тщательного подхода, чтобы избежать, как не раз это случалось, непоправимого. Давайте попробуем разобраться, можно ли сегодня считать комплекс казарм потерявшим историческое значение.

Красные казармы — комплексный памятник, обладающий и архитектурными достоинствами, и исторической значимостью.

Оборона Порт-Артура

Возможности возникновения Русско-японской войны царское правительство не опасалось. Некоторые “политические авантюристы” в окружении царя, напротив, рассматривали ее как маленькую победоносную войну, способную отвлечь народ от революционного движения. На деле поражение от небольшого островного  государства обернулось для военной истории России одной из наиболее позорной страниц, катализатором, запустившим в действие механизм последующих трагических событий, окончившихся крахом прежней России.

При всей бесславности этой войны, вызванной неподготовленностью России, она продемонстрировала примеры величайшего мужества солдат и матросов. В этом смысле оборона Порт-Артура стала не только для русской, но и для мировой истории символов военного подвига. По России стали возникать  поселения под названием Порт-Артур. Свой “Порт-Артур” был у нас и в Иркутске: он возник  на левом берегу Ангары в районе Иркутного моста как стихийный поселок, давший начало будущему Вознесенскому монастырю.

Непосредственным поводом для начала войны послужили разногласия России и Японии в сфере раздела влияния в Маньчжурии и Китае. Камнем преткновения стал китайский город Люйшунь, расположенный на южной оконечности Ляодунского полуострова. В 1895—ом он был захвачен Японией  после победоносной войны с Китаем, но под дипломатическим давлением России, при поддержке Франции и Германии, Япония в конце того же года вынуждено отказалась от прав на эту территорию. 15 марта 1898-го Россия и Китай заключили конвенцию, предоставившую России Ляодунский полуостров в аренду на 25 лет для строительства крепости, получившей название Порт-Артур и ставшей базой главных сил Российской Тихоокеанской эскадры.

Русско-японская война началась в ночь на 27 января 1904 года, когда на русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура внезапно, без объявления войны, напал отряд японским миноносцев.К началу военных действий русский гарнизон крепости насчитывал 42,5 тысячи сухопутных войск и около 8 тысяч моряков. Основу гарнизона составляли 4-я и 7-я Сибирские стрелковые дивизии, которыми командовали генерал-майор Фок и генерал-лейтенант Р.И. Кондратенко. Крайне неудачные действия сухопутной армии в Маньчжурии под командованием генерала Куропаткина оставили Порт-Артур один на один с отборной 180-тысячной армией генерала Ноги, снабженной мощной осадной артиллерией и постоянной возможностью быстрого пополнения. При такой разнице в силе оборона Порт-Артура выдержала 11 месяцев полной блокады. За это время защитники крепости успешно отбили четыре штурма превосходящих сил противника. В состав 7-й дивизии Кондратенко входили 25-й, 26-й, 27-й и 28-й Восточно-Сибирские стрелковые полки. 28-й Восточно-сибирский полк, для которого в Иркутске будут выстроены Красные казармы, прибыл в Порт-Артур перед самым началом войны.

Общепризнанно, что Порт-Артур так долго и успешно мог выдерживать осаду благодаря деятельному руководству генерала Р.И. Кондратенко, и неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба крепости, а с ней и общие итоги войны, если бы не его гибель.

После начала военных действий Кондратенко, помимо командования дивизией, стал начальником сухопутной обороны крепости, сумев значительно укрепить и усилить ее позиции еще до начала японской осады. Один из участников  обороны Порт-Артура Я.У. Шишко, описывая деятельность командующего обороной, писал, что он “одновременно душою, мыслью и делом был и на позициях в бою, где личным примером ободрял всех и поднимал твердость духа, и в Артуре не было места, куда бы он не заглянул, не было высоты, куда бы он не поднялся, чтобы указать, где немедленно  должны явиться форты , укрепления, батареи. То, что должно было быть сделано за семь лет, он, насколько это было возможно, создал в несколько месяцев. И вот его мыслью, его трудами, его настойчивостью явилась целая цепь укреплений кругом Артура. Явились укрепления там, где даже не предполагалось строить ничего, как, например, на горах: Угловой, Высокий, Длинной и проч., на которые впоследствии противник вел настойчивее всего свои штурмы, понимая важность этих пунктов, и под которыми он положил десятки тысяч жертв, чтобы взять их. Генерал Кондратенко для Артура был все: и сила, и душа, и мысль, и дух героизма”. 31 марта 1904 года Макаров погиб, и защитникам Порт-Артура уже было трудно надеяться на помощь флота.

Кольцо японской осады постепенно сжималось, в сентябре противник  подвез 11-дюймовые гаубицы, снаряды которых разрушали русский форты, своды которых были рассчитаны выдерживать попадания 6-дюймовых орудий. Все меньше оставалось надежд на помощь со стороны армии Куропаткина, терпевшей одну за другой неудачи в Маньчжурии. Ожесточенное противостояние русских и японских солдат в боях за крепость дошло до предела.

И все же 22 ноября 1904-го японцы захватили  русские позиции на горе Высокой, что позволило им обстреливать с суши остатки русской эскадры. Несмотря на критическую ситуацию, Порт-Артур не сдавался. Однако все изменилось после гибели 2 декабря генерала Кондратенко. С его смертью решимость руководящего состава Порт-Артура оборонять крепость иссякла, и 20 декабря 1904-го генерал Стессель, начальник Квантунского укрепрайона, подписал капитуляцию и сдал город японцам.

Среди защитников Порт-Артура находился человек, к памяти которого у иркутян в последние годы сложилось особое отношение, — Александр Васильевич Колчак. У нас в городе стал хрестоматийно известен факт его венчания в Харлампиевской церкви с Софьей Омироновой в 1904 г. Гораздо меньше известна причина, по которой этому событию была придана такая срочность: для совершения этого обряда невесту и отца жениха необходимо было вызвать в далекую Сибирь. Дело в том, что Колчак был назначен начальником экспедиции, снаряженной Императорской академией наук на Новосибирские острова и Землю Беннета для поисков пропавшей экспедиции Толля. Весть о начале Русско-японской войны застала Колчака уже по пути в Иркутск. Отсюда он, с разрешения Морского Генерального штаба, отправился  9 марта 1904 года в Порт-Артур — через несколько дней после венчания. Колчак стал командиром миноносца “Сердитый”, а после гибели флота, в ноябре 1904, перешел на сухопутный фронт, возглавив батареи 120-ти и 47-миллиметровых орудий вооруженного сектора Скалистых гор. Он один из первых русских офицеров  начал боевое применение воздушных мин, предложенных мичманом Васильевым. События этого периода сохранились  в дневнике, который вел Колчак:

В Порт-Артуре услиливалась цинга, участились случаи заболевания  куриной слепотой. Люди постоянно простужаются, не имея теплого платья, едят брюкву и черствые сухари... На форте №5 начался пожар. Японцы выбили нас из окопов... Орудия подбили дальнобойные 6-дюймовые пушки — еще одно доказательство того, что ставить открыто пушки на фортах  нельзя... Говорил с Васильевым по поводу воздушных мин. Надо отвечать японцам и бросать воздушные мины. Это очень трудно в таком месте, но надо попробовать. Затопленные суда минируются и приготовляются на всякий случай к полному уничтожению. Положение вещей в Артуре очень серьезное”.

После капитуляции крепости А.В. Кочак отправился в японский плен. Дело в том, что японцы, потрясенные мужеством защитников Порт-Артура, предоставили офицерам возможность почетной сдачи: сохранить холодное оружие и вернуться в Россию при условии выполнения клятвы не участвовать в сражениях  до окончания войны. Многие из офицеров, в том числе и Колчак, отказались от такой возможности, решив разделить судьбу рядовых солдат и матросов, вынужденных идти в плен. В японском плену оказалось около 22 тысяч оставшихся в живых защитников крепости, что составляло примерно половину гарнизона Порт-Артура к моменту начала военных действий.

4 января 1905 года Николай II подписал приказ по армии и флоту, в котором говорилось:

Порт-Артур перешел в руки врага. 11 месяцев длилась борьба за его защиту ...”

Обвиненные в преждевременной сдаче Порт-Артура генералы Стессель, Фок, Смирнов и Рейс в 1907 году были привлечены к военному суду. Последних трех оправдали. Стесселя приговорили к смертной казни, затем смерть заменили десятью годами заключения, но в конце концов по высочайшему повелению Николая II Стессель был помилован.

25 августа 1905 года между Россией и Японией был подписан Портсмутский мирный договор, по которому Порт-Артур и все прилегающие к нему территории вместе с арендными правами на них отходили к Японии. Кроем того, Россия теряла южную часть Сахалина. Но и для Японии победа обошлась  слишком дорого, война истощила людские и финансовые ресурсы: только под Порт-Артуром она потеряла более 100 тысяч солдат и офицеров.

Строительство Красных казарм

После злоключений войны и недолговременного плена на Японских  островах, военные части занимали места новых дислокаций. Так в Иркутске появилась 7-я Сибирская стрелковая дивизия, принимавшая участие в обороте Порт-Артура. Входившие в нее Восточно-Сибирские стрелковые полки должны были усилить Иркутский гарнизон. Имевшиеся для размещения войск возможности к этому времени уже были исчерпаны, и единственным выходом могло стать строительство новых казарм.

Предыстория строительства

В начале XX века в армии действовала Высочайше утвержденная в 1887 году и уже опробованная в Европейской России программа по возведению военных объектов. После  перехода российской армии на всесословную воинскую повинность численность войск была увеличена , и проблема размещения их стала чрезвычайно острой. Сокращение сроков службы нижних чинов русской армии и флота вынуждало военное командование сокращать сроки обучения молодых солдат. Но в ситуации, когда воинские команды находились в разных, подчас удаленных друг от друга, жилых помещениях, организовать систематическое занятия было значительно труднее, чем в воинских частях, расположенных компактно — в казармах. Как отмечали в своих донесениях военные власти, во многих  сибирских городах найти  свободные пустующие помещения было достаточно сложно. По свидетельству документов, нередко между командованием военного округа и командирами воинских подразделений, с одной стороны, и местными гражданскими властями — с другой, возникали конфликты на почве отсутствия удобных помещений для расположения воинских команд и частей. Выход был один: в отказе  от квартирной повинности и переводе армии на казарменное размещение.

Постройка военных объектов производилась хозяйственным способом “через образуемые для этого на месте особые казарменные комиссии из войсковых чинов с назначением в состав этих войсковых строительных комиссий инженеров или архитекторов для наблюдения за технической стороной дела”. Для руководства таких  войсковых  комиссий были разработаны и изданы упрощенные правила для постройки казарм, в которых были указаны общие  условия постройки и нормы размеров казарменных помещений. И уже самим войскам, ближе ознакомленным с требованиями удобного размещения в казармах и наиболее заинтересованным в устройстве удобных для себя помещений, было  представлено избирать наиболее соответствующие по местным условиям типы построек и способы выполнения отдельных работ. В некоторых местах  с постройкою казарм для нескольких войсковых частей образовались целые военные города, по своему значению и населенности отставшие, в некоторых случаях, позади себя поселки, близ которых они были выстроены.

Начиная с первых  опытов постройки казарм, выяснилось преимущество каменных казарм перед  деревянными, как более прочных и долговременных. Постройка деревянных казарм допускалась почти исключительно для достижения быстрого улучшения  расквартирования войск. Каменные казармы для нижних чинов в пехотном полку строились на батальон. Здание батальонного корпуса возводилось в три этажа, но только два верхних предназначались для жилья людей, нижний же, по возможности заглубленный в землю, предназначался для нежилых помещений.

Этот принцип лег в основу строительства Красных казарм в Иркутске. В 1907 году Городская дума выделила военному ведомству на Иерусалимской горе, на окраине города, 32 пустующих квартала. Строительные работы  велись военно-инженерными частями под наблюдением военного инженера Ф.Ф. Кошталя и в основном были закончены в два года  (1908-1910). По завершении их комплекс Красных казарм представлял собой автономное военное поселение, включающее все необходимые для обеспечения жизнедеятельности объекты: солдатские казармы, церковь, жилые дома для семей офицеров, различные хозяйственные и вспомогательные постройки, интендантские склады, открытые полигоны для учений и т.д.

Церковьво имя Николая Чудотворца

Сгруппированные по функциональному назначению, постройки образовывали замкнутые  обособленные группы, сохранявшиеся, до недавних пор, в первоначальном виде до тех пор, пока не началось целенаправленное уничтожение этого памятника.

Первой, в конце 20-х, была разрушена уникальная полковая церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. Возведенная на пожертвования, собранные, в основном, среди чинов  полка, она имела ярко выраженный мемориальный характер: подобно многим православным храмам, была воздвигнута в ознаменование важного  для страны момента истории. Изначально предполагалось, что построена она будет в «молитвенную память героев-мучеников, погибших на полях Порт-Артура, где 28-й полк стяжал себе неувядаемую славу среди доблестных защитников крепости». За время обороны, длившейся 329 дней, полк потерял более тысячи своих воинов. (К слову сказать, именно генерал Кондратенко и простые солдаты являются главными героями известного исторического романа Александра Степанова «Порт-Артур»). Мемориальный характер храма нашел отражение во многих деталях, начиная от наружных архитектурных объемно-композиционных особенностей и заканчивая внутренним убранством, оформление которого значительно отличалось от приходских церквей города.

Символичны были и окна, в форме которых отчетливо читался Георгиевский крест, и цветовая гамма отделки, где преобладали цвета полкового малинового знамени. А размещенные на стенах  внутри храма двадцать  досок «с именами живот свой положивших воинов полка, во главе со своим незабвенным героем — начальником Р.И. Кондратенко» придавали храму значение достойного памятника геройских подвигов и любви к Родине. Огромный интерес вызывает и тот факт, что иконостас состоял из икон, написанных художниками-офицерами по рисункам известного русского художника Виктора Васнецова.

Проблемы

Бездумное уничтожение Свято-Никольского храма, как и продолжающееся разрушение комплекса в целом, вызывает протест и недоумение. Ведь существование в Иркутске такого объекта, как Красные казармы, представляется  абсолютно закономерным и неслучайным — слишком  многое связывало наш город с событиями той эпохи. Наши соседи оказались мудрее: в Новосибирске сохраняется военный городок, сооруженный в 1910-1913 годах. Он насчитывает около 40 объектов, имеющих историко—культурную ценность. Большая часть их до сих пор используется по первоначальному назначению — под размещение воинских частей, некоторые здания  приспособлены под жилые дома или общежития, используются как административные здания.

А между тем сегодня интерес к событиям того периода возрастает. А пока то, что происходит сегодня Вокруг Красных казарм, заставляет думать о сознательном уничтожении  этого памятника: продолжается выморачивание двух из четырех зданий казарм, и именно тех, которые  держат историческую территорию, на которую положили глаз застройщики нового строительства. Между тем органом охраны историко-культурного наследия принята экспертиза, на основании которой  аварийное здание казарм вместе с солидной частью исторической территории было исключено из состава комплекса —  в нарушение действующего законодательства об охране объектов культурного наследия, по которому плохое техническое состояние объекта не является  основанием для вывода из числа памятников.

Источник

  1. Надежда Бубис «Что имеем — не храним…» Еще раз о Красных казармах  // Проект Байкал : журнал. — №17. — 2008.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Источник(и): Проект Байкал, журнал | №17, 2008 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2008 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 января 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркутск | Библиотека по теме "История"